Игорь Конычев.

Пятый магистр (сборник)



скачать книгу бесплатно

Магистры удивленно переглянулись.

– То есть как это – в путь? Куда? Зачем? – Отто Гренсон даже привстал со своего кресла.

– Для начала – на запад, юноша ничему не научится, сидя в четырех стенах и вдыхая книжную пыль. – Фаргред обвел магистров взглядом. – Тем более что Рональд теперь – мой ученик, так что как, где и чему его учить – решать мне, – с вызовом добавил он.

Среди магистров вновь повисло напряженное молчание.

– Твое своеволие… – начал было Энберн, но Отто прервал его, и тот обжег первого магистра недовольным взглядом.

– Он все правильно говорит. – Третий магистр ордена – Орм Хагерсон встал со своего места. Он единственный из магистров был уроженцем северных земель. – Лучшее место для обучения – поле боя.

– Парень еще слишком молод, – возразил второй магистр.

– На севере юноша становится мужчиной, как только берет в руки меч, – отрезал Орм.

– Мы не на севере. – Виктор фон Кразе не собирался просто так отступать.

– Стало быть, вы скоро отправляетесь? – громкий голос Гренсона заставил магистров прекратить спор.

– Да.

– И сколько собираетесь отсутствовать?

– Ровно столько, сколько потребуется. – Фаргреду, казалось, доставляло удовольствие раздражать совет.

– И путь ваш будет лежать на запад? А конкретнее? – не сдавался первый магистр.

– Мы выйдем из города через западные врата и двинемся по тракту, – лорд Драуг улыбнулся, – а дальше – я верю, что Светлый Ульв укажет нам путь.

Кажется, Энберн заскрежетал зубами, остальные магистры, кроме северянина, недовольно нахмурились.

– У совета есть ко мне еще вопросы? – Фаргред решительно поднялся со своего места.

– Нет, магистр, – Отто вздохнул, – мы не смеем задерживать равного нам… Однако прошу впредь сообщать совету, куда вы направляетесь. Орден не может себе позволить утраты еще одного магистра, – Гренсон указал глазами на одно из пустых кресел.

Фаргред с горечью посмотрел на пустое кресло, которое занимал четвертый магистр и его старый друг – Бренден де Тольд.

– Пограничный конфликт, – пояснил Отто, – дикие орки попытались захватить крепость Соколиное Перо, что стоит у восточной границы, где как раз был магистр Бренден. Он сопровождал двух паладинов, которые должны были нести там службу, заодно хотел что-то проверить, но что – не сказал.

– Магистра де Тольда сразили орки? – Фаргред подавил грусть об утрате старого друга и недоверчиво посмотрел на Гренсона.

– Увы, это так, – Отто, не мигая, выдержал его тяжелый взгляд, – Бренден прикрывал отход крестьян под защиту крепостных стен, но среди простых орков оказались шаманы. Крепость устояла, люди спаслись, орки разбиты, но наш брат заплатил за это своей жизнью.

– Что ж, – Фаргред мрачно кивнул, – магистр де Тольд всегда верно служил Свету и ушел достойно паладина – защищая невинных. Да примет его Ульв!

– Воистину так, – первый магистр кивнул. – Все мы возносим молитвы и верим, что дух его обретет покой.

Фаргред еще раз обвел магистров взглядом, коротко поклонился и вышел из зала совета.

Он почти дошел до своих покоев, в которых уже очень давно не проводил ночи, когда его окликнул лорд Энберн:

– Вы с Бренденом были старыми друзьями? – подойдя к Фаргреду, спросил он.

– Так и есть, – магистр кивнул.

– Ты думаешь о том же, о чем и я? – Энберн заглянул собеседнику в глаза. – Пара оркских шаманов не смогли бы убить магистра ордена.

– На поле боя может произойти всякое, – уклончиво ответил лорд Драуг.

– Может, – согласно кивнул лорд Форенор и снова пристально посмотрел на Фаргреда.

– Осторожнее у восточных границ. – Энберн положил ему руку на плечо.

– Да у вас открылся дар предвиденья, магистр? – лорд Драуг усмехнулся.

– Не нужно быть гадалкой, чтобы понять, куда ты отправишься, – серьезно ответил четвертый магистр.

Собеседники молча смотрели друг другу в глаза.

– Береги себя, – наконец промолвил Энберн, – себя и парня.

– С чего вдруг такая забота? – Фаргред удивленно приподнял бровь.

– Мне, как и тебе, кажется, что дело нечисто… – магистр приблизился и, понизив голос, добавил: – Слишком мало деталей.

Я сам собирался ехать туда, но теперь, когда ты в курсе… думаю, сразу два магистра будут привлекать слишком много внимания. Так что не лезь очертя голову в неприятности – ордену не нужны новые потери. Нас и так слишком мало. – Фаргред задумчиво кивнул. Лорд Энберн еще раз хлопнул его по плечу и, развернувшись, двинулся по коридору. Вскоре тишина поглотила звук его удаляющихся шагов…


Все больше и больше орков выбегало из леса; в одних набедренных повязках, раскрашенные человеческой кровью, с горящими глазами они неслись следом за бегущими в панике крестьянами.

– Они не успеют! – воскликнул магистр Бренден де Тольд. – Клянусь Светом, мы должны помочь им – откройте ворота! – Он обернулся к командующему крепостью.

– Открыть ворота – самоубийство! – Командующий свирепо посмотрел на паладина. – Лучше пожертвовать горсткой крестьян, чем сдать клыкастым форт!

– Не тебе решать, кем жертвовать! – В глазах магистра разгоралось золотое пламя.

– Может, и не мне, но я не открою ворота!

– Ты забываешь, с кем говоришь. – Клинок паладина, хищно блеснув на солнце, уставился в грудь командующего, который с ужасом посмотрел на магистра. – Я не позволю невинным умереть.

– Один вы ничего не сможете сделать! – Человек неотрывно смотрел на меч.

– Значит, я умру, пытаясь! Открыть ворота! – Бренден отвернулся и начал спускаться со стены.

– Это самоубийство! – прокричал ему вслед командующий, но все-таки дал знак солдатам открыть ворота. – Не делайте глупостей!

Но паладин, не слушая его, вскочил в седло.

С высоты крепостной стены командующий наблюдал, как навстречу бегущим крестьянам скачут три всадника: один алый плащ и два золотых развевались на ветру.

– Ну и Тьма с вами! – зло сплюнул он. – Не сдержите никого, только сами сгинете! Безум… – он не договорил, так как увидел, что следом за тремя фигурами из крепости выезжает отряд конницы, возглавляемый еще двумя паладинами. Теми, кто должен был отправиться в столицу, и чья замена прибыла сегодня с магистром.

– Вернитесь, идиоты! – брызгая слюной, проорал командующий. Но никто не последовал его приказу, лишь последний конник повернулся и, показав ему неприличный жест, пришпорил коня.

– Дай сюда арбалет! – командующий с горящими от злобы глазами бросился к ближайшему солдату, но старый воин спокойно смотрел на него, положив ладонь на рукоять кинжала. – ТВАРЬ! Да как ты смеешь! Закрыть ворота! – голос коменданта сорвался на крик, изо рта брызнула слюна.

– Уймись. Если у тебя нет чести, то это не значит, что все здесь подобны тебе, – сказал еще один стражник, подошедший к ним.

– ЧТО?! Я вас… собственными руками! – с безумным взглядом человек выхватил меч и шагнул навстречу воинам.

Раздался надрывный кашель, и на стену, опираясь на посох, поднялся пожилой человек в белых одеждах академии магов. Выцветшие глаза остановились на коменданте, и старик сказал хриплым, но властным голосом:

– Довольно! Мне надоело терпеть твои свинские выходки! Заткнись и сгинь с глаз моих, иначе я заставлю тебя ответить за все!

– За что же, и как, старый ублюдок? – комендант сплюнул магу под ноги.

– За то, что часть налогов идет в твой карман! За то, что ты пускаешь солдат в самоубийственные рейды на территорию орков! Этого мало? Думаешь, я не вижу, что крестьяне прячут от тебя своих детей? Мне стало известно о смерти дочери одного из них после того, что ты с ней сделал! Она была еще ребенком, похотливая ты мразь!

После этих слов солдаты, до того просто наблюдавшие за словесной перепалкой, обернулись к своему начальнику, кто-то поднял арбалет, послышался свистящий шелест клинков, доставаемых из ножен.

– Ты этого не докажешь! – истерично проорал комендант.

– Мне не нужно ничего доказывать. – Старый маг посмотрел коменданту в глаза. – Уходи и никогда не возвращайся, – с этими словами он поднял руку, и солдаты нехотя опустили оружие, продолжая смотреть на коменданта полными злобы глазами.

– Ты все врешь! Выживший из ума старик! Никто тебе не поверит! Я тут хозяин! – с этими словами человек выхватил из ножен клинок и бросился на мага.

– Ты сделал свой выбор. – Волшебник поднял руку, и комендант застыл на месте; легкое движение пальцев – и его приподняло в воздух, меч упал на камни.

– П-п-пусти…. тва-а-арь! – Голова командующего крепостью начала очень медленно поворачиваться влево, потом раздался противный треск, и человек замер, уставившись на собственную спину.

Старый маг сжал пальцы в кулак, и с хрустом ломаемого позвоночника уже безжизненное тело сложилось пополам.

– Мусору не место среди воинов. – Волшебник еще раз взмахнул рукой, и тело коменданта полетело в сторону приближающихся орков.

– Эх, наш славный командир пал смертью храбрых, защищая мирных жителей… вот жалость-то какая… – с притворной грустью хмыкнул в бороду старый воин.

– Какие будут приказания? – к магу подошел начальник караула.

– Держать ворота открытыми, арбалетчиков – на стены, пусть прикрывают бегущих крестьян, а я попробую помочь нашим солдатам. Те, кто остался без дела, пусть готовятся к осаде, и также подготовьте гонца.

Воин кивнул и бросился раздавать распоряжения. Маг подошел к зубцам стены и поднял посох над головой…


– Отбросим первую волну, и как только крестьяне добегут до ворот – отступаем под защиту стен! – приказал Бренден; в глазах магистра бушевало золотое пламя, он поднял к небу сияющий клинок и крикнул: – Не щадите никого, ибо твари эти не знают ни чести, ни милосердия! Враги Империи должны быть уничтожены! Да поможет нам Свет! – с этими словами он поскакал вперед, и отряд с дружными криками последовал за ним. Конники обогнули бегущих в сторону крепости людей и устремились к оркам. Над головой защитников крепости с шипением пронеслись несколько огромных огненных шаров и с грохотом врезались в приближающееся войско орков, разбрасывая опаленных врагов, словно кукол.

На полном скаку конный отряд клином врезался в нестройные ряды орков. Магистр сражался на острие клина, по бокам от него бились паладины ордена. Сияющий клинок Брендена поднимался и опускался, вздымая в небо капли крови. Не зная усталости и страха, сражались паладины – и солдаты, воодушевленные таким примером, не отставали от них. То тут, то там вспыхивало магическое пламя, сея смерть и сумятицу. Магистр вознес хвалу Свету за то, что в этой захудалой крепости все же был волшебник, к тому же не новичок в магии огня.

Лорд де Тольд перерубил древко копья, нацеленного в грудь паладина, сражающегося справа от него, и поднял щит с эмблемой ордена, закрываясь от метательного топора. Он тут же, словно стилетом, ударил клинком под щит и, рывком высвободив благородную сталь из пасти орка, крутанулся в седле и снес с плеч голову еще одному. Краем глаза он увидел, как паладин слева от него заваливается в седле. Из его груди торчал дротик, без труда пробивший легкую кольчугу. Горечь утраты и праведный гнев переполняли магистра. Нападений на этот форпост не было уже очень давно, и юные паладины не стали надевать тяжелые латы, к тому же времени не было. Магистру захотелось сорвать с себя тяжелые, сияющие доспехи, которые по благословению светлого бога мог призывать каждый из магистров, входящих в совет. Но понимая, что так он уже не спасет юношу, Бренден стиснул зубы и, приподнявшись в седле, обрушил свой меч на стоящего рядом орка. Горящий огнем волшебный клинок легко разрубил тому щит, руку, прошел через ключицу и остановился лишь на середине груди. Ногой отпихнув от себя труп, магистр услышал крик за спиной:

– Добрались! Они добрались до ворот! – кричал кто-то из солдат.

– Всем назад! – как можно громче отдал приказ Бренден, затем, выставив перед собой щит, он тихо произнес: – Светлый Ульв, закрой невинных щитом своим… – В тот же миг сломанный меч на щите вспыхнул, и волна яркого света встала перед магистром, отгородив его и солдат от орков. Брызгая слюной и сверкая красными глазами, те безуспешно пытались пробиться к людям, даже не пытаясь обойти преграду.

– Все назад! – еще раз крикнул Бренден, разворачивая коня и хватая под уздцы лошадь одного из паладинов, которого ранили копьем в плечо. Тут же он заметил пытающегося встать человека, левая рука которого висела плетью, а по лицу текла кровь; поравнявшись с ним, магистр подхватил раненого и перекинул его через седло, впереди себя.

Люди не успели далеко отъехать, когда из-за деревьев с пронзительным свистом вылетели четыре темных сгустка, похожих на стаю летучих мышей. С шипением они врезались в сияющую преграду, и та пошла трещинами. В то же время заклинания волшебника из крепости неожиданно прервались.

Бренден закусил губу. Кто бы знал, что вместе с орками тут будут опытные чернокнижники. Ни один из шаманов не способен был разбить воздвигнутую им преграду. Стена света лопнула и гаснущими осколками рассыпалась по земле, орки, издав торжествующий вой, бросились вперед.

«Не успеем, – подумал магистр, – вместе с ранеными я не успею».

Он как можно ближе подъехал к лошади, везущей раненого паладина, и положил руку на его рану. Лечение требовало много сил и времени, но времени как раз не было. Поэтому магистр сделал то единственное, что мог: он закрыл глаза и обратился к Свету. Рана на плече молодого паладина стала стремительно затягиваться в то же время появлялась у магистра. Юноша открыл глаза и с удивлением уставился на то место, где только что была опасная рана, потом поднял взгляд на скачущего рядом наставника.

– Спаси его, Леон, и спасись сам – это приказ! – Бренден помог паладину пересадить раненого со своего коня. – Чернокнижникам нельзя позволить приблизиться, иначе крепость обречена: один волшебник не справится с четверкой колдунов.

Раненый паладин обернулся и, поняв, что происходит, еще раз взглянул на магистра. Он бы, не задумываясь, ослушался приказа и с радостью умер, сражаясь с магистром бок о бок. Но не теперь, когда ему вверили еще одну жизнь, помимо своей.

– Сражаться с вами было честью для меня, мой лорд. – Леон ударил лошадь шпорами и помчался к воротам, которые уже начали закрываться.

Магистр смотрел на бегущую к нему толпу разъяренных орков. Он давно не боялся смерти и благодарил Светлого Ульва, что тот позволил ему спасти жизни невинных.

В глазах Брендена снова разгорался золотой огонь, рука крепче сжала клинок, его губы беззвучно шевелились, и перед магистром одна за другой вырастали стены света, неизменно разрушаемые темной магией, но все же сдерживающие орков и дававшие драгоценное время, необходимое людям для отступления. И тут он увидел вышедшие из тени деревьев четыре фигуры: чернокнижники, одетые в длинные черные балахоны, сжимали в руках окровавленные косы. Лица скрыты капюшонами, на поясах, привязанные за волосы, висели человеческие головы.

Лорд де Тольд еще раз обернулся, глядя, как одинокий всадник скрывается за воротами.

Пламя в глазах паладина разгорелось с новой силой. Праведный гнев охватил его душу, мужественное лицо исказилось гримасой ненависти; он ударил своего коня в бока шпорами и понесся навстречу четверке черных фигур, невзирая на копья орков.

Старый маг на крепостной стене неожиданно схватился за грудь и тяжело закашлялся. Руки его затряслись, из ушей и носа пошла кровь. Опираясь на посох, он посмотрел вперед, где одинокая фигура мчалась навстречу множеству противников. Воля чернокнижников держала волшебника, не давая ему ни капли свободы, одинокая слеза скатилась по морщинистой щеке.

– Не стоит ставить себя выше других, псы! – Старик собрал всю свою магическую силу в кулак. Он выпрямился, глаза его сверкнули, худые морщинистые руки сжали посох так, что костяшки пальцев побелели. Маг сплюнул кровь и, рывком подняв над головой посох, что есть силы ударил им о пол, обрывая не только сковавшие его цепи, но и свою жизнь. Оседая на холодные камни крепостной стены, он вскинул дрожащую руку. С его пальцев сорвались несколько маленьких вихрей и унеслись по направлению к врагам. Солдаты подбежали к падающему магу, аккуратно усадили его, один из них прижал пальцы к шее старика и затем сокрушенно вздохнул…


– Ульв! Дай мне силы, чтобы сокрушить зло! – воскликнул Бренден, когда его конь грудью смял двух бегущих первыми орков. По щеке что-то скользнуло, и капли крови брызнули на золотой наплечник. Но магистр не заметил этого: всем свои естеством, всей душой он стремился к четверке фигур, застывших у кромки леса. Метательный топор врезался паладину в грудь, отскочив от доспеха.

В это же время несколько смерчей, материализовавшихся прямо перед паладином, с ревом понеслись впереди него, сметая орков и расчищая магистру путь. Бренден крепче сжал зубы и снова воззвал к Светлому богу. Золотой молнией его конь распорол толпу противников, и ненавистные чернокнижники оказались прямо перед ним. Колдуны даже не успели понять, что происходит, как один из них лишился головы. Черный капюшон другого смяли тяжелые копыта коня, и фигура в плаще упала, ткань сползла с головы, обнажая вывернутую под неестественным углом шею. Двое оставшихся чернокнижников отпрыгнули от паладина, и один из них, вскинув руку, послал в противника шар темного пламени. Конь Брендена неожиданно встал на дыбы и сбросил с себя седока. Сияющий щит упал на землю, заклинание попало в животное и оставшиеся от него кости осыпались в траву. Магистр зарычал и, вскочив на ноги, метнул свой клинок в не готового к такому колдуна. Меч сверкнул на солнце и пробил чернокнижника насквозь, обагренное кровью острие вышло у того из спины. Оставшийся противник взмахнул косой, но Бренден уже был на ногах. Перехватив оружие за древко, он обрушил закованный в латы кулак на голову колдуна, потом замахнулся и ударил еще раз. От удара капюшон слетел с головы, обнажая худое бледное лицо с перебитым носом, из которого текла кровь.

– П-п-о-щ-щ-щ… – выплевывая выбитые зубы, чернокнижник силился что-то сказать. Но паладин схватил его одной рукой за нижнюю челюсть, пальцы другой сунул колдуну в рот и вырвал ему язык. Отбросив окровавленный ошметок в сторону, магистр одним движением могучих рук сломал противнику тощую шею.

Отвернувшись от трупа, Бренден развел руки в стороны, и в них тут же появились пылающий клинок и золотой щит. Без страха смотрел магистр на приближающихся орков, забывших о штурме крепости и стремящихся лишь уничтожить того, кто помешал им.

– Нечестивцы не получат твоего тела, – прозвучал в голове Брендена тихий голос. Голос, который он слышал лишь раз, когда Светлый бог благословил его. – Ты всегда служил Свету и с честью выполнил свой долг. Пусть это – твой последний бой, но совершенный тобой подвиг не будет забыт.

– Свет! Прими меня! – крикнул Бренден и ринулся в гущу врагов.


Горстка оставшихся орков с изумлением осматривали гору трупов, на которой только что стоял человек в помятых, но сияющих доспехах. Стоял весь в крови, с перебитой рукой и рассеченным лицом, окруженный, но не сломленный. Стоял гордо, с улыбкой на бледных губах и горящими золотым пламенем глазами, надменно смотрящими на орков. Они были готовы разорвать его тело за то, что случилось с их соплеменниками и четверкой колдунов, без которых штурм крепости был невозможен. Но вспышка яркого света ослепила орков, а когда они смогли видеть, человек пропал. На его месте остались лишь маленькие золотые искорки, которые вмиг подхватил ветер, и они, кружась и сверкая, устремились в небо…


Рональд в холодном поту открыл глаза. Таких странных снов он еще не видел. Все выглядело таким реальным, как будто он стоял рядом. Юноша потряс головой, от чего его длинные светлые локоны разметались по мокрому лбу. Понимая, что больше не уснет, парень встал и выглянул в окно, за которым уже вставало солнце.

Глава 2

Когда Фаргред подошел воротам, Рональд уже ждал его там. Вид у парня был усталым, движения – какими-то дергаными. Парень стоял в тени стены, огораживающей внутренний двор обители, и рассматривал носки своих высоких кожаных сапог.

– Все нормально? – спросил магистр ученика.

– Да, все в порядке, просто плохо спал. – Рональд решил не рассказывать учителю о странном сне… или не сне, по крайней мере, пока.

Фаргред кивнул и продолжил:

– Сейчас мы снова вернемся в таверну, возьмем припасы, как следует отдохнем и завтра на рассвете тронемся в путь.

– Но я думал, что мы выезжаем сегодня. – Рональд озадаченно посмотрел на магистра.

– Я уже говорил, что думать – это очень, очень хорошо. Но кое-что изменилось, и у меня появились неотложные дела.

– Тогда почему бы нам не остаться тут?

– В чем дело, Рональд? – Магистр хитро прищурился. – Или ты не хочешь видеть своего буквально лучшего друга, почти что брата и практически тестя?

Парень густо покраснел и потупил глаза. Справившись со смущением, он спросил:

– Вы говорили о делах. Я могу чем-то помочь?

– Можешь, – после некоторых раздумий ответил Фаргред, – тем, что хорошенько выспишься ночью; не хочу, чтобы завтра ты валился с седла.

Рональд хотел было поспорить и доказать учителю, что он вовсе не падает с седла и готов отправиться в путь хоть сейчас, но магистр, словно прочитав его мысли, добавил:

– Я знаю, что паладинам требуется меньше времени на отдых, чем обычным людям. На самом деле мне хочется, чтобы Драг тебя кое-чему научил.

– Чему же это? – Парень попытался представить, чему может научить его рыжебородый хозяин таверны, и заметно побледнел.

– Всему свое время, – беззаботно сказал Фаргред и начал насвистывать какую-то незатейливую песенку. Так они и добрались до таверны: магистр – напевая пошловатый мотивчик, а Рональд – в раздумьях о своем сне.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное