Игорь Ассман.

Пара Икс. Две настоящие любви не разделит даже смерть



скачать книгу бесплатно

Мы сели рядом. Подарки были похожи по размеру, и мы начали снимать упаковки. Каждый следил, чтобы не отстать от другого, как дети. Наконец мы оба держали в руке только красивые коробочки, которые оставалось открыть.

– Милый, у меня есть одно предчувствие, – вдруг сказала она.

– У меня тоже, надо только проверить. Начинаем?

Одновременно мы открыли обе коробочки, и, посмотрев во внутрь, чистосердечно рассмеялись.

В моей лежала мужская золотая печатка, солидная, красивая и, конечно, очень дорогая. На черном каменном фоне я увидел наши инициалы, выполненные в готическом мужском стиле, с маленьким бриллиантовым сердечком внутри. Я успел заметить часть оторванной этикетки, на языке той страны, куда мы недавно с ней летали. – Вот почему она тогда опоздала! – понял я. – За полчаса такую вещь не сделаешь. Значит, в одно и то же время, мы занимались одним и тем же: поиском подарков, и выбрали почти одинаковые! Нет, это было просто невероятно! Мы смеялись с Эли до упада, у обоих даже чуть не выступили слезы. Но это было еще не все. Не зная размеров пальца, оба изделия подошли просто идеально. Да, я тогда выбрал размер на глаз, и она, видимо, тоже. Я даже не знал что сказать, настолько это было фантастично.

Когда мы, наконец, успокоились, каждый одел свое кольцо, и я подошел к Эли. Я прислонился к ее губам и так мы простояли около минуты. Это был рекорд, тем более, я почувствовал, что на этот раз она прижималась губами сильнее обычного.

– Милый, тебе это ничего не напоминает? – ласково спросила он.

– Венчание, – просто сказал я. – извини дорогая, если я что-то сказал не так.

– Ты не мог сказать *не так*, как и не мог выбрать неподходящий размер для моего кольца, и еще много не мог. Потому что это – венчание. У нас совпадают уже не просто мысли, а вообще все, что есть.

– Эли милая, дорогая моя, лучшего подарка, чем то, что ты сказала, не может быть и в помине. – Сказал я, прямо глядя в ее глаза.

Наконец мы оторвались друг от друга. Такого Дня Рождения у меня еще не было. Я, наверное, сиял, как начищенный самовар, а глаза Эли блестели, переливаясь всеми цветами радуги.

– Какую программу на сегодня составил именинник? – спросила Эли.

– Дорогая, я думаю, что сначала нам надо пообедать, а потом все остальное. – Предложил я.

– Если у меня, то ты знаешь мой выбор. Торт оставим на вечер?

– Наверное, да, – сказал я и вышел.

Печатка изумительно блестела на моем пальце, а бриллиантовое сердечко, хоть и маленькое, переливалось на свету. Я даже прикоснулся к нему губами. Внизу администратор сразу заметил печатку.

– Джон, это изумительная вещь. А что значат инициалы?

Я что-то придумал, прямо на ходу.

– А сердечко? Только не говори, что оно бриллиантовое.

– Это подарок моих родителей, – быстро соврал я, – просто они меня любят.

Он знал, что мой отец был банкиром, и мог себе позволить сделать такой шикарный подарок. Только это и спасало меня от всех вопросов.

Кстати, позвонил и отец с матерью. Я принял их поздравление, и обычное приглашение в гости. Я радостно их поблагодарил и поцеловал в трубку.

– Я думала, ты решил сбежать, милый, – сказала Эли, когда я вернулся с обедом.

– Ко мне просто все пристают, из-за твоего подарка.

Она рассмеялась. – А ко мне не будут. Зато я буду все время к себе приставать, – сказала она.

Мы поужинали, и я отнес посуду.

– Поехали? – спросил я.

– Сегодня я твоя на весь день, можешь меня ни о чем не спрашивать, – просто сказала она.

– Тогда я тебя жду внизу, дорогая.

Мы сели с Эли в Лимузин, и я сразу поехал за город. Мы уже выехали и проехали наш первый лес, потом дальний, но я никуда не сворачивал.

– Если бы не с тобой, я бы давно уже удивилась бы, куда это мы едем, – услышал я ее голос. – И вообще, ты мог бы уже давно пересадить меня.

Точно, – подумал я, – и остановился. Дальше мы ехали рядом. Прошел час, но я не останавливался. Любопытство Эли возросло до уровня вопроса.

– Я тебе показал только мои любимые места, а сейчас мы едем на мое самое любимое место. Надеюсь, тебе оно тоже понравится, дорогая, – Ответил я, опередив ее вопрос.

– Не сомневаюсь, милый, – просто сказала она.

Через час мы доехали до моста через небольшую речку. Я был тут когда-то всего один раз. Я свернул с шоссе и, проехав еще метров триста, остановился и выключил двигатель. Отсюда открывалась красивая панорама. Речка спокойно текла прямо вдоль дороги, а слева был прекрасный лес. Дорога была покрыта зеленой мягкой травой. К тому же, стояла такая тишина, как во сне.

Я помог выйти Эли и она, обойдя машину, стала как вкопанная. От ее взгляда не ускользнула ни одна деталь открывшейся чудесной панорамы, и мне казалось, она просто сейчас наслаждалась увиденным. Молчание затянулось, а я ожидал ее реакции.

– Джон, – что-то хотела сказать она, но замолкла.

– Да, дорогая. Ты хотела мне что-то сказать?

– Хотела, но не могу найти достойных слов. Дай мне хоть составить фразу, – тихо попросила она.

– У нас вся жизнь впереди, – сказал я.

– Я, наверное, не поеду обратно, – вдруг сказала она. – Разве отсюда можно уехать?! Да еще когда я чувствую тебя рядом?

– Тогда я начну делать шалаш, – пошутил я.

Она скинула туфли, приподняла немного платье, и вошла в воду. Она трогала ее, брызгалась, и даже провела мокрой ладонью себе по лицу.

– Дорогая, я не знал, что вода тебе тоже нравится, – с улыбкой сказал я.

Наконец она вышла на берег, вытерла ноги и надела опять туфли. Ничего не говоря, она просто направилась в лес. Он был необычен, деревья здесь были старые и очень высокие. Все вокруг было в солнечных полянах, а выбор цветов был гораздо богаче, чем в том лесу, куда я обычно ее возил. Я на расстоянии двинулся за ней. Еще не хватало потерять ее где-нибудь в лесу. Наконец, на одной из полян, она вдруг прямо в платье села на зеленую траву, а потом вообще легла, глядя на безоблачное небо. Мне трудно было понять, что она испытывает в эти минуты. Лично я, когда был здесь в первый раз, сделал то же самое: лег на поляне. Смотря в небо, я испытывал тогда какую-то благодать, которую трудно было бы выразить словами. И тогда, у меня возникало желание, попробовать какое-нибудь новое чувство, никогда до этого не испытанное. Но я не знал какое.

– Джон, ты здесь? – она повернула голову, ища меня глазами. – Иди ко мне, пожалуйста. Ляг рядом.

Я лег, тоже глядя на небо.

– У меня возникло какое-то чувство, которое я никогда до этого не испытывала. – Как-то странно сказала она. – Что это может быть?

– Милая, со мной было тоже самое, когда я здесь был один единственный раз, и я не нашел ответа. – Честно сказал я.

– А мне кажется, что я знаю, – как-то тихо сказала она.

– Тогда помоги и мне.

– Ты действительно этого хочешь?

Я задумался. Слово *этого* могло быть сказано не в прямом смысле, и я искал альтернативы. Потом я просто расслабился, и постарался представить, чтобы я хотел. Почему-то, на большом светлом экране я увидел губы Эли. Наверное, из-за того, что сегодня мы соприкасались не раз и дольше обычного.

– Да, – наконец вымолвил я.

Эли наклонилась надо мной и крепко меня поцеловала. Искус не было, это был настоящий естественный для такого момента, натуральный горячий поцелуй. У меня все оборвалось внутри, и наступило блаженство. Сколько девушек я перецеловал, может сотни, но это было у меня в первый раз. Она опустила глаза и легла на место.

– Милая, ты мне действительно помогла, спасибо тебе, – сказал я. – Такого прекрасного нового чувства я действительно еще не испытывал.

– Я тоже, – тихо сказала она. – Давай сохраним его только для этой поляны?

Она невероятно завладела моими мыслями. Я дал себе зарок до этого, никогда с ней не целоваться. Сейчас я почувствовал маленькую горечь, что я не смог сдержаться. Теперь надо было бы целоваться с ней все время. Нет, физически я не был против, но морально я этого не хотел. Но тут же она протянула мне мостик. Целоваться на этой поляне, значило для меня, что переступив черту, я вернулся и остановился на границе. Я не мог бы себе сказать, что я целуюсь с ней, и что она моя невеста. Я мог честно сказать немного по-другому: да, я иногда могу поцеловать ее на этой поляне. Для меня это было очень важно, хотя со стороны, это могло выглядеть детской игрой в песочнице.

– Давай. – Сразу согласился я. – Как и то, что сегодня мы обручились, и ты теперь моя невеста.

– Как красиво звучит! – я почувствовал, что она улыбается. – А ты мой жених. Когда-то я ненавидела эти слова, а сейчас они так приятно звучат у меня в голове.

– Я тоже их ненавидел, и даже как-то тебе об этом сказал. Как тебе это все удалось, так все изменить? – Это не был прямой вопрос.

– То же самое ты сделал со мной. Как?

Мы молчали и лежали рядом, до тех пор, пока не начало темнеть. Но чтобы уехать, я чувствовал, что нам опять чего-то не хватало. Я наклонился к Эли и впился в ее губы. Время перестало существовать. Не знаю, сколько мы так лежали, наверное, до того, пока просто физически не устали целоваться. Я видел, как у нее поднималась и опускалась грудь, мне тоже не хватало воздуха. Мы лежали рядом и восстанавливались, как физически, так и морально. Почему-то мне опять стало стыдно смотреть ей в глаза. Но этот стыд прошел сам по себе, как только мы выехали на дорогу и поехали обратно. Хотя в течение первого часа никто из нас не вымолвил ни слова.

– Ты не забыл про торт? – наконец она прервала молчание.

– После такого и не о том забудешь, – улыбнулся я, но уже посмотрел ей в глаза.

– Такую сладость и тортом уже не перебьешь, – ласково сказала она и тоже посмотрела на меня.

Все стало на свои места, и я был очень этому рад.

– А вот наш лес, – сказала она, когда мы проезжали то место, где я сворачивал с ней.

– Лес ничейный, – сказал я. – Когда он стоит без нас.

– А для меня он всегда наш, – сказала она, – потому что я иногда его вспоминаю, даже лежа в кровати.

Вскоре она пересела от меня, и мы въехали в город. Я видел в зеркало, что Эли как-то погрустнела и о чем-то задумалась. Наверное, мое лицо было в этот момент таким же. В отеле меня ждала неожиданность, то есть огромный торт за счет администрации. Мне надо было как-то пронести его в номер к Эли, и я тайными тропами все-таки это сделал.

– Милый, это не купленный торт, – сразу сказала она. – Может какая-нибудь твоя красавица прислала его тебе?

– Какая разница, главное, что бы он был вкусным.

– От твоего ответа будет зависеть и вкус тоже. – Улыбнулась она.

– Ты видишь эту красавицу каждый день, дорогая, проходя мимо администрации отеля, – усмехнулся я.

– Тогда он должен быть вкусным, – улыбнулась она.

Мы ели торт как дети. Он был покрыт кучей крема, и мы обмазались, как могли. Зато было весело и приятно.

– Джон, – тихо сказала Эли, – я буду с нетерпением ждать твой следующий день рождения. Если он хоть чуточку будет похож на этот, я брошу все и буду только рядом с тобой.

– Договорились, – улыбнулся я, – я всегда буду тебя ждать в этот день.

Но вот закончился торт, и было уже за полночь. Мы попрощались, но никто из нас не сделал шаг, чтобы прикоснуться губами. После сегодняшнего, это было уже скучно обоим.

Глава 12. Танцы

Назавтра Эли вызвала меня как обычно.

– Извини, милая, – сказал я, войдя в ее номер и увидев, что мой букет совсем завял, но еще стоял на столе. – Такого больше не повториться, – показал я взглядом на стол.

Мы обнялись и немного так простояли.

– Джон, извини меня, я только закончила разбирать почту к Дню Рождения, и нашла одно приглашение на вечер, которое я не могу обойти. И оно состоится сегодня.

– А почему ты извиняешься? – спросил я.

– Потому что я опять попрошу тебя о том же одолжении. – Она подняла глаза. – Ты просто даешь мне силы, находясь со мной в одном помещении, один твой взгляд стоит очень дорого, особенно на этих ненавистных вечерах. Наверное, тебе трудно меня понять.

– Значит, едем за платьем? – просто сказал я.

– Я скоро спущусь, дорогой. Спасибо.

Я сидел и смотрел, как она меряет платья. – Это же надо, чтобы любое ей так было к лицу!? А я в прошлый раз еще обвинил всех продавщиц мира. Наконец, мы выбрали. Вернее выбрала она, а я просто высказал свое одобрение.

Потом мы заехали пообедать в ресторан.

– Джон, ты знаешь, что после знакомства с тобой, мне стало очень трудно перевоплощаться перед такими вечерами? Раньше мне это не доставляло никакого труда. Вот и сегодня, я еще не могу настроится.

– Дорогая, я все видел и все заметил. Я даже поражался тебе, как ты превращалась в незнакомого мне человека, причем за считанные секунды.

– Это просто уже опыт. Столько таких вечеров пришлось пройти, и сколько их еще впереди.

– Эли, может наоборот мое присутствие тебя сбивает? Эту твою перестройку? Может мне не надо ехать? Тогда ты будешь в своей тарелке.

– Нет, милый. Моя тарелка разбилась в тот момент, когда мы с тобой познакомились. Вдребезги, и ее уже не склеишь. Теперь у меня уже другая, новая, которая мне нравится больше всех других.

– Эли, забудь пока об этом. Ты настроишься, я знаю. И с честью исполнишь свою миссию. А я свою, терапевтическую.

Она улыбнулась: – Лес. С тобой вдвоем.

– Извини за вопрос, тебя тогда и вправду стошнило? – неуверенно спросил я.

– Ах, ты извини. Конечно, правда. Давай не вспоминать.

Мы пообедали и поехали в отель. Я проводил ее до двери и оставил. Ей надо было привести себя, а я чувствовал, что это дается ей это не так просто. Как актрисе до выхода на сцену, которая часами готовится к этому, смотрясь в зеркало и повторяя заученные фразы.

На всякий случай, я попросил соединить меня с директором отеля.

– Сэр, извините меня за звонок. Я просто хотел предупредить вас, что клиентка опять хочет забрать меня на какой-то вечер.

– Джон, делайте, как она говорит. Я понимаю, что вам достался не сахар, но после ее отъезда я дам вам дополнительный отпуск. Благодаря ей, наш отель почти каждый день мелькает в газетах.

– Как скажет, Сэр. Я вас предупредил, на всякий случай.

– Забудьте о том разговоре, Джон. Всего хорошего, вечером увидимся.

Значит, он тоже был приглашен. Я сомневался, что он все время будет следить за мной, но иногда какой-нибудь его взгляд будет меня сопровождать. Мне нечего было волноваться, ведь я вообще стоял в таком месте, что до меня добраться было очень трудно. Я вообще уже не волновался. Лично для меня тот прошлый вечер затрагивал только мое отношение к Эли. Раз пригласили директора отеля, значит, уровень категории этого вечера будет ниже. Хотя его могли пригласить и на высокий уровень, благодаря тому, что Эли делала ему бешеную рекламу.

Я перестал думать, и в шесть вечера, как всегда, ждал Эли у выхода. На этот раз, она была вся в изумрудах, и, конечно, в новом шикарном платье. Я опять не мог отвезти от нее глаза. Нет, это был не какой-то любовный взгляд. Такими же глазами я мог смотреть на *Джоконду* Леонардо да Винчи, или прекрасно сделанную статую. Я просто смотрел на красоту. В этот момент на нее также смотрели все, кто находился внизу.

Усадив Эли, я сел за руль, и мы поехали.

– Эли, ты так прекрасна сейчас, – сказал я. – Может даже красивее меня, – добавил я, вспомнив, что она устала от комплиментов.

Она рассмеялась. – Дорогой, не выкручивайся, когда ты уже сказал. Твои комплименты я воспринимаю совсем по-другому. Хотя ты прав, ты очень красивый.

Я даже немного покраснел. Она читала мои мысли как открытую книгу. Иногда, такое же удавалось и мне.

– Эли, – вдруг я увидел в зеркало свое кольцо на ее пальце, – ты что, забыла снять мое кольцо?!

– И не думаю, – просто ответила она. – Оно мне дороже всего. Я даже сплю с ним.

– Тогда забираю свой комплимент обратно, – сказал я, – ты сейчас неплохо выглядишь, конечно, не так как на поляне у реки, но сойдет.

Эли чистосердечно рассмеялась.

– А ты еще помнишь? – лукаво спросила она.

– Меня туда тянет как магнитом. Даже не пойму из-за чего, – признался я.

Я видел, как она была довольна моим ответом. А я был доволен видеть ее такой. Так мы и приехали. Как я понял, на этом вечере будут еще и конгрессмены, так что пестрота публики была обеспечена. Но вечер опять был в доме мэра города, и я уже знал свое место.

Я открыл дверь и еле вышел. Репортеры нажимали плотной стеной, я чуть не ослеп от фотовспышек. Отодвинув некоторых из них, я открыл дверь Эли и помой ей выйти. Все шло по сценарию. Одна минута ослепительной улыбки для прессы, и подъем по лестнице до двери. Наконец я занял ту же позицию в зале и облегченно вздохнул. Сценарий не менялся, просто людей на этот раз было больше. Я уловил чей-то взгляд и посмотрел в ту сторону. Да, это был мой директор, но он уже смотрел совсем в другую сторону. Другой, секундный взгляд я ощутил от Эли. Да, я его просто ощутил, он был сделан профессионально. Тем более, что я предупредил ее о присутствии директора. Все, первый шаг был сделан, и я успокоился.

Бедную Эли опять облепили все кому не лень. Мэр города, как всегда, был ее первым презентантом, и вился ужом вокруг нее повсюду. Я заметил, что мой директор был здесь новеньким. Никто к нему особо не подходил. Значит, он попал сюда только благодаря Эли. Он чувствовал, видимо себя не в своей тарелке, и старался отдалиться от центра, потихоньку отходя почему-то именно в мою сторону. – Его мне еще здесь не хватало, – подумал с досадой я, но продолжал наблюдать за главной актрисой этого вечера.

Наконец последовал длинный стол. Директор не пошел к нему, а уже стоял в метре от меня.

– Добрый вечер, Джон, – сказал он, сделав еще шаг назад, очутившись со мной почти рядом. – Как вы?

– Добрый вечер, Сэр, – вежливо ответил я, – как и всегда, как солдат на вахте. – Я даже равнодушно вздохнул.

– Как она мила, – сказал он мне, или сам себе.

– Сэр, я конечно совсем молод, чтобы давать вам советы, но почему бы вам не станцевать с ней танец? Это была бы сумасшедшая реклама, как вам, так и отелю.

– Джон, – рассмеялся он, – я абсолютно к ней не вхож. Она откажет мне в танце. А если даже нет, то мне придется стоять месяц, чтобы дождаться своей очереди. Хотя я неплохо танцую.

– Я бы тогда попробовал, Сэр, – уважительно сказал я, – но это ваше личное дело.

Наконец, стол закончился и уехал. Появился тот же маленький оркестр, и, как всегда, первый танец Эли танцевала с мэром. Я думал, что сценарий закончится тихо и мирно, но не тут-то было. На третьем танце, пробравшись ко мне, меня пригласила на танец очень миловидная девушка, как потом я узнал, дочь какого-то сенатора. Для меня это был стресс, и я невольно посмотрел на своего директора, ища в его глазах ответ, что мне делать в этом случае. Он незаметно кивнул головой, и я попал на сцену, причем в самый центр. Мы закружились с Кэт, так звали девушку, в танце. Мимо мелькало улыбающееся лицо Эли, но я почувствовал и молнии, и гром, идущие от нее.

Когда танец закончился, я протиснулся обратно.

– Вы молодец, Джон, – похвалил меня директор, – хорошо танцевали и, наверное, опять попадете в прессу.

– Я бы на вашем месте, Сэр, сделал бы тоже самое. – Вежливо сказал ему я. – Не обязательно танцевать с королевой бала. Но если вы выдвинетесь вперед, вы можете попасть в газеты, как и я. Но это будет значить гораздо больше.

– Вы так серьезно думаете, Джон? – спросил он, теребя носовой платок.

– Конечно, Сэр.

Он потихоньку начал выбираться, и мне сразу полегчало. Наконец он уже просто стоял в первом ряду. Опять заиграла музыка, и тут я вдруг увидел небывалый финт, который сделала Эли. Проходя мимо директора, она как бы случайно повернулась так, что тот просто не мог не взять ее за руку, чтобы поддержать. Со своей стороны это никоим образом не было приглашением на танец со стороны Эли, она как бы на секунду потеряла равновесие, и все. А директор находился к ней ближе всех, и подал ей руку. Но все было уже сделано, и Эли кружилась с директором по залу, а фотокамеры щелкали не переставая. Я был благодарен Эли, и мысленно ей поклонился. Этот трюк был сделан для меня лично, и я оценил его по достоинству.

Наконец, директор вернулся счастливый и красный как рак.

– Джон, вы видели? – руки у него тряслись.

– Вы были великолепны, Сэр, и абсолютно равноценны вашей партнерше, – убедительным голосом сказал я. – Фотовспышки сыпались со всех сторон.

– Это все вы, Джон, – с благодарностью сказал он. – Я бы отсюда не выбрался бы никогда. Кстати, а почему вы тут стоите? Смотрите, сколько молодых и красивых девушек вокруг?

– Сэр, я при исполнении обязанностей. – Твердо сказал я, – если бы не ваше согласие, я бы никогда не пошел танцевать.

– Как это? – удивился он, – вас приглашает дочь сенатора, а вы ей отказываете?

– Служба превыше всего, Сэр.

– Мне кажется, Джон, что в такой ситуации вы перегибаете палку. Служба это правильно, но отказать девушке, да еще такого уровня – нет.

В этот момент ко мне опять протиснулась Кэт. Директор кивнул сразу, и я закружился в вальсе, получая молнии Эли со всех сторон. Я был уверен, что никто из зала, кроме, конечно директора, Эли и мэра не знал, кто я вообще такой и что я здесь делаю. Не успела Кэт отпустить меня, как другая девушка тут же меня забрала. Потом третья. Я не успевал отдышаться, и хорошо понимал Эли, как ей достается в такой же ситуации. На меня уже тоже выстроилась небольшая очередь. Дочек сенаторов сегодня в зале было много, и я пошел по рукам.

В один момент, когда танец только закончился, я оказался рядом с Эли, и не в центре зала, а возле окружающей нас толпы. Она стояла ко мне спиной, совсем рядом, и неожиданно, выгнула руку, на которой было надето мое подаренное кольцо, назад, ко мне. С невинным видом, я коснулся ее руки, но в этот момент ощутил боль. Эли сжала мои пальцы с такой силой, что мне показалось, что что-то хрустнуло. Все это произошло за пару секунд, и никто не мог этого видеть, но я все понял. Она меня жутко ревновала, а я ничего не мог сделать, меня просто не отпускали. Даже директор придвинулся ближе, и я увидел его ободряющий взгляд. Я расслышал шепот толпы: – Кто это такой красивый?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11