Игорь Ассман.

Пара Икс. Две настоящие любви не разделит даже смерть



скачать книгу бесплатно

Но тут же меня закрутили по новой. Люди как обезьяны, если есть очередь, то надо в нее обязательно встать. Очередь за мной резко увеличилась, а уже в следующий танец, я увидел, что зал каким-то образом немного раздвоился. Одна, мужская часть, ждала танца с Эли. Другая, женская – со мной. Тем более что в этот раз женщин было больше, чем мужчин. Я не сомневался, что Эли тоже это заметила, и с нетерпением ждала, когда танцы вообще закончатся. Но до конца оставался примерно еще час, а моя очередь продолжала расти, обогнав уже очередь Эли. Я был избит ее молниями, и устал от самих танцев, не зная, как ноги еще выдерживали меня.

Я чувствовал, что Эли готовит мне какой-то сюрприз, но сразу разгадал его: она хотел станцевать со мной, на победителя. Мое умение танцевать не шло в сравнение с ее, поэтому, я уже знал, что победит она. Для дочек сенаторов я как раз годился, но не для нее. Пригласить меня она не смела, как и я ее. Но по финту, выкинутому моему директору, я убедился, что ее способности безграничны. Я лавировал, как мог, чтобы в конце танца не оказаться рядом, и пока мне это удавалось. По времени оставалось два танца, причем последний, Эли должна была станцевать с мэром. Но перед этим последним танцем я видимо расслабился, и Эли оказалась рядом. Я понял, она пойдет на все, даже пропустит танец с мэром, лишь бы отыграться. Мгновенно оценив предстоящую западню и обстановку, я быстро поймал мэра глазами. Он был недалеко, и вид у него был немного хмурый. Я так и не понял, как это произошло, но я уже держал в руке ее руку. Заиграла музыка, и послышались аплодисменты. Все предвкушали самый необычный танец: красавицы и красавца. Не отпуская ее руку, я подвел ее к мэру, оставил ее напротив него и, поклонившись, отошел в сторону. Они понеслись по залу, а я уже исчез, сев в машину.

Глава 13. Доказательства

Ровно через пять минут, Эли уже спускалась по лестнице в сопровождении мэра города. Они остановились близко, как и тогда.

– Мисс Элеонора, – сказал мэр, – вы меня просто напугали. Я уже было подумал, что последний танец для меня потерян.

– Что вы, я бы такого просто не смогла бы сделать. Поэтому я и попросила этого юношу подвести меня к вам. – Эли отвесила такую фальшивую и одновременно роскошную и сияющую улыбку, что я чуть не поперхнулся от смеха.

– Как любезно с вашей стороны. Я все же тешу себя надеждами встретиться с вами в более свободной обстановке. – Сказал Мэр и поцеловал ей руку. – Не отвергайте это приглашение, прошу вас, Мисс.

– Никоим образом. – Сказала Эли. – Надеюсь, что вы его не забудете к тому моменту, когда я разделаюсь со всеми своими делами.

– Никогда! – сказал он, и, раскланявшись, пошел наверх.

Я открыл Эли дверь, и помог ей сесть. Я ждал бурю, буран, вихрь, шторм, цунами и так далее. Но последовало совсем другое, чего я ни как не ожидал. Эли легла на заднем сиденье и разрыдалась. Она рыдала естественно, обернувшись, я увидел, как слезы просто текут из ее глаз. Я на всякий случай отъехал где-то километр и остановился.

Рыдания не прекращались. Я осмотрелся, вышел из машины и без спроса сел на краешек заднего сиденья, положив голову Эли себе на колени. Рыдания наоборот усилились, теперь я увидел просто водопад слез. Я погладил ее по голове, но она немного отодвинулась. Я все-равно погладил ее еще раз, а потом еще и еще.

Прошел, наверное, час или больше, пока из ее глаз показалась последняя слезинка. Мой платок можно было просто выжимать, а от шикарной Элиной прически не осталось и следа. Она лежала головой у меня на коленях, и о чем-то думала.

– Дорогая, – начал я нежным голосом, – надо уметь и проигрывать. Тем более в эту игру меня вставил мой директор. А я не мог не подчиниться.

– Директор? – как-то тихо спросила она.

– Именно. Я уже отказал одному приглашению, когда он просто отчитал меня за бестактность. Пришлось принять следующее. Ты же видела, милая, что он стоял рядом?

– Да.

– Я благодарен тебе за то, что ты сделала ради меня. – Нежно продолжал я. – я оценил твой танец с директором, теперь я вообще у него на постаменте.

– Это правда? – спросила она, – все, что ты мне только что сказал?

– Да милая.

– А почему ты отказал мне в последнем танце?

– Только чтобы не повредить твоей репутации. Надеюсь, сейчас, успокоившись, ты понимаешь, что я правильно сделал? И только ради тебя же самой.

Она задумалась.

– Да. Но зал жаждал нашего танца. Ты был сказочно красив.

– Мне все-равно, что хотел зал, я думал только о тебе.

Она смотрела мне в глаза. Долго и упорно. Я не отводил их.

– Докажи мне все, что ты сказал, – вдруг потребовала она у меня. – Я выпита до дна, но в этот раз не от самого вечера, а тобою.

– Дорогая, разве я тебе еще что-нибудь не доказал? – удивленным голосом спросил я.

– А друзья ревнуют друг друга? – вдруг спросила она, не ответив на мой вопрос.

– Разве ты не поняла этого сегодня?

– Да, но говорят, что раз ревнуют, значит любят. Может быть, любовь и дружба одновременно?

– В нашем случае так оно и есть.

– Докажи.

Я задумался. Что-то у нее было на уме, что я должен был бы сделать. Но что? Конечно, о возвращении в отель не могло быть и речи. Рестораны отпадали. Может лес? Надо попробовать. Я пересел и завел машину. Эли без моей помощи выбралась, и села рядом со мной на переднее сиденье. Мы поехали.

– Кстати, ты чуть не сломала мне сегодня пальцы. – Сказал я.

– Ты просто легко отделался. Скажи спасибо, что вокруг были люди. – Сказала она. – Джон, у меня сейчас такое желание выпустить тебя на ринг со связанными руками, и убрать оттуда судью.

– Но ты же не убьешь меня, надеюсь? – спросил я, засмеявшись.

– Не смейся. Я бы тебе дала бы тогда за все. За каждый твой танец не со мной. За то, что ты чертовски красив. А чтобы я сделала за твой отказ станцевать со мной, а даже сама не знаю. – Она говорила серьезно. Мой смех не задел ее, а может даже раздразнил еще больше.

– Милая, но ты бы просто покалечила бы меня.

– Зато ты был бы уже точно мой. Покалеченный, но только мой.

– Прекрасная перспектива, – незаметно улыбнулся я.

– Не улыбайся. Если я не вижу, это не значит, что я не знаю, что у тебя на лице.

– Эли, а как же мне тогда реагировать на все твои танцы? Я же не могу позволить себе связать тебе руки перед боем, и даже убрать судью.

– Это разные вещи, и ты это знаешь, милый. Мои танцы, это как моя работа, я должна ее выполнять. А ты не должен танцевать с какими-то красивыми девушками, а занимался этим сегодня весь вечер.

Я первый раз увидел в ней тигрицу. Мне было забавно это, а то, что она меня ревновала, вообще доставляло мне громадное удовольствие. Но я видел, что тигрице надо было обязательно дать ее лакомство, чтобы она успокоилась, то есть кость или мясо. А вот где они лежали, я должен был вычислить сейчас, находясь за рулем.

Наконец мы подъезжали к лесу.

– Не останавливайся милый. Это не доказательство, и не то место. – Просто сказала она. Но не развернула меня обратно в город, значит, мы ехали правильно, и кость была зарыта впереди. Наконец я понял.

– Эли, улыбнись мне, ведь я же правильно еду, – попросил я.

– Мою настоящую улыбку, дорогой, я тебе обещаю сразу, после того как. – Она так и не успокоилась внутри.

Мы ехали уже долго. Второй поворот в лес я уже давно пропустил, и теперь ждал только появления моста. Вдруг мне ударила в голову мысль, что я ждал этого моста не только, чтобы успокоить Эли. Я просто ждал его сам, тоже, для себя.

Наконец мы оба увидели вдалеке мост, и я свернул. Остановился я там же, но не выключил только фары. Свет доставал только до кромки воды и до окраины леса. Эли встала у капота и задумалась. Я тоже стоял и ждал.

– Плед тоже брать? – вдруг спросил я.

– Бери все. – Тихо ответила она.

Все, что у меня было в багажнике, это та же постилка и хороший теплый плед. Я достал еще свою мягкую куртку и мохеровый шарф.

– Идем? – вдруг спросила она и протянула мне руку.

Я выключил фары, но при свете луны мы быстро нашли ту полянку. Я подстелил широкое покрывало, положил в голове куртку и шарф, а рядом плед. Эли сразу легла и не спускала с меня взгляда, пока я не лег рядом. Она расстелила плед и, прижавшись ко мне, укрыла им нас обоих.

– Я жду, милый, – услышал я тихий мягкий шепот.

Я повернулся к ней и впился в нее губами. Она обняла меня и крепко прижимала к себе. Не знаю, сколько прошло времени, пока я не научился ловить ее сладкий язык, а она, все время подставляла мне его кончик. У меня появилась мысль, но я сразу ее отбросил. Я предпочитал остаться на границе, и, мне казалось, что и она тоже. Над нами светила Луна и сияли звезды. Легкий теплый ветерок иногда понимал наши волосы, но мы находились в другом мире. Время исчезло, испарилось все, кроме нас двоих. Наконец мы откинулись, тяжело дыша. Мир вернулся, как и Луна со звездами, и мы просто лежали и смотрели на них.

– Доказал? – еле слышно спросил я.

– Почти, – был ответ.

Мы пролежали так, может, полчаса, когда уже Эли впилась в мои губы. Она делала это так жадно, иногда, даже больно, что я легонько сдерживал ее. Иначе, мой я зык остался бы у нее. Время и пространство опять исчезли. Наши языки уже, наверное, распухли, когда мы, наконец, улеглись опять рядом. Лицо Эли сияло при свете Луны, и я понял, что доказательств больше было не надо. Наконец, мы просто обнялись и уснули.

Глава 14. Милый уголок

К утру, кто-то из нас подтянул плед повыше, но проснулись мы, когда солнце уже стояло в зените. Значит, был полдень. Мы оба хорошо выспались, но не вставали. Я глубоко поцеловал ее. Это уже не было для каких-то там доказательств, просто нам обоим захотелось это сделать. Но Эли не вставала. Значит, мы еще не насытились, для того, чтобы встать. Вскоре она повторила тоже самое. А уже после этого встала.

– Джон, откуда ты узнал этот милый уголок? – спросила она, оглядываясь по сторонам.

– Один раз меня завезли сюда мои коллеги. У кого-то был день рожденья.

– Это место создано только для любви, – недовольно сказала она. – Дни рожденья надо праздновать в других местах.

– К сожалению, милая, не всем дано познать такое чувство, как любовь. Поэтому они восполняют его другими.

– Джон, я действительно в тебя влюбилась, – вдруг сказала она, – и я чувствую сейчас себя как на крыльях. Этой ночью я поняла это окончательно.

– Я давно уже перестал себе лукавить, и сказал, как оно есть. Поэтому я прекрасно тебя понимаю.

– И что нам делать? – спросила она

– А что мы должны делать?

Она задумалась.

– Хочешь искупаться? – вдруг спросила она.

– Прямо в одежде?

– Жаль. Я так хотела бы провести с тобой хотя бы месяц на необитаемом острове, – мечтательно произнесла Эли. – Купаясь в теплой прозрачной воде.

– Что тебе мешает?

– Иди, найди такой, везде эти репортеры.

– Кстати, директор пообещал мне дополнительный отпуск сразу после твоего отъезда, – сказал я.

– Вместе?! – воскликнула она. – А можно я тогда съеду завтра?

– Нельзя Эли, – с сожалением сказал я, – ты должна достойно закончить свое турне.

– Как всегда ты прав, Джон. Еще целых пять месяцев! Кстати, я вот думаю, брать ли тебя на такие вечера или нет? – она посмотрела на меня, ожидая моей реакции.

– Это твое право, Эли. Как ты хочешь.

– Если я тебя возьму опять, за тобой опять станет очередь, и я умру от ревности. А если не брать, я тоже умру, от одиночества и отсутствия твоего взгляда, который меня просто поднимает в воздух.

– И что же ты выбираешь? – с интересом спросил я.

Она задумалась.

– Брать. Но потом – сразу в Милый Уголок. – Сказала, наконец, она. – А у тебя было другое желание этой ночью?

– Да, – подумал я, – она и мертвого заставит покраснеть. – Да. – Мой ответ был краток.

– И у меня было. Значит, я для тебя желанна, как и ты для меня.

– Дорогая, не вгоняй меня в краску, – ласково попросил я, – у нас еще все впереди.

– Я тоже подумала также, ночью, когда это почувствовала. Пойдем, погуляем в лесу. Заодно ты мне обновишь тот завядший букет.

Весь остаток дня мы долго гуляли по лесу, возвращаясь, чтобы целоваться. Потом вступали в воду, скинув обувь, и опять возвращались к тому же. Это было равносильно тому, что я бы перецеловал сто девушек за день, по количеству времени. Но так отличалось по качеству!

Наконец, когда уже начало темнеть, мы сели в машину.

– Джон, пока мы еще здесь, последний раз. – Прошептала Эли.

В конечном итоге вы выехали на шоссе уже в полной темноте. Я чувствовал, как у меня распух язык, а губы, наверное, были похожи на силиконовые. Эли мало чем отличалась от меня.

Когда мы доехали до окраины, Эли попросила проехать немного дальше, до ресторана. Нас встретили уже как постоянных клиентов, а я опять забыл, что Эли была все в том же вечернем платье, обсыпанная изумрудами. Я понял это как всегда по отвисшей челюсти официанта.

Мы с удовольствием поужинали.

– Джон, – вдруг сказала Эли, – начинай уже искать этот остров.

– Остров? Какой?

– Мы же договорились, что проведем отпуск вместе, ты уже забыл, милый?

– Что ты! – сказал я, – завтра же и займусь.

– Кстати, я тебе не зря сказала, про вечера. Завтра еще один, но последний на этой неделе. Там будут все те же. Плюс много женщин.

– Опять? – воскликнул я. – В честь чего?

– Открытие какого-то нового Фонда Милосердия в городе. Я уже внесла свою лепту. Поэтому должна там быть. Эти Фонды, и мое присутствие на их открытиях, тоже одна из моих обязанностей, милый.

– Опять будет мэр?

– А как же. Все-равно мы поедем вместе. Только с одним условием. Мы с тобой станцуем один танец, на равных.

– То есть?

– Я буду танцевать вровень тебе. И я сама все так устрою, что никто к моей репутации не придерется. Ты мне веришь?

– Этому я точно верю. Но зачем тебе это?

– Я хочу просто доказать тебе, что я действительно тебя люблю. – Улыбнулась она. – Только бы выдержать твои танцы с остальными.

– Я могу спрятаться так, что меня не найдут. Но я тебе верю и без доказательств.

– Я должна всегда тебя видеть. Это для меня сильнее любой поддержки. – Пока тебе этого не понять, но просто поверь мне.

Так, – подумал я, – завтра что-то будет.

Наконец мы поднялись и пошли в машину. Было уже совсем поздно, когда мы приехали в отель.

– Джон, милый, можно попросить тебя об одной просьбе? – ласково спросила Эли у себя в номере, пока я менял ей цветы.

Я просто кивнул.

– Уложи меня спать или разбуди утром. Как тебе больше нравится. – Она следила за моей реакцией.

– Иди, ложись, милая, – сказал я. – Не волнуйся, я не буду подсматривать.

– За это я волнуюсь меньше всего, – с благодарностью ответила она и пошла в ванную комнату.

Я пока зашел к ней в спальню и расстелил постель. Потом вернулся обратно. Вскоре я услышал ее шаги, а потом и голос. Я зашел в спальню. Эли лежала укрывшись и ждала.

– Присядь, то есть садись, не стесняйся. – Нежно сказала она.

– Чего уже тут стесняться, если мы в обнимку проспали всю ночь. – Усмехнулся я и тихонько сел.

Я потянулся и выключил ночник. Свет остался гореть только в зале. Я почувствовал настоящий аромат дорогой шампуни. Он даже перебивал ее собственный запах, который я знал и любил. Мои руки нырнули в копну еще мокрых волос, и я нежно их гладил. Эли заснула моментально. Я тихонько вышел, погасил свет, и закрыл за собой дверь.

Спустившись к себе, я заснул быстро и приятно, даже забыв вытереть мокрую от Элиных волос, руку.

Глава 15. Вечер милосердия

Как всегда я встал в семь утра. В восемь меня вызвал директор.

– Джон, доброе утро, – сказал он, когда я вошел.– Я вас вчера искал, но так и не нашел.

– Извините Сэр, я был с клиентом.

– Да, – он кивнул, – просто я хотел поделиться с вами хорошей новость. Вернее двумя.

– Я вас внимательно слушаю, Сэр, – немного склонив голову, сказал я.

– Вчера мне звонил лично президент сети отелей Хилтон, и поздравил меня с успехами нашего отеля.

– Я очень рад, Сэр.

– Я тоже, – он положил передо мной сегодняшний номер одной из самых влиятельных газет страны. – На первой полосе было несколько фотографий. Элина была большая, и конечно в танце с мэром, но потом шли поменьше, и на одной я увидел Эли с директором.

– Чудесно, Сэр, – улыбаясь, сказал я, – я так вам и говорил, вернее думал. – Особенно важно, что в комментарии к фотографии четко видно название нашего отеля и ваше имя.

– Джон, – заулыбался вдруг директор, – я еще никогда не попадал на первую, да и не на какую полосу центральных газет, а фотография с Мисс Икс меня вообще куда-то подняла. Личного разговора с Президентом я тоже никогда не удостаивался.

– Я искренне поздравляю вас, Сэр, – сказал я, тоже улыбаясь.

– Но если бы не вы, Джон… – Он не докончил фразу. – Спасибо вам.

– Что вы, Сэр, я ничего не сделал, просто стоял рядом с вами.

– Тогда до вечера, Джон.

Когда я вышел, настроение у меня поднялось. Действительно, я, вернее Эли, сделала моему директору небывалый шаг в его карьере и в его репутации. А я, как бы стал его приближенным лицом. К тому же, он будет сегодня опять, на этом вечере благотворительности. Эли сделала ему выход в свет.

Вызова от Эли еще не поступало, а делать мне было нечего. Я спустился на кухню, и с подносом, на котором стояла чашечка хорошего кофе, поднялся к ее номеру. Она не ответила на мой стук, и я аккуратно повернул ручку двери. Дверь была не заперта, ведь вчера я уходил последним. Пройдя через зал, и почувствовал сильный запах свежего лесного букета, я подошел к спальне Эли. Потом сделал шаг вперед и замер. В темноте я разглядел, что она спала безмятежным сном, волосы были разбросаны по подушке. Я сделал еще несколько шагов, и, дотянувшись до ночника, включил маленький свет. Эли не реагировала. Тогда я поставил поднос рядом на тумбочку и присел на ее кровать. Эли мгновенно открыла глаза и посмотрела на меня.

– Это что, сон? – спросила она.

– Нет, дорогая, просто кофе в постель.

Она повернулась к тумбочке и увидела чашечку. Оттуда шел легкий кофейный аромат.

– Милый, – вдруг улыбнулась она, – ты что, так и не уходил? Ты так и просидел здесь всю ночь?

– Конечно, – натурально сказал я.

Она рассмеялась, поняв, что уже утро, и я пришел ее будить. Постепенно она просыпалась и смотрела только на меня. А я смотрел на нее, как чудесна она была в какой-то ночной рубашке с красивыми кружевами и разбросанными по подушке волосами. В ее глазах горел мягкий ласковый свет, или может просто свет ночника преломлялся таким образом.

– Джон, у меня просто нет слов, – нежно, но серьезно, наконец, произнесла она. – Из двух моих просьб ты выполнил обе. Это уже слишком, ведь к хорошему быстро привыкаешь. Я никогда так быстро не усыпала как вчера, я помню только твою руку в моих волосах и все. Потом был какой-то очень хороший сон, но я не помню о чем. Вернее, ты в нем должен был присутствовать, иначе бы он не был хорошим.

– Спасибо, милая, ты, наверное, хочешь вставать? – сказал я, собираясь подняться.

– Посиди еще пять минут. – Попросила она. – Я даже не слышала, как ты зашел, только почувствовала что-то приятное рядом, когда ты сел на кровать. – Она вдруг широко улыбнулась.

Пять минут мы просто смотрели друг на друга. Ее взгляд был на редкость нежным. Я очень любил ее такой.

Потом я все-таки встал.

– Будешь завтракать, дорогая?

– Нет, твоей чашки кофе в постель мне вполне достаточно, чтобы не есть весь день, – улыбнулась она.

– Тогда позови меня, когда соберешься ехать за платьем.

– Я тебя очень люблю, милый, – просто сказала она и опустила глаза.

Я вышел и спустился к себе.

Она переломила всю мою жизнь. Я уже не хотел ничего и никого анализировать, я просто хотел быть рядом с ней. Может я просто к ней так сильно привык? Но ведь прошло еще совсем так мало времени. Нет, наверное, это что-то другое: неизвестное, но очень приятное. Причем, к тому же еще и взаимное. Эли вызвал меня через час, и я сказал швейцару, чтобы подали ее Лимузин.

Мы ехали в тот же магазин за новым платьем. К чести продавщиц, они никогда ей не предлагали то же самое платье, которое она уже раньше мерила. Да, цены были баснословными, но сам магазин мне понравился. На этот раз мы с Эли остановились на шикарном бордовом платье. – Значит, – подумал я, – сегодня она будет в рубинах. Я отвез ее обратно и оставил в номере, только принес позже обед. Я видел, что она сосредотачивается для выступления, то есть для очередного выхода в свет. Насколько я понял, сегодняшний вечер не будет так официален, как прошлые. Хотя там будут опять присутствовать те же знакомые лица. Особенно, я не терпел мэра. Его положение позволяло ему делать Эли такие, на мой взгляд, интимные предложения, которые я каждый раз слышал, когда он провожал ее до машины. Я понимал, что Эли не могла его отрезать, как она делала со всеми остальными, и это еще больше меня злило. Иногда, я даже жалел, что не станцевал с ней тогда последний танец, чтобы оставить мэра без сладкого, да и еще и вогнать ему булавку в одно место.

Как всегда в шесть вечера Эли вышла из лифта. Я не ошибся, она была в рубинах. Пройдя до двери под молчаливые взгляды окружающих, она вышла, и я посадил ее в машину. На этот раз, мероприятие проходило в городском доме культуры, я не помнил точно, как называлось это здание официально.

– Джон, не подведи меня, милый, – тихо сказала она, – я должна тебя всегда видеть.

Я только улыбнулся ей в зеркало.

Все было точно так, как и всегда: и минута для репортеров, и проход через охрану, и первое приветствие Эли мэра города. Но на этот раз меня убил зал. Он был безграничен. Если я встану в любой угол, то она с другого меня просто не увидит. Если же я встану ближе к кругу, то меня обязательно кто-нибудь вытянет на танец в центр, а это уже до конца вечера. Хотя в этом случае, я буду всегда рядом с Эли. Я был рад, что на этот раз в зале было очень много новых лиц. Специфика темы этого вечера позволяла присутствовать многим другим влиятельным персонам, например владельцам банков, известных фирм, и так далее. Ведь все они внесли свою финансовую лепту в этот Фонд, и имели право на присутствие, даже со своими семьями. То, что Эли была сегодня прекрасна, значило ничего не сказать. Рой мужских пчел вокруг нее был похож на большой улей. Я все-таки приблизился немного к центру, и мгновенно поймал ее взгляд, видимо до этого она меня не видела. Мой директор до сих пор не попался мне на глаза, и я с облегчением вздохнул. Наверное, ему вполне было достаточно той газеты, и сейчас он, скорее всего, забился куда-то в угол, как я делал всегда. Даже такой огромный зал немного разделился. Эли окружал громадный рой мужчин, включая и мэра, а остальные просто стояли в другой части, ожидая, когда это все закончится. Наконец, после часа или двух, в зале появился длинный стол, вечер переходил ко второй части. Пчелы разлетелись кто куда. Все занялись деликатесами. Я ждал третьей части, поймав еще пару милых взглядов от принцессы бала. Но за минуту до начала танцев, я заметил, что ко мне приближается та же Кэт, которая меня и вывела тогда в центр на прошлом вечере. Я понял, как пойдет все остальное. Стол был убран, оркестр занял свое место, и заиграл первый вальс для Эли и мэра города. По-другому не могло и быть. Но вдруг, я заметил перемену. Мужской очереди на танец с Эли не было. Значит, она взяла все в свои руки. Я не сомневался, что Эли внесла самую большую лепту в новый Фонд, и сейчас она могла позволить себе все, что угодно. А взяла она, как я увидел, инициативу. Она сама приглашала того, кто ей нравился. Конечно, все было фальшиво, как и всегда. Сначала она выбирала всех как всегда, по рангу и значимости. На это ушел целый час. После Кэт меня уже не отпускали, и я опять пошел по рукам. Конечно, я не мог позволить себе никого выбирать, поэтому я танцевал с девушками из очереди. Оставалось еще два часа, и я не знал, как их выдержать. Да, я поражался Эли, что она выполняла эту миссию от начала и до конца, наверное, у нее было прекрасное здоровье. На свое я тоже не жаловался, но я просто не привык танцевать три часа подряд без остановки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

сообщить о нарушении