Игорь Сенченко.

Кувейт. Мозаика времен



скачать книгу бесплатно

Позже, сообщает историк Абу Хакима, капитан-лейтенант Вэйнрайт, отвечавший в этой экспедиции за действия английского флота (полковник Смит командовал сухопутными войсками), сожалел, что не принял предложение шейха Кувейта воспользоваться услугами его лоцманов, имевших точное представление о многочисленных мелях и гаванях[179]179
  Ahmad Mustafa Abu Hakima. Te Modern History of Kuwait, op. cit., p. 59.


[Закрыть]
.

Отказ англичан от помощи, предложенной Кувейтом, имел целью продемонстрировать ваххабитам, которых они в то время раздражать не хотели, никак и ничем, что данная акция против племен кавасим – это всего лишь ответ на их пиратские действия в отношении английских судов. И что эта кампания против кавасим никак не связана с ваххабитами, что проблемы, возникшие у них с кавасим, они решают исключительно собственными силами, не прибегая к услугам ни одного из племен Восточной Аравии, вотчины ваххабитов. Англичане хорошо знали о враждебных настроениях ваххабитов в отношении Кувейта, и потому озлоблять их и настраивать и против себя, и против Кувейта, прибегая к услугам Сабахов, не хотели[180]180
  Там же. С. 59–60.


[Закрыть]
.

По этой же причине капитан-лейтенант Вэйнрайт, глава военного флота Английской Ост-Индской компании, отрицательно отреагировал на просьбу британского резидента в Персидском заливе «наказать» Рахму ибн Джабира, легендарного корсара. Свой отказ мотивировал тем, что Рахма нападал, дескать, исключительно на арабские суда. Являясь союзником ваххабитов, в отношении англичан никаких разбойничьих акций на море не предпринимал.

Такой ответ ясно демонстрирует двойственный характер политики британцев в объявленной Англией кампании борьбы с пиратством в целях обеспечения безопасности морских торговых коммуникаций в зоне Персидского залива.

Предлагая Англии участие кувейтской флотилии в карательной экспедиции против кавасим, шейх Кувейта рассчитывал на помощь англичан в действиях, которые он намеревался предпринять в отношении Рахмы ибн Джабира, досаждавшего торговым судам Кувейта больше, чем кавасим. Рахма выступал союзником кавасим. Он всегда поддерживал тех, кто являлся недругами его врагов, к главным из которых Рахма ибн Джабир причислял семейно-родовые кланы Аль Халифа на Бахрейне и Аль Сабах в Кувейте

Te " id="a_idm139991092065072" class="footnote">[181]181
  Rosemarie Said Zahlan. Te Creation of Qatar, London, 1979, p. 32.


[Закрыть]
.

В 1820 г. англичане организовали еще одну осаду Ра’с-эль-Хаймы. Сожгли все стоявшие в бухте суда. Тогда же, кстати, обстреляли и разрушили Доху, дабы подтолкнуть шейха Катара к вхождению в разработанную ими систему договорных княжеств под протекторатом Британской империи.

Хроники Английской Ост-Индской компании за 1815–1836 гг., рассказывает историк Абу Хакима, содержат множество историй о пиратствовавших в зоне Персидского залива племенах Прибрежной Аравии и их занятии работорговлей. Среди известных корсаров залива они упоминают племена кавасим с центром в Ра’с-эль-Хайме, а также семейно-родовой клан Аль Джалахима из племени бану ‘утуб во главе с Рахмой ибн Джабиром. Колена бану ‘утуб в Кувейте и на Бахрейне морским разбоем не занимались. Вместе с тем пираты кавасим, как следует из донесений английских политических агентов в Персидском заливе, прибегали, время от времени, к услугам кувейтских судовладельцев для доставки награбленных ими товаров с Бахрейна, главного в то время в крае рынка по их сбыту, в Басру и Абу Шахр[182]182
  Ahmad Mustafa Abu Hakima. Te Modern History of Kuwait, op. cit., p. 61.


[Закрыть]
.

Обращались к пиратам с разного рода просьбами деликатного характера и англичане. В первую очередь к Рахме ибн Джабиру, уроженцу Кувейта. Именно он выполнял функции связного в контактах англичан с ваххабитами.

