Игорь Масленков.

Проклятие иеремитов



скачать книгу бесплатно

Серия «Наши там» выпускается с 2010 года


© Масленков И. В., 2016

© Художественное оформление серии, «Центрполиграф», 2016

© «Центрполиграф», 2016

* * *

Памяти Константина Волкова,

товарища и коллеги по увлечению



Глава 1
Д’айдрэ на вилы!

Огонёк масляной лампы дрогнул. Тени метнулись по грубо сколоченному столу. Торговец плеснул в кубок прошлогодней кислятины, осушил содержимое посудины в несколько глотков, громко отрыгнул и вытер губы рукавом.

– Вот я и говорю, похоронили мы вас. Давно похоронили. Великой восьмёркой клянусь! – Вино развязало язык лавочнику. – Ну а как иначе? Редко кто возвращался из храма иеремитов. Может, и припомню нескольких везунчиков. Только ничего они не рассказывали. Да и храмовники – молчуны ещё те. Дурной у них глаз. Городские обходят их десятой дорогой. И тут вы. Надо же! Весь Рамтрэл о том только и судачил. В самое логово, стало быть. Надеюсь, дело того стоило?

– Стоило, – лениво ответил Алексей.

Дневной переход его порядком вымотал. Он устал как собака и мечтал поскорее завалиться спать, а не слушать пьяные бредни местного негоцианта.

– От вас, светлый господин, только под пытками чего-нибудь выведать можно. Уж вы не серчайте, простите бестолкового старика, да только какая у нас тут жизнь? Сидим в глуши, света белого не видим, и чего в мире делается, не ведаем. Ну, явились краснорожие. Слава богам, всех не поубивали. Купцы да работники приехали. И то хорошо. Весь день в житейских попечениях, а по вечерам брага да мордобой. Бабы и те, да простит меня светлая госпожа, все наперечёт. Мне-то что? Моё дело стариковское. Знай своё – возись в лавке да на печи дрыхни. А другим? Из-за баб всё непотребство и происходит. Мужик без бабы что собака без блох. Жалит она до крови, донимает, а без неё никак нельзя. Знаете, чем кобель занимается, когда делать нечего? Вот и выходит, вы у нас вроде циркачей или менестрелей. Есть повод языки почесать да помыть вам кости. Виданное ли дело! Туда, сюда! Из Рамтрэла да в земли иеремитов! А тут ещё золотокожая да рыцарь с волчьей головой в придачу! В нашем забытом богами городишке такого отродясь не водилось! Кстати, всё хотел спросить, а куда ваши спутники подевались?

– По домам разъехались. – Кайдлтхэ попыталась пресечь праздный интерес торговца, да только тот не унимался.

– Вот и вы туда же, светлая госпожа. По домам, говорите? Стало быть, померли. Понятное дело. С иеремитами шутки плохи. Оно, конечно, разболтался я сверх меры. Да только, как говорится, что у пьяного на уме… Тьфу, ну, вы поняли. Есть тут у нас плотник родом из Йирка. Рамдалом кличут. Так он признал собакоголового. Какой-то тамошний важный далг. Феригморд, кажись. Из ордена некромантов. Только некромантов нам недоставало! Мало тут краснорожие накуролесили! Ну ладно, Йирк тут под боком, а вот откуда тэйрэ взялась?

– Послушайте, любезный! – не выдержал следопыт. – Мы вам честно платим за еду и постой, но развлекать байками не договаривались.

Да и устали с дороги, не до болтовни. Спасибо за ужин. – Алексей встал и пошёл в угол комнаты, отведённый гостям, кое-как разделся и демонстративно завалился на тряпье и шкуры.

Кайдлтхэ также не стала засиживаться. Она планировала выйти из Рамтрэла на рассвете. Дорога дальняя, да и пересуды ни к чему. Местному народцу только дай повод потрепаться. Потом молва пойдёт по всей империи, а д’айдрэ вовсе не нуждалась в излишней славе.

– Спокойной ночи, почтеннейший, – выдавила из себя девушка и направилась вслед за напарником.

И вам того же. – Торговец уже с трудом ворочал языком. – Да подарит вам Адрай, повелитель снов, отдохновение от трудов тяжких. А я, пожалуй, посижу, вино допью. Чего добру зря пропадать.

Алексей вновь вспомнил былые походы в лес. Весь день на ногах, в поиске, в ожидании чудесной находки. Он мечтал поднять железный крест, штурмовой знак, эсэсовскую пряжку или, на худой конец, личный жетон. Но под катушку лез всякий мусор, а если порой и бывали радостные дни, то выкапывалось совсем не то, о чём грезилось. В этом непреложном факте следопыт видел непознанную закономерность. Он посылал сигналы высшим силам, покровительствующим чёрным копателям, но в итоге получал вовсе не то, что хотел. У тех, кто управлял его судьбой, на сей счёт имелись свои соображения. Но факт оставался фактом: по большей части он находил то, о чём даже и не думал. Нечто похожее происходило и сейчас. Он надеялся, строил планы, но жизнь преподносила сюрпризы, которые никак не вписывались в его представления.

Все эти мысли лениво ворочались в голове и более походили на бред. Разум под грузом усталости и множества новых впечатлений отключался, а подсознание работало, рождало нелепые картины и малопонятные образы.

Пожелания старого лавочника остались пустыми словами. Алексей ехал куда-то через лес. Ни заброшенного трактира, ни заплывших окопов он не видел. Место казалось совершенно незнакомым. По правую руку деревья редели, сквозь стволы просматривалось поле. Орхидиас медленно пробирался через бурелом, густой подлесок плетьми стегал животное. Вдруг как из-под земли выскочили двое в чёрных дурацких колпаках. Лесные братья преградили всаднику путь и схватились за мечи. Алексей, повинуясь инстинкту самосохранения, даже толком не разглядев лиц нападавших, тут же зарубил возможных противников и помчался галопом, снося всё с дороги. Страх хозяина передался и коню, подхлестнул Орхидиаса лучше всякой нагайки. Как скакун не сломал себе ноги, для ездока так и осталось загадкой. Но можно ли требовать слишком многого от сна?

Конь куда-то пропал, Алексей бежал не останавливаясь. Опушка рядом. Что-то грохотало, вздрагивало, шипело. Поле, колючая стерня под ногами. Следопыт задыхался, ломило грудь. Метрах в ста от леса он заметил рощу. Там вокруг какого-то дьявольского сооружения возились мелкие человеческие фигурки. Железный монстр извергал дым и пар, подобно молотобойцу лупил так, что земля вздрагивала. «Пресс! Фальшивомонетчики!» – подумалось Алексею. И эта мысль ослепила молнией, ноги и руки перестали повиноваться, он замер как вкопанный, и только сердце дико колотилось в такт ударам железного чудовища.

– Вставай. Пора. – Кайдлтхэ потянула следопыта за рукав.

Несколько секунд великий герцог хлопал глазами, вяло соображал, не в силах понять, спит он или видит очередной фантасмагорический кошмар.

За окном серело нарождающееся утро. В лавке царил густой сумрак. Огонёк масляной лампы весело плясал, гонял тени по тесной комнатушке. Неподалёку кряхтел мучимый похмельем хозяин. Видать, он уже не радовался обещанной награде в два эрба, а хотел поскорее спровадить постояльцев.

– Встаю, – недовольно буркнул следопыт спросонья.

Пугающие картины сна никак не желали сгинуть в глубинах памяти, но мысли о новом дне вскоре в прах развеяли порождения ночи. Опять предстояло трястись в седле. Бесконечная дорога, неясная цель, неприятные сюрпризы и нежданные напасти. Он порядком устал от бродячей жизни и подбадривал себя лишь тем, что в ответе не только за себя, но и за Дэорум, Аакхабита и Кайдлтхэ. Кайдлтхэ! Он вновь рядом с ней! Что сравнится с этим счастьем? Ради него стоило терпеть тяготы путешествия, рисковать жизнью, сражаться с полчищами врагов и разить древних демонов. Да и Кайдлтхэ нынче иная. Она ответила на его любовь. Так предназначено им свыше. Стоит ли тогда роптать на богов, определивших судьбу? Много тысяч лет они замыкали круг бытия. Но ради чего? Что их ждёт в будущем? Этим вопросом следопыт мучился уже не первый день. Едва ли он рассчитывал на благотворительность высших сущностей. Всё в мире подчинено строгим законам и имеет свою цену. Даже боги не могут действовать по собственной воле. Они лишь инструменты в руках сил куда более могущественных. И если Алексей встретил Кайдлтхэ, то вовсе не для того, чтобы наслаждаться тихим семейным счастьем.

О небожителях Алексей решил пофилософствовать на досуге, а сейчас следовало заставить себя встать, умыться, побриться, собрать пожитки и перекусить.

Кайдлтхэ никогда не делала культа из еды, потому путешественники ограничились уже традиционным лёгким завтраком. В ход пошли вчерашние лепёшки и вино. Предусмотрительная д’айдрэ купила у лавочника несколько кусков солонины и головку сыра. Вкупе с водой и вином этого должно хватить до Аридала, куда путники собирались добраться в три дня. В «Пьяной белке» можно отдохнуть и пополнить припасы. А там и до столицы империи рукой подать.

После недолгой трапезы и короткого прощания путники оседлали коней и поспешили покинуть Рамтрэл. Лишний раз маячить перед толпой ротозеев Кайдлтхэ не хотела. Миссия требовала если не скрытности, то, по крайней мере, определённой осторожности. Никто не мог дать гарантии, что в городке не сыщется зорких глаз гильдии. Наверняка и здесь соглядатаи имелись. Но Шидельроту вовсе не обязательно знать, куда собралась Кайдлтхэ. Впрочем, девушка отлично понимала, что не сможет вечно скрываться от купеческих агентов, равно как и от мести Трибунала. Но уж по-всякому лучше выиграть день-два и опередить неприятеля хотя бы на шаг. Пока местные очухаются, сообразят, что к чему, да пошлют гонца, день и пройдёт. А этого вполне достаточно, чтобы на какое-то время стать недосягаемыми для врагов.

Северное утро встретило путешественников низкими свинцовыми тучами и моросящим дождём. Плотники и лесорубы не спешили покидать тёплые дома. Да и кому охота мёрзнуть и мокнуть в такую рань? Скверная погода сыграла на руку Кайдлтхэ. На грязных городских улочках всадникам попались лишь пара-тройка заспанных мужиков с опухшими рожами. Один из них, терзаемый муками похмелья, решил опорожниться прямо у дверей работного дома. Громко икая и пошатываясь, забулдыга так увлёкся, что даже не обратил внимания на промчавшихся мимо конников. А если и обратил, то принял их за тёмные порождения пьяного сна.

Кайдлтхэ и Алексей пустились в галоп, желая поскорее покинуть неприветливый городишко, затерявшийся в лесных дебрях. Только выйдя на тракт, д’айдрэ перевела дух и перешла на лёгкую рысь. Путь предстоял дальний, лошадей следовало жалеть.

Первый день новых странствий не принёс неприятных сюрпризов, если, конечно, не считать перевёрнутую повозку, убитую кобылу и распухший труп поселянина. Видимо, то была работа краснорожих. Бедняга, как на грех, угодил прямо в руки избавителям, а те разбираться не стали. Для всех жителей Дэорума у них один приговор – смерть.

Кайдлтхэ остановилась, осмотрела мертвеца и содержимое телеги, ничего не сказала и двинула дальше. Алексей не удивился тому, что за добрую половину дня он услышал от спутницы всего несколько слов. Да и о чём говорить? С покойником и так всё ясно. А если труп лежит на обочине тракта три недели, то, стало быть, никто за это время здесь не проезжал. Иначе непременно похоронили бы. Видно, не хотели рисковать ехать в Рамтрэл со стороны материка. Последнее купеческое судно зашло в порт лишь несколько дней назад. При таком положении дел были свои плюсы и минусы. Корабль, как успел заметить Алексей, по-прежнему стоял у причала, и, когда капитан, похожий на морского разбойника, даст команду отдать швартовы, следопыт даже не догадывался. Переход до Редглейда займёт два дня. Раньше гильдии никак не узнать об их отъезде. Не исключено, что и на тракт ещё долго не сунутся. Мало ли, вдруг краснорожие где-то поблизости. Алексей утешился тем, что поверенных главы гильдии пока можно не опасаться. А уж как дальше сложится, так о том одним богам ведомо. Наверное, о том же думала и Кайдлтхэ.

Попаданец не умел читать мысли д’айдрэ, но ему вполне хватало её полуулыбки. Да и цвет её глаз не говорил о волнении, обеспокоенности, раздражённости или недосказанности. Девушка размышляла о чём-то своём и всё так же молчала. Скорее всего, такое поведение для изначальных следовало принять за вполне обыкновенное, и следопыт не стал тревожиться и приставать с ненужными вопросами. Он достаточно изучил первородных. Так, по крайней мере, ему казалось. Да и Настфард из Скрета не раз указывал на непредсказуемость и частую смену настроения древних жителей Дэорума. Внезапный гнев они легко сменяли на милость, почти великодушие. Могли часами болтать без умолку или, наоборот, молчать по нескольку дней кряду.

К полудню дождь прекратился, показалось солнце в разрывах туч. На душе стало теплее и веселее. Кайдлтхэ решила сделать короткий привал. Довольствовались солониной, сыром и вином. Девушка всё так же молчала. Следопыт не выдержал и начал первым:

– Сегодня ты молчишь как рыба.

– С тебя беру пример, – улыбнулась д’айдрэ.

– Вот тебе раз! – удивился Алексей. – А я всё от тебя слова жду.

– И что хотел услышать?

– Да мало ли. Вот, например, мы опять в дороге. Как они мне надоели! Знаю, ты хочешь найти убийц Элидирга. О подробностях, как обычно, не распространяешься. Вновь неизвестность. Неведение и ожидание меня изводят!

– Я и сама ничего не знаю. Легко сказать: найти убийц. Или убийцу. Но как?

– Разве ты не придумала?

– А ты?

– Признаться, не задумывался. До сих пор не могу толком прийти в себя. Храм иеремитов, тайна Бессмертной, скипетр Осириса и…

– Я тоже. Всему своё время, Аль. Давай доберёмся до столицы. Нужно кое с кем встретиться, посетить Дом Серебряного света. Наверняка какие-то следы остались. Надежды мало, но…

– Но ведь вы, д’айдрэ, особенные. Как же магия и прочие ваши чудесные дарования?

– Магия не всесильна, – вновь улыбнулась Кайдлтхэ. – Но я постараюсь. А ты излишне любопытен. Наверное, всё от праздности. А потому не рассиживайся, пора в путь.

На том разговор и кончился. Продолжать беседу не имело смысла. Всё равно Кайдлтхэ ничего более не скажет. Да она и сама мало верила в успех предприятия, хотя и не теряла надежды. Ею двигала если не любовь к Мастеру, то некая корпоративная солидарность, или, быть может, долг, но вовсе не месть. В любом случае зло должно быть уравновешено противоположностью. Таков один из основополагающих законов Вселенной. Вера или неверие не играли никакой роли. Кайдлтхэ просто обязана наказать убийцу, а всё остальное не в счёт. В противном случае нарушится не только привычный ход событий, но и куда более тонкие вещи, такие, как судьба и связь между воплощениями души. Нет, девушка не боялась гнева небожителей, не страх перед будущим побуждал к действию. Просто такова природа д’айдрэ. И никто не мог остановить изначальную, пусть даже жизни угрожает смертельная опасность. Иной умник, мнящий себя мудрецом и философом, мог обвинить выходцев из Моридора в прямолинейности и отсутствии гибкости, неспособности найти компромисс. Но всякий, думавший так, горько ошибался. Да, первородные по отношению к чужакам порой проявляли изощрённую хитрость, коварство и вероломство. Но все мерзости они совершали с мыслью о благе древнего народа. Иначе и быть не могло. Только так они сохранили себя на протяжении двадцати тысяч лет.

Алексей не уставал удивляться странности и на первый взгляд противоречивости этических и моральных доктрин изначальных жителей Дэорума. Многое ему виделось не только странным, но порой и противным привычным представлениям. Всё же обычные гойхэ на первый взгляд казались ближе и понятнее. Собственные пороки и страсти они даже не пытались скрывать или приукрашивать, не искали им оправдания. Все их порывы, желания и мечты, может, и выглядели простоватыми, если не примитивными, но в той бесхитростности проявлялась естественность детей природы. Да и влечения их для Алексея не являлись тайной за семью печатями. Во многом и он походил на аборигенов. Жажда денег, власти, любовь, пусть и не всегда возвышенная… Но с д’айдрэ всё обстояло иначе. Они окутали себя ореолом тайны, магии, смотрели на всех свысока. А история, цели, да и внутренняя жизнь Моридора и вовсе являлись табу.

Размышляя о таких вещах от вынужденного безделья, Алексей пришёл к выводу, что занялся делом пустым, безнадёжным. Да и какой смысл рассуждать о сущности д’айдрэ? С таким же успехом можно считать ангелов на кончике иглы. Хватит и того, что Кайдлтхэ рядом, и он каждый день видит перед собой великую загадку бытия и неземное совершенство. Это ли не счастье?

Счастье?! Да, счастье. Но оно слишком хрупко. Алексей испугался. Любой каприз судьбы может его разрушить. Следопыт не хотел о том даже думать, но навязчивая мысль пристала как банный лист. Великий герцог в сердцах сплюнул. Благо Кайдлтхэ не видела. Но, кто знает, наверняка почувствовала перемену настроения спутника, только молчит, не хочет лезть в душу.

Незаметно подкрались сумерки. Тучи вновь затянули небо, опять заморосил надоедливый дождь. Д’айдрэ придержала лошадь и поравнялась с великим герцогом.

– Помнишь трактир у дороги к деревне Осбара? – спросила девушка.

– Как не помнить, – живо отозвался следопыт. – Там нас едва не отравили, а ты зарубила двух агентов гильдии.

– Верно. Скоро перекрёсток. Свернём. В харчевне и заночуем. Если краснорожие его в щепки не разнесли.

– Смотри, напророчишь.

Кайдлтхэ не ответила, только сжала пятками бока лошади и вырвалась вперёд. Алексей предался сладким мечтам о скором отдыхе, сытном ужине и постели. Пусть и остались у него о корчме не самые приятные воспоминания, но лучше ночевать под крышей, а тушёное или жареное мясо куда предпочтительней солонины. Да и хозяин наверняка подсуетится, попотчует гостей всякими разносолами – этот подлец и трус перед Кайдлтхэ в неоплатном долгу. И всё сложится самым чудесным образом, если, конечно, слова, обронённые девушкой, так и останутся словами.

Вот и знакомый перекрёсток. Д’айдрэ свернула направо. Здесь путникам тогда повстречались двое агентов гильдии. Оба сейчас мертвы. А где-то поблизости, у опушки, остался непогребённый труп краснорожего. Следопыт пожалел о том, что не забрал оружие избавителя. Да и доспехи следовало бы изучить. По прочности они превосходят тариалд. Пришельцы из мира ночи наверняка знали толк в подобных делах.

Алексей на минуту представил, как стягивает латы с опухшего мертвеца. От этой мысли попаданца передёрнуло. На миг даже показалось, что он чувствует смрад разлагающейся плоти.

Внезапно великого герцога охватило чувство неясной тревоги. Возможно, причиной тому стали дурные воспоминания, а может, вновь обострился дар предвидения. Этому волнению он не находил рационального объяснения. Что означает возникшее беспокойство? Близкую опасность, засаду?

Ноздри Алексея уловили приторный запах гари. Кайдлтхэ напряглась. Она тоже почувствовала что-то странное, противоестественное. Глаза её сделались жёлтыми, как два топаза. Опасения д’айдрэ оправдались лишь отчасти. Никто не караулил путников у тракта. Не увидели они ни лошадей, ни сытых и пьяных посетителей, ни прислуги, ни самой харчевни. От кабака осталась только куча чёрных головешек. Корчма выгорела дотла.

Всадники остановились у пепелища. Кайдлтхэ решила осмотреть пожарище. Ни живых, ни мёртвых. Лишь битые горшки да бутылки. Многие из них под действием огня потеряли изначальную форму и напоминали огромные куски оплавленного воска. Там и сям валялись остатки железной утвари: ножи, топор с треснувшим обухом, ухват, толстые кованые гвозди, скобы, обручи от бочек и прочий хлам.

К счастью, колодец остался нетронутым. Возможно, в суматохе краснорожие его не заметили. Кайдлтхэ без опаски напоила лошадей, но фляги наполнять не стала.

– Не повезло нам с ночлегом, Аль, – с досадой в голосе сказала д’айдрэ.

– Знаешь, мне как-то здесь оставаться не хочется. Гарь так и шибает в нос. И тишина какая-то чёрная. Только ветер шумит в ветвях, словно шепчет о скорой смерти. Надо убираться отсюда. Да поскорей.

– Верно. Лучше остановиться на перекрёстке.

– Давай поторопимся.

Кайдлтхэ улыбнулась, и глаза её вспыхнули голубым светом. Девушка ловко вскочила в седло, пришпорила лошадь и выскочила на дорогу. Алексей, как всегда, едва поспевал за напарницей.

Уже в пути следопыт вспомнил старого Осбара. Его деревня рядом, до неё рукой подать. Почему бы там не переночевать? Но, подумав, отказался от столь соблазнительной на первый взгляд идеи. Не стоило ворошить прошлое и бередить раны. Кайдлтхэ только недавно пришла в себя после пиратского плена, и напоминать ей об унижениях неволи не стоило. Да и сам он относился к отставному вояке неоднозначно. Именно по его глупости путники угодили в лапы Кровавого Топора.

Д’айдрэ перешла на рысь, а вскоре и вовсе остановилась у обочины тракта. Место для ночлега она посчитала подходящим. По крайней мере, выискивать иное времени не осталось. Солнце скрылось за горизонтом, на лесной дороге воцарились сумерки. Вот-вот ночь вступит в свои права.

Всадники спешились, привязали лошадей и принялись разводить костёр. Ночи нынче холодные. Путешественники порядком устали, а потому с ужином расправились быстро и без лишних разговоров улеглись спать. Алексей обнял Кайдлтхэ, прижался к ней всем телом, уткнулся лицом в её густые белоснежные волосы. Пахли они лесными травами, и от этого запаха голова великого герцога пошла кругом. Он медленно проваливался в бездну, утопал в омуте тайных желаний. Он мечтал не только об объятиях, но силы покинули его.

Новый день мало чем отличался от множества предыдущих. Всё тот же безлюдный тракт, всё та же гнетущая тишина. Иногда великий герцог представлял Дэорум полностью вымершим. Та пустота рождала мысли о собственной беспомощности и невозможности изменить ход событий. И всё же он, Алексей, приложил руку к уничтожению Айльтмэрда, сумасшедшего фанатика, возомнившего себя равным богам. А если так, то и он, пришелец из далёкого прошлого, чего-то да стоит. Но остались гильдия, краснорожие, Моридор…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31