Игорь Прокопенко.

Бывшие «сёстры». Зачем разжигают ненависть к России в бывших республиках СССР?



скачать книгу бесплатно

Западная и восточная группировки двигались очень медленно. Северная, практически не встречая сопротивления, продвинулась в центр города в одиночку. Здесь, в районе железнодорожного вокзала, 131-я Майкопская бригада соединилась с подразделениями 81-го Самарского мотострелкового полка. Заняв вокзал, командир 131-й бригады полковник Савин разместил боевую технику на прилегающей улице в качестве резерва.

Боевики намеренно пропустили танки в центр Грозного, а с наступлением темноты нанесли удар. Подбиты первая и последняя машины, остальным деваться некуда: с верхних этажей зданий их жгут гранатометчики. Весь план лично разработал начштаба армии Дудаева Аслан Масхадов.

Тем временем из подвала дудаевского Президентского дворца российские правозащитники призывали солдат и офицеров сдаваться боевикам, которые в таком случае обещали сохранить пленным жизнь и незамедлительно отправить их домой.

О ночном новогоднем штурме Грозного войскам сообщили в самую последнюю минуту. Командиры на чем свет стоит ругали начальство, кивая на свои наспех сколоченные части, которым нужен был минимум месяц на подготовку. Но командиров никто не услышал или не хотел слышать. Штурм обернулся тяжелейшими потерями.

С началом Чеченской кампании в России широко распространились антивоенные настроения. К разговорам о бардаке и дедовщине прибавились обвинения армии в несостоятельности. Дудаевская пропаганда выигрывала и информационную войну. Граждане России не понимали, что происходит в Чечне, с кем и как вынуждены воевать 20-летние мальчишки.

Еще 29 ноября 1994 года, до ввода войск в Чечню, министр обороны Павел Грачев заявил: «Я бы никогда не допустил, чтобы танки вошли в город. Это дикая безграмотность». Однако именно танки и пошли на штурм Грозного, в результате чего за одну ночь только Майкопская бригада из 26 боевых машин потеряла 20. О подобных потерях в штабе объединенной группировки никто и думать не мог. Боевые командиры глухо роптали, что армию подставили.

Первыми же бомбардировками в Грозном уничтожены Центральный банк Чечни и Министерство финансов. Только там можно было найти следы знаменитых фальшивых авизо 1992–1994 годов, по которым в Чечню из России было перекачано до 5 миллиардов долларов. Сгорели архивы «Грознефтегаза», после чего стало невозможно найти следы махинаций с перепродажей чеченской нефти.

Вместе с тем предприятия нефтехимической отрасли к марту 1995 года, когда федеральные войска взяли Грозный, невероятным образом оставались целыми и невредимыми и работали даже во время боевых действий. В той неразберихе труба продолжала исправно доставлять на грозненские нефтеперегонные заводы нефть. Кто-то зарабатывал на этом огромные деньги, и прекращение войны и наведение порядка в республике этому кому-то были невыгодны.

В те дни генерал Трошев несколько раз встречался с начальником штаба дудаевских вооруженных сил Асланом Масхадовым. Из бесед становилось ясно, что Дудаев абсолютно не самостоятелен в своих решениях: у него буквально связаны руки.

Три года нахождения Дудаева у власти в Чечне Москва заигрывала с ним, и в результате республика погрузилась в бандитский беспредел.

По данным Министерства по делам национальностей, с 1991 по 1994 год в Чечне убита 21 тысяча русских, 100 тысяч домов и квартир отобраны у русскоязычного населения, почти 50 тысяч наших сограждан превращены в рабов.

Чечня продолжала стремительно вооружаться. Оружия, оставленного там Советской армией после развала СССР, хватило бы для оснащения семи мотострелковых дивизий, и по различным каналам его поступало все больше. На переговорах с Москвой позиция Дудаева была жесткой: «Сначала признайте независимость, а все остальное потом».

29 ноября 1994 года в Москве, на заседании Совета безопасности, было решено: на всю военную операцию – 25 дней. После силового свержения режима Дудаева править в республике будут верные Москве люди во главе с бывшим председателем Верховного Совета Чечни Доку Завгаевым, лидером несильным, но послушным.

Все задумано как масштабная акция устрашения. Серьезных действий и особых проблем не ждали и не предвидели. Министр обороны был абсолютно спокоен.

Такая самонадеянность вскоре обернется большими потерями федеральных войск и провалом начала Чеченской кампании. Правительство Завгаева ни «завтра», ни «послезавтра» в Грозный не въедет, боевики, в свою очередь, из города не уйдут. Разведка приносит тревожные сведения: чеченские сепаратисты вывозят из города свои семьи, по-видимому, готовясь к боевым действиям. Русских же готовятся использовать в качестве живого щита.

Ни на один из вопросов, касающихся чеченской войны, до сих пор нет ответа. Почему наступающим подразделениям федеральных войск не раздали карты Грозного, а также и вовсе не были определены маршруты продвижения? Почему никого не насторожил тот факт, что боевики загодя сбили в Грозном таблички с названиями улиц? Почему наши войска не были готовы к боевым действиям в условиях города?

Тем временем в частях не хватало людей и техники. Наспех комплектуются сводные бригады, полки, роты. Один генерал в сердцах бросил тогда: «Я не знаю, что такое сводный полк, я знаю, что такое сводный военный оркестр». Боевая техника, которая поступает в распоряжение Объединенной группировки войск, попросту не готова к ведению боевых действий.

Командиры, успевшие повоевать с дудаевцами, знали: им противостоят не спонтанно организованные отряды самообороны из мирных жителей. Перед ними – хорошо подготовленная, до зубов вооруженная армия, имеющая в своем распоряжении танки, тяжелую артиллерию, зенитные установки, к тому же прекрасно знающая местность.

На протяжении всей чеченской войны оставалось загадкой, почему у боевиков оружие и боеприпасы зачастую лучше, чем у наших кадровых частей. Нередко в руки к армейской контрразведке попадали секретные образцы российского оружия, даже не вышедшие еще в серийное производство, а боеприпасы захватывали в заводской упаковке и смазке. Неудивительно, что в войсках вскоре заговорили о предательстве. Ни один из этих фактов до сих пор так до конца и не расследован.

В это время в российской столице побит своеобразный рекорд: количество казино и игорных домов превысило сотню. За сутки выручка среднего игорного дома составляла до сотни тысяч долларов, совокупная прибыль московских казино за год – более трех миллиардов долларов. Значительная часть игорного бизнеса в Москве находилась под контролем чеченской мафии, прибыль от него, по-видимому, полностью или частично шла на содержание боевиков.

В Чечне можно видеть солдат и офицеров украинского батальона (АРГО), которые воюют в собственной форме. За образец взято обмундирование, в котором националисты украинской повстанческой армии (УПА) сражались против Советской армии в годы Великой Отечественной войны и вплоть до 1950 года.


Война в Чечне. Солдаты Федеральных войск Министерства обороны РФ в одном из поселков Чеченской Республики в 1995 году


Кроме того, в охваченной пламенем войны Чечне ходило много разговоров о так называемых «белых колготках» – женщинах-снайперах, за деньги убивавших российских солдат и офицеров. Говорили, что почти все они из стран Прибалтики. Действительно, женщины-снайперы в Чечне были, однако об их национальной принадлежности доподлинной информации нет. Основной костяк наемников, слетавшихся в Чечню, был, разумеется, из мусульманских стран.

Лагеря подготовки наемников разбросаны от Центральной Азии до Африки. Тех, кто прошел там обучение, и инструкторов в Чечне принимали с распростертыми объятиями. Там же стажировались и чеченские полевые командиры. Басаев, например, трижды побывал в афганских лагерях, Гелаев – в Пакистане.

1 марта 1995 года в Москве, в подъезде собственного дома, убит генеральный директор ОРТ Владислав Листьев. Страна, привыкшая к заказным убийствам бизнесменов, потрясена смертью известного журналиста. 2 марта объявлено Днем траура. Среди подозреваемых в причастности к убийству – один из крупнейших акционеров ОРТ олигарх Борис Березовский. Жесткий контроль над деньгами от рекламы, на котором настаивал Листьев, лишал бизнесмена больших денег. Но привлечь Березовского к суду не удалось: странным образом следователей, выходивших на след заказчика, под разными предлогами отстраняли от расследования. Имя Березовского с этого момента все чаще будет мелькать в средствах массовой информации в связи с громкими скандалами, позднее спецслужбы будут обвинять его в финансировании чеченских боевиков, совместном бизнесе с ними и тайном сговоре о захвате и выкупе заложников.

К марту – апрелю 1995 года армия вытеснила боевиков из равнинной части Чечни в горы. Перекрыто Панкисское ущелье, по которому из Грузии шли оружие и боеприпасы. Рядовые боевики, загнанные в высокогорье, бросали оружие и сдавались. Казалось, до полного разгрома банд всего шаг.

Неожиданно выходит указ Президента России о введении моратория на применение вооруженной силы на территории Чечни с 00 часов 28 апреля до 00 часов 12 мая 1995 года. Военным приказано не применять оружие и открывать ответный огонь только в самых крайних случаях. По факту, армию сделали мишенью: на боевиков мораторий не распространялся. За два месяца моратория в федеральных войсках – почти 270 убитых и раненых. В дальнейшем подобная ситуация повторится не раз.

Утром 16 января 1996 года паром «Аврасия», на борту которого было более 200 российских челноков, покинул турецкий порт Трабзон и взял курс на Сочи. Неожиданно группа вооруженных мужчин захватывает судно, и россияне становятся заложниками террористов. К счастью, инцидент, разработанный, как вскоре станет известно, при участии Национальной разведывательной организации Турции, завершится без жертв. В первую очередь он был рассчитан на то, чтобы привлечь внимание Запада к драматическим событиям, которые разворачиваются в эти дни в России. Главное, что требовали террористы на «Аврасии», – свободный проход группы Радуева из Дагестана в Чечню.

9 января 1996 года группа террористов под руководством Салмана Радуева ворвалась в дагестанский город Кизляр. Захватив роддом и еще несколько зданий, террористы взяли в заложники около трех тысяч человек, а затем с частью заложников отправились в сторону Чечни. Там Радуев надеялся скрыться в горах, но выяснится, что он нарушил договоренности с федералами о том, чтобы отпустить заложников до пересечения границы. Один из сопровождавших колонну вертолетов сделал предупредительный выстрел, после которого боевики остановились и повернули в сторону близлежащего села Первомайское. Захватчики заставляют заложников рыть окопы и укрепления, прибывающие подразделения армии, внутренних войск и спецназа обкладывают село.

Пять дней Москва решает, что ей делать. В Первомайском находились и мирные жители, и заложники, и боевики. Президента уверяют, что бандитам не уйти, и Верховный главнокомандующий верит, что все под контролем.

Наконец, 18 января село взято штурмом, однако боевиков в нем не оказалось. Накануне ночью одна группа начала отвлекающий бой, а основная просочилась сквозь кольцо окружения. По какой-то причине за несколько часов до их прорыва отсюда были убраны основные силы федеральных войск.

21 апреля 1996 года пара штурмовиков четко выполнила боевую задачу. Вылетев с аэродрома в Моздоке, они взяли курс на горную Чечню. Когда был запеленгован сигнал спутникового телефона, последовал пуск, и ракета ушла в цель. Джохар Дудаев, разговаривавший по спутниковому телефону в 30 км от Грозного, был уничтожен ракетой. Однако не все верят, что снаряд поразил именно его.

27 мая 1996 года в российскую столицу прибывает чеченская делегация во главе с Зелимханом Яндарбиевым, ставшим руководителем мятежной республики после смерти Дудаева. Приезд вызван намерением воюющих сторон заключить мир. Приближаются выборы Президента России, и соцопросы показывают: только 6 % избирателей готовы вновь голосовать за Ельцина. Было очевидно, что он не мог рассчитывать на переизбрание, не прекратив непопулярную в народе чеченскую войну.

28 мая после препирательств, кому и где сидеть за столом переговоров, подписано соглашение «О прекращении боевых действий в Чечне с 1 июня». На следующий день Борис Ельцин совершает блиц-поездку в усмиренную, казалось бы, республику. Выступая перед военнослужащими федеральных войск в пригороде Грозного Ханкале, он заявил: «Война окончилась. Победа за вами. Вы победили мятежный дудаевский режим».

Тем временем боевики готовят избираемому на второй срок президенту России сюрприз, который должен показать всему миру, кто на самом деле контролирует ситуацию в Чечне. К лету 1996 года в сводках спецслужб все чаще говорится о планах боевиков захватить Грозный. Несмотря на это, в городе сокращается количество блокпостов, воинские подразделения покидают город.

6 августа 1996 года в столицу Чечни, находившуюся под контролем федералов, врываются боевики. К 9 августа – дню инаугурации Президента России – они захватывают почти весь город. Военные предлагают контратаковать, однако Москва не разрешает. В столице на торжества съехалась политическая элита мира: надо делать вид, что в Чечне все спокойно. Контроль над ситуацией перешел к генералу Лебедю, недавно ставшему секретарем Совета безопасности.

30 августа 1996 года в дагестанском Хасавюрте были подписаны соглашения о прекращении огня в Чечне. В войсках снова заговорили о предательстве. Хасавюртский договор означал поражение России: Москва выводила из Чечни все войска. В армии соглашение рассматривали как удар в спину.

Примечательно, что, подписав мирное соглашение, Александр Лебедь не получил официальной поддержки ни одного чиновника высшего ранга. Никто не хотел, чтобы Хасавюрт был навеки связан с его именем. В середине октября 1996 года, через четыре месяца после назначения секретарем Совета безопасности, Лебедь был уволен с этой должности. Его место занял Иван Рыбкин, а заместителем 29 октября 1996 года стал олигарх Борис Березовский, еще недавно обвиняемый в финансировании боевиков.

После вывода войск в Чечне началась вакханалия похищения людей с целью выкупа. Заложников захватывали повсюду: и на Кавказе, и в российских регионах. Березовский зачастил в республику, энергично взявшись за освобождение заложников. Разумеется, все слухи о выкупе олигарх категорически отрицал.


Секретарь Совета безопасности Александр Лебедь Александр Лебедь прибывает в Чечню для проведения переговоров о прекращении боевых действий


В прессу стала просачиваться информация о том, что за освобождение заложников и пленных Березовский платил государственными или «выбитыми» из других олигархов деньгами. Часть этих средств, по слухам, принадлежала Борису Абрамовичу, однако главное заключалось не в этом.

Спецслужбы отслеживали действия Березовского в Чечне и пришли к выводу, что он выполнял для чеченских похитителей функции банкира, организовывая оплату выкупов. Более того, некоторые похищения были им же и заказаны. Между тем выплаты привели к тому, что аппетиты у похитителей выросли еще больше. За иностранцев, например, боевики требовали от 3 до 8 миллионов долларов.

4 октября 1998 года в Грозном похитили очередных иностранцев – трех англичан и одного новозеландца – сотрудников британской телекоммуникационной компании. По контракту с чеченским правительством они занимались установкой в городе сотовой связи. Несмотря на уговоры Березовского, платить за них из принципиальных соображений Англия не стала. 8 декабря 1998 года у обочины шоссе неподалеку от Грозного был найден мешок с отрубленными головами сотрудников британской фирмы.

К тому времени из-за бандитского беспредела Чечню покинули все международные организации. Иностранные журналисты и бизнесмены, опасаясь за свою жизнь, тоже не рисковали появляться в мятежной республике. Собирались, да так и не открыли свое посольство в Грозном афганские талибы – единственные в мире, кто признал независимость Ичкерии.

Происходящее становилось все больше похоже на изоляцию. К слову, осенью в Чечне тайно побывал признанный «король террористов» Усама бен Ладен. Всего, по информации тогдашнего премьера Черномырдина, глава «Аль-Каиды» побывал в гостях у чеченских боевиков четыре раза: он инспектировал, как расходуются средства, выделяемые боевикам, и разрабатывал новые операции по расколу России через дестабилизацию Северного Кавказа.

17 августа 1998 года в Москве официально объявлено: в России разразился финансовый кризис – дефолт. Правительство оказалось неспособным платить по своим долгам. За короткое время курс американского доллара вырос с 6 до 21 рубля. Разорилось большое количество малых предприятий, лопнули многие банки. Доверие к государству, национальной валюте и президенту было полностью подорвано. При этом только 14 августа Борис Ельцин в телеэфире заявил, что дефолта не будет.