Арнольд Вильсон, автор увлекательного сочинения о Персидском заливе, называет его самым известным флибустьером-аравийцем, который в течение 20 лет был грозой этих мест. Логовом для его флота служил Даммам (нынешняя столица Восточного административного округа Саудовской Аравии). Начинал Рахма ибн Джабир как торговец лошадьми. Слыл довольно преуспевающим дельцом. Однако судьбе было угодно распорядиться так, что впоследствии одно имя этого человека приводило в трепет немало повидавших на своем веку отважных арабских и английских капитанов. История жизни Рахмы ибн Джабира, по кусочкам разбросанная на страницах работ известных исследователей Аравии, будучи собранной, воедино, являет собой яркий пример межплеменной борьбы арабов Аравии прошлого, и потому заслуживает того, чтобы быть обстоятельно изложенной.

Начав карьеру пирата на небольшом паруснике, в компании всего лишь с 12 сотоварищами, Рахма ибн Джабир окончил ее сражением с целым флотом, бахрейнским, главным его неприятелем. Маниакальную ненависть к правящим семействам Бахрейна и Кувейта Рахма, по-видимому, впитал с молоком матери. Личные обиды только воспламенили ее.

Рахма ибн Джабир принадлежал к семейно-родовому клану Аль Джалахима, одному из трех знатных родов племени бану ‘утуб, из которого вышли правящие династии Аль Сабах в Кувейте и Аль Халифа на Бахрейне. Отодвинувшись в Катар, род Аль Джалахима осел в Хор Хасане, что в районе Рувайс, и занялся пиратством.

В 1783 г., когда Бахрейн перешел под управление рода Аль Халифа, его новый правитель, шейх Ахмад ибн Халифа, одарил всех активных участников кампании по утверждению его власти на Бахрейне садами финиковых пальм. Рахма ибн Джабир остался недовольным степенью внимания, проявленного к его роду, и вступил в схватку с семейством Аль Халифа. Стал безжалостно грабить все попадавшие ему в руки бахрейнские суда, а заодно кувейтские и персидские. Не трогал только корабли своих могущественных покровителей – англичан и ваххабитов, а также союзников ваххабитов в лице племен кавасим.

В конце 1809 г. совершил акт, потрясший все население Прибрежной Аравии: захватил 20 кувейтских торговых судов, шедших караваном из Маската. Товар изъял, а экипажи перерезал. Несмотря на это, Рахма по-прежнему продолжал поддерживать тесные отношения с англичанами, не вызывая у них ни обеспокоенности, ни намерений остановить его разбойные действия. Английские суда он не трогал, а его налеты на арабов играли на руку британцам. Помогали им – под предлогом борьбы с пиратством – проводить силовые действия в отношении своих конкурентов в торговле в лице арабских племен, тех же кавасим.

Часто выполнял Рахма и поручения ваххабитов, особенно те, когда действовать следовало не напрямую, а скрытно. Делал это потому, что был в долгу перед ваххабитами, приютившими его у себя после поражения, понесенного от флота эмира Бахрейна. Будучи запертым в одной из бухт Катара превосходящими морскими силами своего заклятого врага, Рахма спокойно мог уйти и укрыться в пустыне. Но не сделал этого. Как обычно, смело ввязался в схватку. С бахрейнской стороны сражением руководил старший сын эмира. Флагманское судно, на котором он находился, оказалось бок о бок с кораблем Рахмы, в упор расстрелявшим и разнесшим его в щепки. Сын эмира погиб. Сгорел и лично подожженный им корабль Рахмы. Однако пирату, перебравшемуся на быстроходную самбуку, все же удалось прорваться сквозь цепь кораблей неприятеля и уйти в Даммам, к ваххабитам. Истекая кровью, Рахма поклялся, что бахрейнцы дорого заплатят за уничтожение его флота. Заявил, что пока он жив, «мира и безопасности их судам в Заливе не видать». И слово свое сдержал.

