Иша Антонова.

Технология чувств



скачать книгу бесплатно

Пролог

Анна вошла в подъезд своего дома. Старая лампочка тускло высветила в общем ряду её почтовый ящик. Он снова был открыт. Только на этот раз дверца висела полуотломанная.

– Ну, кто же опять постарался? – расстроенно подумала Аня и попыталась вернуть дверцу на место. Её тщетные попытки привели к тому, что не выдержавший натиска кусок металла с грохотом упал на пол, к тому же из ящика вылетел белый конверт и спланировал сверху на несчастную дверцу.

Анна всплеснула руками: «Мало было проблем. Теперь ещё и мастера надо искать: ремонтировать ящик».

Тяжёлые сумки, набитые продуктами, пришлось поставить прямо на пол, чтобы поднять конверт и оторванную дверцу ящика.

– Не поняла, – прошептала Аня. – Может ошибка? Странное письмо какое-то…

В графе «Получатель» ровными печатными буквами была написана её фамилия, имя и отчество. Обратного адреса и данных отправителя не было, да и марки тоже. А вот штемпель был, но довольно необычный – «восьмёрка» в равностороннем треугольнике и без надписей.

Заинтригованная девушка всё же взяла себя в руки и, подхватив сумки, вошла в лифт.

– Дома посмотрю, здесь всё равно ничего не видно, – сказала она себе.

На следующее утро забившая тревогу соседка вызвала полицию. Аню нашли на кухне с конвертом в руках. Она не реагировала на окружающих. Сидела, уставившись в одну точку, повторяя раз за разом: «Девять, один, семь… Точка, точка, точка… Два, семь, шесть, три… Точка, точка, точка… Семнадцать, семь, восемь, шесть… Точка, точка, точка… Пять, семь, один, четыре…» и снова: «Девять, один, семь…». Зрачки глаз Ани из карих превратились в пронзительно-синие.

***

Лариса Никитина вышла из дома и направилась к автобусной остановке. Было прекрасное осеннее утро. С деревьев на тротуар слетали жёлтые и красные кленовые листья. Настроение у Лары было превосходное. Сегодня начальник группы должен подписать её заявление на отпуск.

– Как же всё-таки здорово! Скоро уже увижу Турцию! Ещё немного, и я буду лежать на пляже, купаться, загорать…

Неожиданно кто-то толкнул Ларису. Она оглянулась. Мальчишка лет двенадцати промчался мимо неё на электросамокате. В другое время девушка рассердилась бы, но не сейчас, не в этот раз. Не стоит портить себе настроение.

Лариса перекинула сумку на другое плечо и ощутила в ней что-то лишнее. Из наружного кармана торчал уголок белого конверта.

– Ничего себе! – поразилась Лара. – Откуда он тут взялся?!

Она потянула за кончик, хотела вытащить конверт, но вдруг увидела, что к остановке подходит её автобус.

– Ладно, на работе взгляну, – решила девушка и побежала, боясь не успеть на транспорт.

Конверт по дороге она всё-таки вытащила из кармана и переложила в сумку.

В автобусе было очень мало пассажиров. Поэтому Лара села к окну и решила хотя бы взглянуть на письмо: кому адресовано?

– Что это? – глаза Ларисы округлились от удивления.

На белом конверте были крупным шрифтом напечатаны её фамилия, имя и отчество.

Подписи отправителя не было.

– Кто это мог мне подсунуть? – поразилась она. – Может реклама? Или из банка? Так там реквизиты есть. А здесь только какой-то странный штемпель – треугольник и в нем восьмёрка. Или это знак бесконечности, но почему в вертикальном положении?

И только она хотела вскрыть конверт, как водитель объявил её остановку.

Лара вскочила с места, снова засунула письмо в сумку и выскочила из автобуса.

Ларису Никитину нашли сотрудники офиса в её кабинете. Она прижимала к груди белый конверт, смотрела на рабочий стол компьютера, не моргая, и тихо шептала: «Девять, один, семь… Точка, точка, точка… Два, ноль, два, ноль… Точка, точка, точка… Один, пять, семь, четыре один… Точка, точка, точка… Два, шесть, шесть, восемь, шесть… Точка, точка, точка…». Дальше повторялось всё снова. Все усилия сотрудников привести Ларису в чувство успехом не увенчались. Вызвали скорую помощь. Врачи, осмотрев девушку, вызвали психиатрическую скорую. А близкая подруга Ларисы, взглянув ей в глаза, отшатнулась, увидев, что зелёные глаза Лары превратились в ярко-синие.

***

К концу дня подобных вызовов по городу насчитывалось уже около пятидесяти. Психиатрические клиники были шокированы наплывом «синеглазок», без умолку твердящих цифры и точки. Срочно созывались консилиумы, приглашались самые серьёзные и известные специалисты. Поставили в известность ФСБ. Но никто не понимал, откуда взялась такая напасть. У «больных» в руках были белые конверты со штемпелями «восьмёрка в треугольнике», благодаря надписям стали известны фамилии, имена и отчества «потерпевших», которые совпадали с документами. И на этом всё заканчивалось, так как конверты были пусты. И только глаза у всех девушек (возраст пациенток варьировался в пределах исключительно от 20 до 21 года) стали синими. В них невозможно было долго смотреть: глубокий и пронзительный цвет излучал яркое сияние.

Аналитики и другие специалисты ФСБ и МВД пребывали в сильном замешательстве. Все конверты были обследованы самым тщательным образом. Эксперты не нашли посторонних отпечатков пальцев, кроме самих девушек. Ничего не дали анализы ДНК. Проверили бумагу, из которой были изготовлены конверты. И выяснили только то, что ровно пятьдесят конвертов непонятным образом пропали из одного газетного киоска в центре города, причем продавец клялась, что никто в помещение не заходил, и она их в этот день не продавала. Надписи ФИО девушек были как будто бы напечатаны, но, оказалось, что нанесены методом напыления по неизвестной науке технологии. И всё-таки на всякий случай проверили все производства, где могли это сделать, – безрезультатно. Как говорится, следствие зашло в тупик.

И вдруг к двенадцати ночи вызовы по «синеглазкам» резко прекратились.

И ещё неожиданнее было известие, что все «больные» выздоровели в один миг. Девушки не помнили ничего из того, что с ними произошло, после того как они получили «письма счастья». Врачи сбились с ног, оценивая их состояние. Томографы работали без остановок. Гипноз оказался бессилен. Это были вполне адекватные люди без каких-либо признаков помешательства. Вот только на ладони левой руки у каждой из пятидесяти пациенток сама собой в момент прояснения сознания появилась татуировка штемпеля – «восьмёрка» в равностороннем треугольнике, а глаза у всех так и остались синими.

Глава 1. То, чего не ждешь, приходит так внезапно

Я повествую только о своём,

Что в жизни много разного.

И в нём мы усмотреть должны все краски бытия и быта,

Чтоб не остаться у разбитого корыта.

(Омар Хайям)

Арина

Кошка лениво спрыгнула с лежанки и подвалилась спинкой к подушке Арины, громко мяукнув: «Проснулась? Тогда погладь меня!»

– Имей совесть, Лиса, я ещё не выспалась, – попыталась уговорить любимицу сонная хозяйка, но ничего из этого не получилось, потому что в довершение ко всему зазвонил сотовый, лежащий рядом с подушкой.

– Кто это? Да ещё в семь утра в субботу, – удивилась Арина и нажала кнопку ответа.

– Доброе утро! – прозвучал в трубке незнакомый голос.

– Доброе, – ответила девушка. – Кто Вы и чего хотите?

– Для Вас утро действительно очень доброе, – с восторгом заявил странный голос, вроде бы женский, но довольно грубоватый. – Я хочу предложить Вам бесплатную туристическую путёвку по типу «все включено» в новый только что сданный комплекс дома отдыха на берегу озера в сосновом лесу…

– Тааак, остановитесь, пожалуйста, не надо мне никаких бесплатных сырков и колбасок, – Арина попыталась остановить беспрерывный восторженный поток красноречия непонятного абонента.

– Это абсолютная правда, все бесплатно, – затараторил голос в трубке, но Арина нажатием кнопки разорвала соединение.

– Чушь какая-то! – пробормотала уже совершенно проснувшаяся девушка. – И это с утра пораньше!

Она встала и подошла к окну. Чистое голубое небо нового весеннего дня, солнечный свет проник в комнату и осветил все стены. Конец мая этого года был удивительно тёплым.

– Как же хорошо! – вслух сказала Арина и уже направилась на кухню, чтобы заранее сварить себе кофе, так как не любила его слишком горячим. Но тут снова раздался звонок сотового телефона.

– Да что же это такое! – расстроилась девушка, увидев знакомый номер.

Не отвечая на звонок, она сбросила соединение и заблокировала номер навязчивого абонента.

– Вот так! Так-то лучше! Никто теперь не будет доставать меня странными предложениями, – удовлетворённо констатировала Арина и занялась своими утренними делами.

После завтрака Арина включила ноутбук. Она любила просматривать утром новости на Яндексе.

Послышался сигнал, что на почту пришло сообщение. Открыв свою страницу во Входящих она увидела письмо от незнакомого ей отправителя.

Зная, чем заканчиваются просмотры подобных писем, не раздумывая отправила его в Корзину.

Но, как только она это сделала, сразу же пришло ещё десять писем от этого же странного отправителя под ником ClosedInfinity. Арина забеспокоилась и, не открывая, отправила всех их в спам.

– Что за день такой?! Начался как-то странно, и долбят меня тоже какие-то странные личности.

Неожиданно погас экран ноутбука, затем он стал чисто голубым и из самой середины, медленно вращаясь около своей оси, вылетел равносторонний треугольник с цифрой «восемь» посередине.

– Однако! – остолбенела Арина, но ещё больше её потрясло то, что на фоне уже уменьшенного странного знака на передний план вышла надпись: «Арина! Я очень прошу Вас перезвонить мне по номеру… И подпись: Администратор ClosedInfinity». И номер был именно тем, который она недавно заблокировала.

– Похоже, я вирус где-то подхватила, но откуда он знает моё имя? – пробормотала Арина. – ClosedInfinity… Замкнутая бесконечность… Странный ник… Так вот же этот знак – восьмёрка или знак бесконечности в треугольнике. Что за бред?! Что он хочет от меня? Почему такой настойчивый? Или настойчивая? – вдруг вспомнила девушка голос в трубке, похожий на женский.

– Хорошо, а что я теряю? Просто выслушаю.

И Арина разблокировала номер настойчивого абонента.

На её звонок сразу же ответила девушка с довольно милым голосом.

– Арина, здравствуйте, меня зовут Валерия, я – администратор группы ClosedInfinity. Может быть Вам удобнее общаться в чате Телеграмм?

– Валерия, Вы мне просто скажите, чего от меня Вашей группе нужно? Что за забрасывание меня сообщениями и звонками?

– Арина, не переживайте. Мы не секта. И нам от Вас не нужно ни денег, ни квартиры, ни каких-либо материальных ценностей. Мы не продаём девушек в рабство, не торгуем наркотиками и Вас не призываем это делать. И, да, мы не инопланетяне. Душу мы Вашу тоже не покупаем.

Последние слова девушка произнесла более серьёзным и строгим тоном. Арина даже стала более внимательно её слушать.

– Тогда что? – недоумевающе спросила Арина.

– Мы бы хотели пригласить Вас к нам в гости. Возможно, во время первого разговора с нашим консультантом Вам показалось странным, что приглашаем именно Вас. И Вы подумали даже, что звонят какие-то проходимцы. Но поверьте, Вас выбрали одну из сотен тысяч. Я бы даже сказала: из миллионов.

– Кто выбрал? Для чего?

– Приезжайте к нам, Вы сами всё увидите. Вас никто не собирается удерживать насильно. К Вам не будет применяться ни сила, ни гипноз. И сможете уехать, когда захотите. Но я предлагаю Вам то, о чем лично Вы мечтали в детстве, о чем грезили ещё совсем недавно. Два дня назад Вы видели это во сне, запомнили и никому не рассказывали. Чтобы Вы окончательно поверили мне, я могу сказать, что Вам приснилось. Хотите?

– Попробуйте, – заинтригованная Арина застыла ошарашенная. А ведь действительно, она никому не рассказала про тот сон, который шокировал её, а утром вспомнила каждую его деталь.

– Вы видели себя в пустой светлой комнате с высоким потолком. Огромные окна во всю стену. Вы пытаетесь оторваться от пола, и это получается. Взлетаете под самый потолок и понимаете, что можете легко планировать, просто раскинув руки как птица. Тогда Вы снова опускаетесь на пол и выходите на балкон. Перед Вами двор с высокими деревьями. Вы забираетесь на перила балкона, делаете шаг в пустоту и вот уже летите над двором, поднимаетесь высоко, всё выше и выше над деревьями. Отовсюду льётся тёплый свет, но солнца не видно. Вы летите над городом, над рекой, поднимаетесь ещё выше в чёрно-синее небо к звёздам. Они кружатся в карусели вокруг Вас всё быстрее и быстрее. И Безудержный восторг охватывает Вас. И когда Вы проснулись, то целый день прошел в сплошной эйфории, настолько были счастливы.

– Как?! Как Вы могли узнать?! Я никому тогда не рассказала… Но помню всё до мелочей. Как?!

Шокированная Арина больше не могла вымолвить ни слова.

А Валерия продолжила.

– Я не экстрасенс. И наша группа не ставит себе целью подчинение человека. Вы всё поймете и увидите сами, когда приедете к нам. Вам понравится, возможно, Вы даже не захотите возвращаться. Но у каждого из нас есть свой путь в жизни. И сделать выбор, верный выбор, вот то, что определяет нашу работу и цель нашего существования.

Валерия тихо засмеялась. И её смех прозвучал как колокольчик.

– Я немного напугала Вас. Простите, не хотела. Ну, как я убедительна?

– Могу я известить родных, куда я еду? Да, действительно, а куда?

– Я рада, что Вы решились! Наш новый комплекс располагается недалеко от Москвы. Там просто чудесно. Озеро, лес. Ночью – звёздное небо. Мы выдадим Вам специальный аппарат для связи с родными. Необходимо выехать завтра с утра. Билет на самолет уже в Вашем почтовом ящике. А такси в шесть утра будет ждать Вас у подъезда. Все подробные инструкции как добраться тоже по почте. Для удобства мы их продублировали в Телеграмм. Собирайтесь потихоньку. Не забудьте купальник. Да, и Лису отвезите пока к Вашей маме. Скажите, что дней на пять. Не переживайте, мама будет здорова. Ждем Вас!

Последнее распоряжение администратора ClosedInfinity добило Арину окончательно: неизвестная Валерия отлично знала кличку её кошки. А ведь Маслину звала Лисой только она, Арина. Это была её маленькая тайна, о которой не знала даже мама. Просто Арине хотелось иметь что-то такое незыблемое, личное, то, о чем никто бы не знал. И вот, пожалуйста! Кошка же не могла проболтаться. Какой-то кошмар!

Арина посмотрела на экран ноутбука. Обычный рабочий стол с заставкой морских камней и волн. Приснилось ей, что ли? И только подумала об этом, как прозвучали сигналы получения сообщений в почте и в Телеграмм: пришли билеты и инструкции, как быстрее добраться до места назначения.

Рина

Так продолжалось уже несколько недель.

Шёл первый час ночи. Рина пыталась согреться под одеялом и наброшенным на него пледом, но ничего не получалось. Ноги были ледяными и никакие растирания их руками не помогали. Слезы душили, рыдания вырывались из неё вместе с каким-то воем: «Господи, прости меня! Господи!» Мольбы и молитвы шли вперемешку, взахлёб.

Через полчаса понемногу отпустило. Слезы высохли. Опустошение и тишина вошли в её душу. Рядом лежащая кошка посмотрела на Рину, подвернула голову и протянула передние лапки. Они были тёплые, мягкие. Кошка не отнимала их и не выдёргивала из рук, тихое мурлыкание убаюкивало. Покой наконец-то пришел, и Рина заснула.

Не было в её жизни ночей без снов. Яркие, насыщенные видения иногда оставались в памяти во всех деталях в течение нескольких лет. Но чаще утром развеивались.

Рине нравились любые сновидения. Особенно счастлива она была, когда летала. В молодости она видела, как забиралась на перила балкона, бесстрашно шагала в пустоту и летела над землёй. Позже полёты стали происходить над городом, рекой, полями, домами. Иногда под потолком какого-то помещения. И уже после пятидесятилетнего рубежа – взлёты после разбега, поднимаясь над людьми выше, выше…

Сны, когда Рина пыталась взлететь, а её что-то опускало вниз, не давало подняться, были тяжёлыми. Утром она просыпалась с чувством не то что неудовлетворённости, но апатии и какой-то растрёпанности.

Сны были её второй жизнью. Рина не представляла ночи, когда, как ей часто рассказывали, проваливаешься в темноту и утром просыпаешься отдохнувшей без сновидений. Какой же это отдых?! Вот побывать в другом мире, увидеть другие города, совершенно непохожие на те, которые существуют на самом деле, – это же так здорово! Иногда она видела приморские городки, которых точно не существует в реальности. Но море, волны, зелень, камни были совершенно осязаемыми. И только солнца Рина никогда не видела во сне, хотя свет всегда был. Он шёл как-бы отовсюду, окутывал и пронизывал окружающую местность.

Вот уже полтора года каждое её утро начиналось муторно обыкновенно, буднично.

Рина открыла глаза. Первое, что она увидела – это небо за окном. Сегодня оно было чистым, без облаков, и солнце пыталось заглянуть ей в глаза. Рина никогда не задёргивала шторы, они висели только для уюта. Она помнила, как в детстве мама закрывала окно плотными, не пропускающими свет портьерами, и это сильно угнетало её, и даже чувствовалась нехватка воздуха.

Кошка как всегда лежала по правую руку, привычно готовая к ласке.

И так же, как обычно, по утрам, раздался звонок сотового телефона. Рина старалась держать аппарат рядом с головой, чтобы не пропустить звонок сына.

– Доброе утро, мамуль! У тебя всё хорошо?

– Доброе, сынок! Да, всё хорошо. Встаём потихоньку?

– Да, проснулся только что. Пойду в душ. Хорошего дня тебе, мамуль.

– И тебе тоже удачного. Пока.

Сын, в отличие от многих его ровесников, баловал мать вниманием. Обязательные звонки утром («Доброе утро!») и вечером («Спокойной ночи!»), постоянная связь по Телеграмм и звонки по необходимости – всё это радовало Рину, она ждала знакомые сигналы и была счастлива, если перепадали внеурочные. Конечно, она готова была общаться с её родным Саней днем и ночью, но понимала: у сына своя жизнь, в которую не стоит вторгаться полностью, как бы ей этого не хотелось. Уже то, что он почти ничего не скрывал от неё, как и она от него, было настоящим материнским счастьем.

Мать с сыном практически осязали друг друга. Она почти всегда угадывала: «Вот сейчас напишет, позвонит…». И в течение пары секунд раздавался сигнал связи.

Сын сразу чувствовал, если Рине нездоровилось. Был даже такой случай. Ей пришлось вызывать скорую помощь, когда сильно болел живот, била крупная дрожь, которая не останавливалась больше часа. Произошло это в одиннадцать часов вечера. Рина знала, что завтра Саня будет очень загружен на работе. И она не стала беспокоить его.

А вечером следующего дня призналась и выслушала кучу обвинений в свой адрес по поводу: как ты могла промолчать? Почему не позвонила, я бы сорвался и приехал, как тебе не стыдно, мы ведь одна семья и т.д. Оказалось, что именно в это время, когда к Рине приехала скорая, сын проснулся от дикой боли в животе, минут двадцать мучился и с трудом заснул. Совпадение? Нет, так бывало часто, хотя в других проявлениях.

Рина прошла на кухню. Всё по пунктам: приём пожизненной таблетки, насыпала в тарелку овсяных хлопьев и залила кипятком, туалетно-умывальные процедуры, поздравительные («С добрым утром! Доброго дня!») картинки в Телеграмм маме, сыну, его жене и в WhatsApp подруге, маршевый шаг в течение десяти минут под балет или экскурсию в музей на ноутбуке. А вот дальше самое главное: молитвы.

К Богу Рина шла долго и трудно. Но сейчас она уже могла наизусть произносить несколько молитв, самых значимых для неё и влившихся в её память с колоссальным трудом. Ещё в молодости, до сорока лет, она предельно тяжело учила «Отче наш». Не запоминался текст, ну, совсем. А казалось бы, небольшой. И только к пятидесяти пяти годам пришла к ней необходимость в утренних молитвах, а ещё через год – в вечерних. Бог для Рины стал самой надёжной опорой, надеждой и защитой.

Год назад она всё-таки решилась и начала слушать на Youtube Новый Завет понемногу каждый день. Потом уже после множества просмотренных видео с ответами священников пришла к пониманию, что прожить жизнь и не узнать, что же написано в Старом Завете, это неправильно для неё же самой.

Решение далось трудно, а ещё труднее было слушать каждый день главы тридцати девяти великих книг. Но упрямство и упорство дали свои потрясающие результаты. Особенно после того, как дополнительно были прослушаны лекции профессора Зубова, комментирующего и разъяснявшего строки Библии, в душе Рины открылась дверь в другую реальность, появился совершенно иной взгляд на жизнь. Её внутренний мир изменился, пришло понимание строения всего мироздания: каким должен быть человек, кто такой Иисус Христос, и для чего он был послан людям. Это знание как бы вычистило её всю изнутри, наполнило светом и ощущением того, насколько же она сама грешна перед Богом и людьми, да настолько, что никакие исповеди и причастия эти грехи не снимут.

Рина упорно учила молитвы наизусть. Каждая из них давалась с великим трудом. Практически по месяцу ежедневного заучивания. Часто лукавый сбивал её, путал слова, но снова и снова она шла к постижению и запоминанию каждой молитвы. Они стали помогать ей, Рина это чувствовала. Она молилась, либо, смотря на небо, либо, закрыв глаза – так лучше входила не то чтобы в транс, но проникала в суть, в темп, сливалась с молитвой воедино. Слова начинали звенеть в голове, часто лились слезы.

Она не могла стоять на службе в церкви. Ходила в неё обязательно каждую неделю (когда-то дала обет), чтобы поклониться иконам, поставить свечи и поблагодарить за помощь, либо попросить что-то у Бога через святых. Но не могла стоять вместе с церковной общиной. Ноги не выдерживали, а сидеть было стыдно. К тому же Рина чувствовала свою полную церковную безграмотность, она не понимала, что говорит священник, ощущала себя недостойной этого общества молящихся людей. Исповедовалась всего три-четыре раза. Понимала, что, возможно, это плохо, но заставлять себя не хотела, не чувствовала необходимости.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6