Игорь Соколов.

1001 медитация на мысли Василия Розанова. Том 1



скачать книгу бесплатно

Медитация 47

«Беспросветный мрак…»

(хоть раз в неделю – годы, – засыпая на ночь или так лежа, и – когда

я пойду и спрошу: Что ты?»

«Опавшие листья.
Короб 2-ой и последний»

 
Беспросветный мрак – недели – годы —
Всю жизнь я засыпаю – и молчу —
Только почуяв Бога – прошепчу – Ну – что ты —
Нас всех несешь – куда – по вечному ручью?
 

Медитация 48

«Знаете ли вы, что религия есть самое важное, самое первое, самое нужное?

Кто этого не знает, с тем не для чего произносить «А» споров, разговоров.

Мимо такого нужно просто пройти. Обойти его молчанием.

Но кто это знает? Многие ли?

Вот отчего в наше время почти не о чем и не с кем говорить».

«Уединенное»

 
Как мало человеков знает Бога —
Живут как на поляне муравьи —
Неужели эта вечная дорога —
Дана нам – чтобы в мрак скорей пройти?
 

Медитация 49

«20 лет я живу в непрерывной поэзии. Я очень наблюдателен, хотя и молчу.

И вот я не помню дня, когда бы не заприметил в ней чего-нибудь глубоко

поэтического, и видя что или услыша (ухом во время занятий) – внутренне

навернется слеза восторга или умиления. И вот отчего я счастлив. И даже от

этого хорошо пишу (кажется).»

(Луга – Петерб., вагон)

«Уединенное»

 
20 лет поэзией живу —
И до чего не дотронусь – слеза восторга —
Омывает в Вечности судьбу —
Точно – счастье – Бог высматривает зорко!
 

Медитация 50

«Мне как-то печально (или страшно) при мысли, что «как об умершем» и

«тем более был писатель» обо мне станут говорить с похвалою. Может быть, это

и будет основательно: но ведь в оценку не войдет «печальный матерьял».

И, получая «не по заслугам», мне будет стыдно, мучительно, преступно

«на том свете». Если кто будет любить меня после смерти, пусть об этом

промолчит.»

(Луга – Петербург, вагон)

«Уединенное»

 
Пусть – кто любит после смерти – промолчит —
Мне ведь умершему будет только мука —
И на том свете мой безумный стыд —
Незримым светом лишь коснется в мраке друга!
 

Медитация 51

«Удивительно, как я уделывался с ложью. Она никогда не мучила меня.

И по странному мотиву: «А какое вам дело до того, что я в точности думаю»,

«чем я обязан говорить свои настоящие мысли».

Глубочайшая моя субъективность

(пафос субъективности) сделала то, что я точно всю жизнь прожил за

занавескою, не снимаемою, не раздираемою. «До этой занавески никто не смеет коснуться». Там я жил, там, с собою был правдив.»

«Уединенное»

 
Весь век прожил за занавескою —
Не желая людям правду говорить —
Точно – чуял – Бог над бездною —
Наши жизни заплетает в одну нить!
 

Медитация 52

«Вечно мечтает, и всегда одна мысль: как бы уклониться от работы.»

(русские)

«Уединенное»

 
Мечтатель вечный и лентяй —
Безумец чудный – русский человек —
Всегда стремится через край —
В Вечность к Богу совершить побег!
 

Медитация 53

«Два ангела сидят у меня на плечах: ангел смеха и ангел слез.

И их вечное пререкание – моя жизнь.»

(На Троицком мосту)

«Уединенное»

 
2 ангела обвили мои плечи —
Один смеется – а другой грусти —
А между ними тишина и Вечность —
И чудный – быстро проходящий время – стыд!
 

Медитация 54

«Каков же итог жизни? Ужасно мало смысла.

Жил, когда-то радовался: вот главное.«Что вышло?» Ничего особенного. И особенно как-то не нужно, чтобы что-нибудь «вышло».

Безвестность – почти самое желаемое».

«Уединенное»

 
Вышло что из жизни – Ничего —
Ничего особенного в мыслях —
Так мало смысла дарит бытие —
Что – чую Бог – уже ждет в вечных высях!
 

