Игорь Шабельников.

Байки сталкера Бабая



скачать книгу бесплатно

Глюка
(Приквел «Баек сталкера Бабая)

1

Как же хорошо начинался день и так плохо закончился. Вышел я c рассветом. Впрочем, рассвет наступил весьма условно – свинцовые тучи закрыли всё небо. Ветер никак не мог выбрать, куда ему дуть – усиливался, стихал, менял направление. Дождь тоже не решался разразиться ливнем, то моросил, то налетал косыми залпами. Где-то вдалеке гремел гром, и тучи подсвечивались всполохами молний. Вся живность в зоне попряталась по норам, берлогам и блиндажам. Погода для перехода – лучше не придумать.

Я шел знакомым маршрутом, обходя аномалии и могильники с радиоактивной техникой. Шел, огибая Рыжий лес, к месту сбора в разрушенном тоннеле перед Лиманском. Рюкзак мой был набит боеприпасами – налет на Лиманск дело нешуточное. К месту сбора должно было подтянуться с десяток сталкеров. По расчетам к тоннелю я должен был добраться поздно вечером.

Должен был, да ничего не вышло – наткнулся на фанерный щиток «Мины». Откуда тут мины? Прикол какой-то? Нет, не прикол. В метрах двадцати впереди воронка от взрыва, а рядом с воронкой армейский сапог. Надо искать обходной путь. Четыре часа ушло на безуспешные попытки найти проход через эту радиоактивную свалку. Всё, надо либо возвращаться, либо загибать к Рыжему лесу.

Идти к Рыжему лесу мне не хотелось. Не знаю, почему этот лес называется Рыжим, ну разве что листва у него чуть светлее. Вообще-то, мне, как дальтонику, все эти оттенки серого – по фигу. У этого леса дурная слава. Раньше в лесу было охотхозяйство, а сейчас это – «заказник» кровососов. И говорят, Егерь их там разводит и подкармливает. Был я один раз в этом лесу, сунулся по дурости. Еле ноги унёс. До сих пор при воспоминании по коже бегут мурашки. А может, Егерь держит кровососов как сторожевых псов? Короче, я дал зарок – в лес больше ни ногой!

Зарок зароком, а парни ждут боеприпасы. Ладно, попробую пройти по самой кромке леса, а дальше оврагами. Если пойдет что не так, придется повернуть назад. В лес я не сунусь.

К оврагам я вышел уже в полной темноте. Похолодало, дождь прекратился. Двигаться на подъем стало ещё труднее, ноги скользили по раскисшей земле. Опустился на четвереньки, двигаюсь наверх, помогая себе ножом. Пару раз сорвался, окунувшись мордой лица в грязную жижу, стекающую по дну оврага. Откинул маску шлема – какое тут ночное видение, когда оптика вся в грязи.

Всё, я взобрался на вершину оврага. Немного постояв на четвереньках и отдышавшись, я поднялся. Спина ныла, ноги дрожали. Скинул рюкзак и винтовку, полчаса передышки мне не помешают. Эти полчаса уже ничего не решают – до места сбора мне еще чапать часа два-три. Я стоял и улыбался, я всё-таки прорвался. Не зря же меня кличут – Проныра.

Резкий шипящий звук заставил меня присесть. В небо взлетала осветительная ракета. Схватив рюкзак, я бросился в овраг вниз головой. Вовремя, не успел я еще доехать на пузе к подножию оврага, как небо прочертили трассера.

Я поднялся и побежал, в одной руке винтовка, в другой рюкзак. Ноги скользили по грязи и разъезжались. Над головой просвистели пули. Упал за кочку. Стрельба прекратилась. Так, судя по звуку выстрелов, их, по меньшей мере, двое. Что это – облава, засада или Егерь организовал сафари? Ясно, что меня сюда вывели. Кто? Минеры! Кто эти минеры? А хрен их знает! Чего тут думать – дергать отсюда надо, уносить ноги!

Наконец погасла осветительная ракета. Я пополз, подтягивая по очереди то винтовку, то рюкзак. С чавканьем в кочку справа вошла пуля, а потом я услышал звук выстрела из винтореза. На вершине оврага снайпер, а я у него как на ладони. Придурок, винтовка у него, видать, первоклассная, с ночным прицелом, а стрелять не умеет. Эх, мне бы сейчас какую-нибудь ямку, я бы расчехлил свою винтовку, тогда бы я ему показал, как надо стрелять. Так, с рюкзаком мне отсюда не уйти. Придется бросить. Я сдернул с груди осколочную гранату, выдернул чеку и аккуратно подсунул под рюкзак – берите, если вам не совестно обирать бедных сталкеров.

Не успел я проползти и пяти метров, как пуля ударила в лужу прямо перед моим лицом. Протер глаза от липкой жижи. Черт, насчет снайпера я ошибся – он отлично стреляет, и он вовсе не хочет меня убивать. Он будет держать меня тут, пока его сотоварищи не возьмут меня тепленького. Что же делать? Рядом лес, из леса волнами выползает туман. Нырнуть в туман, и в лес. В лес они не пойдут, не дураки же они, в самом-то деле. А мне можно, потому что я и есть дурак – так вляпаться в засаду.

Я вынул из разгрузки три фальшфейера, поджег их и бросил веером. Секунд пять охотникам от их оптики не будет никакого толку. Вскочив, я бросился в лес. Затрещал автомат. Опоздали, я уже упал между деревьями.

Ночь. Лес. Ползу, огибая деревья. Ни черта не видно. Ручей – промыл оптику, надел – результат тот же. Ах, да, туман! Как бы мне не сбиться с направления. Прогремел мощный взрыв. Ага, будете знать, как шарить по чужим рюкзакам! Обидно, в рюкзаке было две банки тушенки. Но позвольте, почему звук от взрыва сзади? Я потерял направление! Я поднялся с земли и развернулся. Так, надо засечь направление по компасу. Дойду до края леса и, бог даст, сам поохочусь немножко на охотников. Туман очень плотный, странный какой-то туман, как будто бы дышит. Иду на ощупь, постоянно натыкаюсь на деревья. Фонарик включить не решился. Ручей, опять ручей. Да, сколько же тут ручьев? Битый час иду по стрелке компаса и натыкаюсь на ручьи. Похоже, компасу доверять нельзя, я хожу по лесу кругами, какая-то магнитная аномалия. Так, куда идти? Да никуда! Надо лечь здесь у ручья и дождаться утра. Справа туман кажется менее плотным, вроде бы просвет. Кажется, я дошел до края леса!

Вот именно, что кажется! Это поляна в лесу. Над землей какой-то неясный треугольник. Черт с ней с конспирацией, достал фонарик. Это тепличка, почти все стекла целые. Вошел в тепличку, кругом паутина, пыль, запустение, а вот пол весь затоптан следами армейских ботинок. Выхватил пистолет. Из-за ящиков выглядывает ботинок. Медленно обошел ящики. Мертвый сталкер сидел, прислонившись к стене. В руке пистолет. Матерь божья, похоже, он застрелился. Все сталкеры, в конечном счете, самоубийцы. В переносном смысле, конечно. Аномалии, монстры, радиация, а чаще всего собственная глупость, как в моем случае. Но вот, чтобы так, застрелиться – о таком я не слышал. Слишком уж мы, сталкеры, любим жизнь и цепляемся за жизнь до последней возможности.

В конце теплички чуланчик. В чулане грабли, лопаты и мотыги. Вот тут и заночуем. Выкинул сельхозорудия, организовал из граблей и ящиков нечто навроде баррикады. Устроился с комфортом. Спал как всегда, чутко слушая зону, готовый мгновенно проснутся и открыть стрельбу. Перед рассветом проснулся, вышел до ветра. Из глаз посыпались искры! Черт, черт, черт! Наступил на грабли! Я приложил лоб к холодному стеклу теплички. Видать, черенок граблей отменный, дубовый – сквозь стекла теплички я увидел в небе две Больших Медведицы.

2

Проснулся я довольно поздно, солнце уже взошло над лесом. Решетка теплички отбрасывает на пол причудливые тени. Первым делом произвел ревизию имущества. Так, пистолет, винтовка, патроны и плитка горького шоколада. Какая досада – опять вспомнил про тушенку. Вот же человеческая натура – остался жив, а жалею о тушенке.

Кстати о живых, надо осмотреть мертвеца. Подошел к мертвецу, уселся перед ним на корточки. Так, сталкер умер уже давно. Кожа на лице высохла и напоминала пергамент. Никаких видимых повреждений у покойника нет, конечно, за исключением дырочки на правом виске. Вынул из руки покойника пистолет, пересчитал патроны. Семь, не хватает одного.

– Э, брат, что же тебя так напугало? – спросил я вслух.

Покойник мне ничего не ответил, но череп повернул в мою сторону. Я отпрянул назад, упал на спину, подняв облако пыли. В руках я держал уже два пистолета, целясь в покойника. Покойник, в отличие от меня, испугался не сильно. Во всяком случае, вида не показал, сидел и насмешливо скалил белые зубы.

– Парень, ты так больше не шути, я ведь мог начать стрелять, – я сел на землю.

Что это было? Блики света, игра теней? Ну конечно! Я поднялся, убрал пистолеты. Отряхнулся. Конечно, со стороны мой прыжок мог показаться смешным, но я выживаю в зоне именно из-за моей отменной реакции. Покойник продолжал ухмыляться. Чтобы избавится от этих ухмылок, я поднял с земли кусок мешковины и накрыл покойнику голову. Подошел к выходу из теплички и осмотрелся.

Почти идеально круглая поляна, вся залитая солнечным светом. Вокруг поляны вековые дубы. Плотный туман продолжает клубиться между деревьев. Не нравится мне этот туман. Подожду, когда он рассеется.

Что-то еще продолжает меня беспокоить. Я привык доверять своему беспокойству. Присмотрелся, что-то здесь не так. Ага, тени, причудливые тени! Верный признак близкой аномалии! Оглядел всю округу, ничего похожего. Я поднял голову и замер как вкопанный – над лесом всходило второе солнце!

Мгновенно я все понял – я вляпался в «Глюку». Значит, Бабай не врал! А я думал, байку травит! Так, что он там рассказывал? В зоне все аномалии убивают. Редко кому удается вырваться из цепких лап аномалий (ну, это и без него всем известно!) Глюка – не исключение, только она убивает по-своему. Выйти из этой аномалии в здравом уме не представляется возможным. Пространство в аномалии искривлено, тут параллельные пересекаются, как у Лобачевского, и местами пространство свернуто в ленту Мебиуса (и откуда этот алкаш такие слова знает?). Глюка пульсирует, особую силу она набирает при восходе второго солнца или второй луны. То есть наоборот, когда Глюка набирает силу, тогда и появляется второе светило. В это время пространство искривляется сильней всего. Но не это самое страшное. В аномалии нельзя думать! В ответ на мысли, Глюка создает гипертрофированные иллюзии. Стоит испугаться и пиши, пропало – башню сорвет. Либо превратишься в безмозглого дебила, навроде зомби. Либо умрешь со страху от разрыва сердца или, как вот этот сталкер, наложишь на себя руки.

Теперь понятно, почему покойник «пошевелился». И понятно, почему он покойник. Ещё Бабай рассказывал, что по воздействию Глюка напоминает Белую горячку, только галлюцинации рождаются не только в голове, но и снаружи – из тумана. Бабай смеялся, рассказывая как он победил Глюку с помощью водки. Когда он расстрелял весь боезапас в зеленых чертей, вертевшихся подле него, у него остался только нож и бутылка водки. Чтобы водка не досталась Врагам, Бабай ее выдул, залпом. И пошел кромсать чертей ножом. Что было потом, и как он нашел проход, он не помнил.

Я тогда не поверил Бабаю, списал все на реальную Белочку. А мне то, что теперь делать? Водки у меня нет. Но и зеленых чертей пока не видать. Так, пока светят два солнца дергаться и искать проход не стоит. Сходил за ящиком, уселся на него возле теплички. В небе, невесть откуда, стало формироваться облако. Есть ещё время всё хорошо обдумать. Стоп, стоп – а вот думать-то как раз и нельзя! А как это, не думать? Думать значит мыслить. Не знаю как другие, но я мыслю через слова. Да я постоянно сам с собой мысленно разговариваю. Вот прячусь, бегу и стреляю я, действительно, без слов. А теперь что же, нельзя уже поговорить с умным человеком.

– А ты умный?

– Да, умный! У меня незаконченное высшее образование – меня турнули из Политеха с третьего курса.

– И что тебе дал Политех?

– Пожалуйста – сопромат, допуски и посадки!

– Вот, вот. Сегодня ты как раз и получишь – «систему вала в систему отверстия»!

– Подожди! «Интеграл – есть сумма дифференциалов»!

– И как это тебе поможет выйти?

– Ну, надо строить маленькие прямоугольные треугольники и идти по прямой линии – «пифагоровы штаны – на все стороны равны».

– Только не здесь! В аномалии нет прямоугольных треугольников, тут сумма углов треугольника в разных местах разная, геометрия тут не работает.

– Астрономия. Можно выйти по солнцу.

– По какому из двух?

– Но есть еще и фундаментальные знания – физика, математика!

– Например?

– Угол падения равен углу отражения!

– Забудь, здесь это не так!

– Дважды два – четыре!

– Ну, чертяка, ты меня срезал! Против арифметики не попрешь! Только вот как это тебе поможет?

О-ой! Как меня торкнуло! Как от косяка! Раздвоение личности, причем вторая личность – наглый неуправляемый шизик. Похоже, Глюка взялась за меня всерьез. Я поднялся с ящика, прислонился спиной к стене теплички. Низкая облачность закрыла всё небо. Туман выполз из леса и стал надвигаться на тепличку. Сейчас начнется! Давай сосредоточься. Медитируй! Сосредоточься на своем пупке. Я – Будда. Пупок, пупок – я больше ничего не вижу. На пупке ремень, а там маленький карманчик с шоколадкой. Ничего страшного не произойдет, если я съем маленький кусочек. Я достал шоколадку и отломил кусок.

– В рюкзаке остались две банки тушенки, а ты подсунул под рюкзак гранату!

– Не трави душу, сам знаю! Некогда мне было думать про тушенку – надо было шкуру спасать!

– Ну что, спас?

– Спас, мы пока живы! Тьфу ты, я жив.

– Живы-то живы, а жрать все равно хочется! Слушай. Я слышал, что из желудей можно сделать прекрасное жаркое. А тут полно дубовых деревьев.

– Эти деревья находятся в тумане. Я туда не пойду.

– Может быть, на поляне есть какие-нибудь грибочки или клубнички-землянички?

– Нет тут грибов, кроме бледных поганок. А из клубничек – только Волчья ягода.

– А почему эта ягода называется волчьей?

– Ах ты, скотина, тебе же сказали не думать!

Я оторвал взгляд от пупка, из тумана сформировался волк. Волк смотрел на меня. Уж, конечно, он пришел не за волчьей ягодой! Моя рука уже щелкала курком пистолета – хорошо, что я его заранее разрядил. Волк оскалился.

– Успокойся! Может, волк просто пришел в шахматы поиграть.

Оба – на! А ведь глупые мысли этого шизика помогают! Волк закрыл пасть, уселся по-человечьи на услужливо появившийся пенек, пошарил лапой в кустах и извлек оттуда шахматную доску с расставленными фигурами. Впрочем, что значит помогают? Шизик сам и вызвал этого волка.

– Слушай, а ты в шахматы играть умеешь? Я кроме детского мата ничего не знаю.

– Прекрати эту херню! – и далее, я обложил шизика не детским матом.

Вот оно! Глюка с матом не справилась. Волк завибрировал и превратился в пар. Туман сомкнулся. Ну конечно, брань и ругань – это броня и оружие. Действительно, сформировать зрительный образ на слово пое#ень, не так-то просто. Да здравствует великий и могучий! Теперь я знаю, как разбивать иллюзии. Вот только, сколько я сумею продержаться? Как заставить шизика заткнуться? Может, самому начать думать о чем-нибудь добром и хорошем, из классической литературы, например?

– У лукоморья дуб зеленый…

Глюка отреагировала, туман отступил и на одном из дубов я увидел золотую цепь, а на ней огромного жирного котяру.

– Нет, не то! Мой дядя самых честных правил…

Просвет в тумане стал шире. Рядом с дубом появилось кресло-качалка, а в кресле сидел Пушкин, прикрытый пледом. Кот спрыгнул на колени к Пушкину.

– Нет, всё не то! Надо убирать эту фигню! Только слово надо подобрать полегче, а то перед Пушкиным будет стыдно.

– А можно я попробую? Даздраперма! Упс-с!

Над Пушкиным появился аншлаг, с надписью: «ДА ЗДРАВСТВУЕТ ПЕРВОЕ МАЯ!». Пушкин криво улыбнулся, а кот, исподтишка, выставил лапу с отогнутым центральным когтем.

– Заткнись, распи#дорваньпрома#доб#ять!

– Ух, ты! Легкое словечко ты подобрал!

– Заткнись, это я сказал тебе, а не Пушкину!

Однако помогло. Туман сомкнулся, иллюзия исчезла. На поляне стало светлее, туча над головой таяла. Туман уползал в лес. Я вытер холодный пот с лица. На этот раз я выдержал, даже обошлось без стрельбы. У моих ног валяется обертка от шоколадки. И когда эта сволочь успела сожрать шоколад? Ладно, черт с ним, хорошо, что он пока заткнулся. Хочется пить, а фляжка пустая. Надо побродить в лесу, там где-то есть ручей. А если заблужусь? Нет, Глюка этого не допустит – выведет обратно к тепличке.

3

Я бродил в тумане до самой темноты. Два раза выходил на поляну. Наконец, мне повезло – я поскользнулся на мокрых камнях, и упал в ручей. Вдоволь напившись, я наполнил фляжку водой. И вдруг меня осенило – ВОДА! Какая бы тут ни была физика и геометрия, вода всё равно найдет себе выход! Быстро определив направление течения, я в полной темноте пополз на четвереньках по ручью.

– А в тепличке остался винторез!

– Ага, Ты еще про тушенку вспомни!

Так, Глюка начинает усиливаться, шизик опять заговорил. Надо поторапливаться. Ну, Проныра, вперед, и как можно быстрей – оправдывай свою кличку. Я чаще заработал руками и ногами.

* * *

– Да, гонит он все, Рваный! Нет такой аномалии в зоне, – сталкер по кличке Лось в сердцах швырнул окурок в костер.

– Век хабара не видать – все так и было! Лось, не веришь – не надо. А вот вляпаешься сам, тогда и вспомнишь и меня, и Бабая, – сталкер по кличке Проныра улегся у костра, подперев рукой голову.

