Игорь Шенгальц.

Мир-тень



скачать книгу бесплатно

© Шенгальц И. А., 2019

© Художественное оформление серии, «Центрполиграф», 2019

© «Центрполиграф», 2019

* * *

Моему брату Антону



Часть первая. Потеряшки

Пролог

Майор Шельгин, начальник отдела криминальной полиции города Ч., внимательно смотрел на мониторы, куда выводилась вся информация с наружных камер слежения. Вроде бы все было спокойно. Никто из его подчиненных не дергался и не нервничал, все вели себя адекватно, согласно личным характеристикам.

Банда Калины в полном составе праздновала очередной удачный набег, сняв для этой цели пригородный дом с сауной, накрыв шикарную поляну и, конечно, вызвав достаточное количество жриц любви, чтобы никто не остался обиженным.

И самое главное – завтра Никита Калина и его люди собирались оставить этот город в покое и перебраться поближе к столице. Мол, там и места побогаче, и навар побольше, и дела можно крутить иного масштаба. Но майор Шельгин ни в коем случае не собирался допустить, чтобы это произошло. Он собирался взять их здесь и сейчас и никаких иных вариантов не видел.

Бандиты свезли в снятый дом весь навар не только с последнего ограбления, но и с ряда прошлых дел, из-за которых вся местная полиция стояла на ушах уже которую неделю.

Опергруппа Шельгина днями и ночами работала над делом, прошерстив вдоль и поперек весь миллионный город, пока наконец заслуженная удача не улыбнулась им – Калину сдал осведомитель. После этого пошло по накатанной: слежка, прослушка, выявление контактов, проверка личностей, сбор доказательств – все, чтобы прокуратура была довольна.

И сегодняшний набег банды подготовил Шельгин лично. Под его ответственность банк «Народный» выделил деньги, не стал усиливать охрану, допустил возможность нападения, не перестраховавшись лишний раз. Майора уважали в городе, ему доверяли. Но при первой же ошибке Шельгина сожрали бы, и он это тоже отчетливо понимал. Значит, ошибки быть просто не должно.

Инкассаторам был дан четкий приказ – ни в коем случае не сопротивляться, отдать деньги при первом требовании и никаких самостоятельных действий. Шельгин рисковал. Пострадай хотя бы один из инкассаторов – и будет невозможно оправдаться никакими следственными интересами. СМИ раздуют эту историю до небес, уж в этом можно не сомневаться. Но Калина не славился особой жестокостью, без нужды не калечил и тем более не убивал. Он был лихой человек, налетчик, грабитель, вор, но крови гнушался, не любил ее.

Все прошло как по маслу. Инкассаторы отдали бандитам ценности, никто не пострадал, все остались живы и здоровы. Банда переместилась по задуманному плану в дом, отгулять и отсидеться, а майор и его люди были тут как тут, заранее установив жучки и скрытые камеры по всему периметру.

И теперь все подъезды к дому были перекрыты силами полиции. Шельгин приказал никому не лезть, пока не будет дана отмашка лично им самим.

Сам майор занял место в оперативном автобусе, а члены отдела контролировали ближние подходы к дому.

Время было далеко за полночь, но жизнь в малине вовсю кипела: играла громкая музыка, слышался женский смех, кто-то периодически выходил на улицу покурить или отлить в ближайшие кусты.

Ребята из отдела начинали нервничать. Еще бы, умотались за последние дни. Егоров вон совсем поник, Максимов старается выглядеть бодрым, но видно, что дико устал, Лурье и Гранин, как более опытные, внешних признаков усталости не выказывали, но и они уже хотели финала истории. Впрочем, советовать Шельгину, когда и каким образом действовать, никто и не думал. Начальник здесь один – майор, и никакой демократии.

На втором этаже загорелся свет сразу в двух комнатах.

– Готовятся спать, – негромко констатировал капитан Лурье. – Или же устраивают тех, кто успел ужраться.

– Запасов у них еще с лихвой, но мы тянуть не будем, – решил Шельгин. – Еще пять минут – и начинаем, а то конкуренты не вытерпят.

Да, хоть операция и была его личной инициативой, но вмешаться мог кто угодно со стороны: прокурорские, смежные ведомства, да хоть «старшие братья», мало ли что им вдруг померещится за серыми стенами.

– Начали! – приказал майор по рации, и захват начался.

В дом входили двумя группами. В первой сам Шельгин, на подстраховке опытный Лурье. Во второй – капитан Гранин, лейтенант Максимов и младший лейтенант Егоров, которого все называли Молодой.

