Игорь Фарбаржевич.

Новые приключения Маугли



скачать книгу бесплатно

…Я хочу попросить Гермеса даровать мне перстни, обладающие волшебной силой:

…чтоб летать, высоко поднявшись над землей…

…пусть без посланцев я сам полечу и захвачу всего вволю.

Грифона, крылатого зверя, или Феникса-птицу, что живёт в Индии…

…их бы мне увидеть.

Сверх того хочу… познать природу звёзд, Луны и самого Солнца.

И, наконец, что всего упоительнее, в тот же день возвещать в Вавилоне, кто победил в Олимпии, а затем позавтракать, если случится, в Сирии, отобедать в Италии…

Лукиан. «Корабль, или Пожелания»

«… И когда Маугли с тяжёлым сердцем взобрался по хорошо знакомым скалам на то место, где его когда-то приняли в Стаю, он застал там только свою четверку волков, Балу, почти совсем ослепшего от старости, и тяжеловесного, хладнокровного Каа, свернувшегося кольцом вокруг опустевшего места Акелы.

– Значит, твой путь кончается здесь? – сказал Каа, когда Маугли бросился на землю. – Ещё когда мы встретились в Холодных Берлогах, я это знал. Человек, в конце концов, уходит к человеку, хотя Джунгли его и не гонят.

Четверо волков поглядели друг на друга, потом на Маугли – удивленно, но покорно.

– Так джунгли не гонят меня? – с трудом вымолвил Маугли.

Серый брат и остальные трое волков яростно заворчали, и начали было: «Пока мы живы, никто не посмеет…», но Балу остановил их.

– Я учил тебя Закону. Слово принадлежит мне, – сказал он, – и хотя я теперь не вижу скал перед собою, зато вижу дальше. Лягушонок, ступай своей собственной дорогой, живи там, где живет твоя кровь, твоя Стая и твой Народ. Но когда тебе понадобится коготь или зуб, глаз или слово, быстро переданное ночью, то помни, Хозяин Джунглей, что Джунгли – твои, стоит только позвать.

– И Средние Джунгли тоже твои, – сказал Каа. – Я не говорю о Маленьком Народе.

– О братья мои! – воскликнул Маугли, с рыданьем простирая к ним руки. – Я не хочу уходить, но меня словно тянет за обе ноги. Как я уйду от этих ночей?

– Нет, смотри сам, Маленький Брат, – повторил Балу. – Ничего постыдного нет в этой охоте. Когда мёд съеден, мы оставляем пустой улей.

– Сбросив кожу, уже не влезешь в неё снова. Такой Закон, – сказал Каа.

– Послушай, мое сокровище, – сказал Балу. – Никто здесь не будет удерживать тебя – ни словом, ни делом. Смотри сам! Кто станет спорить с Хозяином Джунглей? Я видел, как ты играл вон там белыми камешками, когда был маленьким Лягушонком. И Багира, которая отдала за тебя молодого, только что убитого буйвола, видела тебя тоже. Свидетелями того смотра остались только мы одни, ибо твоя приёмная мать умерла, умер и твой приемный отец. Старой Волчьей Стаи давно уже нет. Ты сам знаешь, чем кончил Шер-Хан, Акелу же убили Дикие Собаки; они погубили бы и всю Сионийскую Стаю, если бы не твои мудрость и сила.

Остались только старики, и уже не детеныш просит позволения у Стаи, но Хозяин Джунглей избирает новый путь. Кто станет спорить с человеком и его обычаями?

– А как же Багира и буйвол, который выкупил меня? – сказал Маугли. – Мне не хотелось бы…

Его слова были прерваны рёвом и треском в чаще под горой, и появилась Багира, лёгкая, сильная и грозная, как всегда.

– Вот почему, – сказала пантера, вытягивая вперёд окровавленную правую лапу, – вот почему я не приходила. Охота была долгая, но теперь он лежит убитый в кустах – буйвол по второму году, тот буйвол, который освободит тебя, Маленький Брат. Все долги уплачены теперь сполна. Что же касается остального, то я скажу то же, что и Балу. – Она лизнула ногу Маугли. – Не забывай, что Багира любила тебя! – крикнула она и скачками понеслась прочь.

У подножия холма она снова крикнула громко и протяжно:

– Доброй охоты на новом пути, Хозяин Джунглей! Не забывай, что Багира любила тебя!

– Ты слышал? – сказал Балу. – Больше ничего не будет. Ступай теперь, но сначала подойди ко мне. О мудрый Маленький Лягушонок, подойди ко мне!

– Нелегко сбрасывать кожу, – сказал Каа.

А Маугли в это время рыдал и рыдал, уткнувшись головой в бок слепого медведя и обняв его за шею, а Балу все пытался лизнуть его ноги.

– Звёзды редеют, – сказал Серый Брат, нюхая предрассветный ветерок. – Где мы заляжем сегодня? Отныне мы пойдем по новому пути…»

Джозеф Редьярд КИПЛИНГ (Перевод Н.Дарузес)
 
Разрешите, Джозеф Киплинг!
Дайте право, Редьярд Киплинг!
О, позвольте, мистер Киплинг,
Посвятить Вам Продолженье
Вашей Сказки – «Книги Джунглей»!
 
 
– Руки прочь! – я слышу крики
Всех потомков злых Табаки.
– Что за хамство! Что за наглость!
Дерзость и бесцеремонность! —
Взять написанную повесть
И продолжить как свою!..
Эй, ты, сказочник российский!
Ах, ты, вор литературный!
Плагиатор! Эпигон!
Сочини себе героя
И твори с ним всё, что хочешь!..
Только Киплинга не трожь!
Киплинг – «это наше всё»!.. – я слышу.
 
 
О, крикливые Табаки!
Я не стану с вами спорить.
Я бы мог вам привести
Тьму классических примеров —
От Шекспира и до Шоу —
Как чужой сюжет известный
Вдруг становится своим.
 
 
Просто в Детстве мне хотелось
Знать, что дальше ждёт Героя —
Мной любимого Героя,
Однолетку моего!
 
 
И однажды в дни простуды,
В дни болезни, в дни безделья —
В мир Фантазии слетал я
И увидел продолженье
Вашей сказки, мистер Киплинг!
 
 
…Не детёныш Волчьей Стаи —
Юноша с отважным сердцем
По Тропе спешил Звериной
В мир опасный – Мир Людей.
Ведь Просторы диких Джунглей
Стали Маугли тесны!
 
 
Билось сердце Вольной Птицей!
И трепал Весенний Ветер
Волосы его, одежду!
Мысли! Чувства будоражил!
Он бежал навстречу Жизни,
Чтоб найти свою Любовь!
 
 
Я гостил с ним в разных странах,
Видел чудные виденья,
Неподвластные уму!
Мудрецов в одеждах рваных…
Дураков в нарядах царских…
Мимо нас неслись Созвездья,
Волшебство Эпох Минувших…
 
 
…Жаль, что многое забылось
С детских лет!
Лишь в волшебных сноведеньях,
По ночам, когда летал я,
(К счастью, я ещё летаю!)
Освещал моё сознанье
Яркой вспышкой Озаренья
Ненаписанный сюжет!
 
 
О, трусливые Табаки,
Если б знали вы, как тяжко
Было мне о нём НЕ ДУМАТЬ!
Как терзался я в сомненьях:
Написать-не написать?!..
 
 
…Много лет с тех пор промчалось.
У меня уже семь внуков.
Им я посвятил и детям
Все свои шестнадцать книг!..
 
 
Но однажды ранним утром,
Друг мой – Маленький Лисёнок,
Разбудил меня и, сунув
В руку Вещее Перо
Райской птицы с Амзонки,
Мне шепнул: – Пришла пора!..
Джозеф Киплинг, разрешите!
Редьярд Киплинг, дайте право!
Мистер Киплинг, о, позвольте
Подарить свою Вам Книгу!
Словно на одном дыханьи
Написал её от Сердца —
Сказку о Большой Любви!..
 
 
Думал я, что разделяют
Нас столетия, как пропасть!
Оказалось: между нами —
Только шаг один навстречу!
Вечность, что подобна Мигу!..
 
 
Ваши я смешал чернила
С Выдумкой своей и Страстью,
с Дерзновенною Отвагой!
Нежность, Смех, Печаль и Счастье —
Всё, что Не Было и Было —
Пположил я на бумагу!
 
 
Чтобы в строчках Новой Сказки,
В главах Моего романа —
Было слышно, как смеются,
Как шумят, кричат и плачут
Ваши Джунгли, мистер Киплинг!
 
 
Не седлал коня Пегаса,
Не вдевал я ногу в стремя —
Подо мной спина Багиры,
Надо мной – Судьба и Время!
 
 
Я писал, не слыша город,
Я не спал в жару и холод,
Голод позабыв и жажду!
Я хотел, чтоб между строк
Всё же встретились однажды
В Книге Запад и Восток!
 
Игорь ФАРБАРЖЕВИЧ

КНИГА ПЕРВАЯ

Джунгли Центральной Индии, Средневековый город, Древняя Бухара, остров «Бескрылых», Бристоль, Лондон, Жерона, город Зверей, Былинные просторы, Балдория.
Приключение первое
ПОДАРОК ДЛЯ НЕВЕСТЫ

– Лучше спрячь свой бесполезный язык, Белый Клобук!!! – крикнул удав кобре.

– И найди Хозяину Джунглей самые красивые ожерелья!

А ещё браслеты самой тонкой работы!

Самые звонкие серьги!

Самое изящное кольцо!

Вперёд! К друзьям! Им так нужна его помощь! Ведь он – Хозяин Джунглей!.. Кто, как не Маугли, должен научить новое поколение детёнышей соблюдать Закон!.. Кто, как не Хозяин Джунглей должен зорко следить за тем, чтобы никто его не нарушал! Конечно же, он – мудрый и справедливый юноша!

…Маугли проснулся и прислушался к стуку своего сердца… Он лежал на деревянной кровати, в новом доме своей матери. В крошечном окне бледнели звёзды, вставало утро. Где-то рядом протяжно мычала корова.

Маугли вытер ладонью мокрые от слёз щеки и, словно сбрасывая с себя сон, который снился ему всё реже и реже, откинул камали – грубошерстное, шершавое, как тёрка, тёмно-бурое одеяло.

Он вскочил на земляной пол скромной хижины, распахнул во двор дверь, висящую на верёвочных петлях, и тут же застыл на пороге. Сон окончательно испарился.

В хлеву, открытом с одной стороны, Мессуа – его мать – доила белую корову. Длинные рога священного животного были увиты свежим цветочным венком с колокольчиками, а через спину свисала с боков цветная попона с крупным рисунком.

«Теперь я хозяин другого дома», – подумал Маугли, и непреодолимая грусть сжала его сердце.

Да, теперь новый дом здесь – в Стае Маленького Народа, к которому он принадлежал по материнской крови. Он больше не вернётся в Джунгли. Он дал Слово и сдержит его.

«Сбросив кожу, уже не влезешь в неё снова», – вдруг вспомнил Маугли слова мудрого удава Каа и только теперь понял их по-настоящему.

Нужно научиться жить заново. Нужно полюбить эту размеренную, скучную жизнь, подчиниться Законам людей, которые порой так бессмысленны и непонятны.

Три месяца, проведённые в деревне, научили его всем этим глупых обычаям. Теперь он ходит за буйволом и пашет землю, носит воду, одевается в одежды, которые сковывают все движения, зачем-то втирает в волосы горчичное масло, чтобы они блестели, ест ложкой из миски. Да мало ли что напридумали люди!

«Самый умный из человеческих обычаев, – подумал Маугли, – это женитьба. Наверняка Маленький Народ взял его у Джунглей. Продолжение рода – вот главный Закон Жизни!..».

Увидев сына, Мессуа торопливо утерла уголком платка капельки пота на лбу и поднялась с корточек.

– Доброе утро, сынок!.. Выспался?.. Сегодня у тебя много работы!.. Хорошо, когда в доме есть мужчина!.. Нужно перестелить на веранде крышу, принести из колодца воду, а ещё починить ограду. Сама бы я ни за что не справилась!.. – И тихо добавила со счастливой улыбкой: – Ведь ты моя единственная опора…

Мессуа зачерпнула чашкой молоко из глиняного чана, стоящего под тучным коровьим выменем, и протянула её сыну.

– Выпей! Это полезное молоко – свящённой коровы!.. От него мужчины становятся сильнее.

– Что же в ней такого священного? – удивился Маугли, беря полную чашку. – Обычная корова. Вдобавок, жирная и неповоротливая. И, наверняка, глупа. Смотрите, как важно она вертит головой и громко мычит!

Мать ахнула:

– Что ты, что ты! В Индии все коровы священны! Слышал бы тебя брахман!..

А Маугли подумал, попивая молоко:

«Попадись она на Тропе Багиры, – от ее «священного» вида осталось бы одни рожки да ножки».

– Я всё сделаю, матушка, – сказал вслух Маугли, ставя пустую чашку на землю. – Перестелю крышу, нанесу воду и починю ограду…

Он подошёл к деревянному чану с водой, которая пахла ночным дождём, и окунул в него голову, чтобы умыться.

Да, скоро он тоже женится. Ему уже семнадцать лет. Жена родит детёнышей, похожих на него, а уж он сумеет их вырастить ловкими и смелыми, как детёныши Джунглей.

Когда Маугли вытащил голову из воды, Мессуа что-то продолжала говорить вслух:

– … он интересовался, когда свадьба, – сказала женщина.

– Кто интересовался? – не понял Маугли.

– Новый брахман… Приятный человек, только хромает на одну ногу.

– Что же вы ему сказали?

– Я сказала: когда соберём деньги для выкупа и для подарков невесте.

– О подарках не волнуйтесь, – сказал Маугли. – Подарки будут богатыми.

Мессуа тяжёло вздохнула:

– Где же мы возьмем столько рупий, сынок?.. Твой отец после смерти оставил одни лишь долги.

– Долги я тоже выплачу, матушка! – Маугли обнял её за узкие плечи. – На всё хватит! И на свадьбу, и на подарки невесте! Не переживайте! Вечером я всё добуду.

– Откуда? – встревожилась вдруг Мессуа. – Не хватает ещё, чтобы мой сын занялся грабежом на дороге.

– Не займусь! – весело рассмеялся Маугли. – Ни грабежом, ни воровством, ни мошенничеством.

Всё утро он работал по дому – нанёс воду из колодца, перестелил листьями ореховой пальмы новый навес над верандой, что тянулась вдоль стены дома, бамбуковыми стеблями укрепил ограду.

А в полдень, отобедав рисовой похлебкой, Маугли надел новые дхоти – мужскую набедренную повязку – и отправился в Джунгли.

* * *

Дом, в котором они жили вдвоём с матерью, стоял на самом краю новой деревни. Их дом один остался цел, после того, как старую деревню вытоптали дикие слоны. А новую – из трёх десятков хижин – построили совсем недавно.

Выйдя из деревни, Маугли очутился на лугу, за которым простирались его Джунгли.

Стоял сухой жаркий май. Сильно припекало солнце. За деревенской околицей рос старый баньян, с виду напоминающий целую рощу, в ветвях которого, как утверждали деревенские старики, жили вперемешку разные Духи – и добрые, и злые.

«Нужно попросить у них помощи», – подумал Маугли и свернул к дереву.

Прохладная тень накрыла его.

– О, добрые Духи! – произнёс Маугли, прикасаясь к воздушным корням, которые достигнув земли, напоминали тонкие стволы деревьев. – Помогите мне добыть подарки!

Корни тихо покачивались на лёгком ветру, но в ответ – ни звука, ни шепота.

«Так и есть, – подумал Маугли. – Выдумка стариков! Если кто мне и поможет, так это только Джунгли».

Идти было недалеко, но, потрудившись с утра, Маугли решил немного отдохнуть в уютной тени баньяна. Он упал на траву и, прикрыв глаза, стал думать о Лу?нан. Они встретились в начале весны. Когда прикрываешь глаза – ничто не отвлекает от мечтаний.

* * *

Лунан поразила его как удар молнии. Чувство, которого Маугли ещё никогда не испытывал, вспыхнуло сразу. Оно заставляло его тело дрожать на солнцепеке, оно холодило сердце, которое было готово выпрыгнуть из груди вспугнутым лягушонком.

Лунан было шестнадцать лет – невестин возраст в деревенской округе. И жила она по соседству от их дома.

Девушка была маленькая и хрупкая, с длинной тонкой шеей – точь-в-точь как горлышко кувшина для благовоний, со смоляными волосами до пояса и глазами, словно плоды финика. Её голос напоминал журчанье ручья, а смех – звон колокольчиков над дверью храма.

Отец Лунан – маслодел Гуджа, узнал о Маугли от его сватов – деревенских простодушных парней, с которыми тот уже успел подружиться. По индийским обычаям, инициатива в сватовстве принадлежит стороне жениха. Вначале Гуджа был в ярости: иметь в зятьях парня, вышедшего из Джунглей, выросшего в Джунглях, когда есть такие завидные женихи – как сын купца! внук ростовщика! племянник брахмана!.. Сам Гуджа всегда мечтал стать богатым человеком. Всю жизнь – от звёзды до звезды – он занимался выжимкой растительного масла, кунжутного или горчичного, и торговал им, бродя по деревням. Но больших денег так и не заработал. Оттого своим зятем он желал видеть человека богатого, не то что этот крепкий оборвыш из диких Джунглей! Однако Гуджа был из касты тели – одной из самых низких индуистских каст, и его мечты породниться с более достойными семьями – так и остались мечтами… Жизнь была почти прожита, он стал стариком. Несколько раз в окно его дома заглядывал бог Яма – владыка Царства усопших. А Гуджи так хотелось ещё успеть дождаться рождения внука! И вот, скрипя сердце, по настоянию своей молодой жены Хиро – матери Лунан, – он дал согласие на брак своей дочери с Маугли. Старик и не догадывался, что молодые уже второй месяц тайком от всех встречаются в тени баньяна…

* * *

Слух о юноше, вернувшемся из Джунглей, разнёсся не только по их деревне, но и по всей округе. Девушки с явным любопытством глазели на него, а парни называли Маугли дикарём. Он не обижался. Лучший способ завоевать уважение – значит показать то, чего не умеют другие. Другие парни не умели, как он, лазать по деревьям, не умели, как он, прыгать со скалы в воду, бежать быстрее ветра, не умели, как он, понимать язык зверей и птиц. Может быть, кто-то втайне и завидовал ему, но большинство деревенских парней стали искать с ним дружбы и даже смирились с тем, что он ухаживает за самой красивой девушкой в деревне. А двое из них даже вызвались стать его сватами.

* * *

Маугли и Лунан познакомились на деревенском празднике. Когда она грациозно и без устали танцевала веселую пляску дон, бог любви Кама натянул тетиву из пчёл на своем луке из сахарного тростника и попал цветочной стрелой прямо в сердце Маугли. Второй же стрелой он попал точно в сердце Лунан.

Его рассказы о приключениях в Стае потрясли и тронули добрую девушку, и если бы её отец даже ответил отказом на сватовство Маугли, она без оглядки убежала бы с ним, куда глаза глядят. Даже в Джунгли.

* * *

…Маугли раскрыл веки. Усталости как не бывало. То ли на самом деле помогли Духи баньяна, то ли образ самой Лунан дал ему силы. Он вскочил на ноги и, едва касаясь земли подошвами сандалий, помчался через луг в Джунгли.

По верху высокой травы мелькнула чья-то крылатая тень. Он поднял голову. Высоко в небе завис коршун.

– Привет, Чиль! – обрадовался ему Маугли и приветственно махнул рукой.

– Привет, Хозяин Джунглей! – ответил коршун, опустившись над лугом. – Милости прошу в свои владения!

– Найди мне Каа! – попросил его Маугли. – У меня к нему важное дело.

– Найти найду, – ответил Чиль, кружа над его головой. – Только сомневаюсь, чтобы этот старый ленивец не спит.

– Разбуди его, Чиль! Я буду ждать у Скалы Совета.

– Постараюсь, – ответил коршун и взмыл в небо.

– Полного тебе зоба и крепких крыльев! – крикнул ему вдогонку Маугли и вошел в Джунгли.

* * *

Знакомый и родной запах забился в ноздри. Пахло невидимыми звериными следами, плодами пальмы дхани, из которых люди, как теперь уже знал Маугли, делают пальмовое вино. Благоухали листья сандала, из которых люди мастерили веера.

Тут же из-за кустов выскочили два волчонка-подростка. Завидев Маугли, они, готовые набросится на незванного гостя. зарычали ломающимися голосами, подражая взрослым волкам,

– Мы с вами одной крови, вы и я! – поприветствовал их Маугли.

Но те, словно не расслышав его слов, уже, приготовились было, прыгнуть на человека.

– На место, глупыши! – строгим голосом прикрикнул Пхао, появившись из-за кустов. – Это же Маугли – Хозяин Джунглей!

Новый Вожак Стаи склонил перед Маугли голову.

Волчата недоумённо посмотрели на Пхао, который, как они знали, никогда и ни перед кем не имел привычки кланяться, затем перевели взгляд на Маугли – тот стоял спокойно, не сделал даже попытки бежать и, нехотя убрав свои когти в нежные подушечки на кончиках лап, повторили поклон Вожака.

– В гости? – спросил Пхао.

– По делу, – ответил Маугли.

– Если нужна помощь, – сказал Новый Вожак Стаи, – только позови. Мы всегда рядом. Успеха тебе, Хозяин Джунглей!

– Мы всегда рядом! – повторили его слова волчата.

– А вам – доброй охоты! – улыбнулся им Маугли и поспешил по Звериной Тропе к Скале Совета.

* * *

Легко взобравшись по крутому уступу, он очутился на каменистой площадке. Со всех сторон простирались густые леса.

– Эге-гей! – крикнул Маугли.

– Эге-ге-е-ей! – ответило ему Зелёное Эхо.

– Мы с вами одной крови – вы и я-а-а!..

– Вы и я-а-а!.. – донеслось со всех сторон.

Он огляднлся. Здесь, на вершине скалы, всё было так же, как и много лет назад, когда Совет Стаи решал судьбу человеческого детёныша.

Маугли сел на край скалы и вспомнил, как его – ещё годовалого малыша, едва научившегося ходить, спасли от клыков хромого тигра Шер-Хана не только Отец-Волк и Мать-Волчица, но и медведь Балу, учитель всех детенышей Стаи, и, конечно же, пантера Багира, заплатившая за жизнь Маугли жирной тушей убитого ею буйвола.

«Как давно это было! – подумал Маугли. – А кажется будто вчера…».

Вспоминая прожитое, он не услышал, как к подножью скалы неслышно подполз старый удав.

– Привет, Маленький Брат! – хриплым надтреснувшим голосом произнёс Каа.

Маугли одним прыжком слетел с отвесной скалы, бросился к удаву и крепко обнял его шершавую шею.

– Ну-ну, без нежжжностей!.. – напустил на себя строгий вид Каа. – Что случилось, Маленький Брат?

– Мне нужно попасть в Холодные Берлоги, о, мудрый Каа, к сокровищам Княжеского дворца, – сказал Маугли.

– К той старой белой кобре, что их охраняет?! – удивился удав. – Зачччем?!.. Вспомни княжеский анкус, взятый тобой оттуда. Рукоять этого жжжелезного крюка, которым люди погоняют слонов, была украшшшена драгоценнейшими камнями: рубином, бирюзой, изумрудом и нефритом. И чем всё закончилосссь?.. Из-за него погибли алчччные охотники. В этом я согласен с Гнилой Колодой, лишившейся своего яда: все драгоценности замешшшаны на крови!..

– Я помню об этом, Каа – сказал Маугли. – Мне не нужны драгоценности и золото. Всё дело в том, что я женюсь…

Удав высоко поднял голову и широко раскрыл пасть в нелепой улыбке:

– Неужжжели наш Лягушшшонок стал уже совсем взрослым?!..

– Растут деревья, вырастают и детёныши… – философски заметил Маугли.

– Поздравляю! Только какая связь между твоей свадьбой и Княжеским сокровищщщем?.. – не понял Каа.

– По обычаю Человеческой Стаи требуется выкуп за невесту.

Удав презрительно скривил пасть:

– Ох, уж эти люди! Выдумают всякую дребедень, а потом в неё же и верят! Как будто нельзя жжжениться без выкупа!..

– У каждой Стаи свои Законы, – ответил Маугли.

– Законы! Законы! – проскрипел зубами Каа и всей силой ударил хвостом по стволу молодого дерева, которое тут же с треском разломилась надвое. – Вот что всех разобщщщает! Законы!.. Был бы Один-Закон-для-Всех – в мире наступил бы Настоящщщий Порядок!.. Ну, да ладно! Что толку спорить с человеком!.. Иногда люди бывают так глупы и упрямы, что похожи на стадо карликовых кабанов! – Он замолчал и, положив голову на один из камней у подножья скалы, прикрыл глаза.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4