Игорь Серёгин.

Радость



скачать книгу бесплатно

Радость


Глава 1

Сегодня я навсегда улетаю из России. Три года радости, отчаяния, наслаждения и боли закончились. Я мечтаю, чтобы самолёт быстрее унёс меня к тёплым побережьям, но грусть по людям, с которыми я познакомилась, никогда не оставит меня.

Я закрываю дверь такси, здание аэропорта штурмуют люди, машина отъезжает, а на её месте уже останавливается другая. Огромные буквы «Санкт-Петербург» высоко, приходится запрокидывать голову, чтобы их рассмотреть. Здесь началось моё путешествие, здесь и закончится. Питер – город бесконечной осени: три четверти года слякоть, а зима и лето умещаются в оставшуюся четверть. Я ненавижу этот город до скрипа на зубах и обожаю до дрожи в кончиках пальцев ног.

Меня никто не провожает. Напутственные речи отзвучали, воспоминания застыли на задворках сознания.

Я помню тот день, когда оставила родину: в маминых глазах, с прожилками тоски и страданий, едва теплится улыбка, мама обняла меня на прощанье.

– Звони так часто, как сможешь – сказала она.

– Да, конечно – я тороплюсь в путешествие, не давая чувствам вырваться наружу.

Мама не выпускает из объятий, а я не люблю приступы нежных эмоций. Сентиментальность и прощания – удел пожилых, в восемнадцать лет жаждешь приключений, а не печали.

Светлые джинсы и яркая футболка, волосы заплетены во множество косичек – я молода и прекрасна, одежда и вещи упакованы в чемодан, радость ждёт за стеклянными дверями аэропорта.

Меня всасывает внутрь, а мама остаётся.

«Когда дочь вернётся, ты не будешь ни в чём нуждаться» – думаю я, моя рука посылает прощальный взмах.

Очередь двигается медленно, кто-то неохотно щёлкает тумблером и чёрный чемодан пропадает в жерле печи, а его владелец опустошает карманы и проходит через ворота, подмигивающие то зелёным, то красным. Чемоданы следуют один за другим и, пропущенные сквозь жерло, выпадают с другой стороны. Иногда очередь застывает на несколько секунд, а потом оживает и люди продолжают движение. Во мне всё обрывается вместе с переключением тумблера. Я жду своей очереди, но мои мысли уже там за воротами с разноцветными глазами. Воображение несёт вперёд, к незнакомым людям и бесконечным возможностям новой страны.

Тумблер снова щёлкает, мой чемодан скользит по ленте, а я прохожу сквозь ворота.

Внутри огромное пространство, заполненное людьми и звуками, высокие потолки, серьёзные охранники на каждом углу, постоянно мигающее табло с номерами рейсов, и люди, очень много людей. Я чувствую, как стучит сердце, гонит кровь по кровеносной системе, нежданно ускоряясь. Я инстинктивно сжимаю ручку чемодана, как единственную статичную вещь в этом круговороте.

Тогда я спешила попасть в самолёт. Стыдно признаться, но всё, что меня волновало – как выглядит снег. Я никогда не видела снега, действительно ли он белый, чистый и холодный?

Первый полёт на самолёте, путешествие в неизвестную страну, новые возможности и счастливая жизнь, а меня волнует какой-то снег.

А сегодня я возвращаюсь, среди пассажиров выделяются мои соплеменники, они отличаются не только цветом кожи, но и взглядом, движениями.

Я могу с точностью до месяца определить, сколько человек прожил в России. Чем дольше живёшь здесь, тем печальнее становятся глаза, их будто поглощает осень.

В лабиринте переходов, спешащих людей всё двигается по расписанию и только недавно приехавшие останавливаются в недоумении у поворотов и нарушают привычный ритм. Если бы не тёмный цвет кожи и афро-косички, я бы ничем не отличалась от местных жителей.

Когда я получила возможность работать в России, восторг наполнил меня, воображение рисовало жизнь полную удовольствий, возможностей и главное денег, которых в нашей семье всегда не хватало. Я ничего не знала о России, но предчувствовала, что узнаю много нового.

Маленькое окошко самолёта концентрирует внимание, мир за ним кажется чётче. Миниатюрные дома, зелёное море под нами и тонкая полоска океана кажутся нарисованным или вылепленным из глины. Я борюсь с непреодолимым желанием коснуться рукой этой картины. Океан, как будто наплывает на самолёт. Мы влетаем в слой облаков, и земля прячется из виду.

Белёсые хлопья закрывают обзор, как будто кто-то занавесил иллюминаторы белой, прозрачной тканью. Интересно снег такого же цвета, как облака? И дался же мне этот снег.

Мне сложно выбраться из воспоминаний, они внезапно нахлынули, и очнулась я только когда проходила на посадку. Я была наивна, сейчас я уже не та маленькая девочка.

Приплюснутый автобус мчит к самолёту, а я гадаю, какая из металлических птиц, застывших на бетонном поле, унесёт меня на родину.

– Приятного полёта – объявляет бортпроводница, я смотрю в окно и мысленно прощаюсь с теми, кто остался. Кто-то сказал, что Санкт-Петербург иногда называют городом ангелов, потому что многие строения украшены скульптурами с крыльями и светлыми ликами.

– Ангелы не плачьте обо мне, я выбралась, плачьте о тех, кто прилетает – шепчу я.

За окном проплывает здание аэропорта, самолёт собирает силы. Вдох-выдох, рёв турбин, размытая зелень в иллюминаторе. Взлётная полоса заканчивается, дыхание замирает, и шасси, сделав последний оборот, отрываются от земли.


***

Три года назад

Я в России, перелёт забрал все мои силы, я запоминала каждое мгновение полёта, даже моргнуть боялась. Спешу выбраться из самолёта, но люди копошатся в проходах, никуда не торопятся. Женщина, сидящая в соседнем кресле, роется в сумке, мужчина передо мной ищет куртку, проход перекрыт людьми. Наконец, я пробираюсь к выходу, вдыхаю полной грудью и обжигаюсь, воздух холодный и едкий. Я спускаюсь по трапу, ветер сбивает с ног, как будто хочет запечатать меня в самолёте навсегда.

Моя лёгкая одежда продувается насквозь, кажется, что мир сузился до размеров тела, тонкие иглы впиваются в каждый сантиметр кожи.

Поездка в приплюснутом автобусе и меня вместе с толпой вбрасывает в здание аэропорта. Получив багаж, нахожу тонкий свитер – самое тёплое, что у меня есть. Толпа рассеивается, а я не знаю, куда идти. Тело чувствует тепло, оттаивает мурашками по коже, требует действий. Я ищу выход. Чемодан катится за мной, как собачка, подпрыгивая на неровностях пола.

Во мне проснулась маленькая девочка-исследователь, она ловит незнакомые переливы речи, её вниманием завладевают симпатичные мужчины, а я стараюсь выглядеть взрослой и серьёзной.

Пассажиров и встречающих много, столько людей я никогда не видела в одном месте, мне постоянно приходится отскакивать от тележек с чемоданами. Я вглядываюсь в лица и не могу понять, что меня смущает. Отпечаток грусти сохраняется, даже, когда они улыбаются друг другу. Улыбающиеся рты заполнили пространство вокруг, но глаза остаются непрозрачными и печальными – жуткое зрелище. Я прорываюсь сквозь строй. Из динамиков несутся объявления о рейсах на русском и английском, люди в форме без интереса сканируют взглядами-рентгенами толпу. Указатели путают меня, но по счастливой случайности, я добираюсь до выхода из здания.

Парковка перед аэропортом заполнена автомобилями, такси и автобусами. Холодный ветер пробирает до костей, дышать трудно. Прилетевшие люди штурмуют транспорт, каждый выбирает тот, что по карману. Постоянно прибывают новые машины и люди.

– Посторонись! – крикнул мужчина с двумя чемоданами и наступил мне на ногу.

Я корчусь от боли, а он уже садится в такси. Ощущение, что я попала в центр урагана из лиц, искажённых злостью.

Я смотрю на серое небо, белые хлопья падают сверху, тая во время полёта, и на асфальте среди ног превращаются в грязь.

– И это снег, который я представляла идеалом чистоты? – думаю я.

На стоянку въезжает зелёный автомобиль, из него выходит мужчина.

– Амади? – спрашивает он

– Да (по-русски я знаю три слова: да, нет и спасибо)

Он забрасывает мой чемодан в багажник, и как только я закрываю дверь, машина трогается с места.

Мужчина закуривает, дым попадает в глаза, и я чихаю. Водитель успевает курить, рассматривать меня и вести автомобиль одновременно. Мне неуютно от его взгляда, я стараюсь не смотреть ему в глаза. Огни города, рассматривают меня, а я их. Мы мчимся в потоке автомобилей. Высокие здания, множество машин и людей пугают меня и в то же время, я впитываю детали. Мимо окон пролетают: автосалоны, супермаркеты, строящиеся дома, многоэтажные здания. Пейзаж быстро меняется, высотные дома уступают место четырех-пяти этажным строениям, вместо супермаркетов появляются небольшие магазины фирменной одежды, рестораны, кафе и даже метро. Мы не останавливаемся, мужчина молчит и иногда смотрит в мою сторону, под его взглядом я чувствую себя раздетой. Город снова меняется, мы проносимся через мост и сворачиваем на узкую тёмную улицу, машина останавливается.

Всего один фонарь освещает единственный подъезд дома. Мой спутник уже на улице.

– Выходи – говорит он, извлекает мой чемодан из багажника и направляется к дому. Я спешу за ним, боясь потеряться в темноте незнакомого города. Из темноты доносятся громкие голоса и смех.

На лестнице тоже темно, я ступаю почти наугад, ориентируясь на слух. Мой сопровождающий останавливается у железной двери на верхнем этаже. Я слышу резкий звонок. Дверь открывает миниатюрная девушка неопределённого возраста. У неё короткая стрижка и повадки восемнадцати летнего парня. На ней вытянутая футболка, с пятнами от соуса. Синие джинсы на размер больше, завершают картину мохнатые тапочки.

Она выглядит усталой, как будто весь день наводила порядок в квартире, где ночью проходила вечеринка. Она внимательно рассматривает меня, в её глазах на миг появляется сочувствие, но оно сразу тает.

– Жить будешь здесь – говорит мой сопровождающий, он кивнул девушке в футболке с пятнами соуса, поставил мой чемодан и исчез. В прихожей просторно и чисто, даже стерильно, но неуютно.

– Пойдём – говорит девушка, я снимаю туфли и иду за ней.

Из-за закрытых дверей слышны женские голоса.

Мы на кухне, стол с ноутбуком, два стула, грязная посуда в раковине, заляпанный холодильник и окно в темноту, без занавесок, больше здесь ничего нет. На экране компьютера выведено изображение с камер наблюдения, изображение черно-белое. В поле зрения камер попадает застеленная кровать, диван, журнальный столик. Три видеокамеры – три одинаковые комнаты, без признаков жизни.

Девушка говорит, я не понимаю ни слова и не знаю, как сказать ей об этом.

– Я Катя. Все вопросы можно и нужно обсуждать со мной, я в курсе всего, что здесь происходит.

– Амади – говорю я, показываю пальцем себе на грудь.

– Это неважно, имя придётся сменить.

У Кати звонит телефон.

– Привет, милый, как тебя зовут? – говорит она, интонации её голоса меняется, как будто она разговаривает с любовником. Но, даже не понимая языка, я чувствую, что она в первый раз слышит звонящего.

– Нет, да, да, десять. Я жду тебя – Катя нажимает отбой. Она смотрит на меня, как будто забыла, кто я и что здесь делаю.

– Так, по-русски ты не говоришь?

Я молчу, пожимаю плечами.

– Понятно, придётся выучить несколько слов – она переходит на английский. – Пойдём знакомиться с остальными девушками.

Английский я знаю достаточно, чтобы понимать и иногда отвечать.

Она останавливается у двери, откуда я слышала голоса. Из-за двери доносится угрожающий звук.

Катя открывает дверь и с порога кричит:

– Тихо!

В комнате три девушки, одна из них похожа на разъярённую львицу, остальные придавлены силой её голоса к стенам. Увидев Катю, они вздыхают с облегчением.

– Это Амади, знакомьтесь

Девушки рассматривают меня, без улыбок и приветствий, я чувствую себя вещью в магазине, которую оценивают.

– Привет, я Алиса – говорит девушка с растрёпанными светлыми волосами. Когда она посмотрела на меня, я почувствовала страх. В её больших карих глазах бушуют несколько торнадо, а сам взгляд предупреждает: «Ближе не подходи!» Фигура Алисы напряжена, как будто она готовится к броску. Другие девушки молчат и продолжают оценивать меня.

– Она не понимает по-русски – уточняет Катя – Алиса, объясни правила новенькой.

– Я не собираюсь с ней возиться – её взгляд прожигает меня.

– Меня это не волнует – Катя уходит.

– Не повезло тебе с наставником, я Белла. – Вторая девушка приближается ко мне, она как будто соскочила с обложки журнала, у неё приятная улыбка, идеальное лицо, она могла бы стать моделью или вести программу новостей.

Я любуюсь Беллой, есть такие люди, к которым сразу проникаешься уважением, Белла из таких.

Третья девушка подходит ко мне, протягивает руку.

– Я Перл.

Она миниатюрного роста, с приятной фигурой, мужчины, наверное, часто провожают её взглядом. Возможно, поэтому она не чувствует, что ей не хватает десятка сантиметров до идеального роста, а может быть, из-за длинных каблуков, она ходит в них даже в квартире.

– Алиса, ты отпугиваешь всех, иногда даже клиентов – сказала Перл – Не так нужно встречать новеньких.

– Да, пошли вы – Алиса хлопает дверью.

Обе, оставшиеся в комнате, девушки выглядят ухожено, но слишком увлекаются косметикой.

Я оглядываю комнату, из-за большого зеркала она, кажется больше, чем есть. Здесь и не пахнет стерильностью, на полу валяются разноцветные трусы и лифчики, раскрытая и выпотрошенная косметичка брошена на кровати. Я застыла на месте, боясь наступить на что-нибудь ценное.

– Начнём с правил, для начала первые пять – сказала Белла, не замечая моей растерянности –

Правило №1: Никаких поцелуев в губы, шею, грудь.

Правило №2: Мы можем бить, кусать, царапать клиента, если он хочет, но нас нельзя.

Правило №3: Всегда с резинкой, без исключений.

Правило №4: Клиент должен остаться довольным, в любом случае. Если клиент не доволен – это плохо для бизнеса.

Правило №5: Сначала деньги, потом секс. Отсос и милые разговоры включены в стандартный прайс, анальный секс и другие извращения за дополнительную плату.

– Первое время ты будешь жить здесь, располагайся. Шкаф общий – вот твоя полка. – Сказала Белла. В скрипучем шкафу такой же беспорядок, но есть одна свободная полка.

Пока я разбираю вещи, Белла продолжает вводить меня в курс дела:

– Никогда не показывай, что у тебя внутри, и сама старайся не думать об этом, иначе сломаешься.

У Беллы приятный грудной голос и манера говорить наставительно, как с маленьким ребёнком. Она часто переходит на русский, и я переспрашиваю. Она повторяет и смотрит на меня, ожидая кивка.

Катя вернулась в комнату.

– Устроилась? Пойдём – командует она

Мы снова на кухне за столом.

– Днём тебя осмотрит доктор, мы не хотим, чтобы клиенты остались недовольны. Если он не найдёт у тебя болячек, вечером приступишь к практике.

– А сколько я буду зарабатывать?

– Здесь важно впечатлить клиента, любые капризы за их деньги, чем больше умеешь, тем больше заработаешь.

– Я хорошо танцую

– Это не совсем то, о чём я говорила. Умение танцевать стриптиз иногда пользуется популярностью, но основная задача ублажить клиента физически. Танцы мы включим в дополнительный прайс. Кстати, надо придумать тебе звучное имя – говорит Катя

– Чем плохо моё?

– Оно настоящее и не производит впечатления. Кстати, оно что-то значит?

– Да, радость.

Кажется, я перепутала слова, но Катя смогла понять.

– То есть – Joy? Будешь Джойс и необычно и со смыслом.

Я слышу звонок в дверь, кто-то из девушек открывает, до нас доносится звонкий смех.

– Сейчас вернусь – Катя вышла в прихожую.

Из кухни виден коридор, я разглядываю прибывшего мужчину. Мне казалось, что нашими услугами пользуются только уродливые или старые. Но он не выглядит ни старым, ни уродливым. Катя проводила его в комнату. Я слежу за мужчиной через камеру, на экране Катя вносит напитки, мужчина кивает. Я неотрывно следую за дыханием клиента, его движениями, веду статистику улыбкам и взглядам. Он сидит на диване, в его руках телефон, но кому он собирается звонить? Повертев мобильник в руках, мужчина кладёт его на столик перед собой.

В это время в коридоре Катя проводит с девушками инструктаж. Мужчина рассматривает комнату, его взгляд останавливается на глазке камеры, я отворачиваюсь, застигнутая врасплох. Через несколько секунд я понимаю, что он не может меня увидеть, и продолжаю безнаказанно подглядывать.

Первой в комнату заходит Белла, мужчина осматривает её с ног до головы. Я вижу, как шевелятся его губы, Белла улыбается и выходит. Дверь снова открывается, и сквозь глазок камеры я узнаю Алису. Кажется, она понравилось больше, чем Белла. Она присаживается рядом с мужчиной, я режиссёр немого кино, снимаю черно-белую прелюдию, два человека на экране договариваются, ожидание разжигает страсть, зрители готовы к продолжению. Алиса медленно раздевается до белья, клиент ждёт, я проникаю в комнату бестелесным духом, чувствую напряжение мужчины.

Алиса кидает в него полотенцем, камера теряет мужчину у дери, он проходит в душ, как бы сходя с экрана в зал. Алиса расправляет постель. По пути мужчина передаёт Кате деньги, звук воды заглушает их разговор.

Катя возвращается на кухню, я вздрагиваю, застигнутая врасплох.

– Подглядываешь? – Катя подмигивает мне – И правильно делаешь, тебе нужно многому научиться. Помни, что большинству клиентов важно ощущение, что он тебе нравится. Некоторые только за тем и приходят, чтобы поговорить, а ты пока и двух слов не знаешь.

У Кати снова звонит телефон, она разговаривает несколько минут, вешает трубку.

– Сейчас начнётся самая жара, мне будет некогда. Смотри на экран, если увидишь опасность для девушек, сразу зови меня, поняла?

– А что может случится?

– Ты поймёшь

Я остаюсь перед ноутбуком одна. Звонки в дверь и на мобильный Кати, отвлекают меня, я ловлю слова и интонации Кати. Подглядываю за тем, что происходит в коридоре. На экране, разделённом на четыре части, новое движение. Белла и другой мужчина. Белла демонстрирует невероятную гибкость, на соседнем экране Алиса обнажает возможности своего рта, на других пока пусто.

Клиенты сменяют друг друга, Катя отвечает на звонки, встречает клиентов, пересчитывает деньги. Я запоминаю план действий, обращаю внимание на нюансы. Слушаю стоны и ловлю интонации. Завтра камера будет снимать фильм обо мне, и он должен получиться идеальным, страх опускается ниже живота, сводит судорогой внутренности. Ты справишься – шепчу я. Запомнить план действий, чтобы отвлечься, вжиться в роль.

Я быстро понимаю общую схему поведения. После того, как клиент выбрал девушку, он обсуждает с ней подробности, потом по очереди в душ и в постель. Клиенты разные: застенчивые, пожилые, развязные, молодые; попадаются богатые. Кто в первый раз, кто-то постоянный. По двое, трое, разных национальностей, с разными предпочтениями – калейдоскоп мужчин на любой вкус.

Между клиентами девушки забегают в кухню выпить воды или посмотреть на работу других. Перл посмотрела вместе со мной на камеры, но когда я хотела заговорить, Катя позвала её.

Действия на экране повторяются, и мне становится скучно. Катя появляется не часто, она постоянно занята. Я видела, как она отказала нескольким мужчинам.

– Извините, пьяным мы отказываем – в её голосе мягкость, клиент может вернутся завтра, но правила есть правила.

Мужчина уходит, не задавая вопросов.

К утру звонки на телефон и в дверь становятся редкими и, наконец, когда обернувшись к окну, я вижу восходящее солнце, квартира замирает.

– Иди спать – говорит Катя, занимая место у компьютера – Завтра ты тоже не останешься без дела.

Я вхожу в комнату отдыха. Перед глазами пролетают картины прошедшего дня: чужая страна, новый город и мир удовольствий, о котором я не знала. Утром меня провожала мама, а теперь… Я не представляла, что окажусь в центре событий, буду товаром, приносящим радость. Конечно, на родине никто не знает о целях моей поездки в Россию, девушки уезжают в другие страны в поисках лучшей жизни и заработка, родным они говорят, что едут учиться. Я тоже зачислена в университет, но появляться там не обязательно.

Большим городам постоянно требуются новые девушки и экзотика. Я одна из многих и знаю об этом, но теперь мне становится страшно. Может быть, ещё не поздно отказаться?


Глава 2

Днём пришёл доктор, лысеющий толстяк лет пятидесяти. Он улыбается, много говорит и видимо шутит, но я почти ничего не понимаю. Перл сказала, что он один из наших постоянных клиентов, женат и у него есть дочь. Если дословно:

– Говнюк ещё тот, всё время просит скидку! Можно подумать Николай не платит ему за осмотры. Будь уверена, он скоро придёт и попросит тебя.

Перл, как и остальные девушки, говорят некоторые слова на русском, и я не всегда полностью понимаю смысл.

«Доктор-говнюк» долго осматривает меня, кажется, он специально копается, я вижу похоть в его взгляде.

– Всё в порядке – сказала Катя, когда доктор ушёл. – Врач говорит, что ты девственница – это пользуется спросом. К вечеру подберу тебе клиента и начнёшь.

День пролетает незаметно, я расспрашиваю Катю, выбираю бельё и готовлюсь к первому дню в качестве невесты на час. В девять пришла Белла.

– Привет, а ты оказывается красотка. Белое на чёрном – это пошло, но тебе идёт – говорит она. Я стою перед зеркалом, из него на меня смотрит девушка с чёрной кожей, на девушке белый лифчик и трусики, бельё подбирала Катя, я довольна её выбором.

– Спасибо – говорю я.

Белла обладает удивительно приятным голосом, он внушает спокойствие и уверенность. Она красива и держится независимо, кажется, что её не волнует мнение окружающих. Мне не понятно, почему она работает здесь.

– Те, камеры, на которые ты смотрела вчера, установлены для нашей безопасности. Катя следит через них за нашей безопасностью. Ты всегда можешь подать сигнал, если клиент выходит за рамки. – Говорит Белла.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4