Медитация 55

«Только в старости узнаешь, что „надо было хорошо жить“. В юности это даже не приходит на ум. И в зрелом возрасте – не приходит. А в старости воспоминание о добром поступке, о ласковом отношении, о деликатном отношении – единственный „светлый гость“ в „комнату“ (в душу).»

(глубокой ночью)

«Уединенное»

 
Глубокой ночью вспоминается добро —
Оно заходит – освещая смыслом душу —
Точно – взрывая светом вечное нутро —
И к Богу в чувствах просится наружу!
 

Медитация 56

«Что самое лучшее в прошедшем и давно-прошедшем? Свой хороший или

мало-мальски порядочный поступок. И еще – добрая встреча,

т.е. узнание доброго, подходящего, милого человека.»

(глубокой ночью)

«Уединенное»

 
При добрых встречах – в искренних словах —
В улыбках милых – дорогих и близких —
Я проникаю в Вечность через прах —
Светясь душой возвышенной и чистой!
 

Медитация 57

«Эти строки – они отняли у меня все; они отняли меня у «друга»,

ради которого я и должен был жить, хотел жить, хочу жить.

А талант все толкал писать и писать».

(глубокой ночью)

«Уединенное»

 
Литература отнимает сразу – все —
Любовь – все чувства – наши жизни —
Окунув в забвение лицо —
Мы талантливо рисуем тьму бессмыслья!
 

Медитация 58

«Талант у писателя невольно съедает жизнь его.

Съедает счастье, съедает все.

Талант – рок. Какой-то опьяняющий рок.»

(1 августа 1912 г.)

«Опавшие листья.
Короб первый»

 
Увы – талант съедает сразу все —
Наизнанку вывернув всю душу —
Я вижу в небе – вечное кольцо —
Заключая в тайну мир – Бог – его рушит!
 

Медитация 59

«В мышлении моем всегда был какой-то столбняк.

Я никогда не догадывался, не искал, не подглядывал, не соображал.

Эти обыкновеннейшие способности совершенно исключены из моего существа.»

«Опавшие листья. Короб первый»

 
Мир – это – чудо – и в душе столбняк —
Я могу просто чуять всех в своем забвенье —
С виду – может – немощный дурак —
Я нахожу в душе – великое спасенье!
 

Медитация 60

«На том свете мы будем немыми. И восторг переполнит наши души.

Восторг всегда нем.»

(за набивкой табаку)

«Опавшие листья. Короб первый»

 
На том свете – мы с восторгом замолчим —
Ощущая тайну вечную – и Бога —
Из душ прольются – яркие лучи —
Пронизывая тьму – волшебным током!
 

Медитация 61

«От всего ушел и никуда не пришел».

(о себе)

«Опавшие листья. Короб 2-ой и последний»

 
Ушел я от всего – а вот куда —
И сам же вряд ли понимаю —
Куда девались мои прошлые года —
И почему ведет во тьму меня прямая?
 

Медитация 62

«Какими рождаемся – таковы и в могилку».

Тут какие-то особенные законы зачатия. Наследственность. Тут какой-то миг мысли, туман мысли или безсмыслия у родителей, когда они зачинали меня: и в ребенке это стало непоправимо. «Неизбежное»…»

«Уединенное»

 
Туман безмыслия родителей моих —
Со дня зачатия плывет со мной в могилу —
Вот он – рожденья неизбежный миг —
Едва почуяв – мы уже теряем силу!
 

Медитация 63

«Хочу ли я, чтобы очень распространялось мое учение? Нет.

Вышло бы большое волнение, а я так люблю покой… закат вечера,

и тихий вечерний звон.»

«Уединенное»

 
Люблю покой – вечерний звон – закат —
Люблю в тиши слезу уединения —
Пусть в моих мыслях схоронится ад —
Чтоб никто не приходил со мной в волнение!
 

Медитация 64

«Благородное, что есть в моих сочинениях, вышло не из меня. Я умел только, как женщина, воспринять это и выполнить.

Все принадлежит гораздо лучшему меня человеку.»

«Уединенное»

 
Все из меня – что вышло – не мое —
Я взял из лучших все – и вмиг соединил —
В один рассвет – закат – в земное бытие —
Незримый – вход – и выход – из могил!
 

Медитация 65

«Мне собственно противны те недостатки, которых я не имею. Но мои собственные недостатки, когда я их встречаю в других,

нисколько не противны. И я бы их никогда не осудил. Вот границы всякого суждения, т.е. что оно «компетентно» или «некомпетентно» насколько «на него можно положиться» Все мы» с хвостиками», но обращенными в разные стороны».

(за нумизматикой)

«Уединенное»

 
Подчеркнув некомпетентность человека —
С его – спрятанным от глаз чужих – хвостом —
Я ощутил себя осмысленным калекой —
Который всюду ищет только вечный дом!
 

Медитация 66

«…Как поршень действует в цилиндре насоса? – под поршнем образуется пустота.

И природа с ее terror vacui стремится наполнить ее. Выступают и поднимаются

воды земли (почвы) и устремляются к уходящему поршню… И жизнь, и силы, и

кровь. Вот отчего «весь организм» как бы собирается в одну точку.

И поистине, эта точка и в это время есть «фокус организма и жизни», —

подобно как есть «фокус» в оптических стеклах.»

«Опавшие листья.
Короб 2-ой и последний»
(terror vacui – с боязнью пустоты)

 
Как поршень в цилиндре насоса —
Собралось все в точку одну —
Любовь – плоть – безумным вопросом —
Ведет души в свет – через тьму!
 

Медитация 67

«… Так моя жизнь, как я вижу, загибается к ужасному страданию совести.

Я всегда был относительно ее беззаботен, думая, что «ее нет»,

что «живу, как хочу». Просто – ничего о ней не думал. Тогда она была

приставлена (если есть «путь», а я вижу, что он есть) в виде «друга», на которого я оглядывался и им любовался, но по нему не поступал. и вот эта мука: друг гибнет на моих глазах и, в сущности, по моей вине.

Мне дано видеть каждый час ее страдания, и этих часов уже 3 года. И когда «совесть» отойдет от меня: оставшись без «совести»,

я увижу всю пучину черноты, в которой жил и в которую, собственно, шел. Это ужасно: и если, напр., остаться с этой тоской не на 3 года, а на весь «загробный мир», на всю вечную жизнь, то разве это не ад,

краешек которого я ощущаю. Она же, «друг» мой, всю себя отдавшая другим, —

перейдет в вечную радость.»

«Опавшие листья.
Короб 2-ой и последний»

 
И в муках совести – и в ощущенье света —
Ужасно тающего с близкою душой —
Я вглядываюсь в прошлые рассветы —
Где жизнь была полна любви большой!
 

Комментарий: Своим другом, и мамочкой, и путеводной звездой Василий Розанов называл 2-ую свою жену – Бутягину Варвару Дмитриевну, которая всю жизнь мучилась, что живет с женатым человеком, поскольку церковь не дала Розанову разрешения на развод и развенчание с первой женой – Аполлинарией

Прокофьевной Сусловой, которая была на 17 лет старше Розанова, и до него была любовницей Федора Михайловича Достоевского. В этих же записях Василия Розанова речь идет о реальной болезни Варвары Дмитриевны, у которой был инсульт, и которая долго мучилась, но все же пережила Розанова, который умер от голода и болезней в 1919 году.

Медитация 68

«Океан – женщина.

Материк – мужчина.

И бури, и тишина, и влага, и опасность.

И крепость, и первобытность, и потопление…»

(еду в клинику)

«Опавшие листья.
Короб 2-ой и последний»

 
Женщина – океан – и материк – мужчина —
Бури и тишина – между ними – всю жизнь —
Бог из праха создал – цель как первопричину —
В которой до смерти мы чуем —
                      смысл – раскрывающий мысль!
 

Медитация 69

«Стиль есть то – куда поцеловал Бог вещь».

(День рождения. У мамы в клинике.)

«Опавшие листья. Короб 2-ой и последний»

 
Бог целует нас – и вещи в одно место —
Откуда льется свет – тот вечный стиль —
То ли – зовущая нас в тайну – бездна —
То ли – к прошлому влекущая всех – быль!
 

