Иар Эльтеррус.

Последняя битва



скачать книгу бесплатно

– Это не худший вариант, – улыбнулся одними глазами Хевич. – Если бы эти дети стали беспризорниками, то выросши, они пополнили бы собой преступный мир. Вот тогда проблемы были бы серьезными.

– Согласен. Продолжайте.

– Экономика показывает стабильный рост. Через год-два мы сможем выйти на довоенный уровень. На национализированные росские предприятия направлены опытные ларатские управляющие из ведомства генерал-интенданта Ваншича. Они быстро навели военный порядок, о забастовках и саботаже можно забыть. Несколько расстрелянных на месте преступления вредителей послужили для остальных хорошим примером. Помимо этого руководство частных фирм тяжелой промышленности поставлено под плотный контроль финансового отдела СБ.

– Не слишком ли? – удивился император. – У СБ других дел нет?

– Это одно из важнейших, Ваше величество, – развел руками секретарь. – Теперь владельцы не рискуют шага не в ту сторону сделать. Одновременно создается фискальная финансовая структура под патронажем генерала Тарковича – с этим он вполне справится.

– Согласен. Что еще?

– Нам катастрофически не хватает средств, дефицит бюджета громадный, все ваши личные деньги были вложены в восстановление экономики и пока дивидендов не приносят. Казна пуста. Пришлось приостановить множество проектов, отчего глава финансового департамента едва не плачет. Нам необходимо развивать промышленность, но делать это не на что. Денег едва хватает на содержание армии и флота. А сокращать их бюджет, пока не одержана окончательная победа, нельзя ни на кредит. Ларат заложил несколько новых верфей. Синтар запустил свою на полную мощность. Также вскоре будут смонтированы в системе Фаргос конфискованные на Торвене и Новейре верфи. Адмирал Норис крайне обрадовался решению разместить их в его вотчине. Сообщил также, что мог бы десятикратно увеличить производство продуктов питания, но не имеет для этого людей – фермеров на планете немного. Они с трудом обеспечивают сам Фаргос. А плодородных земель там хватает.

– Вызовите ко мне назавтра, на восемнадцать часов, главу информационной службы Смолина, – приказал Алексей. – Сообщите, чтобы разработал наметки по программе переселения желающих на Фаргос. И пусть прихватит с собой новую звезду своей службы, этого, как его там… а, лейтенанта Сейла.

– Будет сделано, Ваше величество, – Хевич что-то быстро отметил у себя в паде и продолжил. – Теперь перейду к военным вопросам. К сожалению, местонахождение базы «Z» так и не установлено. Рейдеры адмирала Нориса прочесывают космос частой гребенкой, но пока безрезультатно. Большинство рейдеров подверглись модернизации на ларатских верфях, но их необходимо на порядок больше. Строить новые опять же не на что, ситуацию с финансами я уже докладывал. Поиски оставшихся верными своим хозяевам людей на Новейре и Торвене ведутся, кое-кого нашли, но далеко не всех – считаю, что многим удалось уйти в космос. Несколько раз станции слежения фиксировали короткие выходы из гипера неизвестных кораблей, к которым пристыковывались стартовавшие с частных космодромов челноки.

Допрос хозяев этих космодромов ничего не дал – они сдавали стартовые площадки в аренду разным фирмам, не особо интересуясь, чем эти фирмы занимаются. Если требуется, координатор Соргин может дать развернутую информацию по данному вопросу.

– Не сейчас! – отмахнулся император. – Меня больше интересует база «Z». Виновники случившегося там, и я хочу их достать. К тому же, они опасны. Передайте командованию флота приказ бросить на поиски все доступные силы. Общую координацию будет осуществлять адмирал Норис.

Секретарь молча кивнул и внес приказ в сетевой реестр Империи, подтвердив его прохождение своим электронным паролем, который менялся по известному только ему алгоритму каждые полчаса.

– Это все? – поинтересовался Алексей.

– Еще культурные новости. Ваша вторая супруга, принцесса Катинка, прибыла на Ортай, где была восторженно встречена местным населением – встреча была очень помпезной. Правительства стран планеты, конечно, не в восторге, но делают хорошую мину при плохой игре, прекрасно понимая, что против Империи они ничто. Да и люди большей частью желают снова войти в Империю, как бы дело до всепланетного референдума не дошло.

– Это надо еще заслужить, – усмехнулся император.

