Игорь Сотников.

Деконструктор



скачать книгу бесплатно

Правда, зашитый даже не белыми, а чёрными нитками, рот этого баскетболиста-футболиста, скорее всего, тоже затруднял его возможности для внятного разговора, так что они, можно сказать, были в расчёте. Так что, нечего сразу же всех посылать к чёрту (и почему именно к нему, а не по другому, небесному адресу), когда твои желания не могут осуществиться.

– Что ещё за «Мим»? – ошалевший от всех этих видов Детектив, сразу же отклассифицировал этого баскетболиста-футболиста. После чего он бросает свой взгляд на лицо другого футболиста, где ему также видятся стягивающие уста чёрные нити и похолодевший Детектив, кинув в пространство: «Что за херня», – полный дум об этих «мимах», не спеша отправляется к себе домой. «А ведь кто-то определённо, навёл обо мне справки в небесной канцелярии, раз послали ко мне именно „мимов“. Ведь я из всех этих клоунов уличного жанра, больше всех страшусь, как раз мимов», – размышляя таким образом, Детектив добрался до своего подъезда.

Правда, зайдя в подъезд, он не поспешил направиться к лестнице, а прижавшись к окну в подъезде, принялся наблюдать за действиями этих «мимов». «А может они ниндзя? – к не менее шокирующему для себя выводу пришёл Детектив, заметив, как эти, пока что „мимы“, через раз падали, в попытке подняться с травы. – А свои рты специально зашили, чтобы не единым звуком не выдать себя, слившись с внешней средой. А я ведь в детстве тоже хотел стать ниндзя. Надо над этим обстоятельно подумать». – Решил, удивлённый столькими совпадениями Детектив, продолжая своё наблюдение.

Ну а те, получив небольшую передышку, собрались с силами и, хватаясь за травмированные части своего тела, двинулись к своей машине, чья дверь со стороны пассажирского сидения, чётко отражала свою придавленность после встречи с Детективом. Но Детектива больше заинтересовало другое, а именно стоящая чуть подали другая, семейного типа машина, из которой определённо тоже вели своё наблюдение за тем, что здесь случилось. Почему Детектив так решил, трудно сказать, но если его предчувствия не подвели один раз с этим чёрным джипом, то почему не быть уверенным и на счёт второго раза.

– Это уже становится интересным. – Как и в тот раз наблюдая из окна, озвучил себя и того из кино героя Детектив, глядя в зеркало и потирая свой, как он считал волевой подбородок. После чего Детектив, прищурившись, ещё раз внимательно посмотрел на себя и, не заметив за собой склонности изменить свою причёску «ёжик», брутально, сквозь зубы сплюнул и выдвинулся на выход, вначале из ванной, а затем уже на улицу. Там же он, выйдя из подъезда, внимательно посмотрев по сторонам и не обнаружив подозрительные лица в машинах и вне машин, потихоньку всматриваясь себе под ноги, направился в сторону вчерашнего места стычки с этими «мимами».

Подойдя же к примерному месту возлежания этих «мимов», Детектив сделал поверхностный осмотр и ничего не обнаружив, присел на корточки, где, используя руки, попытался чего-нибудь нащупать. Но и это ничего не дало, и Детектив, решив не забивать себе голову, оставив, всё как есть, направился в сторону автобусной остановки.

Где дождавшись автобуса, он, с помощью этого общественного транспорта и добрался, вначале до метро, ну а затем уже, до той части города, где возвышались все эти небоскрёбы, несущиё в себе столько всего довлеющего на человека, что будет лучше об этом не думать, а просто любоваться ими со стороны.

Но всё же одна мысль закралась в голову Детектива и он, глядя на небоскрёб (выходит, что небо настолько материально, что ему требуется, чтобы его время от времени подпирали и подскребывали), сравнив его с Пизанской башней, попытался посчитать, а успеет ли он убежать, если небоскрёб накренившись в его сторону, начнёт вырываясь с фундаментом из земли, падать на него.

«Так, если высота самого высокого в России небоскрёба „Триумф-Паллас“ равна 264м, а мировой рекорд в спринте – 100м за 10,49с, ну, ладно, я пробегу за 11секунд, то для того чтобы избежать этого падения на мою голову, мне потребуется примерно 30 секунд. Хм. Значит, всё зависит от скорости падения небоскрёба», – приближаясь к нужному зданию, одного из небоскрёбов, занимал себя интригующими мыслями Детектив.

Ну а как только он произвёл все эти числовые расчёты, то тут же небоскрёб накренился и попытался проверить правильность математических расчётов Детектива. Небоскрёб, конечно, ещё бы и сто лет так простоял никем не тронутый, но так уж случилось, что он своим высоким шпилем проник сквозь облака, где в неурочный час прохаживался заоблачный житель – творец всего и вся. Ну и он, гуляя по облакам, само собой рассчитывал на мягкость отношений облаков к его босым ногам, а тут, раз, и острый шпиль втыкается ему в ногу. Что для него неожиданно и даже потрясно больно. Отчего творец, в одно мгновение лишается невозмутимости и, вспомнив такой же случай с Вавилонской башней, насылает на сидящее в небоскрёбе человечество, как он устарело думает, смертельную напасть – языковой барьер.

Но он видимо уже забыл о том, что как раз сидящие в таких небоскрёбах люди, обладают знаниями множества языков. И они, не только в панике бегут к лифтам, а наоборот, до того осмелели, что выходят на находящуюся в самом верху смотровую площадку и, пыхтя сигарами, сбрасывают пепел на головы этой и не разглядеть, что за мелочи внизу, ну а дым пускают прямо в лицо творцу, нагнувшемуся к облакам, чтобы посмотреть вниз и порадоваться за себя. А тут, такой прямо в глаз дымовой выхлоп, отчего творец начинает закашливаться и, уже окончательно потеряв уравновешенность характера, набирает в лёгкие воздух и обрушивает на шпиль небоскрёба ураганный ветер.

Ну а небоскрёб, само собой алчными империалистами уже застрахован на кругленькую сумму и они даже сделали под ним подкоп (вот почему они специально пускали вверх дым из своих сигар) и он не выдерживает этого, никогда такого не было, шквалистого ветра и начинает давать крен, чтобы спустя оторванность от сдерживающего его фундамента, полететь вниз на голову стоящему в самом низу Детективу, который задрав вверх голову пытается осмыслить всё это.

– Что-то я не пойму, что тут происходит. – По мере вглядывания в приближающий к нему небоскрёб, почёсывая затылок задался вопросом Детектив. – Это или обман зрения, где я, охватывая зрением здание, физически начинаю приближаться к нему или же сам небоскрёб, по каким-то, независящим от меня причинам, сам решил приблизиться ко мне? – Но Детективу не пришлось долго мучиться над разгадкой этого ребуса, как вдруг вылетевший из накренившегося окна, не заметивший этого крена какой-то не трезвый банкир, очень быстро себя отрезвил и, воткнувшись головой неподалёку от Детектива в асфальт, быстро дал понять Детективу, что у него времени задавать вопросы нет и нужно скорее бежать отсюда.

И хотя Детектив не обладал большими спринтерскими качествами, он всё же в желании жить, подналёг на свои ноги в этом своём забеге от падающего небоскрёба, с которого, по мере его всё более крутого наклонения к земле, всё больше вываливалось людей. И бегущему от небоскрёба Детективу, не имеющему возможности свернуть в сторону из-за ограждений, даже подумалось, что небоскрёб, ощущая свою неуверенность в том, что он его не догонит, в попытке остановить его, принялся закидывать его различными людьми и оргтехникой.

Ну а Детектив тоже не дурак и бежит не по прямой, а пытаясь лавировать, раз за разом избегает жёсткой встречи с падающими с неба, не только людьми, но и другими сбивающими с пути техническими новинками. Так прилетевший и упавший буквально в двух ногах от него холодильник, был использован небоскрёбом в качестве осколочно-фугасного снаряда, который вынес из себя – через вылетевшие двери холодильника, столько всего майонезно-сливочного, что, пожалуй, если бы холодильник упал чуть дальше, то у Детектива не было никаких шансов продолжить свой забег, поскользнувшись на этой преграде. Ну а так, Детектив только получил по спине вылетевшими яйцами, что даже придало ему некоторое ускорение.

– Ещё десять секунд и я… – Но не успел Детектив приступить к счёту, как прозвучавший звоночек или сопровождающий прибытие лифта на этаж сигнал, вернул его к действительности – из очередной, всегда сопровождающей его в сложные моменты жизни, не дающей соскучиться фантазии. После чего Детектив заметив за собой тягу к поручням, за которые он довольно сильно схватился, оставляет всё, как есть и переводит свой взгляд на впереди высоко-стоящие спины людей. «Хм. А я ведь никогда не считал себя маленьким», – заметив такое повышенное количество высоких людей на единицу площади, Детектив, конечно, только подумал, продолжая молча наблюдать за этой аномальной диспропорцией.