В 1810 г., когда ваххабиты утратили контроль над Бахрейном, они попросили своего союзника, Рахму ибн Джабира, а также шейха катарского союза племен совместно напасть на Бахрейн. О готовившемся ими вторжении узнал шейх Кувейта, и незамедлительно направил на помощь роду Аль Халифа крупный отряд кувейтских кораблей. Сражение, разыгравшееся вскоре у побережья Бахрейна, арабские историки называют одним из самых ожесточенных в истории межплеменных морских схваток арабов в бассейне Персидского залива.

Повествуя об этой «сшибке кораблей», Ибн Бишр пишет, что объединенные силы бану ‘утуб потеряли во время боя семь судов и одну тысячу человек убитыми. Многие из затонувших судов ушли на дно из-за прицельных обстрелов их орудиями палубной артиллерии пиратской флотилии Рахмы, точно сориентированных на места хранения бочек с порохом. Среди погибших, по словам Ибн Бишра, значились шейх Ду’айдж, сын эмира Кувейта ‘Абд Аллаха I, и шейх Рашид ибн ‘Абд Аллах Аль Халифа, член правящего семейства Бахрейна, а также представители целого ряда других знатных семейств обоих колен племени бану ‘утуб. Нападавшие, со своей стороны, также лишились семи судов; их потери в живой силе составили 200 человек убитыми. Погиб шейх Абу Хуссайн, вождь катарских племен[183]183
  Там же. С. 60.


[Закрыть]
.

Внешность Рахма ибн Джабир, как описывают его встречавшиеся с ним английские офицеры, имел настолько устрашающую, что она «запоминалась невольно, сразу и надолго». Лицо и тело этого человека, рассказывает в своих «Путешествиях в Ассирию» (1830) Дж. Букингем, было испещрено шрамами от сабельных ударов, стрел, копий и пуль. Одноглазый, в сопровождении отряда исполинов-телохранителей, он приводил людей, попадавшихся ему на пути, буквально в ступор, вызывал у них ужас. Армия флибустьеров Рахмы насчитывала 2 000 человек, представленных в большинстве своем освобожденными им из неволи и потому беззаветно преданными ему рабами-африканцами. Его власть над ними путешественник называет абсолютной. Если захватывали в плен членов правящего на Бахрейне семейства Аль Халифа, шедших на судах в Индию, то их забивали и разделывали как животных на бойне; и главным палачом-мясником выступал сам Рахма.

Будучи баснословно богатым, одевался просто. Рубаху, раз надетую на себя, носил до тех пор, пока она не расползалась на куски. Отличить Рахму в кругу его сотоварищей можно было, пожалуй, только по черной повязке на лице, скрывавшей потерянный в бою глаз.

Английского политического резидента в Бендер-Бушире Рахма навещал по крайней надобности: либо по его вызову, либо когда сам наведывался в Бушир на прием к врачу британской резидентуры – для осмотра и лечения ужасно обезображенной левой руки, на которую он, к слову, надел впоследствии серебряный цилиндр.

Легенды об этом пирате, передающиеся из поколения в поколение в племенах Прибрежной Аравии, будь то в Кувейте, на Бахрейне или в Катаре, гласят, что за свою долгую жизнь он никогда и ни перед кем не спасовал. Рассказывают, что одного из своих сыновей Рахма навсегда «вычеркнул из памяти», и никогда больше о нем не вспоминал. Причиной тому – поведение сына в схватке с врагом, когда он дрогнул, отступил и бежал. В назидание всем флибустьерам Рахма собственноручно связал его и выбросил за борт – на съедение акулам. Сыну чудом удалось высвободиться от пут и спастись. Узнав, что он выжил, Рахма заявил, что для него сын-трус умер[184]184
  Сенченко И. П. Аравия: прошлое и настоящее. СПб., 2014. С. 97–99; Belgrave, Charles. Te Pirate Coast, London, 1966, p. 122–132.


[Закрыть]
.

В набеге на любое торговое судно в Заливе участвовало обычно 5–6 быстроходных парусников его пиратской флотилии. Экипажи плененных им бахрейнских торговых судов подвергались поголовному истреблению.

Союз Рахмы с ваххабитами, на территории которых он укрывался, был обоюдовыгодным. Рахма обретал дарованное ему учением ваххабитов право на морские набеги на «неверных» и муширкинов, а ваххабиты, в свою очередь, получали от Рахмы подать – солидный куш от его грабежей, в размере 1/5 с захваченной им добычи. «Разрешенной добычей» для Рахмы являлись и суда персов-шиитов, религиозное учение которых ваххабиты предавали анафеме.

Почувствовав, что империя ваххабитов во главе с родом Са’удов под ударами египетско-турецких войск зашаталась, Рахма тут же встал на сторону турок. Принимал участие в организованной ими экспедиции против Дир’иййи, столицы ваххабитов. За что и получил от них щедрое вознаграждение – разрешением на основание своего поселения все в том же прибрежном Даммаме. Там он возвел хорошо укрепленный форт, подобный тому, что заложил на Ямайке Генри Морган, известный английский пират и капер. Для египетско-турецких властей Рахма в то время представлял определенный интерес. Они именовали его своим «морским сторожевым псом» у «черного хода» поставленной ими на колени, сломленной и поверженной империи Са’удов.

Жизнь «флибустьерского царства» Рахмы в Даммаме продолжалась недолго. Верные Са’удам племена бедуинов обрушились на возведенный им форт и стерли его с лица земли.

Рахма бежал и укрылся в Персии, суда которой до этого нещадно грабил. Но шах имел на Рахму планы – хотел использовать пирата в качестве инструмента для возвращения утерянного им Бахрейна. Потому-то и дозволил осесть в своих землях. Оттуда Рахма начал совершать морские набеги на города и порты Прибрежной Аравии. Отбил даже на какое-то время свой «пиратский удел» в Даммаме (1818).

Однако век его близился к концу. Сильно состарившийся, почти слепой, ветеран пиратов все никак не мог освободиться от сжигавшей его ненависти к семейству Аль Халифа. В 1826 г. в водах Залива произошла их последняя схватка. Будучи отрезанным от своих кораблей бахрейнской флотилией, Рахма бесстрашно ринулся напролом. Когда стало ясно, что сражение проиграно, что пленения и позорной смерти не избежать, – он взорвал «Гатрушу», его корабль, собственными руками. Помимо самого Рахмы и преданной ему команды, на этом ушедшем на дно овеянном легендами судне находились его младший (восьмилетний) сын и телохранитель Таррар, родом из Африки. Так закончился жизненный путь некоронованного короля пиратов Персидского залива, Рахмы ибн Джабира. Сам залив времен Рахмы английские купцы называли, к слову, «Морем горестей и бед».

В заключение рассказа о пиратах Персидского залива, досаждавших торговцам Аравии, Индии и Европы, следует отметить, что действия некоторых из них, особенно Рахмы ибн Джабира и Мир Муханны, отличались, порой, невероятной жестокостью. В 1696 г., пишет в своих воспоминаниях капитан Гамильтон, арабские пираты перехватили судно Британской Ост-Индской компании под командованием капитана Собриджа (Sawbridge), перевозившее лошадей из Басры в Сурат (Индия). Собридж начал, было, спорить с ними. Пираты велели ему попридержать язык, но он не внял их предупреждению. И тогда пираты просто-напросто зашили ему рот – огромной парусной иглой. Заломили за спину руки, привязали к мачте и продержали в таком положении несколько часов. Ограбив судно, сожгли его и пустили на дно. Капитана с его командой усадили на лодку и бросили в море, на произвол судьбы.

Параллельно с уделом бану ‘утуб в Кувейте, где правил род Сабахов, развивался и другой удел этого племени – под главенством рода Аль Халифа – сначала в Зубаре (Катар), а потом на Бахрейне.

Шейх Халифа ибн Мухаммад, возглавивший семейно-родовой клан Аль Халифа во время его переселения в Зубару (1766), – это сын Мухаммада ибн Файсала, пришедшего в Кувейт с родом своим раньше Сабахов и Джалахима.

Поселившись в Зубаре, клан Аль Халифа активно участвовал в торговых обменах народов Персидского залива с Индией, Южной Аравией и бассейна Красного моря. Окреп, разбогател и серьезно заявил о себе как о новом «центре силы» на Восточном побережье Аравийского полуострова.

Правитель Абу Шахра (нынешнего Бендер-Бушира), под властью которого находился в то время Бахрейн, обеспокоенный «ростом военной силы соседних арабов», связанных родственными узами с Кувейтом, равно как и укреплением их позиций в торговле, решил «опрокинуть Зубару». Военная кампания организованная им против Зубары, во главе с его племянником, провалилась. Более того, спровоцировала ответные действия рода Аль Халифа – совместную с эмиром Кувейта военную операцию по захвату Бахрейна (1783).

Зубару, удел бану ‘утуб в Катаре, ярко описали в своих путевых заметках капитан Роберт Тейлор, помощник английского политического резидента в Персидском заливе, и капитан Джордж Бернес, офицер английского флота в Британской Индии, отвечавший в период 1821–1829 гг. за вопросы, связанные с судоходством в Персидском заливе[185]185
  Ahmad Mustafa Abu Hakima. History of Eastern Arabia, op. cit., p. 68.


[Закрыть]
.

Из заметок Роберта Тейлора следует, что в 1818 г., то есть спустя 52 года после переселения рода Аль Халифа в Зубару, там насчитывалось 400 домов. Многих жителей города связывали родственные узы с проживавшим неподалеку, в Хор Хассане, семейно-родовым кланом Аль Джалахима, отодвинувшимся из Кувейта вслед за родом Аль Халифа.

Капитан Дж. Брукс, посетивший Зубару в 1824 г., сообщает, что, судя даже по тому, что осталось от Зубары после нашествия на нее султана Маската (1810–1811), можно смело утверждать, что она являлась «важным местом торговли», хорошо укрепленным, с отменно налаженной системой хранения товаров и обслуживания торговцев.

Дж. Лоример, чиновник англо-индийской администрации, «летописец Персидского залива», как его величают арабские историки, рассказывает, что Зубару, помимо мощных оборонительных стен, окружала цепь разбросанных вокруг нее, в радиусе 7 милей, охранно-сторожевых постов-фортов. Крупнейшими из них он называет Халван, Лишу, ‘Айн Мухаммад, Ракийат, Умм-эль-Ширвайл и Сагхаб. Форт Кал’ат Мурайр в самой Зубаре соединял с Заливом врезавшийся в прибрежную полосу удобный водный рукав, и поэтому разгрузка судов проходила прямо у ворот форта. К 1904 г. и этот, и другие сторожевые посты-форты разрушились, а водный проход к Кал’ат Мурайр и вовсе занесло песками.

Зубара, пишет историк Абу Хакима, колодцами питьевой воды внутри стен города не располагала. Ближайший колодец находился в фарсаке (5–6 км.) от города, что и помогло ваххабитам захватить Зубару.

Если отношения семейно-родового клана Аль Халифа с племенем бану халид, с позволения шейха которого они поселились в Зубаре, сложились, то с племенем ал-мусаллам, управлявшим землями Катара от имени бану халид, они оставались натянутыми. Причиной тому – установка клана Аль Халифа на образование в Зубаре независимого удела, подвассального и платящего дань только вождям бану халид, и никому другому. Имея в виду показать всем обитавшим на Катарском полуострове племенам, что они подвластны исключительно племени бану халид и намерены жить собственным уделом, переселенцы бану ‘утуб из Кувейта на требование племени ал-мусаллам о выплате дани им ответили отказом, сразу и решительно. Дабы уберечь себя от набегов, уже к 1768 г. возвели вокруг Зубары оборонительную стену со сторожевыми башнями, и построили форт Кал’ат Мурайр.

Племя ал-мусаллам, повествует Абу Хакима, как и племя бану халид, принадлежало к колену раби’а. Проживало в укрепленных поселениях Фурайха и Фувайрит, и в случае войны могло выставить до 2 тыс. мужчин. Вторым по величине племенем Катара считалось в то время племя ал-аби хусайн, насчитывавшее 1500 бойцов, и третьим – ал-мутайвих.

Все они, зная о добрых отношениях племени бану ‘утуб, к которому принадлежал семейно-родовой клан Аль Халифа, с племенем бану халид, тогдашним властелином Северо-Восточной Аравии, и о кровных связях клана Аль Халифа с родом Аль Сабах в Кувейте, «беспокоить ‘утубов Зубары» долгое время не решались. Опасались, говорится в сказаниях, «не только гнева шейхов племени бану халид, но и мечей бану ‘утуб», не раз демонстрировавших единство и сплоченность всех ветвей и колен его в годы бед и ненастий. Выступили против Зубары только в 1790-х годах, когда на полуостров вторглись ваххабиты, и когда племя бану халид утратило свою власть над Катаром, а род Аль Халифа «находился уже далеко от Зубары» – управлял ею с Бахрейна[186]186
  Там же. С. 70, 71.


[Закрыть]
.

Стремительному росту Зубары способствовали практиковавшаяся там беспошлинная торговля и активная вовлеченность Зубары в жемчужный промысел. Огромная заслуга в возвышении Зубары принадлежит, по словам хронистов, шейху Халифе и известному торговцу жемчугом Ризку ал-Ас’аду. Небольшую сумму денег для начала своего дела он взял в займы, как гласят своды аравийской старины, у самого шейха ‘Урай’ира ибн Дуджайна, правителя Эль-Хасы. Именно Ризк посоветовал клану Аль Халифа выбрать Зубару местом для основания удела, а затем подвиг селиться там и заниматься своим делом торговцев Эль-Хасы и ряда других мест в Верхней Аравии.

Зубара, как порт беспошлинной торговли, привлек к себе всеобщее внимание, в том числе коммерсантов Эль-Катифа и Эль-‘Укайра. Если Эль-‘Укайр обеспечивал продовольствием и другими товарами Эль-Хасу, место резиденции верховного вождя племени бану халид, то Эль-Катиф снабжал товарами центральные города Неджда – Эль-Дир’иййу, Эль-Рийад (Эр-Рияд) и Манфуху[187]187
  Captain G. Forster Sadler, Diary of Journey across Arabia from el-Khatif in the Persian Gulf to Yambo in the Red Sea, during the Year 1819, Bombay, 1866, p. 30.


[Закрыть]
.

Самые высокие таможенные пошлины взимались в то время в Басре (составляли 7,5 % на все ввозимые и вывозимые товары). Отсюда – и ориентированность торговцев, поставлявших товары из Индии и Аравии в Сирию и Южную Месопотамию, на порты племенных уделов бану ‘утуб в Кувейте и Зубаре.

Семейно-родовой клан Аль Тани, правящий и ныне в Катаре, перебрался на полуостров в начале XVIII века. Прежде проживал в ‘Ушайгере, одном из древних городов Неджда. Входил в межплеменной союз бану тамим. Прародителем рода Аль Тани летописцы Неджда называют Тани ибн Мухаммада ибн Тани. До 1868 г., то есть до заключения Бахрейном договора о протекторате с Англией, Катар де-факто находился под властью семейно-родового клана Аль Халифа.

В пяти милях (8 км.) от Зубары располагался Хор Хассан, место пристанища (после ухода из Кувейта) рода Аль Джалахима, ставшего со временем лютым ненавистником своих прославленных соплеменников – семейно-родовых кланов Аль Халифа и Аль Сабах, заложивших правящие династии в Кувейте и на Бахрейне.

Отодвинувшись из Кувейта, род Аль Джалахима поселился вначале в Зубаре. Приняли его там радушно. Ведь мореходы из этого рода в совершенстве владели техникой парусной навигации, отличались знанием «противных ветров» и морской астрономии, досконально знали воды Персидского залива, его отмели и бухты. Через несколько лет, учитывая возросшие доходы Зубары, род Аль Джалахима поставил вопрос об увеличении его доли в этих доходах, но получил отказ. Более того, шейх Халифа, видя амбиции рода Аль Джалахима и понимая, что числом мужчин в нем род этот – крупнее семейно-родового клана Аль Халифа, потеснил его из Зубары, на всякий случай. Судя по всему, он не исключал того, что род Аль Джалахима мог со временем претендовать уже не только на большую долю в доходах, но и на власть в заложенном ими новом уделе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15