27 января 1997 года новым президентом Чечни был избран бывший полковник Советской армии, начальник штаба армии Дудаева Аслан Масхадов. Реальной власти он не имел: в республике правили независимые боевики и уголовные шайки во главе с полевыми командирами. В то же время происходило и то, чего не одобряли даже многие соратники Масхадова. В Чечне началось строительство радикального исламского государства: религиозные фундаменталисты получили полную свободу, введен шариатский суд.

Кроме того, в Чечне была ликвидирована система образования. Для девочек обучение отменено полностью, сохранилось лишь обязательное трехлетнее образование для мальчиков. Чеченская экономика перестала функционировать, большинство населения вернулось к средневековому натуральному хозяйству.

В некоторых селениях верховодят ваххабиты, которые уже поднимают голову и в соседнем Дагестане, в первую очередь в так называемой Кадарской зоне, в которую входят 11 сел, где введено шариатское правление. К слову, охраняли отторгаемый от Дагестана анклав чеченские боевики.

2 августа 1999 года Басаев и Хаттаб начинают вторжение в Дагестан, чтобы с помощью ваххабитов поднять здесь антироссийское восстание. Планы у них были поистине далеко идущими: поджечь весь Кавказ и развести его народы с Россией. После СССР кровавый развод должен был повториться и здесь.

В Москве 31 декабря 1999 года Борис Ельцин заявляет о своей досрочной отставке с поста президента, называя своим преемником Владимира Путина. В новогоднюю ночь как никогда много разговоров о том, чего ждать от прихода к власти нового политика, и главное – каковы перспективы военной кампании в Чечне. Довольно скоро станет понятно: на этот раз Кремль бесповоротно намерен покончить с сепаратизмом.

6 февраля 2000 года штурмом взят Грозный. Весной положение боевиков продолжает ухудшаться, и это в интервью западным тележурналистам вынуждены признавать и сами члены банд.

Летом – осенью 2000 года, после начала второй чеченской войны, Москва вновь подверглась жесткой критике со стороны США. Россию чуть было не исключили из Совета Европы. За год Чечню посещают 35 международных делегаций, которые обвиняют российскую сторону в чрезмерной жесткости. При этом никто на Западе не вспоминает ни о поведении НАТО в Югославии, ни о том, что это было не просто вмешательство во внутренние дела другого государства, а настоящая вооруженная агрессия.

Весной 1999 года формальным поводом для натовской агрессии против Союзной Республики Югославии стало нежелание Белграда предоставить независимость краю Косово и обострение межнациональных распрей в этом регионе. К слову, Косово – историческая область сербов, и лишь к концу XX века большинство ее населения составили этнические албанцы.

В том конфликте Россия встала на сторону сербов и черногорцев. 12 апреля 1999 года парламент Союзной Республики Югославии проголосовал за присоединение республики к Союзу России и Белоруссии. Российский парламент в экстренном порядке полностью поддержал эту просьбу. Однако Борис Ельцин был против: политик наложил вето на принятую Думой инициативу направить на территорию Югославии российских военных летчиков и снаряжение.

Весь 2000 год Запад настаивает на прекращении военных действий в Чечне, но российские военные заявляют, что на этот раз победу у них не украдут. В начале апреля взят под контроль последний крупный оплот боевиков – город Шатой. 20 апреля 2000 года Генштаб заявил об окончании войсковой части контртеррористической операции в Чечне и переходе к спецоперациям. Очередного кровавого развода в семье народов, населяющих Российскую Федерацию, не получилось.

По некоторым данным, в огненном круге чеченской войны погибли 12 тысяч военнослужащих федеральных войск, десятки тысяч были ранены – почти столько же, сколько за 10 лет кровопролитной войны в Афганистане. Потери среди мирных жителей составили до 60 тысяч человек, о количестве погибших боевиков официально никогда не сообщалось. Пределы республики вынуждены были покинуть более 600 тысяч беженцев. Во что России обошлась кампания по наведению конституционного порядка – строжайшая государственная тайна.

23 ноября 2002 года в Москве здание концертного зала на Дубровке взято в оцепление. По тревоге подняты все подразделения антитеррора, со всех концов города стекаются кареты «Скорой помощи». Группа чеченских террористов взяла в заложники более 800 человек и заминировала здание с требованием вывода всех российских войск из Чечни.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4