Иар Эльтеррус.

Гнев императора. Дорога домой



скачать книгу бесплатно

– Здесь столица. Но телепортироваться прямо туда не сможете, защита, на истинном Свете основанная.

– Мне-то она что сделает? – изумился Санти. – Я сам Свету принадлежу!

– Забыл! – хлопнул себя по лбу наставник. – Вот который уже раз поражаюсь вам. Ну как носитель Света может одновременно быть некромантом, а?! Никак до меня это не доходит…

– Так сложилось, – хихикнул скоморох. – Память прежних императоров помогла, мы вам рассказывали.

– Да память – дело десятое. Почему столь разные силы не конфликтуют? Это ты можешь объяснить?

– Нет, не могу. Но не конфликтуют. Я просто пользуюсь тем, что нужно в данный момент, отодвинув тот же Свет в сторону. По пророчеству, если бы мы с Леком стали врагами, а не побратимами, то было бы совсем иначе. Но мы не стали врагами.

– Интересно, почему-то никто из нас над этим вопросом не задумывался… – хмыкнул Энет. – Принимали, как должное. А ведь это действительно неестественно…

– Подумай, ты у нас мудрец, – осклабился Храт, которому, судя по виду, явно не терпелось подраться.

– Подумаю.

– Если чего надумаешь, то поделись, пожалуйста, со мной, – попросил наставник. – Мне этот вопрос с момента знакомства с вами покоя не дает.

– Хорошо, – кивнул граф.

– Тогда возьмите, что нужно, и отправляйтесь, – скомандовал лич. – Постарайтесь выяснить, какого демона эльфы с гномами вдруг обезумели и напали всеми силами. Даже защиту мою каким-то образом прорвали, я думал до сих пор, что это невозможно.

Санти с Тинувиэлем переглянулись и наклонили головы, после чего исчезли в туманном облачке телепорта. Наставник по очереди осмотрел остальных и негромко сказал:

– А вас попрошу помочь в телепортации войск к границе из южных гарнизонов, оттуда нападать некому, гномы Лорийских гор не так давно мне клятву верности принесли, а войска я убрать не успел.

– Кому куда? – деловито спросил Лек.

– Ты пойдешь в Кайвальм, вот медальон моего голоса. Ты – в Ронос, а ты…

* * *

Ощутив страдающее, криком кричащее от нестерпимой боли дерево, Тиниль ринулась к нему, забыв о себе, забыв, что выложилась почти до изнеможения. Предвечный Свет, да что же это творится?! Почему мэллорны Кэллорайна один за другим начали болеть и умирать?! Чего им не хватает?! Какова причина?!

Девушка, почти ничего не видя, доковыляла до засыхающего на глазах дерева, распласталась на его шершавой коре и принялась отдавать свою силу и жизнь. Мэллорн радостно принимал, но лучше ему почему-то не становилось, словно что-то невидимое тут же выпивало из него все соки. Она потянулась глубже и увидела горящую холодным, безжалостным, ослепляющим светом бездну. И с воплем шарахнулась прочь, инстинктивно закрывшись сама и закрыв от этого жуткого света дерево. Оно тут же ожило!

Служительницы подхватили Дающую Жизнь и поспешно оттащили ее от мэллорна, затем уложили на мягкую шелковистую траву, росшую на каждом свободном клочке земли. По сравнению со своей госпожой они выглядели принцессами – Тиниль всегда производила впечатление простушки, да и была ею на самом деле.

Ну кто мог предположить, что в семье обычного лесного следопыта родится ребенок с невероятно редким даром Дающей Жизнь? Никому такая чушь в голову не приходила, поэтому, когда жрица Предвечного Света, проезжавшая через деревню, где жила Тиниль, увидела, как просто одетая некрасивая девочка за несколько мгновений заставила вырасти деревце из брошенного в ямку семени, то сперва не поверила своим глазам – Дающих Жизнь не рождалось среди эльфов уже очень давно, несколько поколений, как минимум. А затем разразился страшный скандал. Досталось всем, кто не обратил внимания на таланты малышки, от учителей до ее родителей.

Тиниль, не спросив отца и мать, забрали в столицу, где за ее обучение взялись двое еще живых Дающих Жизнь, благодаря которым мэллорны пока жили. Эльфы были пришлыми в этом мире, беглецами откуда-то, а откуда именно никто за давностью лет не помнил. Точнее, несколько мудрецов из библиотеки Древа помнили, но мало их знаниями интересовался.

Девочка росла, ухаживала за древесным городом, училась, не обращая внимания на ни на что, а уж тем более на интриги власть имущих, хотя многие пытались перетянуть ее на свою сторону – как одна из трех дающих Жизнь Тиниль имела огромное влияние в столице, ее просьбы Хранящие Свет исполняли всегда, и без каких-либо ограничений. Вот только девочка, точнее, уже девушка не понимала сути разногласий разных группировок и не желала понимать – ее просто не интересовала политика, хватало иных забот.

Нет, она, конечно, знала, что где-то на юге существуют страшные темные земли, в которых царит бесконечный ужас, об этом не раз рассказывали наставники. Вот только однажды Тиниль, учась чувствовать живое по всему континенту, чисто из любопытства потянулась во время медитации к этим самым темным землям и не обнаружила там ничего страшного, наоборот, многие из живших там магов хорошо заботились о лесах, от которых тянуло тихим довольством. Позже она научилась чувствовать и разумных, снова решила посмотреть самой, что делается в Тарринхайле, но опять ничего из того, о чем с придыханием рассказывали наставники, не обнаружила. Впрочем, долго думать об этом Тиниль не стала, только отметила про себя, что не все говорят ей правду, что, впрочем, было обычным делом в Великом Древе. Не раз сталкивалась с ложью, при этом сама никогда не лгала, чувствовала, что для Дающей Жизнь ложь запретна, ведь солгав можно лишиться дара.

Несколько дней назад в столице начало твориться непонятно что, поднялась буквально паника, пошли слухи о появлении в Раселтае, союзнике Леса, аватар Света, Мудрости и Жизни. Даже Тиниль, невзирая на свою погруженность в лес, слышала их – служительницы донесли. Особенно заинтересовал девушку последний. Еще бы, появление аватара силы, которой она служит! Да такого не случалось больше тысячи лет, насколько ей было известно. Это же чудо! Как бы хотелось его увидеть, поговорить, посоветоваться! Тем более, что он тоже эльф.

Однако все это оказалось лишь началом – не прошло и нескольких дней, как множество эльфов по всей стране внезапно попадали, где стояли, и умерли в страшных муках, казалось, что-то невидимое выжгло саму их суть – у некоторых перед тем, как они рассыпались в пыль, из глаз рвались потоки белого света. Случившееся перепугало эльфов, никто не понимал, что случилось, кто напал на них и убил всех этих несчастных. Какой силой должен обладать неизвестный маг для такого?! Слухи ходили один безумнее другого, но точно никто ничего не знал, даже жрецы Предвечного Света. Как ни странно, Тиниль погибших было не жаль, девушка раньше сталкивалась кое с кем из них и тут же шарахалась в сторону – они были каким-то гнилыми, что ли, вызывали тошноту, от них тянуло чем-то мертвенным и гнусным. Она подозревала, что все умершие являлись такими – ну невозможно, чтобы погибли только те, кто был ей отвратителен ей лично.

А затем случилось нечто жуткое… Тиниль даже показалось, что ее сородичи, в большинстве своем, вдруг превратились в не рассуждающих безумцев – даже те, кого она считала умными эльфами, даже мудрецы Библиотеки внезапно с безумными глазами начали готовиться к немедленной войне с темными землями. По всей столице зазвучали воинственные вопли и призывы покарать проклятых тварей, посягнувших на святое. Но на что они посягнули?! Девушка пыталась расспрашивать обезумевших сородичей, но ответы ясности не принесли – они кричали, что темные не имеют права на жизнь, что их нужно уничтожить любой ценой, невзирая ни на какие потери. Что это святой долг всех, кто стремится к Свету.

Причем, безумие почти не коснулось женщин, обладающих хоть какой-то силой. Кроме жриц Предвечного Света – они обезумели еще сильнее, чем мужчины. Но и это оказалось цветочками – ягодки посыпались на жителей Леса через два дня. Внезапно один за другим начали заболевать и засыхать мэллорны, основа любого эльфийского поселения. В этом мире Дающим Жизнь так и не удалось вырастить настоящий живой Лес, только отдельные мэллорновые рощи – да и они без постоянной подпитки существовать не могли.

Дающие Жизнь принялись метаться между городами и селениями Леса – свою территорию правители предпочитали называть именно Лесом, хотя она им и не являлась. А когда им об этом говорили, требовали молчать и ни в коем случае не сообщать данной истины простым эльфам, даже магическую клятву заставили дать. Тиниль не понимала почему, но ссориться с князем и его советниками не хотела – раз им так хочется, так пусть, ей не жалко. Девушка до всего этого безумия в основном прикладывала свои силы к объединению корневых систем мэллорновых рощ – ведь это первый шаг к образованию Великого Леса. А сейчас стало не до того, сохранить бы вообще мэллорны! Уже потеряно больше сотни! Они просто высохли, невзирая ни на какие усилия Дающих Жизнь! И что делать?..

– Что слышно в городе, Варилль? – тихо спросила Тиниль у одной из служительниц.

– Да все то же… – помрачнела та. – Бегают, потрясая оружием, сбиваются в толпы и несутся к границе Тарринхайла. – Рвутся сквозь завалы, невзирая на потери – уже несколько тысяч молодых погибло…

– А маги?! – изумилась девушка. – Почему магов не подождали?! Там же плетения, которые любого эльфа убьют…

– Не пожелали ждать… – Варилль сжала кулаки, едва сдерживая слезы, ее жених тоже сложил голову в этом идиотском походе. – Я не знаю, что с ними случилось… С ума посходили, что ли?..

– Вряд ли, – заговорила вторая служительница, Аррентайль. – Что-то во всем этом неправильное. Мне показалось, что князь собой не управляет, я его хорошо знаю, взгляд у него не свой, словно кто-то другой из его глаз смотрит…

– Кто-то другой… – повторила Тиниль. – Кто-то другой… А знаешь, ты похоже, права. Их превратили в чьих-то рабов.

– Но кто мог такое сделать? – подалась вперед Варилль. – Кто?!

– Я не знаю. И не знаю, как это можно исправить. Я вот увидела кое-что, когда пыталась вылечить мэллорн. Заглянула глубже, чем обычно, и увидела…

– Что? – в один голос выдохнули служительницы.

– Ослепительный, но при этом мертвый и холодный свет… – поежилась Дающая Жизнь. – Чужой какой-то. И как только я его отсекла, дерево начало оживать.

– Значит, кто-то высасывает из мэллорнов жизнь?! – задохнулась от ужаса Аррентайль. – О Вечный Лес! Надо отсечь этот фальшивый свет от них!

– Как?.. – горько спросила Тиниль. – Я одно с трудом отсекла! Вы видели, как мне это далось…

– Так что же делать?..

– Не знаю. Но…

Дающая Жизнь прищурилась, вспоминая прочитанное несколько лет назад в древнем фолианте, обнаруженном на одной из дальних полок Библиотеки, туда даже мудрецы не заглядывали несколько сотен лет, как минимум – уж слишком ветхой была найденная книга. Там говорилось, что Дающая Жизнь через свою силу может бросить в пространство зов о помощи. И помощь обязательно придет! Пусть не слишком быстро, но придет.

Быстро рассказав служительницам о своей идее, Тиниль легла на спину и расслабилась, одновременно начиная упражнения для вхождения в транс. Особого рода транс, описанный в том же фолианте. Как ни странно, но у нее получилось – буквально через несколько минут девушка оказалась в потоке зеленого сияния, оно текло вокруг изумрудными волнами, и это было настолько красиво, что Тиниль едва не расплакалась от восхищения. Но затем все же взяла себя в руки, потянулась сама не зная куда и изо всех сил позвала на помощь. Опять же не зная кого, не зная, отзовется ли хоть кто-нибудь. Она выплескивала в этот зов все свои надежду и отчаяние.

«Жди! – обрушился на нее чей-то ответ. – Скоро будем».

Девушка обрадовано вскрикнула и попыталась выскользнуть из транса, но это получилось далеко не сразу – транс был далеко не обычным. Она не знала сколько времени ушло на скольжение вверх сквозь изумрудные волны, но в конце концов снова ощутила свое тело.

– Отозвались! – радостно выдохнула Тиниль.

– Кто?! – в один голос спросили Аррентайль и Варилль.

– Не знаю. Кто-то. Там врагов быть не может… Там Жизнь! Сказали, чтобы я ждала.

– Ждать… А в это время мэллорны умирают…

Девушки умолкли, уныло глядя на сохнущие на глазах верхушки величественных деревьев. Возможно потому, что они смотрели вверх, и увидели, что в небе над столицей Леса что-то изменилось. Там возникло небольшое туманное облачко, из которого выскользнули две крылатые фигурки – белоснежная и зеленая.

– Аватары! – захлопала в ладоши Тиниль. – Это они!!! Я слышала, они крылаты!

После чего позвала прилетевших через свою силу. Те тут же свернули в сторону девушек и понеслись к ним, не обращая внимания на каких-то идиотов, решивших обстрелять незваных гостей. Стрелы просто не долетали до них, сгорая в незримом пламени. Не прошло и нескольких мгновений, как две крылатые фигуры уже опускались на поляну, где ожидала их Хранящая Жизнь со своими служительницами.

Последние взмахи полупрозрачных крыльев, и на траве встали двое – отчаянно рыжий человек и совсем еще молодой эльф. Вот только глаза их отнюдь не были глазами неопытных юнцов, из них смотрели сила и усталость. А когда Тиниль всмотрелась в них истинным зрением, то едва не задохнулась от потрясения – от человека расходились круги света, но не того, который она ощутила в мэллорне, совсем иного, теплого и живого. Настоящего. А эльфа окружало зеленое сияние, сразу говорящее, что он служит Жизни.

– Это вы звали на помощь? – мелодичным голосом спросил эльф, девушки даже вздохнули, представив, как же он должен петь. – Я Тинувиэль, носитель силы Жизни.

– Да, мы, – ступила вперед Тиниль. – Я Дающая Жизнь. Происходит что-то страшное, умирают мэллорны, а большинство эльфов-мужчин сошло с ума…

– Умирают мэллорны?.. – нахмурился гость. – Это действительно страшно… Но почему?

Девушка вздохнула и рассказала о своем столкновении с чуждым светом. Эльф удивленно переглянулся с человеком, затем последний нахмурился, создал какое-то странное плетение и замер с отсутствующим видом.

– Сейчас Санти посмотрит, – сообщил носитель Жизни. – Кстати, мое имя – Тинувиэль Эллевалериэ, а моего друга – Сантиар Эрхи. Мы и летели сюда в надежде понять, что случилось с эльфами, отчего они вдруг обезумели и ринулись воевать, причем не жалея себя. Никогда раньше мои драгоценные сородичи не творили такого, уж свои жизни они всегда берегли.

– А вы не любите свой народ… – заметила Аррентайль. – Почему?

– За снобизм. И уверенность, что эльфы – венец творения. В нескольких мирах сталкивался с сородичами, и везде они были одинаковы. Только дома понемногу начали умнеть, жизнь заставила.

– В нескольких мирах?.. – насторожилась Тиниль. – Вы…

– Да, я не из этого мира, – улыбнулся Тинувиэль, не обращая внимания на явное недовольство Сантиара, затем повернулся к тому. – Не вижу смысла это скрывать, мы все равно скоро уйдем. Лучше глянь, что там с этим самым фальшивым Светом.

– Ладно, – пробурчал рыжий, подошел к ближайшему мэллорну, сел и, судя по виду, ушел в транс.

Зов о помощи пришел, едва Санти с Тинувиэлем вышли из портала невдалеке от эльфийской столицы. Причем он пришел через силу Жизни, потому эльф и услышал. Такие призывы без внимания не оставляют, это четко знал каждый носитель первородных сил, знал на уровне подсознания, даже не понимая, откуда взялось это знание. Скоморох, конечно, удивился случившемуся, но позволил кровному брату вести – тот почувствовал, куда лететь. На небольшой полянке элианцы обнаружили трех эльфиек – двух невероятных красавиц и одну попроще. Вот только последняя оказалась Дарящей Жизнь – именно они растили знаменитые эльфийские мэллорновые леса, от них зависело в обществе перворожденных очень многое.

Рассказ Тиниль удивил Санти. Холодный пугающий, даже жуткий Свет? Это еще что такое? Истинный свет теплый и добрый, он не может пугать! Значит, надо проверить самому, возможно девочка по неопытности что-то не так увидела и чего-то не поняла. Скоморох сел на траву возле засыхающего мэллорна и привычно скользнул в транс, сразу после этого потянувшись к дереву. Ему сразу стало ясно, что этот мир не слишком подходит для мэллорнов, им не хватало здесь жизненной силы, да и многих нужных веществ. Как не хватало и света местной звезды, точнее, он имел неподходящий спектр. Однако до последнего времени деревья успешно все это преодолевали и нормально росли, понемногу объединяя корневые системы – еще две-три тысячи лет, и вырос бы Великий Лес, разумное нечто, изначально стоящее за биологической эльфийской цивилизацией. Без него эльфы оставались полудикарями, что бы там они о себе ни думали.

Что же случилось, почему мэллорны внезапно начали умирать? Да мало того, они беззвучно кричали от боли, на этом уровне транса их крик был прекрасно слышен. Санти попытался отследить в чем дело, но ничего не обнаружил и решил идти глубже. Стоило сделать это, как скоморох чуть не ослеп – он оказался посреди абсолютно белого, холодного, пугающего сияния. Именно оно высасывало все силы из деревьев, направляя их куда-то еще. Санти выругался и призвал истинный Свет, причем призвал на таком уровне, на каком никогда еще этого не делал – фальшивое сияние вызывало у него сильное отвращение, захотелось стряхнуть эту мерзость с себя, как грязь. Но притом это все равно был Свет! Какой-то не такой, отвратительный, но Свет.

– Что за мерзость?.. – растерянно промычал скоморох, лихорадочно пытаясь понять, с чем столкнулся.

Вокруг него возникло теплое ощущение привычной силы, истинный Свет окутал Санти, и там, где он соприкасался с фальшивым, холодным, последний шарахался в сторону, словно его обжигало. Вот, значит, как? Скоморох зло усмехнулся и перешел в аспект носителя Силы. Раньше он такого никогда не делал, но откуда-то знал, как это сделать. Во все стороны от Санти прянули потоки Света. В тот же момент фальшивый Свет начал сворачиваться, втягивать в себя щупальца силы, идущие не только к мэллорнам, но и, как оказалось, почти ко всем эльфам-мужчинам и некоторым женщинам. Но далеко не везде, а только поблизости от элианцев. Скоморох ощутил исходящую откуда-то глухую досаду, подобные чувства человек испытывает, когда какая-то глупая мелочь мешает завершить важное дело.

«Тини! – мысленно позвал он кровного брата. – Присоединяйся, не справляюсь! Нужно отсечь мэллорны от этой гадости! Это из-за нее эльфы с ума и сошли. А из мэллорнов она жизнь высасывает…»

«Сейчас буду, – отозвался тот. – Девочка просится со мной. Взять?»

«Нам любая помощь не помешает».

«Хорошо».

Не прошло и минуты, как Санти ощутил рядом чуждое присутствие, присмотрелся и обнаружил, что в ментальном пространстве двое. Тинувиэль действительно захватил с собой Дающую Жизнь. Надо сказать глупышке, чтобы держалась позади, ей с таким напором энергии просто не справиться, сгорит к дорхотовой матери. Но, возможно, и сумеет чем-то помочь. Понять бы только с чем они столкнулись. Что это за фальшивый Свет? Откуда он взялся? Как с ним бороться? Ответов ни на один из вопросов не было.

«Мы здесь, – доложил Тинувиэль. – Что делать?»

«К бою готовиться, – отозвался Санти. – Я не знаю, с чем мы столкнулись, – и коротко рассказал о случившемся. – Так что сам понимаешь. Снова объединяться в радужного мне не слишком хочется, но, возможно, придется звать на помощь ребят».

«Я перед трансом говорил с Хратом. Они сейчас дерутся, мечами и магией, эльфы прут лавиной, как безумные. Ничего не соображают, но при этом боевых и магических навыков не теряют. Потери с обеих сторон огромные!»

«Значит, надо справляться самим… Ладно, тогда вы с Тиниль отсекайте фальшивый Свет от мэллорнов, лучше всего перейдя в аспект Силы, а я займусь самим этим псевдосветом. Попробую отследить, откуда он идет».

«Хорошо», – не стал спорить эльф.

В то же мгновение во все стороны прянула сила Жизни, леса на несколько сотен верст вокруг тут же посвежели, наполнились шумом листвы, этот невероятный поток ощутило каждое живое существо, кроме, естественно, людей, как всегда слепых и глухих по собственному желанию. Но при этом поток нес в себе готовность защитить, готовность ответить на нападение так, чтобы агрессору никогда больше не захотелось лезть на рожон. Он ударил по присосавшемуся к корням мэллорнов фальшивому Свету, да с такой силой, что тот принялся корчиться, спеша избавиться от абсолютно чуждой ему энергии. Досада, идущая от него, скачком усилилась. Казалось, он говорит: «Да отстаньте вы, не мешайте! Что вы лезете, куда не просят?!»

В этот момент ударил Санти, причем ударил всей силой аспекта истинного Света. Он, пока Тинувиэль работал, отслеживал каналы, через которые фальшивка подключалась к мэллорнам. И таки отследил. Не все, конечно, но около двух десятков. Именно они и стали проводниками атаки. На том конце кто-то закричал от боли, прислал образ: «Как вы смеете мешать?!», но на вопросы отвечать не пожелал и не позволил себя просканировать, хотя скоморох и попытался. Еще мгновение, и фальшивый Свет исчез, растворившись без следа.

«Ты понял кто это? – тут же спросил Тинувиэль. – Ты отловил эту тварь?!»

«Ни то, ни другое, – хмуро ответил Санти. – Ушла. Причем считая, что полностью в своем праве. И вот это меня настораживает больше всего…»

«Значит, мы все так же не знаем, с кем и чем столкнулись… – тяжело вздохнул эльф. – Как обычно. Как мне все это надоело… Но ладно, надо узнать, что там у ребят и девчат».

* * *

Храт крутился, как сумасшедший, отбиваясь сразу от десятка эльфов. За его спиной дрались Алливи и Ле, в стороне он видел Лека с Элиа и Шен. Энет с Рахой, Тайкой и Карой сейчас находились на соседнем пограничном посту, командуя обороной. Перворожденные сражались, как легендарные полубезумные берсерки, что них было совсем непохоже – они всегда предпочитали убивать издалека, не рискуя своей драгоценной бессмертной шкуркой. Совсем иначе теперь – чтобы помочь соседу добраться до врага, эльф мог сам прыгнуть на меч. При этом пугали их мертвые, горящие ледяным огнем безумия глаза.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9