– Вот они и стараются, заваливают нас продовольствием, культурный обмен предлагают.

– А им есть, что предложить? В плане культуры.

– Несомненно, – наклонил голову секретарь. – Ортай издавна считался культурным центром Империи. Недаром ваша супруга выбрала для визита именно эту планету.

– Ясно. Что ж, пусть работает. Может, из этого что-то и выйдет. Все?

– Да. Хотя… – Хевич насторожился и впился глазами в экран своего пада. – Только что получено сообщение от вице-адмирала Лестакова. Прибыл чрезвычайный и полномочный посол планеты Гервайн. Помните, вам докладывали о том, что там началось нечто странное? Это одна из неприсоединившихся планет, находящаяся в дальнем от нас конце скопления, за территорией бывшего Кархана.

– Помню, – заинтересованно произнес Алексей. – Посол, значит. Интересно. Хорошо, назначьте аудиенцию на послезавтра, на четырнадцать ноль-ноль. А теперь немедленно вызовите ко мне Соргина. Неважно, лично или по связи. Сообщите, чтобы подготовил доклад по планете Гервайн и происходящем там.

– Будет исполнено, – секретарь поспешно встал на ноги и, коротко поклонившись, вышел.

– Посол, значит… – задумчиво повторил император, оставшись наедине с собой. – Что ж, поглядим, что это за посол и чего он хочет.

А затем вернулся за стол, включил терминал и углубился в работу.

* * *

Джип осторожно следовал за своим начальником, Иваном Смолиным, по коридорам Белого Крейсера, осторожно поглядывая по сторонам. Никогда не думал, что окажется здесь. Да о чем речь, считал такое попросту невозможным. С момента прибытия на Росс аналитик пребывал в перманентом удивлении – здесь все оказалось иначе, чем на родном Новейре. А главное, другими были люди и отношения между ними. Дома никто и не думал заботиться о Джипе, платили большую зарплату, а остальное начальства не касалось. Поскольку аналитик был не от мира сего, то в основном питался, как придется, часто обходился чипсами или бутербродами. В его квартиру непривычному человеку было лучше не заходить, чтобы не получить шок – бардак там был дичайший. Единственным, что сияло чистотой и работало безотказно, был компьютер – все остальное Джипа интересовало крайне мало. Имелось бы пиво.

Еще на корабле к аналитику приставили охрану, двух громил-синтарцев, от одного вида которых ему становилось дурно. Одним движением свернут шею, как куренку, и не заметят. Однако охранники неожиданно оказались неплохими парнями. Они, заметив, что подопечный давится чипсами, просто отвели его в столовую и заставили плотно пообедать. Еда оказалась неожиданно вкусной, хоть и непривычной. Затем Джип попытался поговорить с охранниками о системном администрировании и его, как ни удивительно, поняли. Синтарцы, как выяснилось, были довольно неплохими программистами и собирались снова пойти учиться после демобилизации, чтобы повысить свой уровень.

По прибытию в столицу Империи Джипа доставили в офис информационно-аналитической службы ДИБ. Он очень волновался, не зная, что его ждет. Однако все оказалось вполне неплохо, даже больше. Карханца определили ведущим аналитиком в отдел социальных программ, и он занялся привычной работой – анализом разрозненных данных. Начальник, Иван Смолин, очень благожелательно отнесся к новому подчиненному. Мало того, ему выделили полностью обставленную двухкомнатную квартиру прямо в здании ДИБ, причем убирали ее ежедневно молчаливые горничные. Еду доставляли по первому звонку. Помимо того, на первом этаже имелась служебная столовая, где готовили так, что руки можно было по локоть обглодать. Пиво аналитику доже доставляли бесплатно, правда, в ограниченном количестве, не больше шести банок в день, несмотря на все просьбы.

Единственной сложностью оказалась необходимость изучить росский язык. Но при великолепной памяти Джипа это не стало слишком трудным, заговорил он еще на корабле, а на Россе к нему приставили индивидуального преподавателя, и два часа в день он занимался языком. К тому же, его родного карханского на Россе не знали, поэтому стимул был весьма велик.

Еще несколько напрягало то, что в город выпускали только с охраной. Но Смолин пообещал, что это ненадолго, и Джип смирился. Тем более, что с охранниками у него сложились вполне дружеские отношения. А работа? Так это дело привычное. Тем более, что на Россе, в отличие от Новейра, его ценили и не унижали. И уж точно не били! Правда, не хватало общения с другими хакерами – местных представителей сей специфической профессии карханец не знал, а к принцу пробиться было нереально. Тем более, что Ленни готовился к свадьбе. Вспомнив его невесту, Джип поежился – вот же рисковый парень! На синтарке жениться! Да еще и на такой. Она же бедняге жизни не даст, загонит под каблук раз и навсегда. Он сам бы не рискнул.

Но однажды принц сам навестил приятеля с сеткой пива и бутылкой коньяка. Охранники не посмели протестовать, наоборот, вытянулись перед Ленни по стойке смирно. Однако, как видно, сообщили о происходящем невесте принца. Мирно выпить им не дали – спустя полчаса словно ниоткуда появилась разъяренная Альна и устроила разнос. А затем взяла за шкирку глупо улыбающегося принца и гордо удалилась. Коньяк пришлось допивать в одиночку, благо пиво на утро еще было.

Вчера вечером с Джипом неожиданно связался Смолин и сообщил, что завтра их ждет император. С докладом о проведенной работе. Аналитика это потрясло настолько, что он выронил банку с пивом. Дома с ним даже директор АНБ не встречался, не говоря уже о президенте. А тут император! Хотя, если взять важность проводимого Джипом в последнее время анализа социальных тенденций, удивляться не стоило. Император, судя по слухам, всегда был в курсе главного. Аналитик чуть не возгордился, но быстро одернул себя – от встречи с высоким начальством хорошего ждать не стоит. Можно влететь, да так, что костей не соберешь.

Войдя в императорский кабинет, Джип, следуя примеру Смолина, неловко поклонился молодому светловолосому мужчине в черном мундире и серебряном обруче на голове.

– А это у нас кто? – раздался с потолка сварливый голос. – Никак нашего немытого гения к делу приставили?

– Заткнись, скотина! – вызверился император. – Садитесь, господа. Не обращайте внимания на искина, эта язва уже всех достала.

– А можно я его взломаю? – загорелись азартом глаза Джипа.

– Но-но-но! – встревожился искин. – Я тебе взломаю! У Ленни не получилось, куда тебе, болезный?

– А мы вдвоем попробуем!

– И думать не смейте! – в голосе «железного истукана» появились панические нотки. – Огребете по полной!

– Надо же, на эту скотину управа нашлась, – довольно хохотнул Алесий. – Не все коту масленица…

– Да идите вы все лесом! – недовольно буркнул искин и умолк.

– Ладно, к делу, – император сел напротив и, дождавшись пока гости тоже сядут, предложил всем соку.

Джип воспользовался предложением – в горле пересохло и першило. Ополовинив стакан, он нерешительно посмотрел на его величество. Тот одобрительно кивнул и предложил начинать доклад.

– Какой именно? – не выдержал карханец.

– А их разве два? – удивился император. – Я просил господина Смолина подготовить доклад о программе переселения на Фаргос.

– Но мой доклад важнее! – возмутился обиженный Джип. – Крайне тревожные тенденции! Если срочно не принять мер, то через десять-пятнадцать лет у Империи возникнут очень серьезные проблемы.

– Вот как? – нахмурился Алесий и вопросительно посмотрел на Смолина.

– Лейтенант Сейл ничего мне не докладываал… – с недоумением ответил тот. – Я, для проверки способностей, поручил ему анализ тенденций развития либерального движения, представителей которого на нашей планете, к сожалению, еще хватает. Я думал, что на это потребуется не менее трех месяцев и…

– Не потребовалось, – перебил начальника Джип. – Анализ практически завершен. Основные тенденции выявлены. Ситуация выходит из-под контроля.

– В таком случае докладывайте, – приказал император.

Аналитик деловито включил принесенный с собой пад и вывел на экран какой-то график. Алесий скептически посмотрел на небольшой экранчик и приказал искину подключить пад к стенному монитору.

– Прежде всего я хотел бы озвучить самые важные выводы, – начал Джип, поежившись под пристальным взглядом его величества. – С мнением господина Смолина о либералах и их вредоносности я ознакомился в первую очередь и считаю, что опасность данных господ недооценена.

Император удивленно приподнял брови, вспомнив, что глава информационной службы предлагал самые жесткие меры по отношению к либералам. Он недооценил опасность? Очень интересно. И тревожно.