В нижнем холле Лурье с ходу вырубил пьяного в хлам мужика, привычно перевернул его на живот и наручниками сковал руки за спиной. Даже не стал затыкать ему рот – пусть орет, когда очнется, но уже будет поздно.

Банда Калины насчитывала четверых, включая самого Никиту – главу группировки, ее идейного лидера и вдохновителя.

В коридор, громко хохоча, вывалились две девицы. В руках – бокалы с шампанским, из одежды – неприличный минимум, на лицах – столь же неприличный максимум косметики. Вульгарные, но доступные – так охарактеризовал их про себя Шельгин. Девицы искали уборную, но, увидев группу чужих мрачных вооруженных мужчин, испуганно замерли на месте.

Тут и тройка капитана Гранина зашла в коридор с обратной стороны, миновав пустовавшие комнаты. Гранин, сурово глядя на проституток, приложил палец к губам, призывая к тишине, а для наглядности показал пистолет. Убедил ли девиц ствол или же мощная фигура капитана – неизвестно, но они тут же заткнулись, как рыбы на льду, только отчаянно дышали и пялили глаза на происходящее.

Молодой быстро подошел к ним, схватил за локотки и протащил к дверям. Что он шепнул им на прощание, Шельгин не услышал, но девицы без единого звука припустили вперед с такой скоростью, что только голые пятки засверкали в ночи.

Одной проблемой меньше, но были и другие девицы где-то в доме, и, главное, там продолжали бухать три бандита. Взять подонков нужно было чисто, без крови. И тут же искать деньги – это главное.

Если двое наверху, то внизу должен быть еще один, прикинул майор. Оставался основной холл, где, собственно, и происходила пирушка.

Знаком показав Гранину и его команде следовать на второй этаж, Шельгин подошел к двери, из которой выпорхнули девицы. Там играла музыка, но голосов слышно не было. Возможно, один из преступников как раз остался там в одиночестве, ожидая возвращения дам из клозета.

Дождавшись, пока Гранин и остальные поднялись по лестнице на этаж и скрылись в темном коридорчике, майор махнул Лурье – начинаем! Тот все понял правильно, легко приоткрыл дверь в холл и первым проник в помещение. Майор вбежал вторым, быстрым взглядом охватив холл.

Орал телевизор, включенный на музыкальном канале. Посреди комнаты стоял стол, заставленный разнообразной снедью и бутылками, частично пустыми, частично еще полными. Гулять тут можно было долго.

В комнате находился лишь один человек, и тот дремал на диванных подушках, отчетливо похрапывая. Видно, ждал девок, да утомился. Перед ним прямо на столе лежал обрез. Лурье, на цыпочках приблизившись к задремавшему бандиту, одним цепким движением схватил оружие, а потом им же, словно дубинкой, рубанул спящего по голове.

Если Шельгин не путал, а майор редко что-то путал, то Лурье вырубил как раз главу банды, Никиту Калину. А взять такого волка дорогого стоит!

Майор перевел дух. Нет, все же отличную команду он себе подобрал. И все сам, по крупицам, можно сказать, собирал подходящих людей по отделам, отлично чувствуя, сработаются они или нет, будут ли понимать его, даже когда он сам толком себя не понимал. Влад Лурье был один из первых, кто попал к Шельгину, и к нему претензий у майора не имелось никогда.

– Все готово, шеф, враги схвачены! – отрапортовал лейтенант Максимов, заглядывая в комнату.

Следом за ним Гранин и Молодой толкали двух злых мужиков. Руки у бандитов были связаны, рожи слегка помяты, взгляды хищные.

Вот в Максимове майор был не до конца уверен. Вроде подходящий типаж: молодой, жадный до денег, до славы, но есть в нем что-то такое, некая подковырка, в которой Шельгин пока разбирался. Возможно, сегодняшняя ночь станет ключевой, в том числе и для лейтенанта.

– Там еще несколько девок дрыхнет, мы их трогать не стали, пусть спят, утомились, потаскушки, под этими тушами корежиться… – Гранин неприязненно пнул одного из мужиков по голени.

– Отлично сработано, господа! – похвалил майор. – А теперь нам предстоят переговоры, долгие, утомительные переговоры… Молодой, не в службу, плесни всем из бара по паре капель, да себя не забудь…

Пока опера опытно подготавливали плацдарм для предстоящей беседы, Шельгин вглядывался в лица Калины и его богатырей. Правильно ли он их просчитал, не ошибся ли? От этого сегодня зависело многое…

Потом все пошло банально. Девок заперли в одной из комнат, всех участников группировки посадили на полу в холле, для Калины сделали исключение – выделили стул, после чего Шельгин начал допрос.

Это делать он умел лучше всего. После разговора с ним клиент готов был отдать последнюю рубаху и еще считал, что ему крупно повезло: он сохранил главное – жизнь.

Так и сегодня, калиновцы один за другим выкладывали все секреты, рассказывали о нычках, пытались сулить деньги, а в итоге отдавали их просто так, прося лишь об одном – не убивать!

Началось-то все иначе: бандиты быковали, один даже дернулся было бежать, но Шельгин недолго думая выстрелил ему в ногу, стараясь не перебить ненароком бедренную артерию. Пуля прошла навылет, по касательной, легко пробив толстую ляжку. Здоровый мужчина завыл, как ребенок, забился в истерике, пока Гранин не привел его в чувство отменной оплеухой.

И после этого диалог начался в полном объеме. Никто больше не гнул пальцы, не грозился покарать всех ментов и их семьи, не хвастался связями, напротив, калиновцы выглядели невинными и беззащитными, как агнцы божьи. И готовы были на все условия майора.

Они безо всяких возражений подписали протокол изъятия, где Шельгин изрядно преуменьшил сумму средств, добытых в результате обыска. Лишние деньги потом нужно будет поделить между своими, ребятам тоже нужно кушать, а за банками не заржавеет, у них все застраховано и перестраховано стократно.

А суммы они изъяли ох какие немалые! Хватит надолго, даже с его аппетитами. Майор был доволен. Единственно, что омрачало ситуацию, – это инцидент с ранением. Не получилось без сучка без задоринки. Раненый продолжал ныть, у него начался жар.

Но к тому времени показания уже подписали, изъятые средства поделили: свою часть майор спрятал в спецотсеке автобуса, о котором мало кто знал, государственные же средства сложил в сумки и оставил посреди холла. Сейчас набегут службы, все пересчитают, запротоколируют, а они тем временем доставят калиновцев под замок.

Так все и вышло. Гранин вызвал по рации людей, и через десять минут вокруг уже было не протолкнуться от решивших урвать свой кусок пирога славы сотрудников разных ведомств.

Но перед этим, лениво копаясь в сумках, где хранили ценности банды, майор наткнулся на скромный, потертый во многих местах кожаный портфельчик некогда ярко-синего, а нынче светло-голубого цвета. Чем-то этот портфель заинтересовал внимание Шельгина, и майор недолго думая сунул его за пазуху, надеясь в дальнейшем изучить его содержимое в более комфортных условиях.

Глава 1. Служу Отечеству

Вжизни каждого человека иногда случаются жестокие пробуждения, когда ты спал всего ничего, и не только не сумел нормально выспаться, но казалось, что лучше бы и вовсе не ложился, чем так, на какие-то несчастные два-три часа после нескольких суток напряженной работы.

Это утро оказалось именно таким. Звук ненавистного будильника буквально взорвал мой мозг. Глаза отказывались открываться, но перед сном я предусмотрительно положил телефон на стол, а не на прикроватную тумбочку, и, чтобы прервать этот назойливый ужас, мне пришлось подняться на ноги.

Ну а дальше стало легче: контрастный душ, большая кружка кофе и самая вкусная – первая – сигарета, затем привычная яичница и бутерброд. Через полчаса я уже почувствовал себя человеком, а не сомнамбулой, в голове у которой каша из обрывков мыслей. Вчера поздно ночью мы удачно завершили разработанную майором Шельгиным комбинацию, потребовавшую несколько недель подготовки. А последние три дня оказались решающими, поэтому весь отдел без сна и отдыха трудился на благо Родины в общем и господина майора в частности. Впрочем, нам, сотрудникам оперативно-разыскного отдела криминальной полиции, жаловаться не приходилось. Каждому перепала приличная сумма наличными, да и вдобавок намечалась благодарность от начальства: повышение в звании. Так что стоило поспешить на разбор полетов, иначе могли и обойти вниманием, тем более что героев хватало.

Быстро одевшись, я спустился во двор. Мой красавец – «мицубиси-аутлендер» – стоял у подъезда, поблескивая на ярком утреннем солнце черными полированными боками. Серега Гранин и Влад Лурье предпочитали «БМВ Х5». Молодой вообще пока что обходился подержанным «фордом» – денег не успел скопить, – я же выбрал «япошку» и не пожалел. «Икс шестой» из наших мог позволить себе только майор, но завидовать тут не приходилось. На майоре и ответственности больше, и стрессов разных – вон, к сорока годам уже наполовину седой…

Купил я машину недавно и ни секунды не пожалел о потраченных на это чудо средствах. Умеют же японцы делать вещи, в этом им не откажешь! Немецкий порядок и японская преданность фирме! Ни винтика не своруют, все соберут по инструкции, поэтому и ездят изделия их автопрома десятилетиями. А наши умельцы и блоху подковать сумеют, и в космос первыми полететь, и бомбу на кухне собрать, да такую, чтобы полмира разнесло, а вот тачку человеческую выпустить – тут увольте. Нам подавай лишь великие свершения, а на мелочи мы не размениваемся – кайф не тот!

Мотор завелся с пол-оборота, я привычно объехал расставленные во дворе машины соседей. На некоторые не помешало бы повесить популярные ныне таблички: «Паркуюсь, как мудак!» – или просто, долго не раздумывая, стекла повыбивать. Нужно будет при случае поговорить с их хозяевами по-свойски, а если не дойдет с первого раза, не пожалеть разбитых костяшек – объяснить правила вежливой парковки более доступными средствами.

Пока добирался до отдела, я вспомнил в подробностях сегодняшнюю ночь: как брали банду, провернувшую за последние месяцы несколько крупных грабежей, как делили найденные средства, оставив некоторую часть для отчетности. Банки свое вернут, а нам тоже жить на что-то надо… Шельгин лично прострелил ногу одного из задержанных, когда тот попытался взбрыкнуть. Не надо было сомневаться, достаточно ли мы серьезные люди, чтобы вести с нами деловую беседу и какую сумму указывать в протоколе. Ведь ясно было сказано – остальные деньги вами уже потрачены и прогуляны! Больше инцидентов во время операции не случилось, так что через недельку-другую, как все успокоится, деньги можно начать осваивать. Я как раз подумывал прикупить землицы за городом – на первоначальный взнос хватит!

Поток машин на дороге оказался плотным: утренний час пик – все торопились поскорее добраться до уютных офисов, чтобы просиживать там зады в социальных сетях, активно имитируя бурную рабочую деятельность. Меня подрезал взлохмаченный очкарик на девчоночьем «матизе», внезапно вынырнувший слева. Я посигналил чудику, но он предупреждению не внял и по широкой параболе ушел в самый правый ряд, втиснувшись между автобусом и древним «москвичом».

Хрен с ним! В другой бы раз проучил, но сегодня майор приказал явиться вовремя. А я и так слегка опаздывал.


Припарковавшись наконец у здания ОВД, я влетел внутрь и, в несколько прыжков преодолев лестницу, вбежал на второй этаж, по дороге приветственно махнув дежурному. Я успел заскочить в кабинет майора как раз в тот момент, когда наши только начинали рассаживаться.

Все выглядели одинаково сонными, помятыми – это и неудивительно, потрудились знатно. Лишь майор Шельгин, выбритый до синевы, казался, как всегда, свежим и готовым к действиям. Ни малейших признаков усталости – не человек, а робот! Возможно, он сегодня и не ложился.

– У нас проблемы, – мрачно начал майор. – Тот придурок, который получил вчера пулю, час назад скончался. Заражение крови. Неудачно вышло.

– Как же так? – не понял Серега: до него всегда доходило чуть позже остальных. – Ты же его только слегка зацепил! Да я с такими ранениями неделями бегал, пока меня силком в госпиталь не тащили, и ничего!

– А вот так, твою мать, не повезло! Ты, может, и бегал, а он, видишь, не сумел. А сейчас дело взято на контроль сверху. Мертвец-то хоть и успел многих в городе поиметь, но оказался со связями. Так что приказ: всем сидеть тихо, заниматься текучкой. До особых распоряжений. Вопросы?

Когда Шельгин в таком настроении, ни один умник к нему не полезет с глупостями. Так что вопросов ни у кого не оказалось.

– Все, проваливайте!

Вот тебе и благодарность за хорошо выполненную работу! Серега вышел первым, скорбно опустив голову, за ним Влад и Молодой. Я замыкал шествие и аккуратно прикрыл за нами дверь.

Наш кабинет находился чуть дальше по коридору.

– Вот так посовещались… – Серега уселся за свой стол. – Фарт пропал! А я думал еще, что как-то слишком уж хорошо все шло…

– Будем работать, как обычно, – констатировал Лурье.

– Ничего, – я с ненавистью посмотрел на множество папок с незавершенными делами, – обойдется…

– Да это-то понятно, наш майор и не из таких передряг выкручивался. Что ему один жмурик, тем более так сильно накосячивший? Меня больше проверка беспокоит. Молодой, не подведешь?

– Что ты, я все сделаю как надо!

– Смотри не подставь товарищей своих, у нас это не принято. – Влад вперил тяжелый взгляд в небесно-голубые очи Молодого, а уж давить он умел. – Заповедь номер один!

Коля Егоров пришел в наш отдел полгода назад сразу после школы милиции, так что его традиционно именовали «молодым» до появления следующего новичка. Он не спорил, работать старался много, не ленился, и когда майор, слегка присмотревшись к нему, впервые взял его в серьезное дело, то не струхнул и не начал щепетильничать, чем заслужил всеобщее одобрение. Группа у нас слаженная, взаимопонимание на высоте, и, кажется, Молодой вписался удачно.

– Ладно, – кивнул Влад. – Поглядим, как оно сложится…

На долгие полчаса в кабинете повисло молчание, слышался лишь шелест бумаг да временами сдержанные недовольные возгласы. Трудно сосредоточиться на работе в таком состоянии, тем более что в кабинете батареи работали на максимуме, тепло и уют расслабляли, от этого неимоверно клонило ко сну.

Буквы перед глазами сливались в единое мутное пятно, приходилось прилагать усилия, чтобы собрать их в слова. Так я промучился, пока звонок мобильника не оторвал меня от этого невыносимого занятия.

Номер определился – Чиж, один из моих осведомителей. Мелкая сошка, информацию давал незначительную, но пару раз умудрился оказаться полезным, за это я и держал его, помогая временами отделаться от излишнего внимания правоохранительных органов.

– Эрик Евгеньевич? – уточнил на всякий случай Чиж.

Да, так меня зовут – Эрик, что в переводе с древнескандинавского означает «благородный предводитель». Так решили родители, посчитав, видимо, что уж с таким-то именем проблем в жизни у меня не случится. Как же они ошибались…

– Слушаю!

– Надо встретиться, срочно! – Чувствовалось, что Чиж необычайно взволнован. – Есть очень важная информация!

– Где и когда? – Я согласился сразу. Ну не мог я больше сидеть и ворошить бумаги! Небольшая прогулка только пойдет на пользу и взбодрит.

– Как можно скорее… Давайте через двадцать минут в кафе «Семь слонов»!

– Заметано!..

Я поднялся на ноги, с удовольствием потянувшись и хрустнув костями.

– Уходишь? – поинтересовался Серега. – Сигарет купи, кончились.

– Молодого пошли, ему все равно делать нечего. Я не скоро вернусь.

– Да ладно, сам схожу. – Серега тяжело вздохнул. Природа наградила его могучим телосложением, хорошей реакцией, но удивительной ленью. Так что даже поход до ближайшего киоска являлся для него великим подвигом и победой над самим собой.

Мы попрощались у выхода. Серега, с неохотой передвигая ноги, побрел налево, а я двинулся в противоположную сторону.

Влад прав. Шельгин, конечно, и на этот раз выкрутится. Сколько уже разных случаев произошло только на моей памяти, и всегда майор умел найти выход, он – мужик тертый, знает, на кого надавить, а кого подмазать, да и нас не бросит. И вовсе не из-за дружбы навек, майор и слово-то такое позабыл, а по чисто практическим причинам. Мы и знали многое, хотя далеко не все расклады, да и завязаны в его делах уже давно по самые уши. Впрочем, слишком наша группа не зарывалась. Так, крышевали кое-кого, иногда глаза закрывали на шалости подопечных, но с мокрыми делами ничего общего не имели. До сегодняшнего дня…

Пошел легкий дождик, и я прибавил шаг. Зонта, конечно, у меня с собой не оказалось. Прохожие вокруг засуетились, кто-то спешил укрыться в магазинах, кто-то прятался под арками домов, надеясь там переждать зарождающийся ливень, а кто-то уже бежал изо всех сил, пытаясь скорее добраться до места.

К счастью, я заскочил в кафе как раз вовремя, буквально за пару минут до того, как отвесной стеной упал дождь.

Чиж уже сидел за дальним столиком, лицом к входу – удобная позиция для наблюдения. Я подошел и сел напротив, скучающе смотря на своего осведомителя. Чиж выглядел невзрачно: невысокий белобрысый паренек лет двадцати с небольшим, с блуждающим взглядом и плутоватым выражением на лице. Поймал я его на вещах не слишком серьезных и помог отделаться легким испугом, припрятав до поры до времени часть материалов как средство давления.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6