Правда, всё же сигнал прибытия, не зря прозвучал и эта впереди стоящая тёмная масса высоких людей, не стала застаиваться и вся вышла из лифта, дав Детективу возможность свободно, во всю грудь вздохнуть. И это ему нужно было делать поскорее, ведь кто знает, кто на их место, более рослый придёт. И точно, и Детектив успевает лишь набрать, как следует в лёгкие воздуха, как в лифт заходит тот, при ком уж точно ему теперь спокойно не вздохнуть и не выдохнуть (и что спрашивается теперь делать с набранным под завязку кислородом. Выдохнуть? Издеваетесь, что ли. Вы разве не знаете, что переработанный в себе воздух уже не столь вкусён и пахнущее привлекателен, чем его свободно плавающий в пространстве собрат). Но спрашивается, к чему все эти волнения и затруднения, и неужели для всего этого есть причины? Конечно, и она сходу войдя в лифт, озвучивает себя, приветствуя Детектива.

– Здравствуйте. – С долей официальности в голосе, здоровается с Детективом вошедшая в лифт Мила. Что требует от Детектива ответной вежливости, но он переполненный набранным воздухом, чувствует, что стоит ему резко открыть рот, то он, как минимум засвистит, а уж о большем и думать не стоит. И Детектив только кивает ей в ответ, продолжая стоять, как надувшийся индюк. Ну а Мила, скорей всего любит всякую такую домашнюю птицу и она решает занять самое удобное для наблюдения место – напротив этого индюка, где остановившись, и начинает не сводить своего взгляда с этого надувшегося индюка.

И в какой другой раз Детективу, а здесь в лифте по совместительству индюку, было бы очень желательно такое внимание к себе со стороны Милы, то вот сейчас, её взгляд будоражит и начинает постепенно сводить его с место стояния. Ведь перенасыщенность кислородом также вредна, как и недостаток того же кислорода, да и к тому же, когда ко всему этому добавляется фактор твоего страха высоты, о котором ты не просто знаешь, а ощущаешь его, находясь на этой умопомрачительной высоте, то (ведь лифт на котором они едут, не так прост, а он движется находясь с внешней стороны здания, откуда через стёкла ограждения лифта, открываются прекрасные виды вниз) дайте только время и всё это даст свои плоды.

Ну а пока Детектив, изредка бросая свои взгляды на не дипломатично смотрящую на него Милу, наливается краской от переизбытка своей чувствительности, а стоящая в других местах лифта разношёрстная публика, погружена в свои мысли, лифт постепенно приближается к очередной высотной отметке, где вновь звучит очередной звуковой сигнал, обозначающий прибытие. И вот тут, казалось бы можно улучить момент и, спрятавшись за спину выходящих людей, перевести дух, но как всегда спешка вносит свои коррективы, и Детектив решив всё одновременно сделать, конечно, тут же поперхнулся и принялся судорожно закашливаться. Ну а таких как он, кто их знает, может носителей опасного вируса, все опасаются и даже те, кому было нужно ехать выше, то и те быстро не пришли на помощь Детективу, а ломанулись на выход из лифта.

Но согнувшийся в кашле Детектив, занимаясь собственной прокачкой, никого не замечает вокруг, до тех пор пока на его спину не сильно ложится чья-то, словно пёрышко рука, которая, не смотря на всю свою лёгкость, одновременно прогибает под собою и сжимает в себя, в один момент замолчавшего Детектива. После чего наступает тихая пауза, где стоящий в согнутом положении Детектив, боясь вздохнуть и поднять голову, смотрит на стоящие перед ним, те самые звучные туфельки, а сама Мила, выглядя, как дрессировщица, которая смогла обуздать этого страшного зверя, слегка поглаживает этому зверю его спину. Ну а когда достигнуто такое взаимопонимание и согласие, которое обоим приносит радость и удовлетворение, то ничего не хочется менять до тех пор, пока не захочется думать.

А вот думать или вернее сказать, задуматься приходится, когда слышишь приближающиеся шаги к лифту, которые в один момент возвращают всё на свои прежние места, где Детектив беззаботно стоит на своём месте, а Мила на своём. И они бы, пожалуй, и дальше продолжили своё знакомство, да вот только вошедший, имел на это счёт своё мнение, и стоило ему только войти в лифт, как он тут же воспользовался своим знакомством с Детективом и приветственно полез к нему со своим рукопожатием.

– Это хорошо, что мы здесь встретились. – Потрясывая руку Детективу, расплылся в улыбке Реконструктор. И хотя Детектив имел на этот счёт противоположное мнение, он всё же ничего не сказал, а бросая через плечо Реконструктора короткие взгляды на улыбающуюся ему Милу и сам улыбался ей, а не как подумал Реконструктор, что он обрадовался этой встрече с ним. Ну а Реконструктор, конечно, не ограничился одним этим приветствием и, решив развить успех в этом деле, принялся знакомить Детектива с тем, кто стоял за его спиной.

И как только Реконструктор, отойдя в сторону, расширил для Детектива горизонты его видимости, то ему сразу же перехотелось улыбаться, увидев стоящего перед собой того самого, в броско-дорогом костюме агрессивного типа. Который, в свою очередь, и сам не собирался раздаривать кому попало свою радость на лице, на которую он, в общем-то, и не был способен.

– Позвольте вас обоюдно представить. – На этот раз Реконструктор очень вовремя разбавил возникшую паузу, в этом оценивающем противостоянии, где стоящим друг напротив друга противникам, и без лишних слов было всё понятно насчёт напротив стоящего лица. Ну а слова, они и не собирались тратить вслух.

– Это наш начальник службы безопасности – мистер Костин. – Указав рукой на этого мистера Костина, Реконструктор сделал полдела, в таком, как оказывается сложном деле, как знакомство. Правда, Реконструктор рано обрадовался и Детектив своим, с усмешкой вопросом, определённо решил спровоцировать Реконструктора, а может и мистера Костина, на не внятный ответ и тем самым суметь прочитать психологический портрет мистера Костина.

– А почему мистер, а не как у нас сейчас принято, господин? – пропустив мимо глаз лицо Реконструктора, Детектив впился взглядом в непроницаемое лицо мистера Костина, который в одно мгновение перестал жевать виртуальную жвачку, которую он всегда жуёт, для того чтобы придать себе значительности и монументальности (возможно за это его жвачное рвение, его и звали мистер, что было своего рода прозвище через тире, звучно дополняющее его фамилию). И хотя видимых изменений по лицу мистера Костина не было видно, всё же застывший в самом себе мистер Костин, чьи глаза определённо округлились, своим молчанием, более чем красноречиво, показывал всю степень своего недоумения, от такой брошенной ему в лицо дерзости.

Но не успевает Реконструктор найти у себя в загашнике какую-нибудь отвлекающую шутку, а мистер Костин лопнуть от напряжения, больше мышц лица, чем мыслей, как Детектив, явно решивший продемонстрировать кое-кому, на что он способен, не лезет в карман за словом и тут же озвучивает своё предположение:

– Хотя возможно, я оговорился и вы, фрондируя ко всем этим капиталистическим отношениям, в пику им, решили, так отстранённо называться. Когда на самом деле, вы товарищ Костин. – И чтобы ни у кого и даже у самого мистера Костина не возникло больше сомнений в сказанном, Детектив решил закрепить это своё утверждение, похлопав мистера Костина по плечу. Ну а эта его фамильярность, видимо и была той последней каплей для мистера Костина, привыкшего, когда с него пылинки сдувают, но не терпящего, когда из него таким ручным способом пыль выбивают.

– Ах ты, сука! – Сначала вскипев, о чём говорило резкое изменение цвета лица, а затем, оглушив всех находящихся в лифте этим криком, мистер Костин, в желании задушить Детектива, выставив вперёд свои руки, бросился на него. Ну а Детектив, не желая иметь ничего общего с мистером Костиным и тем более быть им задушенным, быстро и верно, оценив свои ограниченные возможности по манёвру, в этом ограниченном лифтом пространстве, решил воспользоваться Реконструктором (а чего он ожидал, когда сам вызвался быть мостиком между людьми) и юркнуть за него.

Ну а пока мистер Костин, уткнувшись в стеклянную стенку лифта, цепляет её пальцами рук, Детектив не стоит на месте и, дабы сравнять разницу в росте с высоченным мистером Костиным, решает подогнуть его колени, нанеся ему удар ребром ноги, по внутренней части колена.

– Ах, ты! – орёт в ответ сбитый с толку и присевший на одно колено мистер Костин, у которого, как уже чувствуется – энергетика падает, раз у него слов уже не хватает, а в прижатом к стеклу рту, одни лишь слюни, которыми он и орошает это стекло перед собой. И будь Детектив более любопытным человеком, то он, пожалуй, захотел бы более детально, ударом по почкам, поинтересоваться у мистера Костина, а что он имел в виду, так открыто ему тыкая. Но Детектив не таков, да и прозвучавший сигнал оповещения о прибытии лифта, требовал ответных действий. На какие, он и подвиг себя, после того, как Реконструктор, можно сказать, вытолкал его из лифта, сказав, чтобы его ноги здесь больше не было, и чтобы он ждал его в приёмной (Почему Реконструктор смог справиться с этим, с виду и не скажешь, что можно справиться – мистером Костиным? Скорей всего, прозвучавший вместе с сигналом о прибытии лифта, сигнал звонка телефона Реконструктора, о котором, видимо, все были наслышаны, и заставил замешкаться этого мистера Костина. Ну, а Реконструктору лишь оставалось, как воспользоваться всем этим замешательством).

После чего слегка возбуждённый Детектив, которому вслед летят слова мистера Костина: «Ему надо рот зашить!», – выходит из лифта в коридор и, не успев проанализировать сказанное, уже там натыкается на остановившуюся Милу, чей, не менее, чем у него возбуждённый вид, говорит о том, что она тоже не была безучастным зрителем и возможно, даже переживала. А за кого, то тут и гадать не надо, и от осознания этого, Детективу даже хочется вернуться обратно в лифт и получить по мордасам, чтобы так сказать, выглядеть поживее и поожесточённее. Но видно, что Миле и этого его бледно-красного вида достаточно, и она изучающе посмотрев на застывшего на одном месте Детектива, улыбнулась и сказав: «Мне понравилось находиться рядом с вами. Это будоражит кровь и немало волнует», – бросила требующий осмысления взгляд, после чего развернулась и оставила Детектива в одиночестве осмыслять ею сказанное.

Правда, донёсшийся со стороны лифта шум, говорит о том, что ему здесь не дадут спокойно постоять и пораздумывать над словами Милы, и Детектив, бросив свой взгляд в спину удаляющейся, так и ни разу не обернувшейся Миле, решив тоже не оборачиваться, конечно, пару раз не сдержавшись, отправляется в сторону приёмной. По прибытию в которую, он не стал задаваться вопросом: почему здесь всё так, как будто он и не уходил и, не спрашивая удивлённую таким его, как у себя дома, поведением Алису, с тем же вдохновением, с каким тогда садился на диван Реконструктор, накрыл собою тот же диван.

После чего Детектив потратил немного времени на прокрутку случившегося в лифте, на что времени было затрачено не больше того, сколько оно было потрачено в реальности, ну, а перейдя к краткому разговору с Милой, здесь он, в общем, и завис. Что, вполне объяснимо, ведь когда имеешь дело с непознанным и загадочным объектом, к которым относится всякая «она» и, конечно, та из них, кто и внушает вам все эти мысли о бесконечности, то и думать о ней, можно ту же бесконечность. Ведь разгадка её, не просто слов, а определённо скрытых в них символизмов, может помочь вам раскрыть тайну мироздания, позволив тем самым, приблизиться к познанию значения самой вечности. Ну а это уж, вечная жизнь.

«Я ей определённо нравлюсь», – сделал для себя и для Милы, обнадёживающий и ко многому ведущий вывод Детектив, и вдохновившись собой, полный самодовольства, не только откинулся на спинку дивана, но и вызывающе закинул ногу на ногу. Ну а как только им был принят такой вызывающий вид, он, наконец-то, к нескрываемому Алисиному нетерпению, обратился своим взором к ней.

Трудно сказать, почему Алиса сегодня так невоздержанно себя вела, ведь она к тому же, даже раздражённо пристукнула каблучком ноги об пол, чего, правда, занятый собой Детектив даже не заметил. Хотя, вполне возможно, что от внимания посетителей к ней, зависела её квалификация, а уж от этого уровня квалификации – премиальная прибавка к зарплате. Хотя, всё это лишь приземленные вещи, которые совершенно не стоят той прорезавшей Алисин лоб вертикальной складки, под давлением которой Алиса строго и изучающее посмотрела на Детектива.

– Интересно, что есть в этом мире такого, что может отвлечь твоё внимание от меня? – так и спрашивал этот взгляд Алисы, будоражащий сознание любого попавшего под него человека и значит, и Детектива. Но к Алисиному потрясению, Детектив как ни в чём небывало сидит и даже лыбиться в ответ. Отчего Алиса, вдруг вспоминает, что у неё есть руки, которые, как оказывается, она и не знает, куда их деть. После чего она начинает хватать на столе всё, что попало, а попала ей ручка, которая тут же и начала вырисовывать на лежащей перед ней бумаге, различные невиданных видов каракули.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16