Игорь Сенченко.

Кувейт. Мозаика времен



скачать книгу бесплатно

Годы правления шейха ‘Урай’ира, возглавившего племя бану халид в 1752 г., ознаменовались нескончаемой чередой войн с ваххабитами.

В 1758 г. он предпринял поход против Эль-Дир’иййи, «логова ваххабитов», но взять город так и не смог. В 1774 г. задался мыслью захватить Бурайду, но по пути туда скончался.

Вождем племени бану халид стал шейх Са’дун II (правил 1774–1786). Именно в этот период времени эмират ваххабитов, кратно окрепнув, распространил власть свою на весь Неджд. К 1780-м годам захватил почти всю Центральную Аравию, после чего нацелился на Эль-Хасу, оплот бану халид. Первый, рекогносцировочный, если так можно сказать, набег на Эль-Хасу эмир Са’уд предпринял в 1784 г. Начиная с этого времени, видя немощь племени бану халид, стал планомерно раздвигать границы своего эмирата в сторону прибрежных арабов. К 1795 г. племя бану халид, окончательно поверженное ваххабитами и навсегда вычеркнутое ими из списка «центров силы» Восточной Аравии, сошло с политической сцены этого района Аравийского полуострова[60]60
  Ahmad Mustafa Abu Hakima, History of the Eastern Arabia 1750–1800, op. cit., p. 131–136.


[Закрыть]
.

Развитию земель нынешнего Кувейта способствовало переселение туда племени бану ‘утуб, выходцев из Неджда. Сформировали его несколько семейно-родовых кланов из племенного союза бану‘аназа, одного из крупнейших и влиятельнейших в Неджде, владевшего 1 млн. верблюдов[61]61
  Dr. Robin Bidwell, Te Afairs of Kuwait 1896–1901, Two Vols., London 1971, Vol. I, p. XXIV.


[Закрыть]
. Союз этот состоял тогда из трех колен «арабов благородных», автохтонов Северной Аравии[62]62
  Michael C. Casey. Te History of Kuwait, London, 2007, p. 21; Alvin Cottrell. Te Persian Gulf States, Baltimore, 1980, p. 45–46.


[Закрыть]
. В каждом из них насчитывалось примерно по 60 тыс. мужчин, способных носить оружие. Мужчины бану ‘аназа славились искусством верховой езды, смелостью и отвагой на поле боя.

Племя бану ‘утуб во главе с тремя семейно-родовыми кланами (Аль Сабах, Аль Халифа и Аль Джалахима) упоминается в трудах арабских историков и как бану ‘уттуби, и как бану ‘аттаба, и как бану ‘утба, но чаще всего – как бану ‘утуб

Historical " id="a_idm139991090415216" class="footnote">[63]63
  Francis Warden. Historical Sketch of the ‘Uttoobee Tribe of Arabs (Bahrain) from the year 1716 to the year 1817 in Bombay Selections, XXIV, Bombay, 1856, p. 362–372.


[Закрыть]
. Все указанные выше наименования этого племени происходят от одного и того же слова – «‘аттаба», что значит переступать порог. Бану ‘утуб – это «люди, перешагнувшие порог родных земель», и отодвинувшиеся жить, перекочевывая с места на место, в «чужие края», на север (‘аттаба ила аш-шамал)[64]64
  Ahmad Mustafa Abu Hakima, History of the Eastern Arabia 1750–1800, op. cit., p. 49.


[Закрыть]
.

Х. Диксон, английский политический агент в Кувейте, ссылаясь на его беседу с шейхом ‘Абд Аллахом ал-Салимом Аль Сабахом, правителем Кувейта, писал, что тех, кто ушел с родом Сабахов из Неджда, стали называть этим именем, когда они покинули родную даиру (место традиционного обитания) и откочевали на север[65]65
  Dickson H. R. P., Kuwait and Her Neighbours, op. cit., p. 26, 27.


[Закрыть]
.

Семейно-родовые кланы Аль Сабах и Аль Халифа, заложившие независимые княжества (шейхства) в Кувейте и на Бахрейне принадлежали к арабам Неджда, проживавшим в местности Эль-Хадара, что в районе Эль-Афладж[66]66
  Ahmad Mustafa Abu Hakima, Te Modern History of Kuwait 1750–1965, op. cit., p. 4.


[Закрыть]
.

В то время как южные семейно-родовые кланы из племенного союза бану ‘аназа, сложившись в племя бану ‘утуб, мигрировали из Неджда на юго-восток, представители его северного крыла – бану рувалла – ушли на северо-запад[67]67
  Cf. A. Musil, Te Manners and Customs of the Ruwala Beduins, New York, 1926, p. 46.


[Закрыть]
. Подвигла их к переселению из Неджда, как считают такие именитые исследователи истории Кувейта, как Ахмад Мустафа Абу Хакима и полковник Харальд Диксон, сильнейшая засуха, вызвавшая мор скота и голод[68]68
  Ahmad Mustafa Abu Hakima, Te Modern History of Kuwait, op. cit., p. 4; Ahmad Mustafa Abu Hakima, History of the Eastern Arabia 1750–1800, op. cit., p. 50; Dickson H. R. P. Kuwait and Her Neighbours, op. cit., p. 26.


[Закрыть]
.

Кувейтский историк ‘Абд ал-Азиз ал-Рашид называет еще одну причину этой миграционной волны: острые разногласия внутри самого племенного союза бану ‘аназа, вспыхнувшие между несколькими его крупными племенами по вопросам их роли и места в межплеменной иерархии и структуре власти[69]69
  Dickson H. R. P., Kuwait and Her Neighbours, op. cit., p. 26; Shaul Yanai. Te Political Transformation of Gulf Tribal States, Sussex, England, 2014, p. 16.


[Закрыть]
.

Абу Хакима полагает, что бану ‘утуб покинули свои земли во времена «большого исхода» племен бану ‘аназа. Но прежде чем воссоединиться в Кувейте, семейно-родовые кланы бану ‘утуб проживали раздельно, в разных уголках Северо-Восточной Аравии. Вторая половина XVII в. и начало XVIII в., отмечает он, значатся в хрониках Неджда, как невероятно засушливые, что и подвигло племена к тому, что они отодвинулись в соседние уделы. Сказания арабов Аравии гласят, что, «лишившись божьей милости», дождя, многие племена Неджда вынуждены были оставить родные земли и скитаться по чужим краям. Кстати, слово «рахма» в языке арабов Аравии до сих пор имеет два значения: «дождь» и «божья милость». В отдаленном прошлом дождь для народов Аравийского полуострова, действительно, являлся «божьей милостью»[70]70
  Michael C. Casey. Te History of Kuwait, op. cit., p. 23; Dr. Yacoub Yousuf Al-Ghunain, Kuwait. Faces Avidity, op. cit., p. 20.


[Закрыть]
.

Известный кувейтский историк ал-Кина’и сообщает, что, покинув Эль-Афладж, семейно-родовые кланы бану ‘утуб, собравшиеся впоследствии в Кувейте, мигрировали вначале в долину Вади Эль-Давасир, где рассчитывали найти пастбища для скота. Ожидания их не оправдались, и они ушли в Катар. Там, рассказывает полковник Х. Диксон, к семейно-родовым кланам Аль Сабах, Аль Халифа и Аль Джалахима (в наши дни он известен в Кувейте и на Бахрейне под именем ал-Нисф) присоединилось несколько других крупных семейств-мигрантов из Неджда. Среди них он называет семейства ал-Шамлан, ал-Сакр, ал-Салих, ал-Зайд (владел большими стадами верблюдов и домашнего скота) и ал-Ма’вид[71]71
  Michael C. Casey, Te History of Kuwait, op. cit., p. 23; Ahmad Mustafa Abu Hakima, History of Eastern Arabia 1750–1800, op. cit., p. 51; Государство Кувейт: страна и люди. Министерство иностранных дел Кувейта. Никосия, Кипр, 1998. С. 44.


[Закрыть]
. Проживая в Катаре, они занялись новым для них делом – рыболовством и «жемчужной охотой». Научились строить суда. Оттуда, по морю, «разошлись» на своих парусниках по разным сторонам. Одни из них направились в Южную Месопотамию, и поселились в районе деревушки Субайх, что у Басры. Другие перебрались в земли персов, в том числе в Абадан, а также на остров Кайс. Третьи продвинулись на северо-восток Прибрежной Аравии. Семейно-родовой клан Аль Халифа, к примеру, удалился в земли, входящие сегодня в состав Кувейта, где обосновался раньше Сабахов. Ссылаясь на историю своего рода, одного из древнейших в Кувейте, историк Йусуф ибн ‘Иса ал-Кина’и свидетельствует, что семейства рода ал-Кина’а явились в Кувейт и из Ирака Арабского, и из Катара, и с побережья персов, и с Бахрейна (там, к слову, есть целый квартал, носящий имя этого клана)[72]72
  Al-Rasid ‘Abd al-‘Aziz, Ta’rikh al-Kuwait, Two Vols., Baghdad, 1926, Vol. I, p. 15, 16; Ahmad Mustafa Abu Hakima, History of Eastern Arabia 1750–1800, op. cit., p. 51; Dickson H. R. P., Kuwait and Her Neighbours, op. cit., p. 26.


[Закрыть]
.

Первое письменное сообщение о племени бану ‘утуб, как следует из работ кувейтских историков, содержится в депеше (датируется 1701 г.) губернатора Басры Али-паши (управлял Басрой в период 1701–1705 гг.) турецкому султану. В ней говорится о присутствии арабов Неджда в лице племени бану ‘утуб в местечке Мехран, что неподалеку от Басры, и об их «неодобренном им желании» поселиться в самой Басре[73]73
  Al-Ghanim, Salwa. Te Reign of Mubarak Al Sabah: Shaikh of Kuwait, 1896–1915, New York, 1998, p. 83.


[Закрыть]
. Сообщается, что племя это насчитывало около 2 тыс. чел. и располагало 150 парусниками.

Упоминается в этой депеше и о бахрейнском крыле бану ‘утуб, которое, схлестнувшись там с племенем ал-хувалла и опасаясь актов кровной мести с их стороны, присоединилось к своим соплеменникам, покидавшим Катар, и ушло с ними в район Басры[74]74
  Slot B. J. Te Origins of Kuwait (enter for Research and Studies on Kuwait), Kuwait, 1998, p. 110.


[Закрыть]
.

Поселившись там, в конце 1700 – начале 1701 гг., одни семейно-родовые каланы бану ‘утуб занялись сопровождением торговых караванов, ходивших в Багдад, Эль-Хасу и Алеппо, а другие – перевозкой грузов морем между Бахрейном и Басрой. Случалось, совершали газу (набеги) и на купеческие суда в Шатт-эль-Арабе, и на торговые караваны в пустыне. За что, дескать, и поплатились – были выдворены турецким губернатором Басры из окрестностей города.

Думается, однако, что все обстояло несколько иначе. Племя бану ‘утуб, свидетельствуют историки прошлого, пиратством не занималось, и этим резко отличалось от других племен-владельцев судов. Представляется, что причиной, подтолкнувшей бану ‘утуб к уходу «чуть подальше от беспокойной Басры», как справедливо отмечает в своем исследовании Б. Дж. Слот, послужила сумма обстоятельств-происшествий, а именно: разрушение Басры наводнением в 1704 г.; ее тотальный грабеж племенами мунтафиков в 1706 г.; и, конечно же, запрет на жительство в самой Басре[75]75
  Там же. С. 111.


[Закрыть]
.

Получив разрешение шейха бану халид на переезд в его удел, около 200 семейств бану ‘утуб, в том числе кланы Аль Сабах, Аль Халифа и Аль Джалахима, перебрались в Эль-Кут (нынешний Кувейт)[76]76
  H. V. F. Winstone and Zahra Freeth, Kuwait: Prospect and Reality, op. cit., p. 61


[Закрыть]
.

Произошло это году где-то в 1710-м или 1713-м (согласно хроникам Английской Ост-Индской компании, – в 1716-м).

Надо сказать, что несколько семей из клана Аль Халифа во главе с Файсалом Аль Халифой обосновались в Эль-Куте еще раньше. Внук шейха Файсала по мужской линии, шейх Халифа ибн Мухаммад, родоначальник правящей сегодня на Бахрейне династии Аль Халифа, построил в Кувейте одну из старейших в этой стране мечетей – Масджид Аль Халифа. Умер он в Кувейте (1708). Сына его, Мухаммада, оставшегося сиротой, растил шейх Сабах I ибн Джабир, бывший, к слову, внуком шейха Файсала по женской линии (кланы Аль Сабах и Аль Халифа связывали родственные узы)[77]77
  Хатуев Р. Т. Кувейт: страна срединного пути. Указ. соч.


[Закрыть]
.

Придя на судах к побережью нынешнего Кувейта, семейно-родовые кланы бану ‘утуб высадились вначале в небольшой бухте у острова Бубийан (Бубиян). Затем пересекли бухту и разбили шатры в местности Умм-Каср.

И только потом подвинулись поближе к деревушке Эль-Кут. Арабы Восточной Аравии по старинке называли всю ту местность у большой бухты, окаймленную с обеих сторон мысами-холмами, или рогами в речи кочевников, Крейном, а мореходы-европейцы – Грейном[78]78
  Dr. Yacoub Yousuf Al-Ghunain, Kuwait. Faces Avidity, op. cit., p. 38, 41.


[Закрыть]
.

Из справочного материала, подготовленного в 1863 г. английским политическим резидентом в Персидском заливе Л. Пелли, следует, что, будучи потесненными из Басры, семейные кланы племени бану ‘утуб, действительно, проживали какое-то время в Умм-Касре, что неподалеку от бухты Хор ‘Абдалла. Затем перебрались в бухту Хор Субийа, что напротив острова Бубийан (Бубиян), и только потом (1710 г.) проследовали в Крейн[79]79
  Dr. Robin Bidwell, Te Afairs of Kuwait 1896–1901, Two Vols, London, 1971, Vol. II, Part VI, p. 7.


[Закрыть]
. Земли, где поселились, стали величать между собой «Надждом (Недждом) на море» – в память о родных краях[80]80
  Dickson H. R. P., Kuwait and Her Neighbours, op. cit., p. 25; Michael C. Casey. Te History of Kuwait, op. cit., p. 24.


[Закрыть]
.

В 1716 г. три самых влиятельных семейно-родовых клана бану ‘утуб (Аль Сабах, Аль Халифа и Аль Джалахима) договорились о разделе полномочий в управлении их племенной общиной в Эль-Куте. В сферу ответственности рода Аль Халифа вошли вопросы, связанные с торговлей и финансами. Роду Аль Джалахима поручили отвечать за морские дела: «жемчужную охоту», рыбную ловлю и судостроение. Роду Аль Сабах доверили административную деятельность, или «надзор за поселением», как тогда говорили, включая организацию его защиты от внешней угрозы. Род Аль Сабах возглавлял в то время шейх Сабах ибн Джабир ибн Сулайман ибн Ахмад; род Аль Халифа – шейх Халифа ибн Мухаммад Аль Халифа; род Аль Джалахима – шейх Джабир ибн Рахма ибн ‘Утба Аль Джалахима[81]81
  Francis Warden, Historical Sketch of the ‘Uttobee Tribe of Arabs (Bahrain) 1716–1817 in Bombay Selections, op. cit., p. 173.


[Закрыть]
.

Находясь под защитой племени бану халид, семейно-родовые кланы бану ‘утуб старались, как могли, выстраивать отношения добро соседства и с кочевавшими в округе племенами, и с могучими соседями-турками, управлявшими тогда землями Южной Месопотамии с крупными городами-рынками в Басре и Багдаде.

В примыкавших к Эль-Куту пустынных районах обитали, наряду с племенами «благородными», то есть арабами «чистокровными», такими как бану ‘аджман, и племена «низшие» – сулаббы (слейебы), к примеру. Последние из них считались среди кувейтцов низшей кастой. Жить в стенах города им не разрешалось. Основным их транспортным средством был осел, но никак не верблюд.

Благодаря щедрости, гостеприимству и готовности прийти на помощь соседу в «годину нужды», племени бану ‘утуб удалось установить добрые отношения со всеми племенами кочевников.

Что касается турок, то, собравшись на маджлис (встречу) с участием «седобородых», то есть старейших членов племени, главы семейно-родовых кланов бану ‘утуб постановили направить в Басру депутацию (1756 г.). Задача ее заключалась в том, чтобы встретиться с мутасаллимом Басры (турецким чиновником, главой города) и объяснить ему, что никаких дурных намерений у бану ‘утуб нет и в помине. Донести до его сведения, что, проживая в Эль-Куте, «под боком» у Басры, бану ‘утуб хотело бы только одного – позволения турок торговать с Басрой, целиком и полностью уважая при этом правила, порядки и законы, установленные там турецкими властями.

В сказаниях кувейтцов говорится, что, опасаясь «встревожить и насторожить» турок, их «сильных соседей» в Басре, отрядили к ним бану ‘утуб группу своих представителей, дабы убедили они османов в том, что, переселившись в Эль-Кут, племя бану ‘утуб желает лишь одного – «жить в мире и тишине со своим могучим соседом». Старейшины племени хорошо понимали, сообщают хронисты, что для того чтобы спокойно существовать в землях, приграничных с Басрой, им нужно было смиренно, но в тоже время достойно и убедительно показать туркам, что Эль-Кут, находящийся на «задворках торговли» края, никак и ничем оттоманам не угрожает, ни их торговым, никаким другим интересам[82]82
  H. V. F. Winstone and Zahra Freeth, Kuwait: Prospect and Reality, op. cit., p. 62; Michael C. Casey. Te History of Kuwait, London, 2007, p. 28.


[Закрыть]
.

Главой делегации, отправившейся в Басру, совет старейшин избрал шейха Сабаха ибн Джабира. Будучи человеком «с сединой в бороде», то есть мужчиной с опытом жизни, и к тому же махзузом, то есть тем, кому из немногих непременно сопутствует удача (хаз), шейх Сабах сполна оправдал возложенные на него надежды. Справился с порученной миссией блестяще – установил теплые отношения с мутасаллимом. Покорил его прямотой суждений и «здравостью мыслей».

Надо сказать, что человек, наделенный в аравийских племенах властью, демонстрирующий щедрость и правосудие, храбрость и отвагу, может, несмотря на все это, стать среди кочевников-бедуинов их непререкаемым никем кумиром, за которым они последуют по первому же его зову, только в том случае, если имя его окружено ореолом удачи[83]83
  Dickson H. R. P. Kuwait and Her Neighbours, op. cit., p. 27; Michael C. Casey. Te History of Kuwait, op. cit., p. 28.


[Закрыть]
. В понимании бедуинов Аравии непременный атрибут лидера – это сопутствующая ему удача.

Успех шейха Сабаха ибн Джабира на переговорах с турками способствовал дальнейшему росту авторитета его семейно-родового клана в племени бану ‘утуб, усилению роли и места Сабахов в структуре внутриплеменных отношений.

Род Аль Сабах из колена дахамшах племени бану ‘амарат, входившего в союз племен бану ‘аназа[84]84
  Dickson H. R. P., Kuwait and her Heighbours, op. cit., p.26.


[Закрыть]
, богатством среди соплеменников не выделялся. Был вначале намного беднее не только своих партнеров по управлению делами племени бану ‘утуб (родов Аль Халифа и Аль Джалахима), но и многих других семейно-торговых кланов, таких, к примеру, как ал-Зайд, ал-‘Адасани, ал-Сакр и другие. Со временем ситуация стала меняться. В руки Сабахов, когда представителя их семейства избрали правителем Эль-Кута, начала поступать, помимо доходов от обслуживания торговых караванов, и выручка от сбора таможенных пошлин в порту.

Географическое расположение Эль-Кута обеспечило ему достойное место в структуре караванной торговли с Недждом, Южной Месопотамией и Сирией. Обладание же удобной глубоководной бухтой и флотом, достаточным для организации морских пере возок товаров из Индии, Маската и Южной Аравии в бассейн Персидского залива, сделало Эль-Кут (Крейн, Грейн) одним из ключевых пунктов морской торговли в Северо-Восточной Аравии.

Главными источниками доходов членов племени бану ‘утуб в Эль-Куте являлись «жемчужная охота», рыбная ловля, морская торговля и обслуживание караванов. Те из них, кто, проживая в Катаре, научились строить суда, либо шить паруса и плести канаты, занялись тем же делом и в новом месте поселения. Основные статьи вывоза бану ‘утуб составляли жемчуг, топленое масло, кожи и лошади чистой арабской породы, которые транзитом через Кувейт шли в Индию из Джабаль Шаммара.

Каждый из знатных семейно-родовых кланов бану ‘утуб – Аль Сабах, Аль Халифа, Аль Джалахима, ал-Зайд (ал-Ганим), ал-Шамлан (известны сегодня как ал-Мулла), ал-Салих, ал-Бадр, ал-Руми, ал-Халид, ал-Кина’а, ал-Сайф и другие – занимал в городе, в одном из трех его районов, отдельный, принадлежавший только ему квартал. На востоке располагался район Аш-Шарк; на западе, простиравшемся в направлении Мекки, – район Кибли или Джибли, как его еще называли; а между ними – район Васат, то есть Срединный или Центральный (здесь проживали Сабахи).

К возведению оборонительной стены вокруг города приступили году где-то в 1760-м, после того, как племя бану халид, обеспечивавшее «тишину и порядок» в окрестностях Эль-Кута, утратило свое влияние среди тамошних кочевых племен. Документы архива Английской Ост-Индской компании, рассказывает кувейтский историк Абу Хакима, свидетельствуют, что в 1770-х годах город опоясывала заградительная стена, выстроенная большей частью из глины. Поэтому всякий раз после проливных весенних и осенних дождей, когда стену основательно размывало, ее сооружали заново[85]85
  Ahmad Mustafa Abu Hakima, History of Eastern Arabia 1750–1800, op. cit., p. 57.


[Закрыть]
.

Даже в ранний период истории становления Кувейта как самостоятельного удела племени бану ‘утуб ему удавалось путем поддержания матримониальных связей с правящим в племени бану халид семейно-родовым кланом сохранять определенную независимость.

Пиратством племя бану ‘утуб, в отличие от других арабских племен Аравийского и Персидского побережий Залива, не занималось. За исключением, пожалуй, рода Аль Джалахима. Да и он «встал на тропу разбоя» и начал грабить суда, в первую очередь бахрейнские, из-за обиды на семейство Аль Халифа. Обиду эту породил отказ семейства Аль Халифа предоставить клану Джалахима ту долю в торговле, на которую он рассчитывал.

Несмотря на то, что род Аль Халифа отодвинулся в 1766 г. из Кувейта, отношения шейхов Кувейта из семейства Аль Сабах с шейхами из рода Аль Халифа всегда оставались теплыми. Ярким подтверждением тому – помощь, оказанная Сабахами роду Аль Халифа в захвате Бахрейна (1782–1783).

Следует отметить также, что к концу XVIII в. все три удела племени бану ‘утуб – в Кувейте, Зубаре и на Бахрейне – представляли собой влиятельный в политическом и торговом отношениях союз, во главе, заметим, с эмиром Кувейта из правящего там и поныне семейства Аль Сабах.

Со всеми своими соседями и с «центрами силы» в бассейне Персидского залива, в том числе и с торговавшими там европейскими державами, кувейтское крыло племени бану ‘утуб стремилось жить в мире и дружбе. Располагаясь вблизи Басры, удел племени бану ‘утуб никогда и никак за всю долгую историю пребывания турок в Южной Месопотамии и Северо-Восточной Аравии подвластен и даже подконтролен им не был. Ни военных гарнизонов, ни таможенных, карантинных или каких-либо других турецких представителей Кувейт у себя не видел.

Поселение Эль-Кут, рассказывает в своей увлекательной работе о Кувейте Б. Дж. Слот, накануне прихода туда племени бану ‘утуб посетил (1709) и описал сирийский пилигрим Муртаза ибн ‘Алван. Спустя 15 дней, сообщает он, как мы покинули Эль-Хасу, на нашем пути возник Эль-Кут. По типу строений и сторожевых башен он напоминал собой города Эль-Хасы. Располагался у глубоководной бухты, в 4 днях пути от Басры, а если идти на судне, – то и того меньше. Для ведения сельского хозяйства земля в Эль-Куте абсолютно не пригодна. Там нет никакой растительности, даже пальмовых деревьев. Вместе с тем цены на продовольствие дешевле, чем в Басре, так как через портовый город этот проходят торговые пути, морские и караванные[86]86
  Slot B. J. Te Origins of Kuwait, op. cit., p. 113.


[Закрыть]
.

В течение первой половины XVIII в. Эль-Кут находился под прямым управлением верховного вождя племени бану халид. Шейх Са’дун ибн Мухаммад ибн ‘Урай’ир ал-Хамид, покровительствовавший торговле, всячески способствовал ее развитию и в Эль-Куте.

После смерти шейха Са’дуна (1722) в правящем семействе племени бану халид, как уже говорилось выше, разгорелась острая схватка за власть. Верх в ней одержал шейх ‘Али (правил 1722–1736). Будучи человеком энергичным, он какое-то время удерживал в подчинении бану халид и земли своих вассалов в Северо-Восточной Аравии, в том числе и в Эль-Куте. Вместе с тем трещина, появившаяся в монолите единства и сплоченности племени бану халид, стала понемногу расползаться, что и пошатнуло власть бану халид в подконтрольных ему землях Северо-Восточной Аравии. Вожди крупных племен, формально сохраняя лояльность племени бану халид, на деле все больше и больше демонстрировали настроенность на обретение независимости.

Ослабляли некогда железную хватку племени бану халид в уделах его вассалов в Северо-Восточной Аравии, да и в самой Эль-Хасе, начавшиеся вооруженные стычки с ваххабитами. Рост их влияния, роли и места в межплеменной структуре Неджда, и как следствие – усиливавшаяся конфронтация между ними и племенем бану халид, конечно же, отвлекала внимание вождей бану халид от положения дел в Эль-Куте и других подвластных им землях в Северо-Восточной Аравии.

Смерть шейха Сулаймана ал-Хамида (управлял уделом бану халид с 1736 по 1752 гг.) обернулась расколом внутри правящего семейства племени и кровопролитной схваткой с ваххабитами. Все это привело к тому, что поднявшееся и утвердившее свое лидерство в Эль-Куте племя бану ‘утуб сочло время подходящим, чтобы взять там власть в свои руки и обособиться[87]87
  Ahmad Mustafa Abu Hakima, Te Modern History of Kuwait 1750–1800, op. cit., p. 5.


[Закрыть]
.

Родоначальником династии Аль Сабах, заложившей шейхство (княжество) Кувейт, стал шейх Сабах ибн Джабир Аль Сабах. В 1756 г. в период «вольницы и безвластия», образовавшегося в землях Северо-Восточной Аравии после смерти шейха Сулаймана ал-Хамида, совет (шура’) семейно-родовых кланов племени бану ‘утуб избрал шейха Сабаха своим вождем.

В полном, заметим, соответствии с правилами и обычаями племен Аравии, дабы «вершил он суд и надзирал за делами в их уделе»[88]88
  Rush Alan de Lacy, Al-Sabah: History and Genealogy of Kuwait’s Ruling Family, 1752-1987, London. 1987, p. 195; Al-Rashid, Ta’rikh al-Kuwait, Cairo, 1959, p. 116, 117.


[Закрыть]
.

Приход шейха Сабаха к власти состоялся на волне острой межплеменной борьбы, развернувшейся в крае вследствие исчезновения с его авансцены племени бану халид. В то неспокойное и тревожное время, повествуют сказания, руководить племенем бану ‘утуб и образованным им уделом мог человек, олицетворявший собой лучшие качества араба Аравии. Шейх Сабах ибн Джабир отличался жизненной мудростью, силой воли и щедростью. Ему неизменно сопутствовала удача. Потому-то именно он и стал верховным шейхом племени бану ‘утуб, а затем и правителем удела Эль-Кут.

Своды кувейтской старины свидетельствуют, что шейх Сабах на деле доказал, что он, как никто другой из соплеменников, мог управлять уделом и достойно защищать интересы его жителей. Во-первых, он успешно провел, о чем уже известно читателю этой книги, непростые переговоры с турками в Басре (1756) по вопросу о признании ими удела, образованного племенем бану ‘утуб в Эль-Куте. Во-вторых, урегулировал противоречия и разногласия среди населения Эль-Кута, разделившегося, было, после утраты там власти племенем бану халид, «на два, вставших друг против друга, лагеря»: членов племени бану ‘утуб и тех, кто проживал в Эль-Куте до переселения туда бану ‘утуб. В-третьих, нашел общий язык со всеми обитавшими в округе бедуинскими племенами. Иными словами, продемонстрировал качества правителя мудрого и справедливого, способного договариваться с соседями и «наводить тишину и порядок» в своих землях не только силой оружия, но и «искусством слова», прозорливостью и умом[89]89
  Dr. Robin Bidwell, op. cit., Vol. I, p. xi.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15