Игорь Афонский.

Дети забытых богов – 2



скачать книгу бесплатно

Этот период информационной войны мы проиграли. Такое бывало в истории человечества, и не раз. Поражение великих империй приводило к большим местным катастрофам, гибели людей и потере наших сторонников и хранилищ.

К чему это я все рассказываю? Очевидно, что вы столкнулись с новым пока неизвестным вам обществом, которое также правит этим миром. Поздравляю! Но вы увидели только часть кабинета государства Российского. Все, о чем не пишут газеты и не говорят по телевидению, все это имеет место только для избранных. Теперь их так много, но замечу, что не каждое избранное общество поддается описанию.

Именно тогда Алексей спросил про господина Лужкова. Старый Магистр нахмурился, и только пожал плечами.

– «Очевидно, что его кто – то попросил выступить. Я думаю, что он к данной теме совершенно не имеет никакого отношения! Возможно, что это только его двойник. Понимаете, все люди, которых можно видеть, как официальных лиц, они к нам не имеют никакого отношения. Это ширма, а реальная власть принадлежит тем, кто, так сказать, дергает за ниточки. А господин Лужков – это очень популярный статист, очень талантливый бизнесмен, и очень известный политик. К остальным героям «закулисья» он никакого отношения не имеет, я уверен, что его элементарно, как сегодня выражаются, подставили.

Он еще выпил немного цветочного чая, рецепт которого давно сам же сообщил хозяину. Было очевидно, что старик желает высказаться, и Николаев его не торопил.

– Вы заметили, что каждая временая эпоха несет в себе какие – то изменения в истории? Существующий мир разделен на тот, где живут все обычные люди, и на тот, который никто не замечает. Последователи различных верований будут вечно соперничать между собой, уничтожая и изгоняя более слабые концессии. Изгнанные будут искать союзников, маскироваться, чтобы потом нанести свой удар, и вернуть утерянные позиции. Мы себя успокаиваем, что наш Орден старается сам не участвовать в этих битвах, лишь изредка помогает своим временным союзникам. Нас не интересует сама борьба за веру, мы лишь устраняем угрозу нашему миру, которая идет от всех других пространств. Порой мы просто заделываем возникшие бреши.

Что касается всех остальных концессий, то они будут вечно воевать между собой, регулярно устраивая жестокие столкновения. Лишь стоит кому – то из них получить некое преимущество, как они тут же бросают вызов всем остальным. Прошедшие торги тому наглядный пример. Посудите сами, некто официально разрешил продажу чужих раритетов! Аукцион не имел право продавать личное оружие чужого бога. Спрашивается, если молот настоящий, то, как он попал к устроителям этого самого мероприятия? Значить, его похитили. А потом прилюдно передали третей стороне. Я опасаюсь, что очень скоро мы станем свидетелями новой битвы. Поединки, жертвоприношения, все это отголосок «темного» прошлого, от которого нам никуда не деться. Я думаю, что наследники чужих богов никогда не успокоятся. И пусть у таких героев, как вы, хватит мудрости занять правильную, пусть порой нейтральную позицию.

Ведь любые изменения в нашем мире, они влияют на жизнь остальных людей.

Господин Магистр был и дальше расположен поговорить, но в какой – то момент он посмотрел на золотую луковицу, свои карманные часы, извинился перед хозяином, и вышел. Во дворе его ждал автомобиль с водителем. На улице уже давно стемнело. Больше детектив Николаев его таким не видел.



***

Когда машина остановилась, водитель был уже мертв, а пассажир, кулем вывалился на обочину. Еще минуту он пытался бороться с болью в груди, потом выпрямился и сел на асфальт. Сложил ладони вместе, подождал, когда в руках появится полу мерцающий огонек.

И в момент самой яркой вспышки, отпустил свою душу туда, где уже ждала молодая жрица. Крылатое существо за ее плечом оказалось лошадью, которая вдруг возникла буквально ниоткуда. Дева чудовищно оскалилась, протянула руку, бережно забрала весь этот драгоценный свет. Присмотрелась, очевидно, что человек был еще жив. Тогда дева поцеловала старика в лоб, и решительно оттолкнула его своей железной перчаткой, так что он грохнулся оземь.

Она поспешила прочь, а когда в последний как глаза старика медленно закрылись.

раз оглянулась, то увидела, Когда крылатый конь вновь вынырнул из полумрака, то девушка прижалась к нему всем телом, и, не зацепившись за крылья ногами, лихо его оседлала. Конь еще немного погарцевал на месте, а потом на секунду присел, и, распахнув широко свои крылья, поднялся в темноту. Совершив мгновенный разворот, конь, понеся в сторону. Теперь он словно опирался на невидимую небесную твердь, висел головой вниз. Пару мгновений, небесные зяби сомкнулись, на дороге стало совершенно темно.

* * *

Комната, погруженная в полумрак, тяжелые шторы задёрнуты не до конца, поэтому создается ложное впечатление, что улица уже пытается заглянуть внутрь. Широкая новая кровать, она просто велика для двоих спящих на ней. Постельное белье практичного светлого тона, многочисленные подушки раскинуты по всей кровати. В этой комнате царит домашний беспорядок и относительный семейный покой. Николаев еще мирно спал в объятиях любимой женщины.

Рано утром ему позвонил знакомый главврач больницы, и пригласил срочно прибыть к нему. Алексей пожал плечами, положил трубку телефона, подвинул Лидию в сторону, встал. Через несколько минут он был готов, Лидия сонно ходила по квартире, ее этот звонок очень встревожил. Последнее событие, связанное с этой больницей, произошло сразу после концерта, когда пропавшие вдруг люди, стали возвращаться. Это имело для города очень большое значение, в частности для Николаева тоже. Он тогда потратил много усилий, чтобы врачи смогли реабилитировать людей, опустошенных другим миром.

Сама Лидия в этом участия никакого не принимала, но со слов очевидцев составила об этом происшествии собственное мнение. Новый вызов мог означать, что история не закончилась.

Больничное отделение.

Четырехэтажная городская больница находилась в старой части города. На входе Алексею кивнул знакомый охранник. Он внимательно смотрел в телевизионные мониторы. Кажется, что тот был заранее предупрежден о таком раннем визите детектива. Он же сообщил, что того ждут на втором этаже. Лестница была украшена ограждением с литым чугунным узором, с толстыми деревянными перилами. Стены покрыты толстым слоем штукатурки, местами осыпавшиеся. Детектив пролет преодолел очень быстро. Отделение психоневрологического профиля было отгорожено специальной переборкой с надежной дверью. Послышался предупредительный звонок. Что – то очень громко щелкнуло. Дверь автоматически отворилась. Осталось только войти внутрь.

Второй этаж с одной стороны имел широкие старинные окна со стальными решетками. С другой стороны шел сплошной ряд отдельных дверей, запиравшихся снаружи. Он повернул голову и обнаружил своего знакомого.

Врач был милейшим человеком. Внешне чем– то похож на пожилого артиста Олега Табакова, с таким же обаятельным голосом и обходительными манерами. Он встретил Алексея в пустом коридоре, бережно подхватил под руку, и повел в закрытое отделение больницы. В отдельной палате на больничной койке под капельницей лежал глубокий старик, в котором Николаев узнал Магистра. Его серое лицо вызывало тревогу, а впалые, огромные, отрешенные глаза были широко открыты, но, увы, это совершенно не являлось признаком полноценного сознания.

Со слов доктора Николаев понял, что этого пациента ночью доставил наряд полиции.

– Он перенес какую – то физическую травму. Видите на голове гематомы, это выглядит, как следы от ушиба. Никаких документов у этого пожилого человека не было, но судя по одежде, это был раньше очень состоятельный человек. При переодевании в подкладке обнаружили визитку вашего детективного агентства, вот, решили сообщить, все – таки мы тут все не чужие друг другу люди! Полиция еще успеет задать свои вопросы, я надеюсь!

Алексей подошел ближе, но с постели никакой реакции не последовало. Старик продолжал смотреть в одну точку. И, кажется, что ничего в этом мире его уже не интересует.

– Кажется, что Магистра мы потеряли, – еще неосознанно пронеслось в его голове.

– Да, это мой клиент. Живет где – то под Москвой, у него был автомобиль с личным водителем. Вчера они уехали от меня поздно вечером, но поверьте, никаких признаков тревоги он не проявлял, просто торопился. Доктор, что с ним такое?

– Очевидно, что он получил травму, впоследствии которой произошел некий надлом. Имеется апатия, и отсутствие интереса к жизни. Посмотрите, он вообще не двигается. Боюсь, что дело серьезное, будем проводить полное обследование. Знаете, мне кажется, что я его иногда видел раньше среди посетителей. Он часто приходил к нашим старикам, которые выглядят именно так, как теперь он. Если есть время, то прошу, можете сами на них взглянуть!

Они прошли в другую многоместную палату, там находилось несколько обыкновенных коек. Так же имелись столы, стулья, полка с книгами и другими вещами. Обитатели палаты беззвучно находились на своих местах, и казалось, никуда не торопились. Санитары уже выполняли все положенные, утренние процедуры. Старики были похожи на высушенные мумии, которые подавали пока признаки жизни. Пигментные пятна имели странные узоры, которые ничем не объяснялись.

Алексею сначала даже показалось, что он попал в музей восковых фигур, но потом это впечатление быстро улетучилось. Механические движения этих манекенов были неторопливые, как в замедленной съёмке. Потом оказалось, что все эти люди всегда молчат. Санитары сами вели негромко между собой беседу, лишь иногда обращаясь к своим подопечным. Видимо, что добиться ответных реакций от больных было сложно. Они были безутешно покинутыми, отсутствующими в этом мире. Телесные оболочки, пока живущие своей жизнью.

Такое же состояние наблюдалось у тех людей, которые вдруг вернулись после исчезновения. Но эти старики были другие, они казались очень древними.

Врач объяснил, что некий международный фонд заинтересован в качественном уходе за такими людьми, они регулярно отчисляют деньги на счет больницы. Вероятно, что этого знакомого придется поместить в такие же условия.

Николаев с минуту задумался, потом повернулся к врачу, и сообщил, что намерен забрать этого человека, как только ему это разрешат. Очевидно, потребуется квалифицированный работник, который будет наблюдать за ним. Патронажная сестра. Он вспомнил, что его хороший знакомый Сима Хрустальный открыл для пенсионеров сцены пансионат. Это был следующий этап реабилитации некоторых лиц, которым требовалась помощь.

Именно туда можно будет поместить пациента. Оставлять его тут, в этом отделении он никак не хотел.

Так оно и случилось. Было следствие, в результате которого сотрудники ДПС обнаружили разыскиваемое транспортное средство. Потом был обнаружен труп водителя со следами множественных переломов рук, ног, грудной клетки. Очевидно, что машина попала в аварию, съехала с дороги, и несколько раз перевернулась. Раненный водитель успел выползти, но умер от потери крови. Пассажир получил травму, и очевидно, поэтому лишился памяти.

Николаев читал копию этого дела, потом сам ездил на место происшествия, но ничего существенного не обнаружил. Магистр потерял некоторые личные вещи, предметы одежды, но это никак не указывало на место, где он сам был обнаружен. Детектива интересовал и тот промежуток времени, когда Магистр находился в таком состоянии. На тот момент времени это стало очередной загадкой для Николаева, что случилось с машиной, почему она внезапно выехала на встречную полосу, и куда делись личные вещи пассажира? Почему он ничего не может себе представить, словно упирается в невидимую стену? Это и многое другое не давало ему покоя, до следующих событий в городе.

Краткий доклад по условному каналу ничего дал. Ответа долго не было. Поэтому Николаев решил действовать на свой страх и риск.

Магистра перевели в пансионат, назначили для него личную сиделку. Он сам часто посещал старика. Сойка и Лидия тоже взялись ему помогать, они приезжали на машине, привозили нужные вещи, фрукты.

Деньги на такие расходы пришлось взять из общего фонда, который вел оплату огромного помещения его офиса. Как только он сформулировал затраты, деньги сразу же поступили.

Глава вторая, в которой описывается встреча детектива Николаева с Вылком. Хроники племен. Слуги. Арсений. Революционный Питер. Снова кабак. Порт. Съезд. После съезда. Брат

После поездки в Москву и смерти Старика, у Николаева накопилось много вопросов, ответы на которые он искал в старых записях и книгах, и не находил. Все эти бесконечные, подробные хроники были беспорядочными, и казалось, что не имели четкой системы. Можно было вечно искать нужный материал, переводить с одного языка, сверяться с другим, но так ничего не найти.

То, чему детей, будущих Стражей, обучали с самого детства, это не лежало на поверхности. Сотни фолиантов мертвым грузом просто хранились в этом архиве. Он окончательно убедился, что в это место попали разные бумаги от двух или трех людей. При этом, возможно, даже не целиком.

Алексей забросил эту архивную работу, он чувствовал, что у него теперь на это не было времени. Что требовалось узнать в первую очередь?

Его интересовали слуги, которых посылали за телами детей. Ответов не было. Те слова, сказанные Карлом, он так их не понял. Решил пробить свои старые связи.

Встречу с приятелем Вылком он назначил на нейтральной территории, в придорожном кафе. Но за городской чертой. Вернее, это территория уже принадлежала тем предприятиям, которые «крышевали» родственники Вылка.

Хроники племен

Тот ничем не изменился, плотный, лобастый в кожаном прикиде, то есть в потертых штанах и куртке. Под курткой видна кобура с пистолетом. Очевидно, что с оружием Вылк теперь никогда не расстается. Это давно вошло в привычку.

Раньше он объяснял, что времена изменились, и не в самую лучшую сторону, «отморозки» применяют оружие, не задумываясь, идут напролом, совершенно не любят, а самое главное – не умеют договариваться. Никогда не знаешь, что выкинут новые конкуренты. Времена вновь изменились, а оружие осталось под рукой.

Он так и сидел за столиком, лицом к выходу. Волосы убраны под банданой, темная майка с черепами волков, заросшая борода, простые интеллигентные очки. Сидит, ждет его, детектива Николаева. Никакого алкоголя, как всегда за рулем. В огромных руках маленькая чайная ложечка. Кофе уже выпил, пока ждал гостя.

Если бы читатель мог увидеть этого человека глазами детектива, то очень бы удивился. Тут имелась резкая смена зрительного образа. Представьте себе: широкие надбровные дуги, лишняя растительность на лице, хищное выражение, возможно даже оскал, растянутый в доброжелательной улыбке, больше напоминал клыкастую пасть. К этому Алексей привык уже давно, и ничему теперь не удивлялся. Искажение, увиденного им, сложно было передать простыми словами. Оно (его изображение), как бы существовало параллельно, и соответствовало некоторым истинам.

Вылк был оборотнем! И он был им всегда, всю свою жизнь. Но это не обозначало, что он в полночь превращался в чудовище, обрастая шерстью и щелкая зубами. Нет, он всегда оставался таким, каким его видели простые люди, при этом существовало второе его природное предназначение. Его род был очень старинный, и очень давно они добровольно подверглись такому изменению. Видеть себе подобных и любых других нестандартных существ, было не лишней способностью самих оборотней. Поэтому, когда очень давно эта зрительная напасть внезапно обрушилась на Николаева, он с удивлением смог с ней смириться, и даже извлечь из данного нарушения некоторую пользу.

Теперь они были друзьями, которых связывали некоторые общие интересы и даже тайны.

За другими столами этого уютного, домашнего кафе никого не было, Алексей кивнул бармену, мол, кофе свари, пожалуйста. Пальцем повернул, словно в чашке помешал.

Тот в ответ мотнул бородой, и стал колдовать возле машинки. На нем была расстегнутая спереди жилетка и темная майка с изображением железной девы. Стоило только Николаеву тщательно приглядеться, как он мог убедиться в том, что бармен тоже был не совсем человеком.

– Дай, угадаю! Что– то случилось? Нет? А, говорят, тебя долго не было в городе!

Алексей кивнул головой. Конечно, слухи быстро расходятся, но у того в городе много своих людей работает.

– Да, а еще говорят. Грядут большие перемены, только не ясно, откуда ветер дует, в столице убили одного старика, и кинули несколько серьезных людей на реальное золото. Потом теряет память мой начальник. Сам понимаешь, «что– то» происходит, хотелось бы знать, на чьей вы сегодня стороне?

– Старика я тоже знал, раньше мы выполняли для него ряд поручений, когда жили в том городе. А что касается этих торгов? Так они проводятся каждый год, и, знаешь, там всегда что– то происходило. Мы никогда туда не лезли. Очень дорогое удовольствие, не тот масштаб, откуда у бедного народа столько золота для того, чтобы купить святые мощи, или какую-нибудь пыльную древность, над которой так там трясутся?

– Слуги! Что бы про них знаешь?

– В годы жизни дедов моих дедов, слуги появлялись официально. Как послы «доброй воли». Их так все боялись, что старались откупиться от них всем, что те требовали. Заметь, любого человека могли отдать. Владыки домов божьих и дворцов всячески старались задобрить их.

Видишь ли, вера всегда была очень трепетным предметом. Все верили, скажем, в рай, но когда на пороге появлялись эти слуги, то в ад было легко поверить. Потом Священная церковь испортила с ними все отношения, признав в них демонов, то есть слуг «диавола», поэтому все начали с ними бороться. По– моему, именно тогда папа изгнал «черную церковь». Если тебе неизвестно, то это единственное место, где они свободно могли находиться. Демоны? Нет, это всего– навсего слуги! Не их вина, что они появляются у нас именно такими.

– Я видел одного «такого». Еле отбился, он оказался живучий, как бес!

– Не позавидую тебе. Раньше слуги одним только видом приводили людей в ужас! В такое сильное состояние шока! Сегодня они маскируются, их и не узнаешь. Так кого «пасли» на этот раз?

– Мальчика из нашего города по имени Вениамин. Родители давно погибли в авиакатастрофе, теперь он живет в приемной семье. Вообще это родственник Старика.

– Хочешь, чтобы мы присмотрели за ним?

– Не знаю, «там» обещали, что больше проблем не будет, но можно ли верить одной стороне, когда льется чужая кровь. Я видел слугу, но почему – то был готов встретиться с таким типом!

– Это ты еще ангелов не видел! Вот ведь времена были! С тех пор, как деды наших дедов поклялись на крови, что умрут за дело правое, и клятва эта связала воедино триста душ, наш род всё время встречает Ангелов небесных. Ибо не прокляты мы, но страдаем в угоду дел великих. Первое пришествие было после похорон Темнейшего Князя, хозяина нашей клятвы. Ангел приказал схоронить тела семьи от Священного огня инквизиции, ибо путь князя до конца был не пройден, и не был прощен он наместником Бога на Земле. Ровно через сто лет опять пришел, перстом на восток показал, где жить нужно. И живем мы теперь тут, а не на родине. Говорят, что перед войной приходил. Всегда босиком! Старики помнят, что обещал помочь, ибо молимся мы только ему, и никто другой нас уже не слышит.

– Умеешь же ты красиво излагать свои мысли, когда нужно!

– Ты еще молитвы мои не слышал, вот ведь настоящее творение, Песня – песнь!

Вылк лениво потянулся, пока он в хорошем расположении духа, Алексей решил узнать все, что тот только знает. Обычно он мало что говорил. Вот и сегодня выложил ровно столько, чтобы потом было что вспомнить!

Слуги.

Молитва Вылка, она выглядела не так, как ее давно записал Алексей. Вылк в своей речи не ставил в словах окончание, порой искажал слово, но от этого оно только выигрывало, приобретало иной смысл. Служи, Тя, погибну, сломи, коварно.

– И молю Тебя, Слуга Небесный, спаси нас и наших детей от мрака кромешного, не дай погибнуть во тьме, сломиться под напором оружия ворога коварного. Ибо ведет ворог всех, кто служит ему, под знаменем его от ворот Иерусалима земного, к Иерусалиму Небесному. Страшна участь тех, кто знамена эти поднял, и не завидна судьба тех, кто им покорился, ибо судьбы той больше нет, как нет прощения Господа нашего, Того, кому мы все служили и всем обязаны. Уповая на милость Господа, кровь пили мы, клятвой скрепив союз наших сердец и душ. Пусть сила, данная обрядом этим, остановит зло горько, очистит землю нашу от врага, как сегодня, так и завтра…До самого Судного Дня!

Вылк давно уже не скрывал, что они – оборотни. Что когда не было выбора, не хватало сил победить врага, дали они клятву, совершили соответствующий обряд, и это обернулось новой жизнью, и новой силой.

– Поражение принесло бы выход врага в Европу! Впрочем, именно об этом тогда мало кто задумывался. От папы Римского ждали помощи. В случае победы над вампирами, тот жаловал прощение всех грехов князю и всем, кто, верно служил ему. Индульгенцию подписал, не зная, что тот уже тяжело и смертельно ранен. Эта булла считалось политической ошибкой Ватикана. А в связи с обострением всех внутренних противоречий, когда борьба за власть имела тяжелые последствия, папа послал своего лучшего генерала, изъять документ, исправить свои промахи.

С верхушкой вампиров князь справился в последних сражениях, но самого его случайно зарезали свои же слуги, когда случился очередной, ночной припадок. Враг тоже потерял основную движущую силу в лице главнокомандующего, был бит и рассеян по окраине, а данное нашествие на много столетий отсрочилось.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6