Игорь Ржавин.

Как тебя зовут. Автономный экскурс по ономастике



скачать книгу бесплатно


ГРУППА КОРНЕВОЙ МАТРИЦЫ К-Н (Ц-Н; С-Н):

испанский ciencia – знание ============> тохарский ???/?ana – жена;

латинский scientia – знание ============> тохарский ???/?ana – жена;

немецкий Kenntnis – знание ============> датский kvinde – женщина;

нидерландский kennen – знание =========> армянский ??? • kin – женщина;

норвежский kunnskap, kjennskap – знание ==> норвежский kvinne – женщина;

шведский k?nnedom – знание ===========>

готский qino – женщина;

эсперанто kono – знание =============> исландский kona – женщина;

английский know – знать ============>

руника kwena – женщина;

баскский jakin – знать ==============>

гавайский wahine – женщина;

гаитянский konnen – знать ============> исландский kona – женщина;

шведский kunna – уметь, мочь, знать =======> шведский kvinna – женщина;

шведский k?nna – чуять, ощущать, знать ===> исландский kona – женщина.

ГРУППА КОРНЕВОЙ МАТРИЦЫ З-Н (Ж-Н; Д-Н):

литовский ?inija, ?inojimas – знание =====>

юж.– зап.-слав. ?ena – женщина;

таджикский дониш – знание ==========>

яванский wadon – женщина;

белорусский знаць – знать =========>

венгерский asszony – женщина;

болгарский зная – знать ===========>

таджикский зан – женщина;

латышский zin?t – знать =======>

персидский zan – жена, женщина;

польский zna? – знать =========>

словенский ?enska – женщина;

сербохорватский знати, znati – знать ===> китайский n?z? – женщина;

санскрит j?? – знать ============>

санскрит gn?; jani – жена.

А теперь, ради эксперимента, соотнесите санскритское знать по падежам с русскими частями речи в значении ЖЕНитьба:

pr. j?n??ti/j?n?t? – IX; =============>

русское женатик/жените;

fut. j??sy?ti/j??sy?te; ============>

русское женюсь/женись;

pf. j?j?au/jaj?e; ================>

русское женю/жени;

aor. ?j??s?t/?j??sta; ==============>

русское оженить/поженятся;

pp. j??t? ======================>

русское женатый/женаты.

ГРУППА КОРНЕВОЙ МАТРИЦЫ Г-Н (ДЖ-Н):

арийский gneh – знать ============>

санскрит gn? — жена;

ирландский gnath – знать ==========> авестийский g?n? — жена;

валлийский gnawd – знать ==========>

прусский genno — жена;

греческий gign?mi – знать ==========>

греческий gun? — жена;

латинский cognosc? – знать =========>

армянский ??? /gin — жена.

Далее, если хотите, попробуйте самостоятельно сравнить нижеприведённые иностранные слова в значении знать с понятиями в русском языке, уже рассмотренными нами ранее – уверен, у вас получится, и обязательно найдутся «случайные» созвучия: лит.

?inoti, авест. paitiz?n?nti, ст.-англ. cn?wan, тохарск. kn?n/n?n, алб. njeh, хетт. kanes, арм. ????? (ts?not?/ts {{?}} ?not?/dz?not {{?}}) – знакомый, кашмирск. z?nun, осет. zonun, нем. kunnan/k?nnen; irchennan/kennen, перс. x?n?s?tiy/, др.-норв. kunna; kenna, др.-прусск. posinn?ts, готск. kunnan; kannjan, умбр. naratu.

