Игорь Сенченко.

Кувейт. Мозаика времен



скачать книгу бесплатно

Для англичан Кувейт сделался главной «почтовой артерией», по которой они осуществляли пересылку почты из бассейна Персидского залива и Месопотамии в Алеппо и Константинополь. Доставляли ее на верблюдах. Переход «почтового экспресса» из Кувейта в Алеппо составлял 14–20 дней. Торговые верблюжьи караваны проделывали тот же путь, для сравнения, за 80 дней. Дорога из Кувейта в Багдад занимала 30 дней. Многие торговые караваны, двигавшиеся тогда из Кувейта в Алеппо, состояли по воспоминаниям служащих Английской Ост-Индской компании из 5 тысяч и более верблюдов[202]202
  H. V. F. Winstone and Zahra Freeth, Kuwait: Prospect and Reality, op. cit., p. 62–63.


[Закрыть]
.

Интересный факт: французским консулом в Басре во время ее оккупации персами (1775–1779) служил г-н Руссо, племянник знаменитого философа Жан-Жака Руссо. Жалование ему платила, что тоже небезынтересно, Французская Ост-Индская компания. Когда же из-за войны Англии с Францией финансирование миссии прекратилось и жить оказалось не на что, он оставил город. Морем, с женой и детьми, добрался до Кувейта, в сопровождении охраны, предоставленной ему шейхом племени бану ка’б, с которым у него сложились добрые отношения. Денег для последующего передвижения с караваном из Кувейта в Алеппо не оказалось, и он провел в Кувейте четыре месяца. После ухода персидских войск из Басры Руссо вернулся на место прежней службы, и вновь занял должность французского консула[203]203
  Slot, B. J. Te Origins of Kuwait, op. cit., p. 162.


[Закрыть]
.

Выиграл Кувейт и от разногласий резидента Английской Ост-Индской компании Самюэля Мэнести с турецкими властями в Басре. Следствием этих разногласий явился перенос в Кувейт и временное пребывание там (30 апреля 1793 – 27 августа 1795 гг.) торговой фактории компании.

Басра занимала особое место в сети торговых представительств, созданных англичанами в бассейне Персидского залива. Выступала не только главным дистрибьюторским центром для товаров, что поставляла в этот район мира Английская Ост-Индская компания, но и центральным региональным почтовым отделением британцев. Английская фактория в Басре была хорошо укреплена, а принадлежавшие ей суда должным образом вооружены – для отпора пиратам. Военный гарнизон фактории состоял из индусов-сипаев. Резидент кампании исполнял также – в соответствии с решением центрального правительства – полномочия консула.

И в Басре, и в Гомберуне (Бендер-Аббасе), где компания располагалась до начала 1720-х годов, она обладала правом взимания консульских сборов с заходивших в эти порты английских судов.

Разногласия с турецкими властями в Басре возникали у компании неоднократно.

Но всякий раз их удавалось решать к взаимному удовлетворению сторон. Занимались этим английский губернатор Бомбея и британский посол в Константинополе. Последний конфликт урегулировать быстро не удалось, и он перерос в затяжной кризис.

Следует отметить, что г-н Мэнести и его помощник Х. Джонс покинули город еще в 1792 году. Переместились вначале в Ма’ким, что в 5 милях (8 км.) к северу от Басры, где компания обустроила место для летнего отдыха своих служащих. И уже оттуда перебрались в Кувейт[204]204
  Ahmad Mustafa Abu Hakima. Te Modern History of Kuwait, op. cit., p. 41.


[Закрыть]
.

Смещение англичанами центра своей торговой деятельности в Персидском заливе из Басры в Кувейт не повлек за собой закрытия их фактории в Басре. Они лишь приостановили ее работу. На протяжении всего времени, когда руководство компании находилось в Кувейте, за ее торговыми интересами в Южной Месопотамии и имуществом фактории в Басре присматривал один из помощников Самюэля Мэнести.

Шейх Кувейта принял англичан радушно. В своих рапортах С. Мэнести по достоинству оценил сильные стороны «портового Кувейта», как-то: его глубоководную бухту и выгодное географическое положение, определявшее активное участие Кувейта в морской и караванной торговле. Вместе с тем обратил внимание и на большую, в сравнении с Басрой, «уязвимость Кувейта со стороны ваххабитов».

Сосредоточение английской торговли в Кувейте никак не отвечало интересам турок, и они инициировали переговоры. Результатом их стало возвращение англичан в Басру и возобновление там работы торговой фактории. Пробыв в Кувейте 2 года и 4 месяца, С. Мэнести вместе с другими членами фактории покинул гостеприимный Кувейт. 27 августа 1795 г. они взошли на борт турецкого судна, специально отправленного за ними лично пашой Багдада, и в сопровождении двух шлюпов, английского и турецкого, проследовали в Басру. Прибыли туда 2 сентября, а 4 сентября состоялся организованный турками торжественный въезд С. Мэнести в город.

Временное пребывание английской фактории в Кувейте и заинтересованность турок в возобновлении ее деятельности в Басре британцы, конечно же, сполна использовали для оказания давления на пашу Багдада в плане получения от него целого ряда торговых преференций.

В выигрыше от принятия у себя англичан оказался и Кувейт. Усилились его роль и место в структуре торговли края. Кратно возросли доходы от разгрузки, хранения и транспортировки товаров Английской Ост-Индской компании. В Кувейт вслед за британцами перебралась целая группа тесно сотрудничавших с ними состоятельных торговцев из Басры вместе со своими капиталами.

Усилился престиж Кувейта и в глазах мирового сообщества в целом. Помимо Англии, на него обратили внимание, Франция, Россия и Германия. Французы, к примеру, направили в Кувейт специального агента. Цель его миссии состояла в том, чтобы изучить настроения, царящие в правящем семействе Сабахов в отношении англичан, и попытаться склонить эмира Кувейта на свою сторону. Французские эмиссары, к слову, работали тогда во многих шейхствах Прибрежной Аравии, налаживая связи и контакты с шейхами местных племен.

Опережая ход повествования, скажем, что в 1821 г., англичане, как пишет Абу Хакима, еще раз избрали Кувейт в качестве места временного пребывания своей фактории, переведенной ими туда из Басры. Поводом к тому послужил конфликт в отношениях между прежним генерал-губернатором Багдада Са’идом-пашой и назначенным на его место Даудом-эфенди. Конфликт этот разделил население пашалыка Багдад на два противоборствующих лагеря. Резидентам Английской Ост-Индской компании в Багдаде и Басре было предложено «определиться» с тем, кого поддержать: либо назначенного султаном нового генерал-губернатора Багдада, либо же выступившего против него прежнего руководителя пашалыка. Указания, полученные обоими резидентами компании от своего руководства (в Багдаде – г-ном Ричем, а в Басре г-ном Тейлором), предписывали им придерживаться нейтралитета, строго-настрого, и в стычку сторон не встревать. В другой инструкции, поступившей к Тейлору из бомбейского офиса английской колониальной администрации в Индии, перечислялись места возможного временного пребывания руководимой им фактории. В случае если он подвергнется давлению со стороны турецких властей, говорилось в ней, то может перевести факторию из Басры либо в Абу Шахр, либо на о. Кишм, где у англичан имелась военная база, построенная в 1819 г., после проведения карательной экспедиции против племен кавасим.

Когда г-н Рич, главный резидент компании в Южной Месопотамии со штаб-квартирой в Багдаде, отдал распоряжение г-ну Тейлору (1 ноября 1820 г.) закрыть факторию в Басре и перенести деятельность агентства в одно из двух, определенных руководством для таких случаев мест, то г-н Тейлор проследовал в Мухаммару. Вскоре перебрался оттуда в Кувейт.

Конфронтация г-на Рича с Даудом-эфенди, крайне не довольного позицией невмешательства, занятой англичанами в его конфликте с Са’идом-пашой, привела к тому, что Дауд-эфенди распорядился агентство Английской Ост-Индской компании в Багдаде блокировать (25 марта 1821 г.). В ответ на это г-н Рич закрыл агентство, покинул Багдад и отбыл в Абу Шахр (15 мая 1821 г.). Оттуда проследовал в Шираз, где в октябре 1821 г. подхватил холеру.

К урегулированию конфликта в отношениях Английской Ост-Индской компании с новым генерал-губернатором Багдадского пашалыка подключились губернатор Бомбея г-н Элфинстоун и британский посол в Стамбуле г-н Стренгфорд. Дело удалось уладить только тогда, когда правительство английских колониальных властей в Индии напрямую обратилось с этим вопросом к Дауду-эфенди. В послании к нему отмечалось, что в случае продолжения нынешнего состояния дел компания будет вынуждена перенести свою деятельность из Багдада и Басры в одно из других мест в бассейне Персидского залива, что отрицательно скажется на торговой деятельности этих двух городов. Акцентировалось внимание на необходимости уважения властями Багдадского пашалыка ранее достигнутых Англией соглашений и договоренностей с Турцией в вопросах торговли в Южной Месопотамии.

По получении данного послания генерал-губернатор Багдада тотчас же отдал распоряжение мутасаллиму Басры «с почетом принять» г-на Тейлора, когда тот вернется в город.

Г-н Тейлор покинул Кувейт 19 апреля 1822 г. и прибыл в Басру 1 мая. Произошло это вслед за получением англичанами письма с принесением турками извинений относительно всего случившегося (это являлось одним из условий возобновления деятельности Английской Ост-Индской компании в Басре). Церемония встречи была пышной. Мутасаллим Басры вручил г-ну Тейлору подарок от генерал-губернатора Багдада – жеребца чистой арабской породы с родословной, вышитой золотыми нитками на шелке.

По мнению арабских историков, двукратное временное пребывание агентства Английской Ост-Индской компании на территории Кувейта после приостановки деятельности в Басре есть убедительное свидетельство самостоятельного, независимого от Турции положения и статуса Кувейта[205]205
  Там же. С. 63, 64.


[Закрыть]
. Некоторые исследователи полагают, что во время второго нахождения агентства в Кувейте резидент компании со штатом размещались не в самом городе, как в первый раз, а на острове Файлака.

Часть IV. Шейх Джабир I. (правил 1812–1859) Дневник событиий

Шейх Джабир ибн ‘Абд Аллах Аль Сабах (Джабир I) был правителем осторожным и осмотрительным. Поддерживал контакты и с Британией, и с Турцией, и с Египтом, и с ваххабитами. Выстроил добрососедские отношения с эмиром Турки ибн ‘Абд Аллахом (правил 1824–1834), первым правителем Второго государства Са’удов. В 1831 г. эмир Турки посещал Кувейт в качестве гостя шейха Джабира I[206]206
  Rush, Alan, Al-Sabah, op. cit., p. 175.


[Закрыть]
. После убийства эмира Турки шейх Кувейта смог наладить связи и с его преемником, эмиром Файсалом ибн Турки (правил 1834-1837, 1843-1865), назначившим в Кувейт специального представителя.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15