Игорь Станович.

Байки из Гоа. Исповедь повзрослевшего дауншифтера



скачать книгу бесплатно

Ничего подобного с нашими друзьями не случилось. Просто в день отъезда в чек тайм, когда пришлось освободить номера, они не поехали в аэропорт, а пошли в соседний гестхаус и поселились в нем, причем, раз в шесть-семь дешевле. Ведь не надо было платить «Хрентуру» за его хрентуровы услуги, а деньги у них к тому моменту были на исходе. Поэтому мысль, где их раздобыть, становилась актуальной. Заработать же денежку своей профессией они не могли по причине отсутствия таковой, ремеслом тоже, так как в Москве зарабатывали в стриптиз-клубе «Красная Шапочка» путем показа девушкам различных возрастов своего тела, как целиком, так и по частям. Оно, тело, что у того, что у другого, было весьма накачано и красиво в то время. Созерцание подобных фактур очень радовало этих девушек, а с радости даже девушки могут заплатить мужикам деньги. Здесь же такой вариант не прошел, то ли тело потеряло былую форму, то ли девушки попались неплатежеспособные и не того возраста, то ли им такой стриптиз не нужен был…, короче, спроса на этот вид развлечений в Гоа в тот сезон не было. Ну, может быть, немного в Моржиме, где встречаются отдыхающие, похожие на завсегдатаев «Красной Шапочки». И засветила им ПЕРСПЕКТИВА контакта с тем колхозным Бобиком из анекдота (кто не знает анекдот, пишите по адресу: bezdelnik62@mail.ru, ибо он неприличный, расскажу индивидуально).

Вообще-то, история ехидно скрывает информацию, когда Ковбой обрел своё истинное современное воплощение. Судя по всему, он родился ковбоем, говорят, даже в джинсах, им жил и, когда настанет время уходить, им и уйдёт. Зато доподлинно известно, когда второй стал Хануманом. Тому даже оказалось множество свидетелей, в том числе и небезызвестный Вася, коего ещё называют Самрастит или Баба Арамбольский с ударением на последнем слоге в первом слове, ибо это смешное для русского слуха слово относительно мужиков в Индии не считается насмешкой, а очень даже наоборот, типа, самый умный. Дело было в полутысяче километрах от Гоа в древнем до мистики городке Хампи. Магичность города чувствуется с первых секунд пребывания в нём. Самому молодому зданию здесь лет триста, жители – чистые вегетарианцы, к чему волей-неволей приобщаешься сам. Даже если ты правоверный украинец и не выходишь из дома без шмотка сала, здесь оно в тебя само не полезет – энергетика у этого места такая. Есть в Хампи гора, место паломничества всех, сюда прибывших. С неё эта дредасто-лысо-офигевшая интернациональная тусовка по вечерам сажает солнышко за горизонт. Может, оно, конечно, и само бы село, но уж больно всем хочется приобщиться к этому таинству природы, внести, так сказать, свою лепту в законы и процессы мироздания. Да и последние лет триста никто не проверял, справится ли оно с этой задачей самостоятельно. Каждый день народ на горе торчит в прямом и переносном смысле этого слова, облегчая Светилу задачу, по крайней мере, они так думают. А Солнце, тем временем пересекая через зенит тропическое небо, нагло показывает изумлённой публике свою рыжую жопу, приспуская исподнее редких облачков, чуть ли не вслух произнося на разных языках слово «Фак», садится в бескрайнее зелёное море джунглей, волнующееся внизу.

Вот примерно в таком настроении и с такими думами в голове сидел тогда ещё Гоша на каменном парапете.

В метре от него в той же позе и на той же волне сидел старый изгнанный из стаи вожак обезьян породы хануман, считающейся в Индуизме святой. Между ними стоял пакет с какими-то кришнаитскими сладостями. Они по очереди лазили в него лапами и руками и, не отрываясь, зажёвывали зрелище подходящим для этого случая лакомством, не обращая внимания друг на друга. Когда же космический ритуал завершился, и конечности их в сумерках встретились в пакете со сладкими чипсами, оцепенение от виденного спало, и каждый осознал свою роль в истории, в природе, в мироздании и в том Божественном, что мы по неведению называем просто – жизнь. Свершись это прикосновение где-нибудь в другом месте на нашем малюсеньком закомплексованном шарике, может, в жизни Гоши ничего бы и не изменилось. Но это случилось в Хампи, где космос и энергетика совершенно иная, неподвластная логике и разуму человека. Что произошло между этими двумя существами, знают только они сами и те индийские Боги, покровительствующие им. Поменялись ли они телами, или души их, соединившись, перемешались в единое целое, а потом разделились поровну и заняли прежние места, сказать трудно. Мало кто что-то понимает в Божественных технологиях, но именно с тех пор на свете появился Хануман и куда-то делся Гоша. А старый вожак на следующий день спустился с горы, пришел в центр города и тихо заснул на ступеньках храма. Такой же старый священник вышел из дверей этого храма, погладил седую, усеянную шрамами голову обезьяна, попричитал и ушел давать указания своим ученикам. Те забрали остывшее тело и с почестями сожгли его на сандаловых дровах, как святого, а пепел развеяли на закате с той самой горы и в том самом месте, где ещё валялся пакет из-под чипсов…

Итак, деньги заканчивались, индийская виза тоже, как и срок годности паспорта. Друзья собрали последние рупии, купили билеты на поезд в общий вагон и с пересадками добрались до Непала, благо, сезон в Гоа заканчивался, а там только начинался, и вся тусовка постепенно перекочевывала в горы. В Королевстве Непал, кроме пищевой, состоящей из пары-тройки цехов разливающих соки и делающие лекарства из гималайских трав, другой промышленности не было. Вся экономика делалась на туризме и тех сумасшедших, которые пытались залезть на Джамалунгму. Как видите, Эверест хоть и не ископаемое, но тоже весьма полезная в хозяйстве вещь, конечно, попроще нефти, но жить с ней тоже можно, причем целому государству. Кроме этого очень важным для экономики Королевства являлась такая область пищевой промышленности, как выращивание и переработка конопли. Её, выяснилось, тоже можно есть, главное, не переборщить, иначе вырвет. А двигал в Непале эту тему непосредственно Король. А вы думали, там революции из-за чего происходят? Как и везде в мире, из-за… ну, вы сами все поняли – сырьевая база она и в Непале – сырьевая база. Хотя на законодательном уровне употребление конопли что в Непале, что в Индии запрещено. В восьмидесятые годы американцы хорошо заплатили за это, чтобы люди в мире не конопляную материю и прочие полезные вещи из этого растения делали, а дюпоновский нейлон и прочую химию у них покупали. Но в Непале народ бедный, на химию американскую денег накопить никак не мог, поэтому и растил конопельку. В Покре вам никто ничего предосудительного не скажет, если вы присядете на скамеечку, забьете и раскурите чалом. Денег-то король взял, в бумаге закон прописал, но тысячелетние традиции так легко не истребляются, многие даже не знают о его существовании – как курили, так и курят.

Друзья забрались повыше в горы, взяли в аренду у местных крестьян землю и устроили плантацию, причем, не огурцов с томатами, а наиболее приспособленного к местным высокогорным условиям растения – канабис. Когда урожай созрел, местные батраки убрали его и передали хозяевам. Они предлагали, пока растения росли, делать чарс и отдавать им уже готовый продукт, но русские отказались. Пока поле зеленело, цвело и радовало глаз, они, обложившись распечатками из Интернета, «Библией коноплевода» и прочими статьями, готовились к конечной стадии своего предприятия – изготовлению лучшего в мире гашиша, или хеша разновидности полан. Научно-технический прогресс долго бился в их стриптизерские головы, предлагая различные методы приготовления зелья, но так и не достучался. То химические реактивы не смогли достать, то денег на какую-то техническую приблуду не хватило, короче, плюнули они на прогресс с высокой горы и стали вручную бошечки мацать и через шелк «пробивать». Не допуская к этому процессу ни непальца, ни непалку. Конечно, гашиш производить – не части тела афишировать, тут голова нужна и руки. К пятидесятому килограмму руки стали сильно побаливать, а голова отказывалась ими управлять, ибо из каждой небольшой партии они образец на исследование брали, а что вы хотите – технологический процесс требует строгого контроля. Образцы эти тщательно исследовали и на цвет проверяли, и на нюх, и на вкус, и как растирается в пальцах, и как под лупой в свете диодного фонарика искрятся кристаллы ТГК, в общем – наука называется. Но самый главный тест – это на человеческий фактор, факторами они сами каждый раз и выступали. Потому к пятидесятому килограмму решили сделать перекур, так как вкусовые и прочие ощущения притупились в связи с возросшей толерантностью. Да, нелёгкий это труд производство лучшего в мире гашиша, или хеша, или полана, особенно когда все сам да сам.

Так прошло лето, приближалась осень, начало сезона в Гоа. Заготовили наши друзья товару примерно центнера полтора. Встал вопрос, как же это богатство за четыре тысячи километров на западное побережье Индии доставить. Да ещё через государственную границу перевезти. А ничего в этом сложного и не оказалось. Наняли они человек двадцать непальцев и непалок, непалки своих мужиков в дорогу снарядили, брикеты с «коричневым золотом» в котомки заховали так, что ни один таможенник не найдет, а если и найдет, то много себе не отломит – совестливые они там на границе Индии и Непала. А если учесть, что почти всякий с той стороны с «товаром» едет, то куда же им столько много, ведь вредно. И тянутся потоки непальцев на заработки в Индию, а в котомках – брикеты с дурью, да какой! В самой горной стране это добро недорого стоит, оно и в Гоа-то оптом по пятьсот-семьсот долларов за килограмм выходит, но при полутора центнерах «наманные бабки». Открыли они торговлю, что-то оптом сдали, что-то по толам развесили, только тола, конечно, у них русская получилась, если нормальная одиннадцать и шесть десятых грамма, то русская стала ровно десять. Так и спрашивают теперь люди опытные, когда хеш покупают: «У вас тола какая, русская или нормальная…».

Торговля бойко шла как среди русских местных, так и среди двухнедельников, качество-то отменное. Двухнедельники – это такой народ, который в гостиницу по путевке ездит, он самый выгодный. Денег не считает, ибо он их сюда тратить приехал, в ценах не разбирается, ибо привык к московским …дцати долларам за грамм. Одна беда, он же сюда оттягиваться приехал, значит, ему ассортимент нужен. А где его взять, если братаны из израильского землячества кокаин под себя подгребли, герыч индийцы банкуют, а психоделики всякие – там, ЛСД и МДМА – Вася Самрастит. Взяли они головы в руки и стали думу думать, как им обустроить Гоа – всю дурь мировую в одно место свезти и ей торговать, на манер оптового магазина, ну, на худой конец, как «Метро» там или «Ашан» какой-нибудь. Ну, может не всю, конечно, для всей склады нужны большие, вон в Москве у «Метро» какие. Только супруги Шульгины около ста шестидесяти препаратов изобрели. Думали они думали и, наконец, выдумали, не зря же у них лучший в мире хеш есть. Его надо по бартеру тем же евреям на «кокос» менять, с Васей тоже договориться не проблема, свой же он, с Волги, а герыч – его и в руки лучше не брать. Сказано – сделано. С евреями сговорились, Вася – свой, полиция, ну, вы сами понимаете, вы же тоже россияне… только тут это дешевле в десятки раз. И пошла у них работа. Хануман сделал себе прическу понтовую с четырьмя косичками и лентами разного цвета. Ковбой шляпу ковбойскую с хвостом лисьим надел и сапоги со шпорами. Конечно, жарко по индийской погоде, но имидж требует жертвенности. Носятся они по Гоа, товар предлагают, объявления в газету дают, пати различные посещают, товар свой прилюдно употребляют, чтобы все видели, какой он хороший, что аж сам продавец его курит и при этом жив остаётся. Клиентура увеличивается, благосостояние растёт, вот уже в Интернете про них обсуждения начались. Кто-то телефончиком их поделился на форуме, кто-то разъяснил, как проехать к «джусцентру» в Чапоре, где у них база была оборудована. Так постепенно стали они личностями известными, знаменитыми даже. Вот уже и англичане отмороженные, которые раньше к индийцам обращались, звонить договариваться стали. Евреи Анжунские ходят расстроенные – раньше бизнес пёр, теперь русские его перехватили и клиентуру отнимают. Какая же это дружба народов получается, или Бейрут никак простить им не могут, славяне мстительные. Уже из «Панчаата», органа самоуправления, Исполкома по-нашему, звонить начали. Начальник полиции провинции Бартез приехал:

– Вы, – говорит. – Это, того, совесть-то поимейте, вы мне денег сколько платите?

– Столько-то…

– Вот, а у нас лицензия на ресторан с торговлей алкоголем столько стоит. Вы бы это, того… денег бы добавили.

– Так нет у нас ресторана с алкоголем. – Отвечают. – А за «драг лицензию», чтобы наркотиками торговать, мы тебе и так неплохо по вашим меркам платим.

– Да, оно, конечно, платите вы исправно, что и говорить, только вот хасиды эти Анжунские жалуются на вас. Говорят, мы тут с семидесятых годов обосновались, бизнес свой честно вели, налоги платили, никого не обижали, даже не убили никого ни разу, арабов-то вокруг нет. А тут эти приехали, настырные такие, носятся по всему Гоа, клиентов наших переманивают, демпингуют, поцы.

– Так ведь бизнес это. Здоровая конкуренция. На этом вся мировая экономика держится, рынок, обтель!!!

– Оно, конечно, правда ваша, законы экономики я в Кембридже изучал, да вот законы штата относительно продажи наркотических и сильнодействующих средств куда деть?

– А никуда девать и не надо, законы – вещь хорошая, их люди умные писали, зарплату за это получали немалую, зачем их обижать? Вот если мы тебе ещё долларов пятьдесят-сто в месяц добавим, как ты думаешь, успокоятся эти масоны?

– Не-е, за сто не успокоятся, мне вон воду в участок провести надо, а то мои молодцы из ведра кружкой пьют и писать во двор под дерево выходят, да и забор вокруг тёщиного дома поправить пора. Вы бы это, того, дали бы двести.

Ну, двести не двести, а на сто пятьдесят сговорились, с условием, что в местной газете статья разоблачительная выйдет с фотографией одного из них и названием: «Лицо русской наркомафии», тогда эти сионисты успокоятся. На том и порешили. Денег дали. Статью даже сами написали. И деталей туда художественных сочинили, что вот есть тут такие, фоту Ханумана прикрепили и добавили, если снять его рыжие шорты, то на заднице можно увидеть татуировку – МИД РФ на Смоленской площади. Как будто все работники гоанских правоохранительных органов знают, как выглядит это важное государственное заведение в центре Москвы. Статья вышла, народ её читать стал и спрашивать друг друга: «А где найти этих ребят, почему телефон не напечатали, что же, как рыжие шорты увидел, просить снять их, чтобы татушку разглядеть, не силой же стаскивать, не по-гоански это, этим Таиланд славится…». Начальник полиции потом понял, что сделал ребятам рекламу за государственный счет, ну что же, зато сотрудники воду свежую пьют, писают с комфортом, у тёщи забор красивый, и евреи увяли со своими капризами, обижают их, видите ли, не дают кокаин втридорога барыжить.

Так и носятся теперь по Гоа два мотоцикла, один желтый, на нем Хануман, по пояс голый, в рыжих трусах с двадцатью четырьмя карманами, в каждом из которых различные порошки, таблетки, капли, толы гашиша аккуратно разложены, и черный, на котором в любую погоду ездит человек в ковбойской шляпе и сапогах со шпорами. И только ветер свистит в ушах, и слышится над холмами Чапоры и обрывистым берегом Вагатора: «Хануман!!!», и эхо отвечает: «Ковбой!!!».

Практические советы

Практические советы. Часть первая – житейская

Итак, советы практические. Если вы собрались ехать на юг Гоа, не забудьте взять с собой чего-нибудь почитать, вечерами там скучновато, жизнь после заката сосредотачивается вокруг береговых шеков (ресторанчики из бамбука и пальмовых листьев). Мой знакомый из Калининграда Гена называет их «домик Нуф-Нуфа». Качество еды в них если не лучше, чем в стационарных каменных заведениях, так уж точно не хуже, главное, не заглядывать на кухню и не наблюдать процесс приготовления.

Кстати, на кухню лучше и в Европе не заходить, даже в очень дорогих едальнях. Один знакомый по прошлой работе олигарх рассказывал, как в Париже, в самом дорогом в мире ресторане «Максим» они по пьяни забрели в кухонную зону. Перед этим выбрав в аквариуме живого осьминога на ужин, которого при них треснули тем местом, где у нормальных тварей голова, о каменный стол, и он якобы сдох. Потом его унесли якобы готовить. И вот пьяные друзья видят, как их убиенный моллюск приходит в себя в тазу с ледяной водой, а на столе размораживается филе из морозилки. Возможно, после нескольких таких контузий его и употребляют в пищу, а может, как вознаграждение за испытанные стрессы и стойкость, отпускают в Сену, и пусть себе плывет в море. Фишка в том, что дурят везде, только в цивилизованной Европе это делают за дорого, а здесь подешевле.

Здесь нет смысла замораживать продукт, свежий у рыбаков стоит дешевле истраченного электричества. Так что кушать в Гоа можно везде, не взирая на «прикинутость» заведения, это касается как юга штата, так и севера, различий в этом нет. Различия в следующем: юг – дорогой, степенный (по индийским категориям), застроенный (не густо) дорогими отелями (даже по европонятиям). Публика и отдых соответствующие: пляж, обед, вечер в гостиничном ресторане, анимация а-ля туркиш или можно в шеке на берегу, тут вас накормят, развлекут, споют чего-нибудь и покажут «файершоу» на хорошем самодеятельном уровне. В двадцать два по закону музыку надо выключать, если твое заведение не звукоизолировано и ты не приобрёл лицензию на «шум после десяти вечера». В десять вечера юг укладывается спать, всё вымирает, лишь маленькие островки цивилизации светятся беззвучными вывесками интернет-кафе и закрывающихся баров, служащие которых пытаются вежливо пробудить престарелых упившихся англичан или немцев. Другой вариант: стандартный набор экскурсий, их немного. А так же выезд на север на ночной рынок в субботу. Или на «Блошиный рынок» в Анджуне (опять же север) по средам. Такой отдых хорош для желающих покоя и отстраненности, я смог его выдержать четыре дня и уехал на север.

Север – это «пожар», карнавал, тусовка, котел, транспати, хиппи, фрики, как еще обозвать… Даже не знаю. Молодежь, купившая путевки на юг, прознав, чего к чему, старается проводить время на севере. В Арамболе (почти самый север), я часто встречал русскую пару, они каждый день на байке восемьдесят семь километров в одну сторону… И столько же обратно… «Не, в следующий раз только на север…» – сказали они.

«В следующий раз…» большинство народа приезжает сюда не по путевке, а «дикарями». К поселившимся здесь россиянам, как я называю это: «геморрой фри» и «мани сейф» метод. Если у вас нет комплексов, что знакомые узнают, как вы отдыхали не в пятизвездочном ХОТЕЛЕ, а жили в гестхаузе и потратили на это не тысячи уев, а всего лишь сотни, то прямой смысл поступить именно так.

Кстати, о геморрое. Непривычные к двухколесным транспортным средствам зады европейцев, особенно северных, при расположенности к этому заболеванию (а она после тридцати лет весьма актуальна при нашем образе жизни) вкупе с жарой и острой пищей дают положительный по медицинской терминологии результат. Не надо отказываться от поездки, аренды мотика или везти с собой свечи «Релиф» из Москвы, здесь есть прекрасное средство COREKT, и стоит: пять свечей – двадцать один рубль на наши деньги.

Вообще с фармацевтической точки зрения Индия опережает, на мой взгляд, Россию, здесь в аптеке можно купить все, надо только суметь объяснить, чего у вас болит, про цены я молчу… Тему аюрведы и лекарственных трав от фирм ХИМАЛАЯ и ДОБУР я оставил на потом, потому что не все пока изучил и опробовал на себе, поэтому пишу о вещах лично испытанных – вот о COREKTE, например…

Второй актуальный совет. Если вы не собираетесь сидеть в гостинице после заката – возьмите с собой фонарики, лучше такие, которые надеваются на голову на манер шахтерских, они маленькие, долго работают и стоят на Пражском рынке сто рублей, здесь таких не продают, а нужда в них постоянная, темнеет рано, и перебои с электричеством случаются…

Ещё небольшой совет. Не везите с собой килограммы лекарств. Не действуют они тут почему-то. Здесь в аптеках есть всё. От парацетамола до антибиотиков. Если проблемы с желудком, что по-первости не редкость, есть хорошее аюрведическое средство ДАЙРЕКС. От простудных болей в горле, ушах – СЕПТИЛИН, тоже чисто из трав. Это же касается косметики, кремов, бальзамов, средств от и после солнца. Всё это здесь лучше, натуральней и в разы дешевле.


АЛКОГОЛЬ. Русскому человеку, едущему на отдых, возможно, это будет интересно. Ясное дело, что в «дьютике» вы затаритесь. Но водка имеет свойство быстро заканчиваться. Поколению от сорока и выше будет приятно вспомнить вкус портвейна. Конечно, это не «777» и не «Сахра», но бывшие колонизаторы, португальцы, научили местное население кое-чему. Цена смешная, два с половиной доллара бутылка. Примерно столько же стоит семилетний, если верить этикетке, ром «Олд Монк». Забористая штука, сорок три градуса. Вот такие крепкие монахи водятся в здешних местах, ведь переводится название, как «Старый Монах». В сфере алкоголя трудно давать советы. Оказывается, даже в Москве есть клуб любителей индийского виски. Здесь его столько разновидностей, как в Рязани водки. Пива не такое разнообразие, как в «Ашане» или «Рамсторе», но оно есть. Появилось с недавних пор даже безалкогольное. Ну и как все пива в мире этой ценовой категории имеет примерно одинаковый вкус. Национальное достояние и гордость местных «синяков», коих тут немало – самогон «Феня». Для несведущих поясню, гнать можно из всего, где содержатся легко расщепляемые углеводы. Сахара, например. Здесь гонят из груш ореха кешью, сока кокосовой пальмы Тодди и сладких фруктов, коих тут не мерено. Очень хорошее средство протираться вечером от пыли, кожа становится мягкой и бархатистой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9