Игорь Шабельников.

Возвращение гоблина



скачать книгу бесплатно

1

После ужина при свечах баба Маня, убрав посуду, приготовила нам свой фирменный «чай» на основе целебных «травяных сборов» и ушла в свою комнату. Падре, хитро подмигнув, сказал, мол, капля вина чаю не повредит. Пошарив в нижнем отделении шкафа для посуды, он извлек «четверть» наполненную какой-то желтовато-бурой жидкостью. На бутыли была приклеена бумажка с надписью: «Вино для причастия». Вынув деревянную затычку, падре перекрестил горлышко бутылки, после чего, влив не меньше литра «крови господней» в пятилитровый чайник с чаем, поставил «четверть» на стол. Я приподнялся и принюхался к содержимому бутыли. Всё ясно, ещё один «шедевр» народной медицины бабы Мани – «спотыкач», настойка корня девясила на желудёвом самогоне.

– Эдак мы завтра спозаранку в обратный путь не тронемся, – сказал я усмехнувшись.

– Вот и хорошо. Путь вам предстоит неблизкий и нелёгкий. Погостите у нас денёк, отоспитесь, передохнёте, а послезавтра с утра и пойдете, – ответил падре. Я глянул на Макгрегора, тот неопределённо пожал плечами, мол, решай сам. Впрочем, может, падре и прав, провести всю ночь в постели и хорошенько выспаться было бы неплохо. Я пододвинул свою кружку падре, Макгрегор последовал моему примеру.

Падре, разлив «грог» по кружкам, жестом пригласил нас занять места возле камина. Разобрав кружки, мы расположились у огня в удобных креслах-качалках. Мы – это я, сам падре и сэр Джон Макгрегор. Чёрный гладкошерстый такс по кличке Фреди Крюгер улёгся у моих ног. Ароматный напиток с горьковато-пряным вкусом приятно пьянил и настраивал на шутливый лад.

– Падре, позвольте спросить? На бутыли я видел бумажную наклейку с надписью «Вино для причастия». А я слышал, что причащать вином у католиков не принято? – спросил я.

– Это не так, сын мой. Католическая евхаристия не препятствует причащению вином. Всё упирается в вопрос экономии. У меня же приход маленький, а благодаря стараниям матери Марии я могу причащать прихожан и вином. К тому же мои прихожане в основном люди православные, им причастие с вином привычнее, – ответил падре, отхлебнув из кружки.

– А чи можно православным причащаться в католической кирхе? – попытался я подначить падре.

– Если перед причастием исповедаться, то можно. А мои прихожане – это израненные телом и душой сталкеры, чаще нуждающиеся ни столько в причастии, сколько в покаянии, – серьёзно ответил падре.

Шутливое настроение улетучилось, я задумался, во скольких грехах мне самому пришлось бы покаяться, вздумай я исповедоваться. Из задумчивости меня вывел вопрос падре:

– Простите, Бирюк, а что же случилось с вашим другом, Бритвой? Почему его ищут?

– Падре, решив воспользоваться вашим итальянским паспортом для вывоза Теди с Украины, мы недооценили своего противника – ватиканскую разведку. Нет, само решение, как тогда, так и сейчас, я считаю, было правильным – мы хотели сбить ватиканских ищеек с вашего следа, увести их от чернобыльской зоны.

Увести-то увели, но они плотно сели нам на хвост, а вот сбросить их с хвоста у нас не получилось. Сэру Джону я уже всё рассказал, давайте, я вам всё по порядку расскажу, начиная с момента нашего расставания, – предложил я. Падре кивком головы согласился.

– Мой друг Андрей, бывший сталкер по кличке Бритва, на момент нашего с Теди выхода из зоны был куратором южного направления. Он заведовал работой курьеров таких, как я, занимающихся переброской оружия и прочих товаров в зону, и, главное, вывозом из зоны артефактов. Поэтому он с лёгкостью организовал нам с Теди безопасный выход из зоны.

– Конечно же, Андрей был крайне удивлён, увидев легендарного «Бюрера» зоны. Но не вам, падре, мне рассказывать, Теди кого хочешь, враз убедит, что он не легендарный, а самый что ни на есть реальный гоблин.

– Андрей поселил нас с Теди в своем коттедже в элитном охраняемом посёлке вблизи города Иванков. Там-то я и рассказал Андрею о вашем поручении отыскать и переправить Теди к соплеменникам. Рассказал о собранной вами информации о пиктах Шотландии. Кстати, сэр Джон, именно туда я и собирался вывезти Теди. Случись это, я думаю, вся бы эта история могла закончиться ещё год назад.

– Рассказал я Андрею и о стуканцах северного Урала России. И тут оказалось, что Андрей родом с тех мест, он не только слышал о «таёжных демонах», но и однажды их видел. Взвесив все шансы, я решил везти Теди в Пермский заповедник, тем более что Андрей захотел съездить на родину и помочь мне в поисках.

– Вот тогда-то и встал вопрос, как вывозить Теди? Конечно, нелегально переправить его через границу в Россию для Андрея не составляло труда – у него налаженные каналы на многих таможнях, и не только Украины. Но это не избавляло от преследования вас, падре. Ватиканская разведка догадается, куда вы из Литвы могли направиться. Поэтому пришла мысль убить двух зайцев – «легально» вывезти Теди под видом туриста инвалида-колясочника по вашему паспорту на имя Николо Джованни и увести за собой ищеек.

– Для того чтобы информация о пересечении границ дошла до Ватикана, надо было провести ваш паспорт через погранпосты трёх государств. Андрей уехал покупать отметки в паспорт. Тем временем, чтобы Теди не скучал, я познакомил его с интернетом. Теди быстро освоился в сети – чатился на немецких сайтах, играл в фентэзийные игры. Я тогда и подумать не мог, что он сам выйдет на своих соплеменников. О закрытом чате гоблинских кланов вам лучше расскажет сэр Джон, человеческий, если можно так выразиться, единокровный брат нынешнего короля пиктов и его правая рука. Скажу только, что Теди назвал себя, титул и место своего обитания. С этого момента сэр Джон стал готовиться к посещению зоны, ведь Теди, волей случая, оказался законным наследным принцем шотландских пиктов.

– Тем временем Андрей раздобыл все необходимые пограничные отметки, а конторские умельцы переклеили фото в паспорте и подделали печать. Вернулся он с новым джипом, купленным в Калининграде, и всем необходимым для поездки в пермский Веширский заповедник. Он тогда не знал, что ватиканская разведка уже приступила к поискам Николо Джованни, но предпринял все необходимые меры для того, чтобы не засветить себя и место нашего пребывания. И это ему в тот раз удалось.

– Но мы тогда не представляли всех возможностей противника – как только мы пересекли Российско-Украинскую границу, к нам на хвост упали ватиканские ищейки. Причем они подсадили к нам в машину хитрый жучок, он отзывался на сигнал со спутника коротким одиночным сигналом, который отловить обычными сканерами было практически невозможно.

– Попетляв по Ростовской области и Краснодарскому краю, мы, совершенно уверенные, что за нами нет погони, спокойно направились в Пермь. Только, не доезжая города Игра, что под Пермью, Андрей заподозрил хвост, якобы один и тот же «Фольксваген» несколько раз мелькал за нами от самой Российской границы. Мы съехали с дороги и остановились на площадке для отдыха, вышли из машины и приготовили оружие. И действительно, «Фольксваген» вначале проехал мимо, а через пару минут вернулся и заехал к нам на площадку. Но из машины вышли, потягиваясь, два щуплых паренька в цветастых гавайских рубахах, шортах, шлепанцах на босу ногу и с дорожными картами в руках. Мы расслабились, смешно было заподозрить в этих «гавайских» пареньках агентов Ватикана.

– Выстрелы из тайзеров из-под карт нас с Андреем моментально вырубили. Очнулся я от того, что меня кто-то тормошил. Я открыл глаза, это был Теди. Что-то сверкнуло на солнце, какая-то золотистая паутина. Присмотрелся – это тоненькие проволочки, идущие от торчащих в груди Теди четырёх дротиков. Теди отследил мой взгляд, выдернул дротики и помог мне подняться. Я глянул на «гавайцев», они лежали навзничь, красные, как варёные раки, волосы на головах торчали дыбом. Рядом с «гавайцами» валялись разорванные в хлам тайзеры. Стало ясно, когда мы упали, Теди вышел из машины. «Гавайцы» выстрели и в него. Вот это с их стороны было большой ошибкой – Теди вернул им по проводам потраченное на него электричество и ещё от себя добавил.

– Сын мой, а почему они так долго ждали, почему не напали на вас раньше? – спросил падре.

– Не знаю уж, почему. Может, они поняли, что в машине вас, падре, нет, и подумали, что мы их раскусили, а вся эта поездка на Урал – для отвода глаз, и мы в любой момент можем соскочить, или, может, у начальства Ватиканской разведки терпелка лопнула, и оно отдало команду на захват, – ответил я.

Я поднялся и неуверенной походкой направился с кружкой к чайнику с «грогом». Спотыкач – он и есть спотыкач – голова ясная, речь уверенная, а ноги уже плохо слушаются. Ещё раз подивился немецкой предусмотрительности падре – если ноги совсем «распоясаются», с кресел можно будет и не вставать, уснуть прямо в них. Чтобы дважды не подниматься, я, прихватив чайник и едва не наступив на такса, быстренько вернулся в кресло. Наполнив подставленные кружки, я не забыл налить и себе. Поставив чайник ближе к огню и приложившись к своей кружке, я продолжил рассказ:

– Так вот, «гавайцы» были в отключке, но были ещё живы и в любой момент могли очухаться. Разумнее было их добить, а их машину сжечь. Но я пожалел сволочей, уж очень они были молоды, оклемаются – их счастье. Я сказал, чтобы Андрей забрал из их «Фольксвагена» все документы и всю аппаратуру и выдернул провода из двигателя, а сам пошел искать жучок.

– Жучок я, конечно же, нашел. Мы его потом пересадили на ближайшей стоянке на первую попавшуюся машину. Понимая, что «гавайцы» давно «срисовали» наши номера, мы поменяли их на запасные. Номера и комплект документов на машину были, конечно, уже фальшивые, но для обычной проверки на дороге они вполне годились.

– Мы беспрепятственно добрались до Перми и заселились в придорожный мотель. Целую неделю я изнывал от нудьги, наблюдая, как Теди чуть ли не сутки напролёт режется в онлайн-игрушки. Андрей, между тем, раздобыв все необходимые разрешения и лицензии, в поисках стоянок мансийских оленеводов, охотничьих заимок и домиков егерей, облетел на нанятом гидросамолёте весь Вишерский заповедник. Кроме того, он съездил на родину, разыскал своих старых корешей.

– Потом мы посидели с Андреем над картой заповедника, наметили наиболее перспективные точки поиска стуканцов. Решив, что мы полностью готовы, рано утром мы двинулись в заповедник. Поздно вечером, добравшись до заповедника, мы были удивлены не только скоплением байдарочников, туристов и всевозможных экстремалов, но и тем, что их сдерживает на границе заповедника полицейский кордон. Оказалось, что в самом заповеднике идет спецоперация против банды браконьеров, которые грабят и убивают туристов.

– Три дня мы просидели в ожидании конца спецоперации. Тем временем к заповеднику на моторной лодке по Вишере прибыли товарищи Андрея. Андрей сдал им на руки наш джип, сказав, чтобы не упасть в глазах корешей, что он ворованный. Кореша обещали перегнать его в Пермь и там разобрать на запчасти. Тогда мы надеялись, избавившись от джипа и сбросив, по окончании операции, наши фальшивые паспорта, окончательно сбить ватиканских ищеек с нашего следа.

– Наконец пришло сообщение, что банда ликвидирована, и полицейский кордон в заповедник снят. Погрузив свои манатки в катамаран, мы двинулись к верховьям Вишеры. И вот, пройдя вверх по реке около ста километров, мы нарвались на остатки банды – шесть человек, вооружённых ружьями и обрезами на трёх байдах. Отстреливаясь от бандитов, одного мы убили, но эти гады угнали наш катамаран со всеми нашими припасами.

– Положение наше было сложным, но не отчаянным. Если уж и есть специалисты по выживанию в экстремальных условиях, то это мы – сталкеры. Мы изменили маршрут и через пять дней добрались до домика егеря.

– Самого егеря в домике не было. Он пришел на следующий день утром. Нас поразило, что, увидев Теди, егерь не испугался, а удивился, назвав его «менквы» – местное название стуканцов. Мы сразу смекнули, что нам сильно повезло, и перед нами не простой егерь, а посредник или защитник стуканцов. Мы попросили егеря отвести Теди на встречу с сородичами. Егерь легко согласился и даже не возражал, чтобы мы при этом присутствовали.

– Встреча произошла возле заброшенного золотоносного рудника с узкоколейкой на берегу озера с водопадом. Егерь, как выяснилось позже, в дань традициям, четверть часа перед костром пошаманил в бубен, а потом вынул спутниковый телефон и кому-то позвонил.

– Примерно ещё через четверть часа по узкоколейке, идущей по дну озера, прямо из-под водопада на дрезине прикатили два «стуканца», обличием точь-в-точь, как наш Теди. Теди, увидев сородичей, ошарашено молчал. Я думаю, он до конца и сам не верил в успех нашего «безнадёжного» дела. Стуканцы тоже удивлённо молчали. Потом один, опомнившись, спросил о чём-то Теди на непонятном языке, тот отрицательно покачал головой. Я, грешным делом, начал волноваться, что это Теди не захотел признать в стуканцах своих сродственников, и его всё-таки придётся везти в Шотландию. Но тут второй «стуканец» заговорил с Теди, как мне показалось, на другом наречии. Теди заулыбался и затараторил в ответ. Стуканцы переглянулись и пригласили Теди к себе в дрезину. Мы тепло распрощались с Теди, он присоединился к «стуканцам», и они укатили под водопад.

