Игорь Прокопенко.

Бывшие «сёстры». Зачем разжигают ненависть к России в бывших республиках СССР?



скачать книгу бесплатно

Сейчас модно ругать Советский Союз за дефицит, за невозможность «съездить в Париж по делу срочно», за автомобиль, который при советском строе был роскошью. Однако прошло много лет, и вот автомобиль – давно не роскошь, а в магазинах завались колбасы. Казалось бы, все несбыточные в советское время мечты осуществились, но выяснилось, что от распада ждали совсем другого. Поэтому многим сегодня так хочется заново увидеть, как же в Союзе все было на самом деле.

Хроникальные кадры, сделанные в далеком 90-м году в самом центре Москвы, показывают людей, вышедших на митинг, потому что они устали от советской системы, устали от престарелых генсеков, от их обещаний скорого светлого будущего, от бюрократизма, цензуры и погони за дефицитом, который изредка, как тогда говорили, выбрасывался на прилавки. Чего только стоят одни очереди в магазинах, которые приходилось выстаивать, чтобы достать мало-мальски приличную обувь. И такие очереди в советские годы выстраивались буквально за всем – от дефицитного финского сервелата до туалетной бумаги. Перемен к концу восьмидесятых хотела вся страна, поэтому чуть ли не из каждой форточки звучала популярная в то время песня Виктора Цоя.

Перемен доверчивым советским гражданам хотелось настолько, что они с радостью ходили на митинги новоявленных демократов и слушали примерно такие речи, призывающие не столько к реформам, сколько к развалу страны: «Вместо провозглашенного принципа права наций на самоопределение мы имеем фактически унитарное государство имперского типа, где произвольно перекраивались и определялись границы национально-территориальных образований».


Виктор Цой: «Перемен требуют наши сердца»


Через каких-то несколько месяцев после этого митинга Советский Союз перестанет существовать. Правда, вместо свободы, прав человека и демократии граждане бывших советских республик получат разруху и нищету.

Именно тогда наши соотечественники осознали: при так называемом «совке», оказывается, жилось не так уж и плохо. Бесплатная медицина, образование, дешевые коммунальные услуги народ начал ценить, лишь потеряв. Именно поэтому многим захотелось вернуться обратно в СССР, появилась ностальгия по канувшему в небытие времени.

Сегодня советская эпоха настолько популярна, что даже не жившие в СССР молодые люди устраивают вечеринки а-ля Советский Союз. Работники офисов на корпоративах хотят ощутить себя передовиками производства или произнести тост в виде пионерской кричалки, даже проводить свадьбы стало модно в стиле советской эпохи. Безумную популярность обрели автопробеги и краш-тесты с гордостью советского автопрома. Рестораны, стилизованные под времена так называемого застоя, вообще не имеют отбоя от клиентов.

Такую ностальгию можно с легкостью понять, ведь многое в СССР было настолько новаторским и гениальным, что многие западные страны теперь начинают перенимать его опыт.

На карте СССР занимал одну шестую часть суши, практически половину земного шара с запада на восток, с севера на юг простираясь от Северного полюса до границы с Индией.

Одна страна расстилалась на 9 миллионов квадратных миль.

Этот факт не давал покоя США, и американские политики буквально с лупой изучали Советский Союз, подсчитывая, сколько природных и человеческих ресурсов есть у Советов. Пойти войной против СССР Соединенные Штаты, конечно, не рискнули, поэтому был создан глобальный план, рассчитанный на несколько десятилетий, по развалу Советского Союза изнутри. Через многочисленные западные фонды покупались так называемые «несогласные лица» – диссиденты, которые пропагандировали в советских республиках западные ценности и порицали все советское.

Например, в Таллинне некий «Союз борьбы за демократические права» распространял самиздат, в котором рассказывалось, как отвратительно живется в Советском Союзе, как нарушаются свобода слова и права человека. Многих диссидентов-эмигрантов брали работать на радиостанции «Свобода», «Свободная Европа» и «Голос Америки». В радиопередачах, рассчитанных на советскую аудиторию, продвигали важные для Штатов идеи. Все они твердили одно: тоталитарный советский строй должен быть разрушен.

Первыми пали страны Прибалтики – Литва, Эстония, Латвия. Все началось зимой 1991 года в Вильнюсе с событий, очень напоминающих киевский майдан. Тогда лидер «Литовского движения за перестройку» Витаутас Ландсбергис провозгласил независимость Литвы и призвал прекратить действие Конституции СССР.

Казалось бы, Штаты добились своего – они развалили Советский Союз.

8 декабря 1991 года Ельцин, Кравчук и Шушкевич подписывают Беловежские соглашения. На Западе предпочитают об этом молчать, однако на самом деле распад СССР оказался кровавым. На территории бывших советских республик шли многочисленные войны, в которых, по разным данным, погибло около 600 тысяч человек.

Неизвестно, был ли шанс у Советского Союза избежать кровавых противостояний между республиками-сестрами. Что было бы, если бы никогда не случилось приднестровских и карабахских событий. Не было бы чеченской войны, кровавой провокации Саакашвили в Цхинвале. Невозможных по своей абсурдности событий на Украине. Случись такое политическое чудо, были бы живы миллионы советских людей, которые погибли в междоусобных войнах, были взорваны во время терактов, отравились паленой водкой в годы антиалкогольной кампании, были убиты или зарезаны в ходе бандитских разборок в лихие девяностые. Вопрос о том, действительно ли свобода и демократия, которые в большинстве бывших союзных республик существуют лишь на бумаге, стоили таких громадных человеческих жертв, остается открытым до сих пор.

Глава 2
Российская угроза (Таджикистан, Чечня и Приднестровье – влияние России на судьбу этих регионов)

Советский Союз дал трещину, и единая семья братских народов, как тогда было принято говорить, вступила в эпоху жестоких кровавых раздоров, массовых убийств, дележа территории, взаимных упреков и оскорблений, нищеты и безысходности.

Союзные республики, почувствовав слабость Центра, стали решать свои проблемы самостоятельно, а попытки Москвы остудить горячие головы выглядели попросту неуклюже и беспомощно.

Паралич центральной власти, хитросплетение интриг и демарши местных руководителей необратимо вели к краху советской империи. До этого момента оставались считаные дни.

15 мая 1988 года советские войска уходят из Афганистана после долгих кровопролитных боев. Стотысячная армия возвращается домой совсем в другую страну, где воздух уже пахнет новой для них гражданской войной. Совсем скоро ветераны-афганцы узнают, что с распростертыми объятиями их на родине не ждут. В адрес этих парней, по приказу выполнявших интернациональный долг, будут все чаще бросать эту оскорбительную фразу: «Мы вас туда не посылали».


Вывод Ограниченного контингента советских войск из Афганистана


Почти 15 тысяч погибших, тысячи инвалидов и около миллиона участников – вот итог этой десятилетней войны. Боевой опыт тех, кто выжил, еще долго будет востребован. Одни останутся на военной службе, другие уйдут в криминал, третьих захватит водоворот межнациональных конфликтов. Однако наверняка знать то, что будет дальше, никому из них пока не дано.

В Молдавии новый, 1990 год встречали с лозунгом: «Мы – румыны, и точка». Многочисленные митинги проходили на фоне стремительного обнищания людей. В этой аграрной винодельческой республике сельское хозяйство почти полностью развалилось. Так 5 лет спустя напомнила о себе антиалкогольная кампания. Народный фронт, получив большинство голосов в Верховном Совете Молдавии, принял решения, которые русскоговорящими жителями республики были восприняты как провокационные.

Лидеры республики и не скрывают, что ведут дело к вхождению в состав Румынии. Национальные меньшинства тем временем готовятся к худшему.

27 августа 1990 года Молдавия заявила о выходе из состава Союза ССР. Это решение переполнило чашу терпения жителей Левобережного Приднестровья, которые не желали жить в чужом государстве и отказываться от своей культуры.

На левом берегу Днестра было сформировано собственное правительство, которое 2 сентября провозгласило создание Приднестровской Советской Социалистической Республики и объявило о желании остаться в составе СССР. От такой строптивости Кишинев опешил, но быстро пришел в себя. В адрес Приднестровья зазвучали угрозы.

В Москве долго не могли решить, как реагировать на эти события. Возможно, просто ждали, когда Кишинев самостоятельно справится с возникшей проблемой.

