Игорь Ассман.

Пара Икс. Две настоящие любви не разделит даже смерть



скачать книгу бесплатно

– Джон, вы, наверное, знаете дом мэра? – вежливо спросила она.

– Конечно, мисс Элеонора, я многих возил туда.

Мы тронулись не спеша и прибыли около семи. Все пространство возле дома было усыпано представителями прессы и телевидения. Я сразу представил, с каким трудом мне надо было ее провести к двери, предварительно поднявшись по мраморным ступенькам.

Когда я высаживал Эли и увидел ее лицо, то просто поразился такой резкой перемене. Вернее, я просто ее не узнавал. От Эли ничего не осталось, из машины выходила ни кто иная, как Мисс Икс, или, как минимум, Мисс Элеонора Ван дер Бергер собственной персоной. Засверкали фотовспышки и мигали красными точками профессиональные видеокамеры. Эли вышла, и натянула на себя фальшивую улыбку, дав минуту для всех, чтобы они смогли ее запечатлеть.

– Джон, идите сзади меня, – прошептала она.

Потом она важно и очень достойно стала подниматься вверх по лестнице, а я, держа дистанцию, следовал за ней. На входе стояла охрана, скорее всего для того, чтобы не дать репортерам попасть в сам дом. Эли не спеша протянула приглашение, и двое джентльменов почтительно склонили головы, показывая рукой вглубь здания.

– Это со мной, – повелительным тоном сказала она насчет меня, даже не обернувшись.

Мне никто не поклонился, но и не задержал. Мы так и прошли по небольшому коридору, пока не попали в шикарный огромный зал, полный людей, с невероятно огромной и богатой люстрой. Я быстро свернул, и остановился далеко в углу, просто наблюдая за происходящим. В таком месте я не смог бы даже привлечь внимание официантов, которые разносили бокалы с шампанским. Зато Эли я видел очень хорошо и особенно наблюдал за ее мимикой и лицом.

Когда она появилась, шум в зале немного утих, и к ней сразу направился сам губернатор. Эли мило и фальшиво улыбалась ему, потом не спеша подала руку, всем своим видом, позволяя ему ее поцеловать. – Ну и актриса! – Я ей мысленно аплодировал. Губернатор громко представил ее залу, и она с той же фальшивой улыбкой двинулась к центру. Да, она просто затмевала всех, как женщин, так и мужчин. Тем более, она поменяла выражение лица на другое. Она просто показывала всем, что она прекрасно знает, что в этом зале равной ей нет. Головку она держала чуть-чуть выше обычного, как бы смотря на всех немного свысока. Выражение глаз было абсолютно нейтральное, как будто она зашла в магазин, посмотреть понравившуюся ей на витрине вещь. Я не узнавал ее все больше и больше. Это был абсолютно другой человек, не тот, с которым мы ели вечером торт или фруктовое желе. Этого человека я просто не знал и смотрел на него как в первый раз. Но в один момент я заметил, как она обвела зал взглядом и на секунду остановилась на мне. Конечно, этого никто не заметил, но я был уверен, что она знает, где я, на всякий случай.

Неожиданно для меня, ее облепили как пары, так и отдельные персоны, которых она, вероятно, знала по прошлым встречам. Она мило и фальшиво улыбалась, разговаривала, делала и принимала комплименты.

Когда же спустя время эта церемония была закончена, ей сразу начали представлять одиноких мужчин, начиная от молодых, кончая старыми, которым было место не здесь, а в каталке перед камином. Она вынуждена была выслушивать непрерывные комплименты, фальшиво улыбаясь на каждый из них. Но каким-то образом, скорее всего словом или фразой, она сразу избавлялась от какого-либо мужчины, ожидая представления следующего. Как ей это удавалось, было для меня секретом. На всю эту церемонию ушел где-то час. Потом был общий стол, заваленный самыми изысканными и редкими продуктами, но Эли не подходила к нему, вернее, ей не давали это сделать. Она не оставалась одна ни на секунду, вокруг нее, как пчелы на мед, кружился целый рой представительных на вид мужчин. – Интересно, – подумал я, – насколько ей хватит этой фальшивой, низкопробной улыбки, которую она одела на выходе из машины и не сняла ни на секунду. Она напоминала мне клоуна из цирка, у которого ярко красным цветом улыбка уже была нарисована на лице красками еще до выхода на арену. Он мог натурально заплакать в любой момент, но публика бы этого не заметила, потому что он улыбался, стереть краску он не мог.

В один момент, не переставая улыбаться она, посмотрела в мою сторону. Ее глаза вдруг стали натуральны, как будто она хотела мне что-то сказать, но все моментально исчезло. К ней опять подошел мэр города, и она о чем-то с ним беседовала. Так прошел еще один час или больше. Было десять часов вечера и уже объявили танцы. Общий стол исчез, люди немного прижались к стенам, освобождая самый центр, я недалеко появился маленький оркестр из десяти человек. Заиграла музыка, это был вальс. Наверное, никто и не сомневался, кто будет первой парой, которая откроет первый танец. Даже я. Прямо под люстрой, при самом ярком освещении, мэр города танцевал с Эли. Она двигалась так правильно и изящно, будто с самого детства только и занималась бальными танцами. Мэр обвивал ее узкую талию рукой, и они оба кружились по залу. Никто так и не посмел составить им компанию, все с восхищением и завистью смотрели на эту пару.

Мне стало вдруг грустно. Наверное, от того, что я никогда не смогу взять Эли за талию, а тем более так прекрасно с ней танцевать. Это была чистая зависть, ничего общего не имеющая с ревностью. Лично мне ничего здесь не нравилось: ни шикарный зал, ни публика, ни изысканные яства, ни Эли. Все было фальшивым, даже Эли. – Куда ты лезешь, старый ты бабник, – сказал я про себя, обращаясь как бы к мэру города, – у тебя же уже третья жена и пятеро детей. Я знаю, что ты бросил бы их всех, чтобы заполучить Эли, молодую красавицу с ее миллионами. Как все фальшиво, продажно и низко!

Танцы продолжались. Эли не отпускали ни на секунду. Она позволяла всем держать себя за талию, и смотрела в глаза партнеру, ласково улыбаясь. Неужели партнер не видит, что ее улыбка низкопробна и фальшива? Или он просто тешит себя надеждами, забывая все?

Танцы длились до полуночи, когда постепенно все начали расходиться. Я выскочил первым, ожидая Эли у машины. Наконец, она показалась, в сопровождении мэра, и стояла совсем близко от меня, разговаривая.

– Мисс Элеонора, – услышал я, – для меня была бы большая честь продолжить нашу дружбу. Может, мы выберем на днях какое-либо более тихое и спокойное место для разговора?

– Старый ты козел, – подумал я. – Интересно, как выкрутится Эли?

– Я действительно, польщена и с большим удовольствием продолжила бы нашу дружбу. К сожалению, я не смогу вам пообещать встречу в ближайшие дни. Я сейчас так занята, что мне не хватает ночи, чтобы просто нормально выспаться.

– Я понимаю, но надеюсь, что это не конец, – улыбнулся он и пошел по лестнице в дом.

Я открыл дверцу и помог Эли сесть в машину. В моей голове пролетел рой мыслей. Теперь я уже другими глазами смотрел на все, что произошло за последние дни. Я, наконец, очень высоко оценил наши доверительные, естественные и правдивые разговоры. Да, Эли делала для меня исключение. Я увидел, что вся ее жизнь, особенно на виду, на публике, это – фальшь, к тому же низкопробная. И разговоры и поездки со мной были для нее бесценным возвращением в настоящую жизнь, и к настоящим чувствам. У нее не было друзей. В настоящий момент я был ее единственной отдушиной. И при этом, вчера, я даже на нее обиделся и бросил в одиночестве. Вот почему она была также корректна со мной сегодня, как и я с ней, начав первым, и вот для чего она хотела, что бы я присутствовал на этом мероприятии. Я все понял, и ругал себя последними словами.

Под ослепительные вспышки фотокамер мы отъехали, и я вез Эли прямо домой, в отель. Я представлял, сколько моральных сил она истратила на этот очередной выход в свет, и поражался ее силе. Я бы, наверное, так не смог.

– Джон, вдруг услышал я ее голос, – отвези меня, пожалуйста, к ближайшему лесу. Извини, но меня тошнит.

Я оценил, и был благодарен ей, за переход на наши прежние отношения. Мне стало жалко ее, и я дал газу, чтобы быстрее выехать за город. У первого леса, я свернул на первую попавшуюся проселочную дорогу, и, проехав немного, остановился. Я открыл ее дверь и помог выйти. Было темно, но она пошла сразу вглубь.

– Неужели ее действительно вырвало? – подумал я. – Значит внутри она совсем другая, и эта фальшь затрагивает не только ее психику, а даже физиологию.

Эли скоро вернулась, но в машину сесть не захотела.

– Можно я подышу лесным воздухом? – попросила она, и, облокотившись на капот, расслабилась. Я не выключал фары, и перед машиной была небольшая, но освещенная зеленая полянка.

– Джон, – вдруг сказала она, – можно я что-нибудь сделаю именно для тебя?

Вопрос просто ошеломил меня, но я не почувствовал никакой фальши в ее голосе. Я задумался. Если она обратилась ко мне чистосердечно, я хотел ответить ей также честно.

– Эли, меня заворожило, как ты танцуешь. – Решился я. – Я не умею так танцевать, но мне бы очень хотелось бы попробовать.

– Джон, – улыбнулась она, – я приглашаю тебя на танец. Ты же не откажешь мне?

– Прямо здесь, в лесу, на траве? – удивился я.

– Это гораздо приятнее, поверь мне, чем на блестящем паркетном полу. Подойди.

Она сделала шаг на освещенную полянку. – Возьми меня за талию.

Я неуверенно положил руку на ее узкую талию.

– Джон, забудь, что там было. Здесь только мы одни. Обхвати мою талию как можно сильнее и прижми ее к себе.

Это было уже издевательством, у меня задрожала рука, но я сделал так, как она просила. Теперь я уже чувствовал не только талию, а и ее тело.

– Посмотри мне в глаза, ведь ты хочешь в них смотреть? – Я – да.

– Очень. – Наши глаза встретились. Нет, она не улыбалась, но смотрела на меня чистосердечным испытывающим взглядом. Наверное, минуты две-три, мы так и стояли. Она положила мне руки на плечи, и смотрела мне в глаза, не отрываясь.

Потом она сделала первый шаг, и я последовал за ней. Я умел танцевать вальс, конечно не так шикарно, как она. И вот, каким-то невероятным образом, мы закружились по поляне. Я увидел ее настоящую, знакомую улыбку. Ее глаза тоже натурально улыбались. Это был абсолютно другой человек, чем час назад. Не знаю, сколько времени занял наш танец, но я сдался первым, мне уже не хватало воздуха. Мы остановились, но я почему-то не убирал руку, и не прекращал прижимать ее к себе. Она была счастлива, по крайней мере, так говорили ее глаза, не переставая на меня смотреть.

– Джон, – попросила она, – мы продолжаем, только стоя на месте. Хорошо?

– Эли, ты сделала для меня что-то незабываемое, – сказал я. – Я до сих пор не могу поверить, что это не сон.

– А ты – сделал мне самый большой подарок. Танцевать вальс ночью в лесу на зеленой поляне, это не имеет названия. Поверь мне, ты не только снял с меня усталость и противные воспоминания о том вечере, а даже зарядил меня каким-то счастьем и радостью. Спасибо тебе, что ты у меня есть.

Я не был особенно чувствительным, но в этот момент у меня что-то оборвалось внутри, и я боялся, что у меня могут выступить даже слезы, чего со мной не случалось уже давно, с самого детства. Я почувствовал ощущения, которые просто невозможно описать ни на каком языке мира, ни выразить их, а только чувствовать, не находя им названий. С Эли тоже что-то происходило. Она уже не была похоже ни на какую Эли, которую я знал до этого. Наверное, эта поляна, и этот ночной вальс, что-то перевернули и в ней.

Я не зная, сколько времени мы так простояли, наверное, пока у обоих не устали ноги.

– Мы можем продолжить этот танец в машине, – вдруг сказала она, – только сидя.

Я действительно подумал, что мне снится какой-то чудесный сон, и не хотел обрывать его никаким образом. Мы сели на заднее сиденье. Места было очень много, и я опять обнял и прижал ее. Было немного неудобно, но мы продержались какое-то время, а потом просто сели рядом. Я знал, что уже третий час ночи, но молил бога, что бы об этом не догадалась Эли. Постепенно, наши головы просто склонились друг к другу, и я освободил ей свое плечо, что бы было удобней. В таком положении мы сразу уснули. Неудивительно. Эли устала от прошедшего вечера, а я – от такого обилия новых необыкновенных и прекрасных чувств.

Глава 7. Возвращение

– Джон, – услышал я и проснулся. Эли сидела рядом со мной, плечо к плечу, как мы и уснули. – Это была правда или сон? Вальс на поляне в ночном лесу.

– То же самое я хотел бы спросить у тебя. – Сказал я. – Но если такой же сон приснился нам обоим, значит, это была правда.

– А ты знаешь, что скоро уже полдень? – спросила она. – Я никогда не спала так чудесно и долго, как в этот раз.

– Действительно, – подскочил я, глянув на часы. – Ты спешишь?

– Мне некуда спешить, – улыбнулась она, – тем более, я в первый раз в жизни узнала, что такое друг. Тебе меня просто не понять. Пока.

– И что же это такое? – с интересом спросил я.

– Это человек, который тебя понимает, уважает, помогает, и с которым всегда легко и радостно. И очень приятно. Это не много? – засмеялась она, – а то я могу продолжить.

– Значит, мы все-таки с тобой друзья? А не брат с сестрой?

– Друзья, мне это больше нравится. – Ответила она. – Может для тебя многие вещи абсолютно ничего не значат, ты их встречаешь постоянно, и уже привык к ним. Но для меня, то же самое, это что-то новое, неповторимое, и очень приятное. Не обращай на меня внимания, если я что-то воспринимаю очень глубоко.

– Значит, у тебя есть сердце, Эли. А это самое лучшее из всего, что только может быть. – Я заметил, что с ней на меня иногда нападало какое-то лирическое настроение, абсолютно мне не присущее, и я говорил то, чего никогда не говорил даже себе самому.

– Мы пообедаем? – спросила она, – в любом ресторане на твой выбор.

– А ты не боишься? – хитро спросил я ее.

– Уже нет. С таким другом меня уже ничем не испугаешь. – Она улыбнулась.

Мы выехали из леса и вернулись в город. Я остановился у первого попавшегося ресторана, и мы сели за столик. Мне повезло, это была и не забегаловка, но и не ресторан Люкс. Впервые, находясь с Эли, я мог себе выбрать что угодно: никаких непонятных мне слов в меню не было. И для каждого стояли только два бокала.

– Джон, ты не закажешь мне бокал хорошего вина? – попросила Эли. – Видимо неприятный остаток от вчерашнего вечернего бала у нее еще не прошел.

Нам принесли заказ, причем официант смотрел на нас, открыв рот, и хорошо пообедали. Эли попросила меня еще один бокал вина, и я заметил, как она немного расслабилась и повеселела.

Мы сели обратно в машину, причем Эли выбрала переднее сиденье. Я знал, что так мы в отель не могли приехать, несколько репортеров всегда ждали ее у входа. Кстати, мои фотографии уже не раз мелькали в газетах. Вернее, это были фотографии Эли, со мной на заднем плане.

– Эли, куда сейчас? – спросил я.

– Джон, ты же немного психолог, – улыбнулась она, – раз я села на переднее сиденье, куда бы я хотела бы ехать? Если ты скажешь в отель, значит, я о тебе слишком хорошо думала.

– Неужели в лес? – спросил я.

– Да. И как можно подальше и по глубже.

Я развернулся, и выехал за город. Километров через тридцать, я свернул в лес, и заехал сам не знаю в какую чащу. Я вовремя остановился, оставив небольшую полянку впереди машины. В зеркало я видел, что Эли тянуло на сон, наверное, подействовало вино.

– Джон, ничего если я немного посплю? – спросила она. – Ты же взял ту подстилку?

Я понял, о чем она говорит, открыл багажник и достал покрывало или подстилку. В зависимости от использования, ее можно было даже назвать еще и пледом. Расстелив на поляне, я помог Эли выйти, и она легла. Я нашел свой мягкий мохеровый шарф и положил ей под голову. Отойдя на шаг в сторону, я вдруг рассмеялся. Я редко так долго и открыто смеялся, как в этот раз.

– Джон, что случилось? – беспокойно спросила Эли. – У меня что-то не в порядке?

– Эли, – не переставая смеяться, выговорил я. – Теперь я понимаю, почему у официанта отпала челюсть, когда он нас обслуживал. Ты же все в том же вечернем платье, в окружении такого количества бриллиантов! А сейчас ты как в сказке *Спящая красавица*! Только я не вписываюсь как персонаж принца.

– Джон, спасибо тебе за комплимент! – с какой-то особой благодарностью в голосе сказала Эли. – Нет, не по поводу Спящей красавицы. Значит, все это время ты смотрел только на меня, и лишь сейчас заметил, в чем я одета. В обществе обычно поступают наоборот.

– А ведь действительно, – удивленно сказал я. – Мы с тобой провели ночь, утро, пообедали в ресторане, а твою одежду я заметил только сейчас, и то из-за этой сказки.

– Значит ты не просто друг, а в книгах я читала, что есть настоящие друзья. Так вот, ты у меня настоящий, – улыбнулась она.

– Спасибо, Эли. Поспи, а я пойду, прогуляюсь.

Я совершил прогулку по лесу, и даже нарвал букетик маленьких цветов для Эли. Но когда я вернулся, Эли крепко спала. Я знал, что лес и свежий воздух, это не просто полезно, а еще и очень приятно. Я подошел и положил букетик рядом с ней, но потом подумал, что проснувшись, она его может просто не заметить и раздавить. Класть его на голову у меня вызывало чувство похорон, и я решился, и положил его туда, где у нее на платье было глубокое декольте. Я надеялся, что она на меня не обидится. Сам же я сел в машину, откинул кресло и тоже задремал.

Я проснулся от возгласа. Это была Эли, и видимо она обнаружила мой букетик. Уже темнело, ведь шел седьмой час вечера.

– Джон, ты просто какое-то чудо! – смеялась она. – Твой букет не заменит мне никакой другой, даже из алых роз. Ты не поверишь, но когда я начала просыпаться, я сразу почувствовала очень приятный запах.

– Я рад, Эли, что тебе он понравился. Я собрал его тебе от души.

– Хочешь, я отдам тебе все свои бриллианты, а ты взамен будешь ставить мне в вазочку такой букетик? – спросила она.

– Эли, твои бриллианты стоят чего-то только для твоего общества. Для меня это просто камушки.

– Я знаю, Джон, за это я, наверное, тебя и лю…. Выбрала своим другом, – запнулась она.

– Я тоже тебя люблю, Эли, даже не знаю за что. – Смело усмехнулся я. – Только это не та любовь, что в книгах, где все обязательно целуются, обнимаются и занимаются другими вещами.

Она неожиданно покраснела и опустила глаза.

– Спасибо Джон. Видишь, ты сумел это сказать, а я нет. Причем я полностью с тобой согласна. Ты прямо прочитал мои мысли.

– Тебе спасибо, дорогая. Такого я еще никому не говорил. – Продолжал добивать я ее.

– Почему ты так быстро схватываешь мои хорошие мысли и успеваешь вперед меня, милый? – Лукаво спросила она, ожидая реакции на новое вставленное слово. – Кстати, ты вот не заметил, что я никак не отреагировала на то, что меня зовут так, как я тебе представилась: Элеонора, а все последующие дни ты меня звал Элеонор, так ведь?

– Извини, Эли, я даже не заметил, – она действительно была права.

– Нет, Джон, ничего не меняй, мне так больше нравится, – попросила она.

– Почему?

– Потому что девушек с именем Элеонора много, а вот с Элеонор ты точно никогда не запутаешься. – Она засмеялась.

Я оценил по достоинству ее реакцию на мою явную ошибку, или промашку. Хотя просто из-за одной буквы я мог лишиться своей категории как портье, особенно на этом высоком уровне.

– Дорогая, уже стемнело. Ты не хочешь домой? – спросил я.

– Честно говоря, не хочу. Мне здесь очень нравится. Но ты прав, пора ехать.

Мы сели в машину и выехали на дорогу. Эли уже сразу заняла надлежащее ей сиденье сзади, хотя и не за моим креслом.

Мы приехали уже после девяти, и я проводил Эли, на глазах восхищенных ее платьем с бриллиантами, моих коллег и постояльцев отеля.

– Дорогой, тебя надо приглашать на ужин, или ты сам придешь? – спросила она у двери.

– Лучше пригласи. Не из-за того, а просто я могу прийти в неподходящий момент.

– Тогда до скорого свидания, – ласково сказала она.

– Свидания? – нарочито удивленно спросил я. – Ах, да. Видишь, я даже дал тебе себя опередить. Мы оба рассмеялись и разошлись.

Через час последовал вызов, а потом я принес ужин, и мы приступили. Вид у Эли был особенно великолепен. Она была отдохнувшая, в хорошем настроении, и ела с аппетитом. Просто великолепно она выглядела всегда. Обычно, постояльцы вечером надевали какой-нибудь удобный халат, или спортивный костюм, и ходили в домашних тапочках. Но только не Эли. Каждый вечер у нее было новое красивое платье и новая обувь. И вообще, она очень за собой следила.

– Милый, – сказала она, – мы так замечательно провели последние сутки, что я не знаю даже, куда мы поедем завтра.

– А у тебя нет дел? – спросил я.

– Как тебе сказать, – замялась она, – дела есть, но я не умею их делать. Те деньги и собственности, которые мне оставил отец, лежат на мне грузом. Я ничего не смыслю в бизнесе или каких-то финансовых операциях, которые мне предлагают разные компании почти каждый день. Все за меня делает старый папин бухгалтер, иначе, я бы уже давно разорилась. Поэтому, мне как бы и надо делать вид, что я этим занимаюсь, и просто не хочется. Если бы не ты, я должна была бы проводить дни в своем офисе, а это для меня такая скука.

– А причем здесь я?

– Потому что ты есть ты. Мне с тобой хорошо и интересно. – Сказала она, посмотрев мне в лицо.

– Ты не удивляйся, но у меня в какой-то степени такое же положение, – сказал я, – нет, не с финансами, а со временем. Если бы заселилась какая-нибудь старая бабка-миллионерша, я бы просто умер со скуки, и не получил бы такого наслаждения, как общение с тобой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11