– Слушай, Лось, не мешай человеку рассказывать. Тебя же никто не перебивал, когда ты рассказывал, как тебя захватили сталкерши из клана «Новые амазонки», – Рваный перевернул корочку хлеба на веточке и стал обжаривать на костре другую её сторону.

– И Бабай его брехло, слышал я его историю про «Глюку». Только вот он говорил, что эта аномалия внеземного происхождения, и не «Зеленые черти» это были, а «Зеленые человечки», – Лось достал фляжку, отхлебнул и пустил ее по кругу.

– И где ты такой самогон берешь, – Рваный закашлялся.

– А ему дают монашки, ну, те, которые стали сталкершами-амазонками. Всё и все дают.

Сталкеры, включая Лося, громко заржали. Издалека донесся волчий вой. Сталкеры оборвали смех и придвинули автоматы поближе.

– Что-то волки сегодня развылись. Кстати о волках, лет пять назад приключился со мной любопытный случай, – Рваный устроился поудобнее и приготовился рассказывать.

Конец

Байки сталкера Бабая

Бабай

Сталкер Бабай один из старожилов зоны, он рассказывает, что видел первый чернобыльский взрыв. Врет, наверное, хотя, кто его знает. Лет ему может быть сорок, а может быть все шестьдесят. Зона быстро превращает попавших в неё и выживших пацанов в мужчин, и они потом так и остаются в одной возрастной поре. А потом они просто исчезают. Зона не терпит стариков, старикам в ней места нет. Бабай – редкое исключение.

Так вот, Бабай выглядит стариком, возможно, поэтому у него такая и кличка. Но, я думаю, что свою кличку Бабай заработал не из-за возраста, а за свои рассказы. Его рассказы – это враки, байки и страшилки. Вот, травит тебе Бабай очередную байку, которую ты раньше вроде бы уже слышал, а слушать всё равно интересно. А всё от того, что никогда не поймешь, что в этих байках, правда, а что вымысел, и какой на этот раз у этой враки будет конец.

Впрочем, некоторые сталкеры считают Бабая в буквальном смысле «бабайкой», «ночным духом» зоны, а его страшилки – это предупреждения самой зоны. Будто бы рассказывая сталкеру байку, Бабай вещает ему его возможное будущее, поэтому и концы баек для каждого разные. Не поймешь подсказку и вляпаешься в беду. Многие сталкеры считают, что предупреждения в байках Бабая, не раз спасали неопытным сталкерам жизнь. Отсюда и симпатия сталкеров к Бабаю, каждый считает своим долгом поднести ему в баре стаканчик.

В общем-то, я с ними согласен, не по сути, а по существу. Бабай – это реликт зоны. Его рассказы – это дополнительная информация о зоне, меня самого не раз спасали байки Бабая. Не на прямую, конечно. Просто из рассказов Бабая вытекает, что сталкер должен иметь голову на плечах, а не задницу. Хоти, но умеренно – всё в зоне имеет свою цену, иначе одной жопой не расплатишься.

Короче, Бабай старый пьяница. Хитрован с коротко стриженой головой пегого цвета, глаза с прищуром, мешки под глазами. Недельная, если не больше, небритость. Бритым я его никогда не видел, как и трезвым то же. Впрочем, его никто не считает пропойцей. У него сносная амуниция и экипировка, а оружие так вообще выше всяких похвал. Вроде бы обычный калаш, но так любовно модифицирован и доведен, что даст фору любым новомодным стволам. А оптика, это просто чудо. Кроме того, Бабай никогда не клянчит деньги или выпивку. Он пьет, пока кредиты у него есть, или пока за него готовы платить слушатели. Потом внезапно исчезает из бара на недели три в зоне, приносит кучу ценных артефактов, а потом недели две снова пьет.

Я давно начал записывать байки Бабая. Но мой график посещения бара, сильно отличается от графика Бабая. Поэтому мои записи носят весьма разрозненный характер. И всё же, я решил кое-что опубликовать. Вот некоторые из них.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5