Утром 2 ноября 1990 года по мосту через Днестр прошла колонна молдавских полицейских. У них был приказ войти в Дубоссары и освободить здания суда и прокуратуры, якобы захваченные неизвестными людьми. Навстречу колонне вышли местные жители.

Офицеру, который командовал полицейскими, предложили поехать в город и убедиться, как на самом деле обстоят дела. Он доложил министру внутренних дел Молдовы Косташу о ситуации в Дубоссарах.

Полицейские немедленно ринулись на штурм. Первыми шли «омоновцы» – отряд полиции особого назначения. На мосту на их пути встали жители Дубоссар. Видимо, организаторы этого рейда предполагали, что появление большого количества полицейских заставит безоружных горожан разбежаться по углам, но жители не отступали и отчаянно сопротивлялись. Стражам порядка пришлось вернуться в Кишинев и вооружиться.

Полицейские не собирались открывать огонь, но и среди них были какие-то странные люди, которые внешне и своим поведением явно отличались от остальных. Милиционеры вызвали много подозрений: они одеты в форменную одежду, но волосы у них слишком длинные для рядовых сотрудников правопорядка. Судя по всему, это и были провокаторы.

Когда в сторону толпы открылась стрельба на поражение, люди стали хватать камни и отбиваться ими от противника. По-видимому, у полицейских был четкий приказ стрелять, и они готовились к тому, что их попытаются разоружить. Непонятная по своим целям, бессмысленная атака молдавских полицейских на жителей Дубоссар закончилась гибелью трех горожан, 16 человек были ранены. Так начинался кровавый развод Молдавии и Приднестровья. Однако главные трагические события ждали впереди.

На другой день молдавские СМИ сообщили, что жители Дубоссар якобы напали на советскую воинскую часть. Военные будто бы открыли огонь, убив и ранив несколько человек, что являлось очередной провокацией. Следом после неудачи с захватом Дубоссар молдавские спецслужбы начали формировать отряды боевиков, в которых оказалось много уголовников. Совсем скоро именно они совершат чудовищные зверства в отношении мирных приднестровцев.

Тем временем в последних числах мая 1991 года малоизвестный тогда генерал Дудаев уволился в запас. Он командовал дивизией стратегических бомбардировщиков в эстонском городе Тарту. Попрощавшись с Прибалтикой, Дудаев вернулся в родную Чечню, куда его давно призывали возглавить движение за возрождение республики. В Грозном уже окончательно зашаталась советская власть, подняли голову националисты, и республику охватила волна митингов. Новым чеченским демократам нужен был символ, лидер, национальный герой. Джохар Дудаев на эту роль подходил как никто другой: на тот момент первый и единственный в советской армии генерал-чеченец, прошедший при этом Афганистан.

9 июня 1991 года Джохар Дудаев был избран председателем Исполкома Общенационального конгресса чеченского народа. Под его контролем в Чечне начинается формирование органов власти, параллельных Верховному Совету республики, где верховодят в основном старые партийные кадры. При этом Дудаев получает полную поддержку со стороны российского руководства. Ельцин и его окружение использовали каждую возможность, чтобы ослабить Центр, как до того было в Армении и Прибалтике. На очереди оказалась Чечня.

15 февраля 1992 года в Ереван прилетел личный самолет Дудаева. Он должен был отвезти изгнанного президента Грузии Звиада Гамсахурдиа в Чечню. Спасшись бегством из Грузии в начале года, Гамсахурдиа попросил политического убежища в Азербайджане, но ему отказали. Тогда он обратился к президенту Армении Левону Тер-Петросяну, бывшему соратнику по диссидентской деятельности. Армянский президент был не против, но новые власти Грузии потребовали выдать беглеца и в случае отказа пригрозили перекрыть сообщение по единственной железнодорожной магистрали, по которой из России в Армению поступала большая часть грузов. Однако и это было не всё. Почти сразу после появления Гамсахурдиа в Ереване туда прибыли люди из Грозного. В обстановке строжайшей секретности они поставили руководству Армении условие: если они не отдают им Гамсахурдиа, то армяне, живущие в Чечне, пойдут под нож, то есть все будут жестоко зарезаны.

Зачем чеченцам нужен Гамсахурдиа, так и осталось тайной, покрытой мраком. Тем временем Еревану не хотелось наживать врагов из-за опального грузинского президента: под боком уже вовсю полыхал Карабах.

Ближе к вечеру «Ту-134» с грузинским экс-президентом и его семьей на борту вылетел из Еревана курсом на Грозный. В столице Чечни его будут принимать с почестями, поселят в особняке брата Дудаева в центре города. Охранять дорогого гостя будет специальный отряд из особо доверенных людей чеченского президента.

19 июня 1992 года день в Бендерах был на редкость жарким. Утомленные зноем горожане выбирались к воде, к Днестру. Вечером в школах города должны были пройти выпускные вечера. Кто бы знал, что многие из этих молодых людей так и не вступят во взрослую жизнь, даже не дожив до вечера. В тот момент город охраняли всего три милицейских патруля, которые и приняли на себя первый удар.

В Бендеры ворвались части молдавской армии с целью захватить город, не желающий жить под властью Кишинева. Молдавские танки стреляли даже по пожарным и машинам «Скорой помощи». Следом шли отряды, составленные из социального отребья и уголовников.


Июнь 1992 года. Сгоревшая техника на улице города Бендеры


Как только молдавская армия вошла на территорию Приднестровья, ополченцы бросились в расположение 14-й российской армии, расквартированной совсем рядом. Однако командующий армией генерал-майор Неткачев был вынужден строго придерживаться нейтралитета – таков приказ Москвы.

Генерал Неткачев прекрасно знал, что офицеры вверенной ему армии по собственной воле и в нарушение приказа выводят на боевые позиции артиллерию и обстреливают молдавские части на подступах к Бендерам. У многих российских военнослужащих в городе остались семьи: жены, дети, родственники. Неткачев даже пытался найти и наказать виновных в нарушении приказа, но командиры полков своих не «сдали».

Тем временем происходящее в Бендерах начинает тревожить даже окружение молдавского президента. Оказывается, о том, что в Бендерах планируется провести кровавую бойню, руководитель Молдовы не сообщил даже самым доверенным лицам: ни министру госбезопасности Молдовы Плугару, ни министру внутренних дел Косташу.

Так или иначе, к Бендерам подтягивались все новые и новые подразделения молдавской армии и полиции. Многие из тех, кто был в их составе, понимали, что оружие в руках они держат против своего собственного народа. Однако у гражданской войны свои законы и своя не подчиняющаяся здравому смыслу логика.

Между тем руководство Молдовы, как бы не видя того, что происходит в Приднестровье, озвучивало детали какого-то дьявольского плана. В то время, когда на улицах Бендер уже лилась кровь, по радио и телевидению выступал президент Снегур, смысл заявления которого сводился к одному: «Все под контролем, ничего страшного не происходит!»

В Бендерах в боевых действиях участвовали не только непонятно откуда взявшиеся уголовники, но и иностранные инструкторы, и наемники.

Тем временем другой приднестровский город – Тирасполь стал настоящим прифронтовым населенным пунктом. Весь июнь и июль отсюда на восток уезжали беженцы, навстречу которым на запад шли подразделения ополченцев, чтобы защищать свою землю.

Войну, бездумно развязанную Кишиневом, к этому моменту критиковали даже недавние сторонники президента Снегура. Уже через несколько дней после начала боев в Бендерах туда пошел поток добровольцев из России. На сторону приднестровцев стали переходить военнослужащие 14-й армии, чьи родственники жили в Приднестровье. Вместе с казаками и приднестровскими ополченцами они вели боевые действия с превосходящими силами противника.

14-я российская армия держала нейтралитет. Наконец, Москва решила вмешаться. Спустя неделю, 27 июня, командующим 14-й армией назначен генерал Лебедь. Судя по всему, ему были даны широкие полномочия. Он начал с того, что приказал нанести удар по нависшей над Тирасполем с юга группировке молдавских войск. Артиллерийский и ракетный удар был настолько мощным, что от группировки не осталось практически ничего. Ошеломленный Кишинев решил, что в войну на стороне Приднестровья вступила Россия, из молдавской армии началось повальное дезертирство. Однако генерал Лебедь вскоре заявил, что отныне его армия – это буфер между противоборствующими сторонами. Он выдвинул жесткий ультиматум: в случае открытия огня с любой стороны он начнет боевые действия без предупреждения.

21 июля 1992 года при посредничестве Москвы, Кишинев и Тирасполь подписали мирное соглашение. В ходе вооруженного столкновения в 1992 и 1993 годах в зоне Приднестровского конфликта погибли почти две с половиной тысячи человек. В 1994 году ПМР и Молдавия подписали ряд документов о нормализации отношений, но статус Приднестровья до сих пор так и не определен.

В это время Басаев перед отправкой в Абхазию участвовал в захвате и угоне в Турцию пассажирского самолета из аэропорта Минеральные Воды в ноябре 1991 года. Теперь это был уже матерый профессионал: представитель российских спецслужб под псевдонимом Мансур сам занимался подготовкой Басаева и его людей.

Весь 1992 год боевики Дудаева в Чечне усиленно вооружаются: захватывают боеприпасы российской армии, нападают на военные городки и военные колонны с грузами. Часть арсеналов им передают с разрешения высоких московских начальников, однако этого боевикам оказывается мало. Оружие начинает поступать из-за границы.

Помимо того, в Грозном также было налажено производство автомата «Борз» («Волк»), который, кстати, уже был опробован в Нагорном Карабахе. Оружие примитивное, но в ближнем бою не оставляющее противнику никакой надежды на выживание. К концу года под ружьем у Дудаева более 60 тысяч боевиков. Спешно вооружается население. В эти дни в Чечне хранились уже горы оружия и боеприпасов. Последствия не заставили себя ждать: вал грабежей, убийств, насильственных захватов квартир. Республику покидают тысячи семей, промышленные предприятия, теряющие квалифицированные кадры, останавливаются. В это же время в Чечне прокручиваются крупные махинации с нефтью.

Знаменитые банковские аферы – чеченские авизо, обналичивание фальшивых векселей в столичных банках. Эти деньги – несколько триллионов украденных из бюджета России рублей – везли в Чечню самолетами и поездами. На них закупалось оружие, приобретались промышленные предприятия, недвижимость в российских городах.

Дудаев все чаще прибегает к силовому решению проблем в своей республике: безжалостно разгоняет митинги оппозиции, срывает референдум о доверии президенту Чечни. В начале июня 1993 года с применением танков штурмом взята оппозиционная мэрия Грозного, убито 50 человек. Теми же методами Дудаев разгоняет Конституционный суд и парламент.

В октябре 1993 года в Москве назревал свой политический кризис. По тогдашней Конституции президент и Верховный Совет обладали почти одинаковыми правами, что при личной неприязни Ельцина к Хасбулатову создавало тупиковую ситуацию двоевластия. Длительное противостояние привело к появлению президентского указа о конституционной реформе и прекращению деятельности Верховного Совета. Затем были беспорядки в Москве, введение чрезвычайного положения, расстрел Белого дома танками, жертвы, в том числе и среди случайных лиц.

Тем временем лидер Чечни осознанно идет на очередное обострение отношений с Кремлем. В конце 1993 года Чечня отказывается принимать участие в выборах парламента России, заявляя, что не является субъектом Российской Федерации. Дело идет к разрыву. При поддержке Москвы противники Дудаева создают на севере Чечни оппозиционный орган власти – Временный Высший Совет Чечни. Начинается подготовка к насильственному свержению Дудаева, но две попытки взятия Грозного, летом и осенью 1994 года, завершаются ничем. Новый штурм назначен на 26 ноября.


Октябрь 1993 года в Москве


В вооруженных формированиях оппозиционных Дудаеву сил нет танкистов, поэтому российские спецслужбы вербуют их в подмосковных частях. В конце ноября они прибывают в Моздок. Наступление началось 25 ноября, а 26-го войска оппозиции вошли в город. Как выяснится позже, дудаевцы знали план операции. Большая часть танков была сожжена в первые же минуты боя, и к вечеру войска оппозиции оставили город.

В ноябре 1994 года, предчувствуя начало большой войны с Москвой, Дудаев пытается связаться с Ельциным, но безуспешно. Дудаеву отчаянно нужен мир, и он дает понять, что пойдет на самые неприемлемые, казалось бы, уступки.

29 ноября 1994 года на Совете безопасности Российской Федерации принято решение о начале военной операции по наведению конституционного порядка в Чечне. 11 декабря российские части вошли в республику, и началась первая чеченская война.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4