Итак, мы воочию убедились в том, что значение знать косвенно «подвязано» к понятию жена (ср. с др.-греч. евгенис ??????? – знатный). Почему? Смею предположить, что буквальное сходство этих слов оправдано их общей не только семантикой, но и исходной этимологией! Схематически это сопоставление выглядит примерно так: ЖЕ/НА, где начальный слог ЖЕ (в данном случае) – это служебная частица речи, которая служит для эмоционального выделения, подчёркивания, к примеру, «НА ЖЕ!», только слоги здесь расположены в последовательности, обратной изначальной морфеме «ЖЕ НА!», и главным слогом является НА с корневым ядром Н, как в венгерском n? – женщина и китайском n? – женщина, то есть в словах, равнозначных тем же русским междометиям, как в обращении «НО ЖЕ!» или «НУ ЖЕ!» (ср. с кит. n?z? – женщина). А означает междометие «на!», в смысле «возьми!» (ср. с др.-рус. наяти – нанять), ничто иное, как «начь!», в смысле «прячь!», что согласуется с глаголом повелительного наклонения «заначь!», а по-иному «ЖЕ/НАчь!», или кратко «ЖЕ/НА!» (ср. с тадж. занак – жена). Благодаря матрике «проНИКновения» Н, мы по логической цепочке выходим от глагола ЗА/НАЧЬ, через неизбежную редукцию безударной гласной А в слове З/НАЧЬ, к глаголу неопределённой формы З/НАТЬ, где в начальной согласной З легко угадывается приставка ЗА! И это не стоит труда проверить, проводя простейшую градацию: ЗА/НАЧЬ (ср. с латыш. аiz?emt — занять) – ЗА/НАТЬ (ср. с арм. ts?not {{?}} /dz?not {{?}} – знать) – ЗА/НЯТЬ (ср. с кит. zh?nj? – занять) – ПРИ/НЯТЬ (ср. с лит. u?imti, u??m? – занять) – В/НЯТЬ, что само по себе оЗНАЧает: поЗНАТь – поЖИНАТь (ср. с прусск. posinn?ts – знать) – поЖЕНАть (ср. с авест. paitiz?n?nti – знать) – ЖЕНАть (ср. с перс. x?n?s?tiy – знать), и в конце концов ЖЕНА (ср. с санскр. jaj?e знать). Вот вам и связь понятий: жена – жница – знахарка!

Чем обусловлена подобная эволюция элементарного обращения в имя нарицательное? Первобытными условиями! Мужчина, в нашем случае муж, в незапамятные времена был, прежде всего, воином-добытчиком-охотником, который приходя домой, протягивал трофей жене, восклицая при этом: «Же на!». Забавно? Да. Только надо чётко себе представлять, что под «подарками» от мужа, и в начале времён, и в наше время, можно подразумевать всё, что угодно! Подумайте, что? И любые ваши предположения будут иметь основания!

Сказки? Мистика? Народная этимология? Называйте это как угодно – главное для меня в данный момент – доходчиво донести до вас, уважаемые читатели, суть собственного метода расшифровки, пусть даже таким примитивным способом, всё же лучше, чем выливать на ваши светлые головы тяжеленный ушат мутной воды, коей является чуждая русскому человеку нерусская терминология. Разумеется, нападки скептиков и критиков будут опираться на несоответствия наших доводов с иноязычными формами понятия жена. Но и на это у нас найдутся примеры сходных морфем! Вот, взгляните на фрагменты словообразований, участвующих в эволюции слова жена, по нашей версии:


Приставка ЖЕ и параллели:

английский so – же ================>

венгерский asszony – женщина;

английский then – же ========>

армянский ts?not {{?}} /dz?not {{?}} – знакомая;

латышский jel – же ================>

словенский ?enska – женщина;

литовский gi – же =================>

армянский ??? /gin – жена;


португальский quanto – же ==========>

английский queen – жена;

португальский j? – же =============>

санскрит jani – жена;

санскрит ev? – же =============>

мокшанский ава – женщина;

узбекский esa – же ===============>

тохарский ???/?ana – жена.

Междометие НА! (возьми!, прячь!) и параллели:

белорусский увівай! – прячь! ====>

английский wife, wive – жена, жениться; норвежский gjemme – прячь! =========>

литовский gimin? – род (ы);

шведский g?mma – прячь! ==========>

волапюк jimen – женщина;

китайский n? — возьми! ====>

китайский n?, n?z? – женщина;

эстонский v?tma — возьми! =======>

английский woman – женщина.

А вот причина наречения мальчиков и звания мужчин именем Женя, видится мне очень даже просто объяснимой. На фоне всех выше перечисленных значений легко прочитывается старорусское слово жень – стремянки, лазиво, снасть для лаженья борти, добычи меда (ср с лит. гейнис), как одно из приспособлений для поЖИНания дикого мёда. Как вы понимаете, это абсолютно не значит, что все Жени «авансом» были названы «пчеловодами». Зато будущими ЖНецами – это запросто, а в придачу и завидными ЖЕНихами, да ещё и много ЗНающими.


ШУРА [«?ur?]. Очередь за якобы русифицированным ответвлением имени Александр под именем Шура, и иже с ним Шурик. Ну, «естественно», мы не могли обойти стороной такое до буквы созвучное звание родословной как шурин. Весьма забавную формулировку этому названию родственника даёт Владимир Иванович Даль в своём «Толковом словаре», приводя в пример народную поговорку: «Зять любит взять, тесть любит честь, а шурин глаза щурит». Удивительно точно получается по форме, но достаточно далеко по содержанию. Ведь, в слове шурин главенствует корень ШУР, а в слове щурит – ЩУР, что в русском языке имеет совершенно разное значение. И потом, надо чётко понимать, что народные пословицы и поговорки обычно складываются в простую рифму, и не всегда основываются на прямом значении отдельных слов.

Предлагаемый далее перечень слов с корнем ШУР из русских диалектов, должен приоткрыть завесу этой «тайны»:

шуркать (шуркнуть, шаркать, шерошить) – тереть, скрести, наводить шорох;

шуркать – возиться, копаться, рыться, шарить, искать чего; шуркнуть – шмыгнуть, прокрасться, пробежать втихомолку, юркнуть, шурк!; шураль – истопник, кочегар (т. е. тот, кто шурует, шурудит в печи!); шурукать – шушукать, шептаться с кем; шурчать – шуршить, производить шорох, шелест; шуры-муры – тайные переговоры и замыслы.

Становится совершенно понятно, что корень ШУР – это некий «носитель звука», лёгший в основу многих слов, и наделяющий их значением шуршания, шороха, шарканья, что в свою очередь исходит не только от звуков жизнедеятельности человека, но и от его вербального проявления, или попросту из его уст, когда он с кем-то говорит шёпотом, шушукается. В нашем конкретном случае, если мы выводим слово шурин из корня ШУР (а откуда же ещё?!), то получается, что брат жены, в представлении того, кто его так нарекает, выглядит своего рода «тайным агентом» своей семьи, который ведёт «тайные переговоры» со своей сестрой (женой зятя), причём, вовсе не обязательно во вред её мужу, или в ущерб его родителям! Это может быть чисто этической стороной дела, и носить характер… ну, например, банального стеснения или нежелания предавать огласке маленькие семейные секреты и неприятные новости от родни. Но, что самое интересное – эта наша, на первый взгляд «сомнительная», версия находит свою аргументацию в персидском языке, где хоть и нет ни намёка на шурина, зато очень ярко отражена характерность производных от корня ШУР слов, которые так или иначе связаны с вышеизложенными русскими понятиями: ш?равй – советский (в см. совещательный, т. е. переговорный! ср. с сербохорватским шу?ра, мн. ч. шу?ре?, шу?реви – шурин, шурий, шурьевы); шурако – сотоварищи, товарищи (от шари?к – соучастник, напарник, друг); шуру? – проявление, обнаружение (ср. с рус. шуркать – шарить, искать!); шурт (а) – отряд городской охраны; попутный (о ветре, а значит и шуршащий!); шарт – уговор, договор, соглашение; уславливаться, уговариваться, заключать договор, соглашение; биться об заклад, держать пари (ср. с др.-русским шерт – клятва, напиток, договорные отношения!); шур?ъ – начало, начинание (ср. с рус. «шуруй – начинай!, валяй!, иди!, пошёл!);

шурафо – (мн. ч.) от шариф – 1.знатный, благородный (по происхождению); 2. честный, благородный, порядочный; 3. святой, священный; почитаемый (а значит тот, о ком говорят, к кому обращаются с речью! ср. санскр. шура – герой).

Но ведь латинское heros «герой» происходит от греческого heroe «защитник», которое восходит к индо-европейскому корню ser-, включающему в себя значение «наблюдать, предохранять, страховать». А «страховать», в свою очередь, по английски будет insure (в оригинале ensure), с корнем sur-, в значении «заверять, убеждать, уговаривать»! Таким образом, от санскритского шура – герой, через английское sure [?u?] – уверен, убеждён, заговорен, мы вновь, вернулись «на круги своя» – к однокоренным русским понятиям шурукать – шушукать, шептаться с кем; а также шуры – тайные переговоры, которые послужили словообразованию шурин – наименованию того, кто для своей сестры (жены своего зятя) может выполнять роль и «тайного советника», и «страховщика», а если потребуют обстоятельства, к примеру, буйное поведение зятя по отношению к своей жене (сестре шурина), то и «телохранителя» своей родной сестры. Впрочем, вряд-ли дело доходило до этого «на заре цивилизации», в те старые добрые времена возникновения на Руси имён родословной, и всё обходилось, скорее всего, безобидным шушуканьем «о семейном», редким шуруканьем между женой и шурином, да его поглядыванием на своего зятя весёлым прищуром.

Само собой, ко всему вышеизложенному имеет самое непосредственное отношение и такое свойское имя как Шурик. Но что самое интересное, его греческий аналог Александр как «защитник людей» почти совпадает по значению с, однокоренным русскому имени, санскритским шура – герой, и я даже уверен, что неслучайно. Ведь в русском восприятии корневая матрица Ш-Р сама выводит нас на изначальный смысл имени Шура, с помощью своих производных, дающих качественную характеристику самому носителю, а именно: ШУРа – это тот, кто: ШУРует – проявляет, развивает энергичную деятельность, действует активно, с азартом (ср. с др.-рус. лич. им. Ошурок – остаток, то есть, по-сути «наследник»); ШАРит – понимает что-либо, разбирается в чём-либо; ШИРяет – летает, широко взмахивая распростертыми крыльями, что в переносном смысле означает «широко мыслит» и «делает с размахом», а когда требуется, то и ШОРит – защищает.


САША [’sa??]. В отличие от имени Шура, никоим боком не влезающим в греческую фонему ?????????? (Александрос), но почему-то приравненного к ней, имя Саша, как нам объясняют специалисты, произошло, дескать, от промежуточной формы АЛЕК/САША. Ага! Тогда где гарантии, что последнее не выросло из похожего, но всё же другого греческого ??????? (Алексиос) – Алексе?й (?l {{?}} {?}{ }k?s {{?}} ej)? Нет ответа. Ладно, ещё вопрос: а как быть с несколько иной озвучкой Александра в свойском просторечии Саня? Ведь, следуя предыдущей логике, должна быть вульгарная вариация переходной формы АЛЕК/САНЯ. Увы, её нет и никогда не было! Какой вывод напрашивается? Вот именно: ни Саша, ни Саня, и уж тем более, ни Шура, не имеют, не просто прямого, но даже косвенного этимологического отношения к упомянутому греческому «оригиналу», а являются ничем иным как исконно русскими, причём, древними именами. Что же они могли означать на момент своего вхождения в оборот?

Разумеется, невозможно определить истинный смысл слова прямо сходу, к тому же единый, да ещё ставший именем собственным, а затем и личным. Зато мы с лёгкой уверенностью можем найти родственные понятия, лёгшие в основу этих имён. И неважно, что некоторые находки будут обнаружены не только в нашей родной речи – в конце концов, все они когда-то принадлежали одной индо-европейской языковой общности, а значит и единому прото-этносу, имя которому – арии.

Обратите внимание на удивительную фонетическую близость исследуемого русского имени с иностранными словами, которые, в свою очередь, поразительно согласуются между собой в своей семантике. Так, например, таджикское саш – ловушка, своего рода «средство связывания», в точности до буквы перекликается с однокоренным английским sash [s??] – пояс, кушак, лента, переплет, перевязь. Подобное смысловое созвучие имеет продолжение уже в санскритском саяна связь, соединение. А там, где «связь» и «соединение» обретает переносный смысл человеческого общения – приходит известность, что на обще-иранском наречии звучит как san, что само по себе отражает санскритское сан – слава, честность, подарок. Последнее ничто так точно не может передать, как русское понятие, в подаче В. И. Даля:

«Сан – высокий чин или званье, знатная должность, жалованное достоинство, почет. Сан государя, министра, воеводы, архиерея. По сану и честь. Каков сан, таков и почет. По сану и почет».

Есть попадание? Несомненно! Черпаем сведения там же:

«Сан – стар. стан, осанка, рост. Возрасту и сану был среднего. Сановная особа, сановннк, -ница, высокого сана, вельможа. У вельможи все сановничьи приемы. Сановитый, осанистый, взрачный, видный, рослый и статный. | Знатный родом, вообще, у кого сановные, вельможные предки. Сановность, состоянье, качество, иногда свойство по прил. Сановничество ср. собират. все сановники вместе и вообще. Сановитость, то же, но бол. о внешнем, величавые приемы. Санолюбивый, санолюбець, жаждущий сана, почета, знатности».

Стоп! А не метафорой-ли русского имени является последняя строчка? Смотрите: Саня – санолюбивый, санолюбець, жаждущий сана, почета, знатности. Ну, прямо-таки настоящее, что ни на есть, буквальное толкование! Теперь возвращаемся к началу текста, раскрывающего этимологию слова: «Сан – это стан и осанка». А теперь сравните: санскритское а?сана (санскр. ?sana – сидячая поза, место для сидения, поза) – согласно Йога-сутрам Патанджали, «это положение тела, которое удобно и устойчиво»; то есть, по-сути, стойка и статус; с русским осанка – это привычная поза в покое и при движении; положение тела, которое регулируется бессознательно, на уровне системы условных рефлексов, так называемым двигательным стереотипом; человек имеет только одну, присущую только ему привычную осанку; осанка обычно ассоциируется с выправкой, привычной позой, манерой держать себя; то бишь, в дух словах, стан и стать. Убрав явную приставку О в слове О/САНКА, какую основу слова получим? Точно – САНКА (ср. с умен. Санька)! На что смахивает? Конечно же на «санки»! По-другому – «сани». Если сани – это «они» (очевидно, что «связанные»), множественное число, то как могло бы звучать число единственное? Саня! Или, как его вариация в древнерусском личном имени Санко, от понятия «сань» – полоз, видимо, по любимому занятию малыша ползать по полу. То есть, в чистом виде то же самое имя, которое теперь уже не составит труда разобрать по крупицам. Итак, раз понятие «сан» рождено от слова «стан», то, соответственно, «сани» – это буквально «стани» – то бишь, та самая важная часть повозки (полозья), на которую можно что-либо уСТАНовить, либо просто СТАТЬ, что является одновременно и глаголом, в значении «опереться», и существительным, в значении САН (ср. с лат. status – состояние, положение, сан)! Итого, на выходе получаем исходное значение начального понятия, заложенного, как в имени существительном, позже собственном, а затем и личном Саня – статный. Может таковой быть «защитником людей», как Александр? Естественно!

Ну, а помня о способности Саши быть «связующим звеном», судя по английскому sash [s??] – перевязь, и за всех «тянуть лямку», как это видно по бретонскому sacha? [{{?}} sa??] – тянуть, постепенно приходим к пониманию тесной взаимосвязи понятий «приставить» и «привязать» – то есть навыков, так необходимых любому «защитнику людей», поэтому привычное в России имя нам представляется уже в новом качестве древнего значения: Саша – связный, связной. И поскольку САН – от СтАН, то и САШ – от СтАШ, то почувствуйте разницу: оСТАНкино – оСТАШкино! Таким образом, Саня и Саша – имена, точнее, слова единого происхождения, просто с разными вариациями связки (суфикса) Н и Ш.


НАТАША [n?’ta??]. Есть одно ёмкое определение, возникающее из совокупности сразу нескольких понятий род – поколение – племя – народ, ставшее международным, нация также имеет своё отражение и даже общие корни в русском языке. Начнём с одного из значений английского nation [’ne?? (?) n], которое в переводе на русский даже произносится практически одинаково – наши, наша страна! Случайно ли? Попробуем найти русские созвучия, соответствующие производным от этого латинского слова:

natio – рождение, происхождение, род, племя, народность, народ, сословие, разряд, слой, порода, языческие народы (ср. с рус. Наше); nature – природа, сущность, основное свойство, нрав (ср. с рус. Нутро); natal – относящийся к рождению, родной (ср. с рус. Начало); natus — сын (ср. с рус. Наче — лучше, прочней, красивей); исп. nacer – рождаться, появляться на свет, происходить, вести свой род, иметь природные способности, наклонности (ср. с др.-рус. Начия – образ или способ, прием, манера; обычай, обряд, обыкновение, заведение; привычка, нрав, свойство).

Сомневаетесь в этимологической близости оригинала с русским созвучием? Хорошо, тогда читайте по слогам и по буквам официальный перевод.

Итальянский: nascere – рождаться, вылупливаться, зарождаться, появляться, вытекать, возникать, начинаться, брать начало (!).

Ну что? А произносится это итальянское слово так: [на'шере] – НАШЕре! Португальский: nascer [насе'х] – начало (!) – НАСех!

Персидский: n?silн?силn?silнасл – поколение, потомство, потомки; род, племя; приплод (ср. с рус. Начало – зачать, початок, искони).

Плавно переходим к переводу слов наше и нас: Итальянский: nostro – наше (ср. с рус. Нутро!);

Литовский: m?s? – наше (ср. с рус. мы); Английскийus [?s] – нас; Шведский: oss – нас; Эдо, Эсперанто: nin – нас (ср. с др-рус. Ны – мы); Прусский: nuson – нас (ср. с анг. nation – наши, наша); Санскрит: nаs – нас; Авестийский: nа – нас; Осетинский: , n? – нас, наш; Греческий ?? – нас; Латинский: n?s – нас; Албанский: ,  — мы, нас (ср. с др-рус. Ны – мы); Готский, Тевтонский: uns – нас; Арийский: n?s – нас; Хеттский: nа? – нас (ср. с рус. Наш); Тохарский: n?s – нас; Литовский: nuodu – нас, наш (ср. с рус. приНудить).

А теперь сосредоточьтесь! В русском и всех остальных славянских, а также некоторых индо-европейских языках слово НА в старину было и предлогом, и приставкой, означающим «рост, прибавление, умножение», и междометием, означающим «глянь, получи», и местоимением, означающим НАС (стар. НЫ). И сейчас вы своими глазами увидите, как легко и не принуждённо мы с вами сделаем фоносемантический переход от русского речевого оборота к общеевропейскому понятию нация:

«…междометие на?-ка, на?тко, 2 л. мн. на?те, укр. на, на?те, блр на, на?це, болг. на „глядь“, сербохорв. на?, словен. nа?, nаtе, слвц. nа, чеш. nа, nаtе, польск. nа, na?. Родственно лит. n?, лтш. nа „ну“, др.-инд. n??-n? „в разных местах, по-разному“, греч. ??, беот. аркад. ??? „право, воистину“, лат. n? „да, так, поистине“, наряду с греч. ???, лат nае. Существуют попытки сблизить с он».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное