Игорь Бо.

Никто не ждёт. Страх № 1



скачать книгу бесплатно

© Игорь Бо, 2017


ISBN 978-5-4485-3278-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Отвёртка

После очередной ссоры с женой я, запрыгнул в машину и отправился в недолгое путешествие

Так сказать – выпустить пар.

Пару дней я скитался по отелям и различным забегаловкам в надежде преподать урок своей семье. Я не был пьяницей так, что напиться для меня было не сложной задачей и само главное – не дорогой. Хватало мне и пару рюмашек крепкой, стакана слабого алкогольного ну или просто поддержать долгий диалог, с хорошо подпитым человеком дыша порами алкоголя, выдыхаемого при разговоре на меня. Под чудодейственным напитком я становился разговорчивым и всегда жаловался на свою паршивую работу, зарплату и задавался постоянным вопросом:

– Почему моя семья не уважает меня как кормильца?

Такими изречениями я старался делиться только с самим собой и не выносить данные мысли чужим мне людям. После очередной попойки я решил позвонить жене и рассказать ей, что мне очень жаль, что я поступил не красиво по отношению к ней и нашем отношениям.

– Извини меня любимая. Я скоро буду дома.

Частенько она принимала мои извинения, и мы мерились. Как и в этот раз.

– Очень жду тебя дома. Возвращайся поскорей, – торопливым голосом она ответила мне и поспешила открыть дверь. Я слышал отчётливый и такой знакомый звонок в дверь, который подогревал наши отношения в течении нескольких лет проживания в новом доме. Звонок придавал надежду.

Ты еще кому – то нужен раз звонят в дверь.

Позвонил. Желал прийти домой к любимой и крепко обнять её. Так повседневно, но этот порядок вещей и называется любовью и попыткой пойти дальше.

Положив трубку я решил проспаться пару часиков в ближайшем мотеле.

– За руль пьяным нельзя. Лучше пойду посплю, – подумал я и отправился трезветь до встречи с любимой. По пути я увидел брошенные кем – то цветы. Красивый и такой свежий букет красных роз. Хоть я был и выпившим я решил отряхнуть их и подумать.

– Почему такие красивые цветы без красивой хозяйки?

Дойдя до мотеля я снял номер на сутки, поднялся в номер, принял холодный душ. Вытираясь я смотрел на эти прекрасные цветы и представлял, как моя любимая жёнушка будет обнимать меня и прижимать колючие цветы к моей шеи.

Она очень любит розы.

Я набрал в стоящий графин на столе прохладной воды, кинул пару кубиков льда и поставил в графин цветы. Скинув полотенце которым я вытирал прохладные капли воды на теле поставил будильник на телефоне. Я чётко решил поспать три часа. Этого времени хватит чтобы протрезветь и быть свежим к утренним делам. Положил телефон поближе к кровати и отравился ко сну.

Уснуть оказалось так легко, что я даже не заметил, как зазвонил будильник ознаменовавший новый этап в моей жизни. Умывшись и приведя себя в порядок я накинул одежду, взял ключи от машины, схватил букет красных роз и захлопнул дверь в номере мотеля.

Окинув бодрым взглядом людей, проходивших по нижнему этажу. Я сдал ключи владельцу и прямиком направился к своей машине. Ехать нужно было минут тридцать. За это время я хотел послушать любимые записи песен. С моей женой мы любили слушать классическую музыку, успокаивающую и такую чарующую, но когда я ехал в машине один я включал музыку по тяжелей. Заведя машину я вставил диск группы Ramones и быстро направился домой. Радость возвращения домой была самой не обычной: я подпевал слова песни на фоне самой песни, хлопал большими пальцами по рулю и постоянно осматриваясь в зеркальце заднего вида. Внезапно на дороге появился стоящий силуэт и показывающий жесть означавший подбросить меня – друг. Я очень быстро нажал на педаль тормоза и мгновенно остановился на обочине. Силуэт шаркающей походной направился в сторону пассажирской двери. Подойдя я не смог рассмотреть человека который стал осторожно стучать в стекло. Опустив стекло силуэт наклонил голову и просунул её в машину.

– Простите за мою грубость… Не подбросите до городка.

Это оказался мужчина на вид лет сорока в капюшоне его одежда была промокшей насквозь.

– Он, что стоял тут всю ночь, – подумал я осматривая незнакомца. Дождь шел тут ночь, но уже как пару часов асфальт выглядел сухим, и земля не такой влажной.

– Конечно! Запрыгивайте.

Незнакомец держал в руках маленький походный рюкзак перемотанный от основания скотчем. Я включил печку в машине, чтобы согреть дрожащего попутчика. Он скинул капюшон, положил руки на рюкзак и представился.

– Я Флинт. Потянув правую руку для знакомства. Я дал ему свою и заметил, что на правой руке нету двух пальцев. Я не показал видом своё удивление так как считал дефекты людей обычным как увидеть пробегающую рядом с ногой собачку.

– Очень приятно познакомится, Флинт. Я Хилл.

Он очень забавно ухмыльнулся и с силой сдавил мне руку. Я не был готов к такому рукопожатию.

– Ну, что, Хилл. Рукопожатие как у девчонки, – произнёс с ухмылкой Флинт и откинул мою руку.

– Очень мужское рукопожатие мистер, – с небольшой обидой в голосе ответил я.

Флинт положил свою ладонь мне на плечо. Его три пальца были длинные и сливой доставали мне до ключице.

– Ты не обижайся ковбой. В моих местах это считается за шутку, – с серьёзным лицом произнёс Флинт.

Я улыбнулся и спросил: откуда он и где такие шутки считаются смешными?

– Отсюда … — ответил Флинт убрав трёхпалую руку с меня и отвернувшись в сторону пассажирской двери.

От его голоса у меня образовалось сдавленное чувство ужаса. От выпитого несколько часов назад алкоголя в горле пересохло, но я попытался сглотнуть слюну.

– а где… если не секрет вы так промокли? – спросил я выворачивая руль в сторону что бы выехать на дорогу.

– Эй дружок. Не слишком много вопросов за короткий промежуток знакомства? Поехали уже отсюда. Мне здесь не по себе.

Надавив педаль газа мы поехали в такой родной и забавный Теллерайд. Я родился в нём и видимо мой попутчик тоже. Грубоватый и пахнущий тухлыми яйцами мужчина вызывал омерзительное чувство тошноты.

– Надо помогать людям, и они помогут тебя в ответ, – успокаивая думал я морщась от омерзительного запаха.

Мы проехали примерно пару миль. Я никогда не ехал быстро считал себя опытным водителем хотя моя жена называла меня опытной пенсионеркой. Флинт смотрел в окошко рядом с ним странно согнув шею и показывая язык себе же в отражении. Вонь не давала мне покоя.

– Что Хилл, воняет? – внезапно задал вопрос Флинт. Я немного растерялся.

– О чём вы? – с видом растерянного школьника я переспросил.

– Да ладно. Ты не можешь не чувствовать этот запах, – повернув голову ко мне сказал Флинт.

– Я думаю это с дроги тянет нам в машину, – предположил я зная, что это не так.

Флинт рассмеялся так, что заплевал меня своими мерзкими слюнями. Оскал у него был как у психованного шкала из детских мультиков. Гнилые зубы выдавливали слюни через отверстия где раньше красовались здоровые зубы.

– Дааа… Ну знай это от меня, – вытирая слюни тремя пальцами пробормотал сквозь смех Флинт.

Я промолчал и пытался следить внимательно за дорогой параллельно уклоняясь от слюней Флинта.

– Перед тем как встретить тебя с твоей колымагой я основательно посрал в кустах не подоплёку. Видимо вытирая задницу листвой я наступил в кучу, – поведал мне Флинт поднимая левую ногу в машине он показал мне откуда шёл запах.

– Ааа вот оно, – держа ногу и хохоча произнёс он.

Мне становилась не по себе от этого человека и не выдержав я закричал на него.

– Слушай, я взялся тебя подвезти так веди же себя как человек… ПОНЯТНО ТЕБЕ – ДЕРЕВЕНЩИНА!

Флинт перестал смеяться, опустил ногу, измазанную в размокших дождём фекалиях и опять отвернулся к окну.

– Прости меня Хилл… – прошептал Флинт.

Выпустив очередной раз пар я хотел сказать, что не сержусь и на меня это не похоже, но не успел, Флинт потянулся в походный рюкзак со словами.

– Мне нужна твоя машина, сукин ты сын, – громко и чётко сказал Флинт и вытащив длинную отвертку вонзил её прямо мне в правую ногу. Я начал истошно кричать и пытался не терять управление машины. Злость во мне дала выход на этого больного ублюдка, которого я решил подвести по своей глупости. Хоть я не служил в армии, но драться я умел. Он пытался душить меня своей рукой без двух пальцев. Я сжал кулак и как следует ударил его в область горла и видимо поломал ему кадык. Его смех сменился хриплым бульканьем и попыткой вытащить провалившийся кадык из глотки. Я схватился за ручку отвёртки, с силой вытащил её из своей ноги и воткнул ему в область лица. Даже не целясь умудрился попасть подонку прямо в глаз. Флинт закричал как маленькая девочка, поравнявшая ногу.

– Кричишь как маленькая сучка, — со злостью сказал я.

С яростью, я открыл дверь с его стороны и вытолкал его с машины. В зеркало заднего вида я видел, как он катиться по асфальту. Остановив машину и держа рану, полученную от удара отвертки я пытался остановить кровь, но четно. В глазах появилась пелена похожая на туман.

– Держись Хилл. Ты СИЛЬНЫЙ, – пытаясь приободрить себя крикнул в пустой машине.

Сняв с себя рубашку крепко перемотал ногу и уже хотел ехать в ближайшую больницу как увидел в зеркальце, что этот вонючий ублюдок пытается встать. Отвёртка торчала с его глаза, кровь капала на руки, державшие умирающие тело на расстоянии асфальта и желанием жить. Мои ярость и злость опять выплеснулись наружу. Сдав задним ходом и объехав этого мерзавца я приоткрыл свою дверь и с силой нажал на газ. Я пытался нанести как можно больше повреждений Флинту стукая его своей дверью. Моя тачка ехала сначала вперёд стукая флинта дверью и затем я сдавал задним ходом и повторял операцию пока его бездыханное тело не рухнуло на асфальт и не испустило дух.

– Нет Флинт этого нам мало!

В последний заход на смертельный круг для этого негодяя он уже лежал на асфальте, и я не знал жив он или уже мёртв. Я закрыл дверь, нажал на газ и переехал его череп левым колесом. Хруст был отчётливый и теперь я точно знал:

Сволочь наказан.

Я давил на газ как не нормальный в прекрасный момент осознав, что я сдал. Остановится я и не подумал. Гнал до своего городка Теллерайда.

Приехал в ближайшую городскую больницу я обратился за помощью. Людей сутра было очень мало так, что меня приняли мгновенно.

– Кость не задета. Вам нечего волноваться сейчас мы вас заштопаем, – произнёс врач и принялся ставить скобы в мою ногу.

Пока надомной колдовали я попросил медсестру вызвать полицию и рассказал врачу, что со мной произошло. Полиция приехала на удивление быстро. Пока я сидел в палате с замотанной ногой увидел, как полицейские общаются с врачом и косятся в мою сторону. Их разговор был не долгим. Полицейские прошли в палату где я сидел.

– Здравствуйте Мистер Хилл. Я детектив Джексон и мой помощник шериф Мартин. Разрешите задать вам несколько вопросов, – их слова звучали не как вопрос, а как утверждение. Я был готов отвечать на их вопросы.

Вопросы крутились в основном про этого парня и его приметы. Я не скрывая и не краснея рассказал всё. Кроме одной детали.

Что я убил этого вонючего мерзавца, пытающегося ограбить меня. Переехал его голову своим колесом, что мозги придётся соскребать с асфальта.

Шериф достал папку своими толстыми пальцами и спросил.

– Я правильно понял вас зовут Хилл Метьюс? Хилл Форд Метьюс?

– Да, я же вам только что…

– Хилл Форд Метьюс проживающий на улице Финягин 134\5 по Гарлем авеню?

Глядя на серьёзное лицо шерифа и детектива я понял, что они в курсе моих дел эти утром. Я убедительно кивнул головой и приготовился к худшему, а в голове крутились мысли:

– ты всё сделал правильно… ну и ладно, что убил этого засранца. Это была всего лишь самооборона. Он ведь хотел убит тебя и забрать твою машину.

Мысли заглушили на мгновенье мой слух, и я прослушал, что сказал шериф.

– Что простите? – переспросил я.

Шериф вздохнул и повторил свои слова как приговор.

– Ваша жена, Линси была убита сегодня ночью в своём доме. Её крики услышала соседка и вызвала полицию. Спасти её не удалось, наши соболезнования.

– Я… яяя… что… – бледнея от ужаса я спрашивал толи себя толи шерифа. Схватившись за голову я подскочил и начал ходить по кругу и постоянно спрашивая – ЧТО! ЧТОООО!

Детектив подошел ко мне и произнёс слова которые видимо должны были меня ободрить.

– Это большое горе Хилл. Мы найдём этого мерзавца.

Вытерев слёзы с моего лица я ответил.

– Вы обязаны найти эту сволочь. Шериф встал и сказал.

– Мы понимаем, что сейчас у вас большое горе и вам надо быстрей ехать на опознание в морг, но вы можете еще посодействовать нам в другом вашем деле. Ваш нападавший не показался вам странным или у него были еще какие приметы кроме заметных нехватки пальцев и запаха?

Собравшись я вспомнил, что он садился ко мне в машину с походным рюкзаком который остался в машине после того я выпихнул его с неё.

– Да… Был рюкзак у попутчика который хотел меня ограбить.

Шериф и Детектив попросили взглянуть на него. Я проводил их к моей машине в которой лежали красные розы для моей любимой, которую я больше не смогу никогда обнять или увидеть её улыбку, когда я буду возвращаться домой и звонить в наш звонок любви и верности. Я отложил букет цветов и достал рюкзак, перемотанный скотчем и сразу отдал его шерифу. Они открыли его и достали оттуда фотоаппарат и стопку фотографий. Детектив как-то изменился в глазах, а шериф был по-прежнему холоден во взгляде. Они перетасовали фотографии смотря внимательно на каждую. Детектив как-то побледнел и посмотрел в мою сторону. Шериф сглотнул слюну и спросил у меня не отрываясь от фотографий.

– Ваша жена была блондинка?

– Да, а почему вы интересуетесь?

Детектив отошел и попытался даже блевануть, а шериф продолжал держать фотографии. Он протянул мне часть фотографий со словами. – Похоже мы нашли убийцу вашей жены. Смотря на фотографии мне стало плохо, и я опять расплакался: на них Флинт снимает сам себя на фоне мёртвой Линси, и машет в камеру тремя пальцами правой руки.

Коллекция Фиби

Поистине, захватывающим и одновременно жалким зрелищем было наблюдать, как этот странный бледный человек – на вид средних лет, но в действительности ему было не меньше ста, – наконец пытается выйти из облака всеобщего презрения и страха.

Чарлз Уорд, Тайна.

Предисловие

Каждому ребёнку нужна семья. Именно в семье чувствуешь тепло и ласку родителей, их беспокойство и ежедневную заботу, получаешь жизненный опыт прошлых поколений, духовные ценности для самостоятельной последующей жизни. Но, к сожалению, в наше время не у всех детей есть свои родители, и если уже так случилось, что ребёнок остался сиротой или без родительского попечения, то семьёй для такого ребёнка должна стать – правда.

Истина: «Лучший способ сделать детей хорошими – это сделать их счастливыми». /О. Уайльд/


Особняк, в который меня привезли, ничем меня не удивил. Да… он был очень большим, даже огромным и замечательно смотрелся на фоне красивой растительности, и сравнивать его с городскими квартирами было тяжело, такие хоромы могли позволить себе лишь зажиточный класс людей. Как помню, читала я лишь в книжках, да в журналах на красивом столе из красного дерева – вечно пыльный, на нём были видны все пальцы рук, которые брали их. Да, в детском доме было мало развлечений, эти журналы читали в основном воспитатели ходившее в мешковатых платьях и очень грязных туфлях. Почему нельзя следить за своей обувью это не так сложно, протёр перед выходом, в люди и нет проблем. Видимо у женщин этой профессии были дела куда важней, чем заботы о своём внешнем виде. Меня часто «чмырили», за то, что я хорошо училась. Конфликты, в основном, возникали из-за придирчивости. Самое страшное – это когда тебе устраивали «тёмную». Мы спали или просто отдыхали от повседневной рутины самостоятельной жизни, спать при таком количестве людей было сложно, обычно в комнатах жило по пять человек все со своими привычками, запахами и обычаями – практически все разной расы. Всё время шептались и обсуждали истории про красивые места, прекрасных людей или просто сплетни про будущих женихов; какие-нибудь звезды с фильмов. Комната наполнялась страхом, когда в неё залетали палачи; как соколы, охотящиеся за маленьким тушканчиком. Человек семь, заламывали жертву, накидывали покрывало, которое всегда очень кололось из-за жёсткого волоса, выключают свет и били, били, кто как может. Дети думали, что это забавно и так они показывают свою силу правления в этом пропахшем потом и завистью царстве.

Старшие дети делились на несколько типов чмырей – те, кто гнобил слабых за «просто так», потому, что они не такие как все, нейтральные – они могли свободно общаться с младшими, но никогда не заступятся за них, справедливые – те, что сначала разберутся, а уж потом бьют, либо разговаривают, просят о выполнении того, что им нужно. Некоторые воспитатели позволяли себе бить детей. Не кулаками или какой-нибудь дубиной, а туфлями, ремнём, вообще, что было под рукой, не столько больно, скорее – унизительно. Терпела и ждала, когда они насладятся процессом. Только давая очередное интервью телеканалу в надежде заработать денег на нашем положении, они показывали всю любовь и заботу безгранично отдаваемую нам. – Посмотрите, какие щели в полу, кокой плохой рацион для наших милых детей, – и всё в таком же духе, как если бы они выпрашивали милостыню с протянутой рукой на улицах. Им присылали пожертвования на счета добровольной организации, конечно, этих денег мы не видели, донашивали мы потрёпанную одежду, которую нам передавали со школ или институтов еда тоже оставляла желать лучшего. Самое вкусное это был рис с изюмом, а так каша похожая на детскую, очень жидкая.

– Не хочешь, есть что дают, будешь облизывать пыль со стен – так нас мотивировали наши воспитатели и директриса и что бы не умереть с голода или просто засыпать без боли в желудке приходилось радоваться и кушать это… незабываемое ощущение удовольствия на наших лицах очень веселило всех работников детского дома. Некоторые детишки плакали, но ели, радовались и ели. Но в этом месте было одно доброе сердце наша повариха Маргарет, она втайне от всех подкармливала наших самых плохеньких. Они всегда бросались к ней в ноги и шептали, – заберите нас отсюда, очень прошу,… заберите, – даже у такой доброй сердцем женщины нервы не железные, через полгода она уволилась, не желая больше видеть этот стыд и издевательство.

На первый взгляд, вполне обычный загородный кирпичный дом с просторным двором и зелёной лужайкой.

– Вот мы и приехали! – сказал водитель, словно ожидая, что я обрадуюсь.

– отец и мать уже ждут тебя. Я огляделась, нахмурилась и пробормотала под нос – Вроде всё спокойно.

Водитель ухмыльнулся, – Не переживай, Мистер Вилфорд и Мисс Маргарет Кэм очень хорошие люди у них уже есть детишки, тебя очень полюбят и дадут хорошую путёвку в жизнь. Я продолжала рассматривать пристройки около огромного дома. Композиции напоминали руку не мужчины, а скорее женщины, хотя живущий в этом доме и хозяин это мужчина, но видимо, он очень слушается свою жену.

– Может хозяин тут вовсе и не мужчина

Был красивый фонтан со скульптурой какой-то девушки с фруктами, он находился рядом с маленьким домиком, около которого копошился в кустиках дедуля, кажется, он что-то режет большими ножницами или что это?

– Эмма, не спи. Отец и Мать уже ждут тебя, — смеясь, сказал водитель с бейджиком на рубашки «Лэйк».

– Я отлично вас слышу, Лэээйк… До свиданья.

Очень грубо, но от стеснения я всегда грублю незнакомым мне людям.

Кряхтя, я вылезла из машины, взяла свой маленький портфельчик, в котором были мои книжки, бельё на первое время и разные мелочи. Воздух был свежий и на улице довольно тепло.

– Эх…

Водитель закрыл дверь и не торопясь уехал. Я, чуть прошлась вокруг этого странного фонтана… да он очень нелепый и кому может, понравится такая скульптура, она же старая. Может, какой ни будь бабушке с причудами у себя на чердаке или очень богатому и избалованному дяде с комплексами. Был бы у меня такой дворик, я бы украсила его куда веселей. Крутилась, вертелась, всё пыталась понять принцип построения данного дома и задумку этого нелепого фонтана.


Странное ощущение отдалённости от реальности кольнуло меня прямо в темечко. Позади меня открылась большая дверь в дом из неё вышел высокий и статный мужчинка, поправил хорошо уложенные волосы и с огромной радостью в уголках рта произнёс:

– Привет Эмма – меня зовут Вилфорд. Мы с женой удочерили тебя не так давно, надеюсь, мы с тобой подружимся и станем крепкой семьёй. Можешь называть меня, Папой.

Я на миг удивилась, – Вот как, а если я не захочу? – подумала я.

Вилфорд ухмыльнулся и присказнул – если тебе не понравится тут, ты сможешь вернуться в детский дом в любой момент …Но, уверяю тебя – здесь, тебе очень понравится, и ты захочешь остаться. Я обещаю. Давай не будем начинать знакомство с обид? Хорошо. Ты так напоминаешь мне мою погибшую доченьку. Она так же смотрела на меня, но не будем о прошлом, хотел сказать, что Мисс Маргарет очень занята и просила извиниться, что не смогла встретить тебя, сегодня у неё много дел.

– Вот же мамуля, даже дочурку свою не могла встретить, как полагается. Как будто дочерей им привозят каждый день и, это стало, обыденностью как, например, сходить поесть, а потом спокойной и наеденной в туалет. Нахмурившись, но в глубине душе радуясь, что я кому-то всё-таки была нужна, – хорошо, Папа – ответила я.

«Моя новая матушка, наверно очень работящая, раз не смогла сегодня присутствовать на таком важном моменте в её и моей жизни – подумала я».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное