Игорь Алгранов.

Академик



скачать книгу бесплатно

Вещь, однозначно. Одни разгоняющие магниты с тройным полем чего стоят, технически подкованный Ве-ня прямо писал кипятком. Правда за ма-слятами опять скоро надо будет идти к подкованному, но там какие-то сложности с материалом для них. Если ничего путного не придумается в самое ближайшее время, то придется рискнуть и грабануть кого-то из Стражей. При том что Ми-ха совсем не был уверен, что иглы штатного оружия Охраны порядка вообще подойдут и будут хотя бы вполовину такими же эффективными. Но на безрыбье… Старик Ве-ни-ам что-нибудь придумает.

Ми-ха остановился посреди ярко освещенной площади Лидерства и стал потихоньку крутиться на месте, вроде как рассматривая высоченные, живые и яркие, вывески на небоскребах вокруг главной площади Центра и Монолита. Амулет почему-то затих, хотя две минуты назад при выходе из такси скакал как бешеный. Впрочем, Ми-ха уже привык и даже не обращал внимания. Подождать еще пару минут, и сигнал появится. Он всегда появляется. И они всегда появляются, вот уже пять месяцев как.

Скольких он уже отправил в мир иной? Под сотню? Ми-ха давно бросил счет. А ведь он даже не понимает до конца, почему их убивает. За что. Ведь ничто не мешает ему взять да выкинуть этот сэдов амулет. Зашвырнуть подальше в Залив… И только двое ушли. И эти две занозы сейчас где-то в бескрайнем Потисе и неизвестно что поделывают. И уж точно не грузчиками в продмарке или санитарами в госпитале подрабатывают. На след одного он уже вышел, а вот второй, тот что разрушил кровельный склад… Найти его – задачка похуже, чем иголка в стоге сена, – подумалось вдруг Ми-хе. И всего одна примета только – огненно-рыжий. Ищи тушкана в степи…

Ми-ха резко остановился и потер лоб. Что такое иголка, он знал. А вот «стог», «сено» и «тушкан» вылезли из подсознания неожиданно и без каких-либо объяснений. Похоже, Ми-ха когда-то был фермером… Сыном фермера? Термины были как будто не связаны с городской жизнью… Он словно и без справки в вайднете знал, что за чертой Потиса тоже была своя жизнь, но совсем не значимая, обособленная. Какие-то бескрайние сухие поля, и кучки людей, возящихся на ней на тракторах и комбайнах… И все это могло тянуться бесконечно за горизонт до самого привычно низкого неба или до недосягаемой Той стороны. Или даже… до еще одного города. Ми-ха вдруг отчетливо вспомнил название – Атис. Да, точно был еще один город! Где-то там, очень далеко, на другой, той самой Той стороне Тайи. Вот уже тридцать лет как вражеской. До которого даже можно было бы добраться, если суметь преодолеть Кордоны Стражей, Перешеек отчуждения и бескрайнюю отравленную Великую пустошь…

От воспоминаний голова Ми-хи так сильно разболелась, что ему пришлось обхватить ее обеими руками и сжать. Пальцы левой руки коснулись бугристого шрама на затылке. Спустя пару секунд он усмехнулся – полегчало, но толку-то? Приступом головной боли памяти не прибавило. Разве что вспомнил, что есть еще один город на планете, где-то чуть ли не в другом полушарии, бесконечно далеко и уж точно не для «воска», пораженного в правах.

Ми-ха зажмурился до радужных кругов, прогоняя бесполезные видения и, открыв глаза, огляделся.

Вокруг все также сновали равнодушные к его проблемам люди, стал накрапывать мелкий дождь, но свежести с собой не принес.

На груди опять завибрировал амулет. Пора, – буднично подумал Ми-ха, приложил руку к камню и, еще раз, теперь как танцор, крутанувшись на месте, быстро направился в сторону наибольшей пульсации.

Глава 4. Не такая

Падение было ужасным. Нет, не так – падение было чудовищным. Это все, что она сейчас помнила. Иринка застонала и потерла горячие виски, с трудом согнув в локтях одеревеневшие руки. Походило на то, что в самом конце падения она отключилась. Тут она вспомнила, что прямо перед ударом даже не кричала уже, а сипела обрывками связок, сама не зная зачем. Удивительно (о, она еще может удивляться!) – боли почти не было. Ну той, которая по идее должна была быть в теле от взрыва в вагоне метро, если он был, и тем более от такого удара! Он-то уж точно ей не приснился. В одно мгновение вернулся весь пережитый ужас и с новой силой охватил и парализовал мозг и все остальное измученное тело девушки.

Наконец, Иринка пришла в себя, перестала издавать бессмысленные звуки и даже смогла приподнять голову и оглядеться. Вокруг было на удивление тихо. Она лежала на какой-то непонятной штуковине (или даже в ней?) посреди огромного, почти пустого, пожалуй что гаража. На бескрайнем бетонном полу была нанесена разметка, вроде той что делают у супермаркетов, только почему-то оранжевая, и кое-где «ячейки» были заняты другими непонятными плоскими штуковинами без колес, не сильно-то похожими на автомобили, но вероятно способными двигаться. Как-то ведь они здесь оказались? И как же Иринка тут оказалась?

Девушка осторожно, словно боясь увидеть что-то страшное, посмотрела наверх и ахнула. Прямо над нею в далеком потолке зияла огромная дыра с рваными краями, по форме очень отдаленно напоминавшая звезду. Или силуэт человека с раскинутыми руками и ногами. Ее силуэт! В дыре в отсветах каких-то огней (должно быть, города?) шевелилось близкое ночное небо – низкие черно-серые облака невозмутимо ползли по своим делам куда-то вправо.

Сколько уже она тут лежит? Пять минут? Полчаса? Час? Иринка с невероятным трудом приподнялась на локте и тут же вскрикнула от неожиданности. Острый край порванного металла той самой непонятной конструкции, на которой лежала девушка, глубоко впился в плечо. Но боли почти не ощущалось. Только какое-то неудобство. Иринка аккуратно освободилась и села, а потом все же решила подняться. Продолжать сидеть тут могло быть опасно. Если ей не приснились весь этот перелет в пространстве, чудовищное падение и это странное место, то…

Иринка снова оглянулась. Пока, кроме этих странных плоских прямоугольников на бетонном полу, ничто не вызывало удивления. На вид – обычный паркинг в современной городской высотке, разве что совсем нет технических надписей и табличек на стенах и редких высоких опорах-столбах. Или надписи просто не видны Иринке отсюда.

Иринка попробовала встать на ноги. Как-будто нигде ничего не сломано, даже ушибов нет. Как такое возможно? Она еще раз с опаской взглянула на потолок, и ее передернуло. Тут она вспомнила о своей сумке, в которой по обыкновению лежали все ее ценные вещи, в том числе кошелек и «айфон». Иринка оглянулась. Сумки не было. Или ее кто-то уже прихватил, или… она осталась там, в вагоне.

Иринка с ужасом вспомнила, что она что-то такое уже читала в новостях в инете, – телевизор она давно не смотрела и даже дома не держала, – «в последнее время в вагонах метрополитена участились случаи обнаружения бесхозных сумок, рюкзаков с личными вещами и документами граждан…»

Пуховик пришлось снять и бросить – от него остались одни вонючие обожженные лохмотья. Иринка похлопала себя по карманам джинсов. Ничего, только одежда! Ни завалящего чека, ни рваной сотки, которая должна быть в заднем кармане – вчерашняя сдача из дрянного магазинчика «24 часа» на первом этаже хрущевки, в которой она снимала квартиру. Пусто. Хорошо хоть, одежду оставили. Но кто?

Внезапно она почувствовала необычайный прилив сил и напряглась как пружина. Кто-то или что-то враждебное приближалось со стороны (Иринка быстро оглянулась) проема, где виднелись лестничные пролеты. Какая-то сила буквально швырнула ее к ближайшему столбу несущей опоры. Иринка вжалась всем телом в облупившуюся желтую плитку и замерла, не дыша.

Только благодаря удивительной тишине и звонкому эху странного гаража под крышей, Иринка услышала легкую и почти бесшумную поступь незнакомца. Внутри по телу неожиданно и быстро растеклась теплота и какая-то полнейшая уверенность – приближается опасность. Отчего-то Иринка в секунду поняла, что от незнакомца не стоило ждать добра. Даже не поняла, а почуяла всей кожей. Самое удивительное, что тело готово было защищаться. Но Иринка этого не хотела! Она вообще не понимала, что тут делает, и почему проклятый вагон метро словно поджидал ее там, чтобы швырнуть в неизвестность. И вот теперь…

Краем глаза, боясь смотреть в сторону звуков, девушка заметила движение и задержала дыхание. К покореженной плите-платформе-или-что-это-там осторожно, но быстро подошел какой-то высокий черноволосый, коротко стриженный крепыш в кожанке с заклепками, синих джинсах и весьма крепких на вид ботинках. В левой руке он держал, как любили говорить в криминальных сводках там, дома (а она сейчас где?!), предмет, похожий на пистолет. Вернее, на револьвер. Огромный!

Иринка вдруг с ужасом обнаружила, что тело ее само, без каких-либо команд со стороны нервной системы, приняло привычную боевую стойку, как обычно в зале и… Нет, это какой-то бред! Иринка чудовищным усилием воли разжала кулаки и начала тихонько отползать за спасительный столб. Под ногой на бетонном полу что-то предательски хрустнуло, и крепыш мгновенно обернулся. Только реакция и натренированные ноги спасли резко присевшую девушку, и облицовочная плитка на столбе вдруг буквально взорвалась над головой и завалила ее брызнувшими во все стороны осколками. Почему-то оглушающего звука от выстрела не последовало.

Иринка закричала. Нет, завизжала. Наверное от страха, а больше – от совершенного чувства нереальности происходящего.

– Не надо! Стойте!!! – выкрикнула она, заваливаясь набок и вытянув вперед ладони, словно могла так защититься от крепыша-убийцы.

Крепыш сделал несколько быстрых шагов в ее сторону и направил страшную безмолвную «пушку» прямо в Иринкин глаз. Иринка зажмурилась, боясь даже прикрыть лицо руками, только бы стрелок не решил, что она способна сопротивляться, хотя вряд ли это поможет… Что же, похоже вот и вся ее недолгая и, в общем-то, довольно нелепая жизнь…

Выстрела и правда пришлось ждать целую вечность. Так и не дождавшись удара судьбы, Иринка решилась чуток приоткрыть правый глаз, ведь она помнила, что убийца целился в левый…

Крепыш продолжал стоять над ней, но оружие почему-то опустил. На лице его застыло наистраннейшее выражение – словно бы он усиленно боролся с какими-то сомнениями, а то и вовсе с самим собой. Наконец, спустя еще целую вечность, парень посмотрел на нее. У него были красивые карие глаза. Внезапно он спросил:

– Ты кто?

Иринка от удивления раскрыла свои и без того немаленькие зеленые глазищи (единственное, что она считала красивым на своем лице) и уставилась на несостоявшегося киллера. Она была уверена, что язык был не русский, и вообще не какой-либо из знакомых ей. Но девушка его поняла сразу. Как?! Все же она не решилась тянуть с ответом – вдруг еще передумает, пушку-то он не убрал…

– Иринка… – слабым голосом выдавила она из себя.

Кареглазый нахмурился, и Иринка заметила ужасный шрам на его правой щеке. Странно, но шрам совсем не портил его довольно красивого, хоть и давненько не бритого лица.

– И-рин-ка, – зачем-то почти по слогам повторил он. Потом неожиданно добавил:

– Ты, что же, И-рин-ка… даже не попытаешься на меня напасть? Ударить?

Иринка обалдела окончательно.

– Я? Ударить тебя? – мысли снова ошалело заметались в голове Иринки. – Зачем?

Тут Иринка с ужасом осознала, что и правда хотела его ударить. И еще как! «Хотела» – слишком мягкое слово… Симпатичный крепыш пожал плечами.

– Откуда мне знать. Все вы одинаковые…

Типичный маньяк! – внезапно осенило Иринку. – Женоненавистник, убийца девушек в темных местах. Насильник, может быть даже трупов. Полчаса на другой планете, и первый встречный оказывается маньяком! Превосходно! Так… Только спокойнее с ним, не дергаться! Пусть успокоится, потом может удастся бежать. Только куда бежать-то? – Иринка с ужасом поняла, что деваться ей от кареглазого маньяка, по сути, некуда.

– Я н-не такая!.. – почему-то вдруг вырвалось у нее.

Шрам на щеке киллера дернулся вверх, тонкие губы обнажили вполне приличные зубы.

– Правда? – опять жуткая усмешка. – Надо же.

Он кивнул в сторону развороченной железяки и дыры в потолке.

– Твоя работа?

Иринка судорожно кивнула.

– Хм…

Крепыша снова вогнало в ступор секунд на пятнадцать. Потом он все же собрался с мыслями, вздохнул и резко протянул ей руку.

– Тогда пошли, «не такая».

Зажмурившись, Иринка схватилась за протянутую ладонь. Сильным рывком он поставил девушку на ноги, и она коснулась ладонями его груди, но тут же убрала руки за спину. Не обратив на это никакого внимания, крепыш со шрамом неожиданно убрал оружие куда-то под мышку, резко развернулся и бодро пошел к выходу.

– А куда? – запоздало спросила Иринка и затравленно оглянулась.

– Пока домой. А там видно будет. Пошли, а то ведь передумаю. Еще не хватало напороться на Стражей.

По всему выходило, что лучше ей пойти с ним. Тогда была хоть какая-то надежда разобраться в происходящем. Иринка еще раз нервно посмотрела на дыру в потолке и засеменила следом за своим без пяти мгновений убийцей.

Глава 5. Гоша

Всполох. Двумя неделями ранее.

Гоша не любил рано вставать.

Какое счастье, что в питерской академии Права некий бесконечно мудрый «чел из деканата», составляя расписание, чаще всего ставил на первые пары «перваков» и второкурсников! Гоша учился на третьем, и занятия его потока в основном начинались со второй, иногда даже с третьей пары.

Красота! Уважают «старичков», когда захотят, – подумал он, потягиваясь в теплой кровати, не желавшей отпускать ленивого студента на волю. Вставать и правда сильно не хотелось. Тело прилично болело после вечерней тренировки. Последний спарринг случился особенно жестким – против Гоши поставили здоровяка Коляна, работавшего охранником в какой-то секьюрити-шараге. Колян был не слишком умен, но зато решителен и быстр на расправу и при любом удобном случае пускал вход свои умения. Кто-то из приятелей Коляна как-то рассказывал Гоше в раздевалке, как тот стерег какой-то что-ли магаз что-ли дорогих вин и, не разбираясь, по одному лишь подозрению в краже, сходу пробил какому-то бедолаге аккурат в переносицу. Тот, говорили, упал как кегля и больше не вставал, пока не приехали менты и скорая. Коляну все сошло с рук.

Вот и вчера Колян по своему обыкновению был напорист и пробивал очень жестко. Гоша едва успевал уходить с линий атак этого бронепоезда из мира охранного дела. Но пару-тройку раз все же пропустил в корпус и голову очень болезненные удары. Правда, и Гоша, в конечном счете, в долгу не остался и даже умудрился красивым и быстрым «маваши» отправить быка в нокдаун. Чем тот был немало озадачен и позже, прощаясь на выходе из зала и сжав до хруста своей огромной клешней ладонь Гоши, потребовал скорого реванша. Гоша и сам был удивлен неожиданной победе на татами и при расставании кое-как отшутился от навязчивого амбала. Сам он не отличался особой крепостью и габаритами – обычный парень, как сказал бы кто-то, глядя со стороны. Среднего роста и такого же телосложения, а также ничем не примечательной внешности…

Вставать все же пришлось. Хоть и ко второй паре, но сегодня опаздывать было никак нельзя. Ему просто необходим этот зачет по трудовому праву – последняя надежда для допуска к зимней сессии, как ни крути! Гоше очень не хотелось бегать за несговорчивыми преподами перед самыми праздниками, а то и после них. Долгов и так было предостаточно.

Размяв тело парой растяжек и ката, – благо просторная бабушкина сталинка с высоченными потолками позволяла делать хоть сальто, – Гоша сбегал в душ, потом на кухню – заварить крепкого зеленого чая. Утро выдалось на редкость солнечным и холодным, что Гошу очень порадовало. Питерская зимняя темень, помноженная на гнусную черную слякоть первых двух недель декабря, навевала на приезжего сибиряка-студента тягостные мысли. А тут, пожалуйста, в полном согласии с классиком – мороз и солнце! Красота!

Гоша наскоро сложил высокий бутерброд из продуктов, заранее заботливо нарезанных бабулей для любимого внука – доброй половины батона, щедро смазанной сливочным маслом, толстенного куска сыра, такого же – колбасы, и добавил сверху листьев салата. Окропив получившуюся «башенку» майонезом, – для полнейшей калорийной и вкусовой завершенности композиции, – Гоша с блаженством откусил от всего этого великолепия, а запил великолепие вкуснейшим горячим чаем. Замычав от восторга и продолжая жевать, он включил «ящик». Невероятно красивая ведущая новостей с неподдельно серьезным видом вещала последние новости. Оказывается, в последнее время участились случаи внезапного и необъяснимого исчезновения людей самых разных слоев общества, тем не менее благополучных, не маргинальных и т.д. и т.п… Все эти случаи объединяет странная особенность… Пресс-служба метрополитена отрицает любую причастность спецслужб и криминальную составляющую…

Гоша слушал вполуха, жевал и смотрел в окно на снующих внизу по набережной людей, проезжающие машины, троллейбусы, автобусы. Взгляд его упал на фотографию лучезарно улыбавшейся девушки на дверце холодильника, и Гоша враз погрустнел.

«Мы не подходим друг другу, понимаешь?»

Катя всегда была точна и тактична в формулировках. Пожалуй, даже сверх необходимого. Что и говорить – прирожденный юрист. Не единожды Гоша слышал при расставании от прежних избранниц: «Ты мне не подходишь, понимаешь?». Что обычно означало не то, что они сами подходили любому, а то что им это было и не нужно. Одним своим существованием и достоинствами они способны осчастливить любого, не то что середнячка вроде Гоши. И кандидату стоило соответствовать. Где-то он даже читал про подобное – «таковы особенности воспитания во многих семьях с целью создать основу для…»

Он снова посмотрел на фото. Внутри привычно защемило, и чтобы отвлечься, он вперил взгляд в телевизор. Сюжет про исчезновения уже закончился, и брутальный коллега Фила Коннорса порадовался окончанию затянувшегося слякотного периода, а затем начал с помощью литературных изысков маскировать необходимую информацию о погоде, между делом не забыв помянуть восхитительно эффективный препарат от геморроя.

Спустя четверть часа Гоша вышел на улицу, и от яркого солнца и блеска редких снежинок ему снова захотелось жить. Насилу отбросив унылые воспоминания, он перешел улицу и бодро зашагал по мосту через Черную речку к метро.

Зайдя в метро, быстро пройдя турникет, привычно погладив его карточкой, и встав на эскалатор, Гоша по обыкновению начал ненавязчиво рассматривать окружающих. Утренний плотный пассажиропоток давно схлынул, и народ на эскалаторе, упакованный в разнокалиберную зимнюю экипировку, состоял из обособившихся на две-три ступеньки вверх-вниз одиночек или же кучковался малыми группами по общим интересам, в составе коих групп Гоша безошибочно и быстро узнавал беззаботных собратьев-студентов. Некоторые, правда, все же имели на лицах печать легкой озадаченности ввиду неминуемо приближающейся сессии.

Завидев стоящий у платформы поезд, Гоша решил пробежаться, хотя в принципе и не опаздывал. В два прыжка преодолев расстояние от эскалатора до последнего вагона, едва не защемленный схлопывающимися створками, он запрыгнул в полупустой последний вагон.

Вагон почему-то оказался без пола.

Нет, пол имелся! Но Гоша провалился, прошел сквозь него словно бы с усилием, как тупой бабулин нож сквозь контрабандное финское масло, которое он полчаса назад вопреки всем санкциям невозбранно намазывал на свой шикарный бутерброд! Секунду он наблюдал происходящее как в замедленном кино: остальные пассажиры спокойно ходили по этим прочным стальным листам, рассаживаясь на свободные диванчики вдоль стенок вагона. Внезапно динамики прохрипели и завыли нестройным хором: «Следующая станция з-з-з-з…» На последнем слове их будто заклинило. И мгновенно все исчезло, унесясь куда-то вверх.

Гоша падал в черную бездну. Ему стало так страшно, что перехватило дыхание, и он даже не мог кричать. Последний раз он так жутко падал лишь во сне, и то лет пять тому назад…

Где-то там, наверху, остались вагон метро, станция, а еще выше – бабуля со своей чудесной питерской квартирой, мечтой гуляки-студента, престижная академия Права с некоторой перспективой вылететь без надежды на хорошее трудоустройство по специальности… И бесконечно милая и любимая студентка Катя, которую Гоша – он все еще верил! – однажды смог бы вернуть…

Глава 6. Девочка из толпы

– Есть будешь? – небрежно бросил через плечо убийца и скинул куртку на спинку дивана, стоявшего справа в дальнем углу комнаты и явно видавшего дни получше.

Иринка, не зная что делать, стояла посреди комнатки и озиралась по сторонам, хотя, честно говоря, глазу зацепиться было не за что. Квартира, если ее так можно было назвать, больше походила на довольно просторное купе поезда или, даже вернее, каюту невысокого класса на каком-нибудь пароме. Тот же – словно вот-вот сейчас откинется вверх – узкий вытянутый стол в торце комнатки под широким то ли темным окном, то ли экраном во всю стену, в котором почему-то ничего не было видно. Какой-то типичный длинный и затертый коврик под столом.

По другую сторону стола, слева, аккурат напротив дивана, почти вся стена до входной двери была занята малюсенькой кухней – в самом дальнем углу тускло серебрился узенький холодильник, еще левее – сверхкомпактная стальная мойка, в которой даже руки пришлось бы мыть каждую по очереди. Как будто электроплита с двумя блюдцами черных дисков сверху, еще какое-то оборудование и шкафчики не совсем понятного назначения.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7