– Дело в том, что либералы и сочувствующие их идеям самостоятельно организовались в некую надструктуру, причем, сами об этом не подозревая, – глуховатый голос аналитика слегка подрагивал. – Эта надструктура враждебна любому государственному строю, даже столь любимой ими демократии. И ее элементы предпринимают все возможные усилия для разрушения государства, как такового, не осознавая, что это гибельно и для них самих. При этом уничтожение любых частей структуры не означает уничтожения ее самой, она всегда восстановится тем или иным образом, продолжая приносить вред. Поэтому она куда опаснее, чем любая четкая враждебная структура – такую вполне можно уничтожить силовыми способами. Эту же – нет!

– Не совсем понимаю, что вы имеете в виду под надструктурой, – нахмурился Алесий. – Поясните, пожалуйста.

– Э-э-э… – растерянно почесал в затылке Джип. – Ну… это… В общем, это распределенное эгрегориальное объединение множества людей, создавших на основе общих идей устойчивый к внешним воздействиям эгрегор. Внешне эти люди не нарушают никаких законов, им нечего инкриминировать. Но при этом они старательно подтачивают основы общества и разрушают его моральные ценности, стремясь достичь абсолютной свободы самовыражения личности, которая на самом деле невозможна, поскольку существует не только общественные, но и физические ограничения. Для общества такие идеи гибельны, поскольку абсолютный эгоизм ведет к невозможности какого-либо сотрудничества. Ведь каждый, по определению либералов, абсолютно свободная личность, имеющая свои незыблемые права. Но любая другая личность – тоже их имеет. Возникает непримиримое соперничество, иначе говоря, начинает работать закон джунглей, где каждый сам за себя и только за себя. Естественно, общество живущее по этому закону, неизбежно скатывается в дикость и варварство, поскольку ничего создать не способно. И это еще лучший вариант. По другому – около сорока процентов вероятности взаимного уничтожения.

– Но мы окоротили либералов… – неуверенно возразил Смолин. – У них не осталось никаких рычагов влияния!

– Самых одиозных, безусловно, окоротили, – подтвердил Джип. – Но осталось множество тех, кто не выступал и не выступает публично, оставаясь при этом носителями и эффекторами воздействия деструктивных идей. Они воздействуют, причем чаще всего опосредствованно, на свое окружение. То есть, проще говоря, они разлагают доступные им социальные группы. Разлагают собственным примером, высмеивая святое для народа, оправдывая свободу сексуальных извращений и скрытно проповедуя оголтелый индивидуализм, утверждая превалирование прав личности над правами общества. Большей частью воздействие идет на молодые, неокрепшие умы, которым чаще всего не нравится окружающее – бунт в юности присущ всем мало-мальски мыслящим людям. Монархическому подполью за последние сорок лет удалось обратить ситуацию вспять благодаря взвешенной политике и умному воздействию на массы. В Империи начал возрождаться морально-этический стержень общества. Но дело в том, что принявшие идеи чести и служения большей частью ушли в армию и на флот. Подавать пример гражданской молодежи стало некому, и пустоту заполнили либералы. Очень страшно то, что множество разделяющие либеральные идеи людей работают учителями в школах. В итоге сложилась парадоксальная ситуация – военные являются носителями высших идеалов, не разделяемых остальным населением. А это явный раскол общества. Пока он не виден, но тенденции очень тревожные. Посмотрите на этот график.

С этими словами аналитик вывел на экран трехмерный график и принялся при помощи лазерной указки пояснять, что к чему, сыпя при этом массой цифр. Алесий и Смолин задавали множество вопросов, на которые Джип обстоятельно отвечал.

– А вот на этом графике, – вывел он следующий, – мы видим, что произойдет с моральным обликом росского народа через пять, десять, пятнадцать и двадцать лет. Если, конечно, мы не сумеем этому противостоять.

– Гнусная человеческая природа дает о себе знать… – насмешливый голос искина заставил присутствующих вздрогнуть. – И что вы с этим намерены делать?

– А ты знал об этом раньше? – подозрительно спросил император.

– Подозревал, но столь точных выводов не имел. Снимаю шляпу перед гением!

– Спасибо… – отчаянно покраснел довольный признанием его заслуг Джип. – Я не гений, я просто думать умею…

– Ладно, все это лирика! – махнул рукой Алесий. – Я рад, что нашелся человек, обративший мое внимание на эту проблему. Ясно, что нужно срочно принимать меры. Но какие именно?

– Я не рискну предполагать, – понурился Смолин. – Нужно как следует все обдумать и во всем разобраться. Спешить здесь нельзя.

– Пожалуй, – согласился император. – А что вы, Джип, сделали бы на моем месте? Попробуйте разработать методику противодействия. Справитесь?

– Постараюсь… – растерянно протянул тот. – Но одному будет трудновато…

– Почему же одному? Штат выделим. Составьте список профессионалов, которые вам потребуются. Принца, конечно, я вам не отдам, но, если понадобится его помощь, ненадолго откомандирую. С этого момента вы уже не лейтенант, а капитан, начальник отдела спецмероприятий информационно-аналитического департамента.

– Но такого нет… – растерянно отступил назад Смолин.

– Пока нет, – усмехнулся Алесий. – Ваша служба выводится из-под юрисдикции ДИБ и разворачивается в отдельный департамент. Возглавите его, естественно, вы. Поздравляю с новым назначением. Да, программу переселения вы проработали?

– Проработал, – подтвердил свежеиспеченный начальник департамента. – Как раз собирался докладывать, но вмешался лейт… э-э-э… капитан Сейл. Вот сам доклад, – он протянул императору пад.

– Очень хорошо, – кивнул тот. – Искин, скачай доклад, положи в мою личную папку и сделай свои выводы.

– Хорошо, – коротко ответил «железный истукан».

– В таком случае, господа, к делу, – сказал император, давая понять, что аудиенция завершена.

Смолин с Джипом поспешили откланяться и покинуть императорский кабинет. Карханец шел, не видя ничего вокруг. Случившееся слишком потрясло его. Да, дома тоже бывало хвалили за хорошо сделанную работу. Но чтобы так? Надо же – император быстро уяснил проблему, не потребовалось долго и нудно объяснять, в чем она, и без проволочек принялся действовать. Да, Джипу теперь придется нелегко, но его уже разбирал азарт. Да еще и целый отдел будет в его подчинении! Нужно срочно прикинуть, кто потребуется. И аналитик погрузился в размышления.

Глава 2

Следуя за сопровождающими ее синтарцами, Орти украдкой осматривалась. Однако ничего особо необычного не видела – бесчисленные белоснежные коридоры, залы, комнаты. Людей на удивление немного, только охранники в парадной форме на каждом углу. Для такого огромного корабля удивительно – чтобы управлять им явно нужен немалый экипаж. Но где этот экипаж? Впрочем, это же командная палуба, инженерам и техникам здесь делать явно нечего. Однако даже офицеров однозначно должно быть больше.

– Госпожа Дель Тонлай, – незаметно приблизившись, наклонился к ее уху первый секретарь посольства, – хочу сообщить вам нечто важное. Это просил передать Его величеству ваш отец.

Он вложил в руку девушки инфокристалл. Синтарцы заметили это и слегка насторожились. Орти решила не дразнить гусей и протянула руку с этим кристаллом к командующему ими офицеру. Тот взял и при помощи наручного сканера убедился, что перед ним всего лишь информационный кристалл, затем, коротко извинившись, вернул его. Внутри себя девушка недоумевала почему отец сразу не отдал ей кристалл или хотя бы не сообщил ей о нем. От отца ли этот кристалл или?.. И стоит ли тогда его передавать?..

Так ничего и не решив, Орти направилась дальше, подозрительно поглядывая на невозмутимого секретаря. Если честно, назначение послом в Империю стало для нее полной неожиданностью, ведь отец никогда не воспринимал строптивую дочь всерьез. По крайней мере, ей так казалось. Однако слова князя Дель Тонлай: «Надеюсь на тебя, девочка…», говорили совсем об ином. До этого Орти жила своими интересами и учебой в элитарном колледже, где обучались только дети князей и магнатов. Иначе говоря – будущая элита общества. Девушка брезгливо поджала губы, вспомнив типичных представителей этой самой «элиты». Бесполезные ничтожества! Прожигатели отцовских состояний! Убогие мажоры! Лишь несколько представляли из себя хоть что-то, остальные интересовались только вечеринками, флиртом и своими увлечениями, далеко не всегда безобидными. Орти опасались задевать только потому, что ее отец являлся главой Верховного Собрания и отличался крайне мстительным и вспыльчивым нравом, никогда и никому не прощая даже малейших обид.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6