Медитация 70

«Говорят, «нет вечного perpetum mobile». Доказывают. Наука. Свинья роющая носом землю: посмотри вверх. Солнце.

Сказать: «Солнце устало», «теряет энергию» бессмысленно. Поистине оно не истощается, и все как-то живет. Вот что если

«не скучно – то солнышко». Протуберанцы. Играет. Вулканы. «Корона солнечная» (видна в затмениях). И эти таинственные

«ультрафиолетовые лучи», от коих, говорят, вся жизнь.»

«Апокалипсис нашего времени»

 
Солнце – вечный двигатель любви —
Жизни нашей – нашей сказки на земле —
Гоняет ток бушующей крови —
И вечной тайной ночью прячется во мгле!
 

Медитация 71

«Не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам яко Иуда…»

Как это сказано… О, как сказано…

И чудятся какие-то действительно страшные тайны а сказавшим так,

особенно, за увидевшим что-то…»

«Апокалипсис нашего времени»

 
Не был врагом Твоим —
                         и тайны не ведал – Твоей —
И поцелуем своим не предавал как Иуда —
Но перед Тобою —
                Господь – я в муках – точно – злодей —
Почуявший ужас детей —
                         в зарожденье увидевших чудо!
 

Медитация 72

«Мир живет великими заворожениями. Мир вообще есть ворожба.

И «круги» истории. И эпициклы планет.»

«Опавшие листья.
Короб 2-ой и последний»

 
Мир заворожен собой – Мир – ворожба —
История кругами – в нем же – ходит —
Планеты кружатся – а с ними – и судьба —
Быть смертным в Вечности —
                         в божественной природе!
 

Медитация 73

«Немножечко и мир «ворожит» Бога, и отдал Сына своего Единородного за мир.

Вот тайна. Ах, не холодеет, не холодеет еще мир. Это только кажется.

Горячность – сущность его, любовь есть сущность его.»

«Опавшие листья.
Короб 2-ой и последний»

 
Горячая любовь – вот – сущность мира —
Бог – им заворожен – дал Сына своего —
И заплакала в душе – святая лира —
И через жертву стало чистым бытие!
 

Медитация 74

««Солнце живет». Допустим эту гипотезу. Но как же оно живет? «В таком огне?»

В таком огне прекращается жизнь. И если бы так, то значило бы, что для «жизни» пределов температуры нет. Все же в «движении планет», и в самом «Солнце»

наука ничего не понимает.»

«Апокалипсис нашего времени»

 
Солнце живет – но кто здесь понимает —
Что притянув к себе весь мир – оно горит —
Точно – цветочек золотой – в начале мая —
Струится в Вечность изо всех орбит!
 

Медитация 75

«Мотылек – душа гусеницы. Solo – душа без привходящего. Но это показывает,

что «душа» – не нематериальна. Она – осязаема, видима «есть», но только —

иначе, чем в земном существовании. Но что же это и как? Ах, наши сны и сновидения иногда реальнее бодрствования. Гусеница и бабочка показывают, что на земле мы только «жрем», а что там будет все – полет, движение, камедь, мирра и фимиам. Загробная жизнь вся будет состоять из света и пахучести.»

«Апокалипсис нашего времени»

 
Там будет все – полет – движенье – взрыв —
Всех нежных чувств – чудесность осязанья —
Там бабочкой – из гусеницы – взмыв —
Человек найдет святое обитанье!
 

Медитация 76

«Это фатум бедной мамочки, что она пошла за Фауста, а не за колл. асессора.

Это все-таки грех и несчастие, но и роковое.»

«Опавшие листья.
Короб 2-ой и последний»

 
Прилипло к Фаусту дитя —
Созданье – чистое – святое —
Вкусив уже безумие греха —
И души – волненье роковое!
 

Медитация 77

«Так мы каркаем бессильно, пройдя ложный путь.»

«Опавшие листья.
Короб 2-ой и последний»

 
Увы – мы каркаем бессильно —
Пройдя уже свой ложный путь —
Так и птица – потеряв вдруг крылья —
Чует – жизни – ужасающую суть!
 

Медитация 78

«Все «развертывается» из «точки» в «окружность». И вот мир из «точки Бога»

развернулся в «красоту мироздания». И где же «в мире» нет «Бога»?

И где же «в Боге» – нет «мира»?»

«Апокалипсис нашего времени»

 
Из точки развернулся мир в окружность —
Из Бога – став прекрасным и святым —
Я прикасаюсь ко всему —
                         что – здесь – мне нужно —
Из огня – вмиг – превращаясь – в дым!
 

Медитация 79

«Смысл – не в Вечном, смысл в Мгновениях. Мгновения-то и вечны, а Вечное – только «обстановка» для них.

«Квартира» для жильцов. Мгновение – жилец, мгновение – «я», Солнце.»

«Опавшие листья.
Короб 2-ой и последний»

 
Мгновенья вечны – и в себе имеют смысл —
А Вечность – их обычная квартира —
Мы все – через мгновенья – входим в жизнь —
Свети же – Солнце – раскрывая душу мира!
 

Медитация 80

«Кто с чистою душой сходит на землю? О, как нужно нам очищения.»

(зима 1911 г.)

«Уединенное»

 
Кто сходит с чистою душой на нашу землю —
Неужто ангел в небе носит красоту —
Чтоб грешники огонь любви приемля —
Шли вслед за Богом через темноту?
 

Медитация 81

«Недодашь чего – и в душе тоска. Даже если недодашь подарок.

(Девочка на вокзале. Киев. Которой хотел подарить карандаш – «вставочку».

Но промедлил и она с бабушкой ушла.)

А девочка та вернулась, и я подарил ей карандаш. Никогда не видала и едва

мог объяснить, что за чудо. Ка хорошо ей и мне.»

«Уединенное»

 
В подарках детям воскресает чудо —
Из души уходит вмиг тоска —
Точно доброта идет от туда —
Где светится бессмертная душа!
 

Медитация 82

«Странник, вечный странник. И везде только странник.»

(Луга – Петерб., вагон, о себе)

«Уединенное»

 
Везде я – странник – жизнь моя – дорога —
И я по ней в незримый мир стремлюсь —
И чую – как горит во мне – от Бога —
С блаженством вечным внеземная грусть!
 

Медитация 83

«Что же была та стрела, которую постоянно чувствовал в моем сердце,

и от которой, в сущности, и происходит вся моя литература. Это грех мой. Через грех я познал все в мире и через грех (раскаяние)

относился ко всему в мире.»

(Луга – Петерб., вагон)

«Уединенное»

 
Через грех познал я все в безумном мире —
И раскаявшись – почувствовал вину —
Так со стрелою в сердце – из глубоких мыслей —
Я сделал книгой свою странную судьбу!
 

Медитация 84

«Что же ты любишь, чудак? Мечту свою.»

(вагон, о себе)

«Уединенное»

 
Люблю мечту свою – чудак —
А жизнь несется в сон —
И мне не справиться никак —
С тоской – со всех сторон!
 

Медитация 85

«Тихие, темные ночи…

Испуг преступления…

Тоска одиночества…

Слезы отчаянья, страха и пота труда…

Вот, религия…»

«Уединенное»

 
Слезы отчаянья и страха —
И пота вечного труда —
Одна религия над прахом
Нас очищает навсегда!
 

Медитация 86

«Болит душа, болит душа, болит душа…

И что делать с этой болью – я не знаю.

Но только при боли я и согласен жить.

Это есть самое дорогое мне и во мне.

(глубокой ночью)

«Уединенное»

 
Болит душа глубокой ночью —
Раскрыв все дорогое мне —
Я – точно – умерший – но чующий воочью —
Свою любовь с бессмертием во тьме!
 

Медитация 87

«Страшное одиночество за всю жизнь. С детства. Одинокие души суть

затаенные души. А затаенность – от порочности. Страшная тяжесть одиночества.

Не от этого ли боль? – Не только от этого.»

«Уединенное»

 
Страшно – в одиночестве – тоскуя —
Вдруг ощущать – проходит твоя жизнь —
Вот так в душе давно гуляет буря —
Вскрыв в затаенной тьме – паденье вниз!
 

Медитация 88

«Томительно, но не грубо свистит вентилятор в коридорчике:

я заплакал (почти): «Да вот чтобы слушать его – я хочу еще жить,

а главное – друг должен жить“. Потом мысль: „Неужели он (друг) на том

свете не услышит вентилятора», и жажда бессмертия так схватила меня

за волосы, что я чуть не присел на пол.»

(глубокой ночью)

«Уединенное»

 
В любви отчаянной возжаждал я бессмертья —
С болезнью друга вдруг заплакала душа —
В какую тьму уносит нас столетья —
Неужели мною жизнь вся прожита?
 

Медитация 89

«Могила… знаете ли вы, что смысл ее победит целую цивилизацию.

Т.е. вот равнина… поле… ничего нет, никого нет. И этот горбик земли, под которым зарыт человек. И эти 2 слова,

«зарыт человек», «человек умер», своим потрясающим смыслом, своим

великим смыслом, стонающим… преодолевает всю планету…»

«Уединенное»

 
Могила потрясает вечным смыслом —
Человек в земле – под холмиком зарыт —
Как потрясает это страшное убийство —
Того – кто нас создал – и до сих пор молчит!
 

Медитация 90

«Вот идет по тротуару проститутка. Подойду к ней и разделим… последнюю папироску. Она мне «своя» в мире: такая же бездомная,

тоже без отца, без матери, также никому не нужна, также ей никто не нужен.

Дам ей папироску, она закурит, я докурю. Потом пойдем к ней. И будет она мне жена на ночь. Как и мне на час работы нужен хозяин, и я говорю о всяком через час – «провались».

(за корректурой своей статьи о Страхове: место ее» о меланхолии в Европе)

«Перед Сахарной»

 
Небытие всегда тянуло вглубь —
Во глубь земли – и в лоно нежной девы —
Точно Господь шептал мне: Приголубь
Живую душу и всходи на небо!
 

Р.S. На эти мысли Василия Розанова я написал еще одно стихотворение:

 
Писатель с проституткой в ночь уносится —
Разделив с ней папироску на двоих —
Их связывает страх и одиночество —
И страсть – уйти в Небытие – за миг!
 

Медитация 91

«Как поправить грех грехом – тема революции».

(на извозчике)

«И поправляющий грех горше поправленного».

«Перед Сахарной»

 
Как поправить грех грехом – вот – революция —
Ущербность всякого до слез обнажена —
Весьма корявый подчерк эволюции —
Взамен одной – другая скверная страна!
 

Медитация 92

«Я – великий методист. Мне нужен метод души, а не ее (ума) убеждения.

И этот метод – нежность. Ко мне придут (если когда-нибудь придут) нежные,

плачущие, скорбные, измученные. Замученные. Придут блудливые (слабые)…

Только пьяных не нужно… И я скажу им: я всегда и был такой же слабый,

как все вы, и даже слабее вас, и блудливый, и похотливый. Но всегда душа

моя плакала об этой своей слабости… " Давайте устроим Вечерю Господню…

Вечерю чистую – один день из семи без блуда… И запоем наши песни,

песни Слабости Человеческой, песни Скорби Человеческой, песни

Недостоинства Человеческого… В которых оплачем все это… И на этот день Господь будет с нами.» А потом 6 дней опять на земле и с девочками.»

«Перед Сахарной»

 
О – Слабость – Человеческая – Похоть —
А как же хочется – всегда – достойным быть —
И песни петь – и славить Бога —
Являя в нежности все ту же зверску прыть!
 

Медитация 93

«Каждого человека Бог дарит земле. В каждом человеке Земля (планета)

получает себе подарок. Но подарок этот исполнен внутренними письменами.

Вот прочесть-то их и уразуметь и составляет обязанность всякого человека.»

«Перед Сахарной»

 
Бог дарит нас святой Земле —
Мы – раскрываемся в ней —
                           каждый – своей книгой —
И точно – свет во тьме – душа в душе —
Летит сквозь Вечность птицей огнеликой!
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4