– Егерь отвел нас к своему домику и оттуда вызвал вертолет, на котором мы вернулись в Пермь. Андрей остался догуливать отпуск со своими корешами, а я, договорившись с ним о встрече в Киеве, улетел в Ростов-на-Дону. Перейдя Российско-Украинскую границу, благо, она во многих местах прозрачная, я уничтожил свой фальшивый паспорт. Тогда я полагал, что работа, порученная вами, мною полностью выполнена, и я успешно обрубил все концы. Я и думать забыл о Теди.

– Через месяц я встретился в Киеве с Андреем. Тогда я и поделился с ним своим намереньем завязать со сталкерством, тем более, что накопленные денежные средства это позволяли. Андрей меня поддержал, оказалось, он и сам об этом подумывал. Только он сказал, мол, линять надо по-умному, так, чтоб «свои» потом не искали.

– Через три месяца, на глазах нескольких свидетелей, защищая караван с артефактами от нападения бандитов, я «геройски погиб». А ещё через месяц я уже благополучно добрался до Черногории и обосновался в её столице, Подгорице, в многоквартирном доме.

– Организовать «гибель» куратора много сложнее, чем простого курьера. Надо было сделать так, чтобы служба собственной безопасности «конторы», эти псы легавые, даже не усомнились, что пропажа куратора и крупной партии артефактов – это дело рук конкурентов. Поэтому Андрей остался готовить свой побег.

– Через полгода Анлрей позвонил мне, мол, у него всё готово, через пару-тройку недель он уже будет в Черногории. Просил купить домик с виноградником в курортном городе Сутоморе. Я купил коттедж и стал спокойно ждать приезда Андрея. Но однажды ночью мой телефон, который я использовал только для связи с Андреем, зашелся истерическим воем сирены. А это могло означать только одно – телефон отпозиционировали.

– В зоне, из-за всё возрастающего прессинга конкурентов и военных, у половины сталкеров именно такие «перепрошитые» телефоны, остальные пользуются одноразовыми. Сигнал о том, что телефон отпозиционировали, означал только одно – побег Андрея не удался, его телефон попал в чужие руки, а теперь идет охота на меня, как на его сообщника.

– Я быстро собрался и уже через пять минут, включив охранную сигнализацию, покинул коттедж и пешком направился на променад Сутоморской набережной, там всегда, и днём и ночью, полно народу, там легче затеряться. Через двадцать минут, я услышал звук мощного взрыва, это взлетел на воздух мой коттедж, вернее, коттедж Андрея – в него кто-то пытался проникнуть, а оставлять свои пальчики я был не намерен. Стало окончательно ясно – Андрей попал в беду, его надо выручать, надо ехать на Украину.

– Через неделю, добираясь на перекладных, я прибыл в украинский городок Иванков. Там я встретился с другом и правой рукой Андрея, бывшим сталкером по кличке Гарринча. От него я и узнал, что спецслужбы «конторы» ни при чём. Что Андрея схватил Интерпол. Что Андрей обвиняется в разбойном нападении под Пермью на двух итальянских туристов и похищении ватиканского монаха Николо Джованни. «И на старуху бывает проруха» – видать, обшаривая «Фольксваген» «гавайцев», Андрей оставил свои «пальчики» в машине. А так как он в России был неоднократно судим, в том числе и за разбой, Ватикан и объявил его в международный розыск. Ватиканские ищейки, в поисках Андрея, целый год «рыли землю». Обшарив, наверное, весь Пермский край и не найдя концов, вернулись, несомненно по подсказке Ватикана, к началу поисков, к чернобыльской зоне отчуждения. Они напали на след Андрея и схватили его при выезде из собственного коттеджа.

– Схватить-то они его схватили, а переправить в Киев не смогли. По дороге в Иванков, Андрей, вырубив водителя, устроил аварию, машина интерполовцев упала в кювет. Андрей при аварии не пострадал, ушел лесом от преследователей и добрался до Гарринчи. Неделю он прятался у Гарринчи, а тем временем «контора» прислала с курьером для него новый комплект документов. Предполагалось, что военные и полиция организуют ему коридор, прикроют от Интерпола, и он выедет в главную штаб-квартиру «конторы».

– Однако машина Гарринчи, на которой Андрей выехал, в дороге взорвалась. Я думаю, «контора» не захотела прикрывать Андрея, но и отдавать его Интерполу она была не намерена – ему в машину подложили бомбу. Только вот Андрея в машине не оказалось, либо ему повезло, либо он догадался, что такое может случиться. Короче, с этого момента на Андрея охотились все: и Интерпол, и «контора», понимая, что Андрей такое им не простит, а следовательно, и военные с полицией.

– Я задал себе вопрос, куда, собственно, мог податься Андрей? Отлёживаться долго в какой-нибудь берлоге на Украине он не может, ему надо будет выходить, хотя бы за продуктами, а это опасно, ведь, в угоду Интерполу, он разыскивается полицией. Маловероятно, чтобы он пошел в зону – «контора» его там рано или поздно разыщет. Сомнительно, чтобы, воспользовавшись своими связями на границе, он рванул в Европу – там его будет караулить Интерпол. Остается Россия, Пермь, там у него старые кореша, они могли так укрыть его в тайге, что и с собаками не сыскать. Значит, мне надо возвращаться в Подгорицу и ждать весточки от Андрея в письме до востребования или с «курьером».

– Возвращаться надо, но я не хотел посвящать Гарринчу в свои планы, я не был в нём стопроцентно уверен. Я заверил его, что Андрей, без сомнений, ушел в зону, и попросил Гарринчу организовать мне туда безопасный проход. Я надеялся, что в связи со сложной обстановкой, он мне просто откажет, но он, неожиданно, ухватился за эту идею. Оказалось, что некий сэр Джон Макгрегор, геронтолог, получивший международный грант на посещение зоны, ищет проводника.

Я глянул в сторону сэра Джона, тот утвердительно кивнул в ответ. Поняв его по-своему, я поднял чайник и снова наполнил кружки. Сделав приличный глоток, я продолжил:

– Я удивился, что это в зоне могло заинтересовать геронтолога? Я спросил об этом Гарринчу. Тот ответил, мол, сэр Джон намерен разыскать посёлок Люсдорф, в котором, якобы, проживает старик-долгожитель. Тут я понял, что сэр Джон никакой не геронтолог. Я подумал тогда, что Ватикан не ограничился только обращением в Интерпол, они наняли профессионала сыска, и вы, падре, в опасности. Я согласился на встречу с сэром Джоном Макгрегором.

– На встрече я окончательно убедился, что сэр Джон очень опасен и ищет он не только вас, падре, он разыскивает ещё и гоблина, то есть Теди. И ещё я понял, что вряд ли Интерпол в курсе миссии сэра Джона. И тогда у меня родился «хитрый» план – я поведу сэра Джона в зону, а потом натравлю на него Интерпол. Пока они будут разбираться, кто на чьей стороне, я успею добраться до вашего селения раньше их и спрятать вас где-нибудь в зоне.

Я приложился к кружке, обдумывая, как не обидеть сэра Джона, как бы поделикатнее изложить последующие события. Пауза затягивалось, падре терпеливо ждал, а сэр Джон, ухмыляясь, искоса поглядывал на меня. Наконец я нашел нужные слова:

– Я планировал завести сэра Джона на завод ЖБИ, что за карьером «Огненных бабочек», и там его бросить. Всю дорогу до карьера я слал на телефон Андрея СМС с оскорбительными смайликами и позволял позиционировать свой. Я не сомневался, что Интерпол, приложивший столько усилий, чтобы захватить меня в Сутоморе, непременно решится на спецоперацию по моей поимке в зоне. Однако, волей случая, я узнал, что сэр Джон – сам «горец», «бессмертный», наполовину дварф. Никакого отношения к ватиканской разведке он, разумеется, не имеет, конкретно вас, падре, он не ищет, а разыскивает он Теди потому, что тот приходится ему родственником, двоюродным внучатым племянником и к тому же законным наследным принцем шотландских пиктов. Вот, пожалуй, и вся история, падре, – подытожил я.

– Всё ясно. Ладно, вы тут можете оставаться, – падре, поднимаясь, кивнул в сторону бутыли на столе, – А мне пора на боковую, у меня завтра утром служба в кирхе.

Я глянул на бутыль. Нет, с этим настоем бабы Мани надо быть поосторожней, не хотелось бы ударить в грязь лицом перед этим сэром, или, как говорят там у них – «фейсом об тэйбл».

– Не, я пас, падре. Не знаю, как сэр Джон, а я с превеликим удовольствием прилёг бы, – сказал я.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное