И. Коулд.

Шелест. Том 2



скачать книгу бесплатно

Пятнадцать минут? Как он найдет в этом хаосе Ви и Джека за такой короткий срок? И будто в подтверждении его страхам, что-то бабахнуло под землей, и почва задрожала так, что он не смог удержаться на ногах. Луис оглянулся на город, откуда взмыл вверх клуб ядовитого желтого дыма и огня, дома складывались, как карточные домики. Он понял: взорвалась заправочная станция.

Сияние над кратером приобрело темно-фиолетовый оттенок, вверх выстрелила огненная стрела, и Луис не припоминал, чтобы видел когда-нибудь такую силу и мощь взметнувшегося вверх огня. Потянуло назад, туда к Красному Озеру, в голове он отчетливо слышал голос Джека, звавшего его. Да, туда, именно туда!

Поддавшись мгновенному порыву, Луис побежал назад в этот ревущий в предсмертной агонии город. Только бы Грег дождался их. Только бы успеть. Он не понимал, как мог так быстро добраться до парка, где деревья полыхали, словно рождественские свечи. Еще издали он увидел Вайлет, услышал ее голос, а когда понял, что произошло, молил только об одном: успеть.

Луис закрыл глаза, вспоминая, как в последнюю секунду до неизбежного падения обхватил Вайлет за талию, оттаскивая от края кратера. Как она билась в руках, вырывалась, кричала, что внизу Джек, что необходимо спуститься, а он, молча, плакал, унося ее все дальше. Когда она затихла, потеряв сознание, он нес ее на руках навстречу бегущему к ним Грегу, который спросил, где Джек и Дэнни, а, увидев его лицо, чертыхнулся и бросился в кабину вертолета.

Он помнил, как смотрел вниз на пылающий город, на все, что было когда-то дорого, а теперь безжалостно погибало в огне, и плакал, сжимая в руках бесчувственную девушку.

Несколько месяцев Вайлет не говорила, не плакала, не было эмоций, ярости, жалости – ничего, словно перед ним была пустая оболочка. Она сидела, уставившись в одну точку. Если он подносил ей воды – она покорно отпивала, если кормил – ела, если укладывал спать – ложилась. Но глаза были пусты – словно выжженная пустыня, а душа осталась там, в кратере вместе с бурлящей магмой, вместе с Джеком. Он всерьез испугался, что ее рассудок не выдержал потери, и теперь уже ничто не сможет вернуть ее обратно.

Но однажды все изменилось – это случилось несколько недель назад. Они были тогда в городе Марлоу в Оклахоме, сняли небольшой домик на Запад-Мейн Авеню. Тихий городок, живущий сонно-размеренной жизнью. До них никому не было дела. Кто они? Откуда? Зачем приехали? Откуда бегут?

Как-то вечером они не спеша шли от ресторанчика итальянской кухни. Разглядывали витрины ювелирного магазинчика, цветочные композиции из тюльпанов, нарциссов, лабилий из магазина напротив. Вайлет вдруг замерла, уставившись на стеклянную витрину на торговой площади. Луис разглядывал причудливые часы, с резными стрелками и позолоченными цифрами, картины и кучу милых безделушек, от кухонной утвари до сувениров из горного хрусталя и дерева.

Он даже не сообразил в чем дело. Стало страшно за нее, так мгновенно преобразился ее облик.

Вайлет вздрогнула, будто проснулась, удивленно обернулась, разглядывая улицу и людей, снующих по своим делам, а затем снова уставилась на витрину. Ее начало колотить в ознобе, губы посинели. Он обнял ее, продолжая недоумевать, проследив за взглядом, и обомлел.

Прямо перед ними висел холст, написанный масляными красками: большой кратер, заполненный горящей магмой, а на самом краю, разведя руки в стороны, стоит юноша – жесткий холодный взгляд, презрительная улыбка, темные волосы развиваются от ветра, а сзади кружит стая ворон, создавая иллюзию черных крыльев.

– Джек… – прошептала Вайлет, и словно сомнамбула вошла в двери магазина. – Что это за картина, – спросила она у миловидной продавщицы.

– Это Керол Харисон, ее картины сейчас пользуются повышенным спросом. К сожалению, она погибла в прошлом году, ну, вы, наверное, слышали о землетрясении в округе Лейк.

– Спасибо за информацию, – перебил Луис. – Нам пора, извините.

– Может вам показать еще несколько картин, у нас есть…

Призрак лучшего друга стоял перед глазами. И от этого было так больно.

– Нет, мы торопимся.

Он многозначительно посмотрел на Вайлет, и она согласно кивнули. Всю дорогу он болтал всякую чушь, стараясь отвлечь ее внимание и ликуя, что она снова разговаривала. Лишь закрыв дверь дома, понял, насколько был напряжен, и боялся, что она вновь уйдет в себя.

Но с этого дня все изменилось. Вайлет подошла к нему вплотную, долго смотрела в глаза, и он боялся сделать даже вздох, не желая разрушить волшебный момент их особой связи. Потом она уткнулась ему в грудь и заплакала. Это был прорыв. Слезы очищали, выплескивая горечь и боль утраты. Он знал, Вайлет никогда не забудет Джека, но он постарается сделать все, чтобы ей было легче.

– Спасибо за все Луис. Спасибо, что ты рядом, – шептала Вайлет, а он нежно гладил ее по голове, и благодарил Бога за то, что вернул ее.

– Я всегда буду рядом, чтобы не случилось. Всегда.


Они нигде не задерживались больше трех недель. Десятки городов, сотни лиц. Он был уверен, что за ними никто не следит, и не понимал беспокойства Джека по этому поводу, взявшего с него слово, как можно дольше скрываться, переезжать с места на место и быть в тени. Луис знал, конечная их цель – бухта Джека, как назвал он шикарный трехэтажный особняк на берегу океана, подаренный другом ему и Вайлет, которая вдруг объявила, что больше не намерена бежать. Она не видит в этом смысл.

– Все, кто угрожали нам – погибли, так отчего мы бежим?

Луис не знал, что произошло в Лунных пещерах и монастыре, терпеливо ожидая, когда Вайлет сама все расскажет, и однажды это время пришло.

Был поздний вечер. Он как всегда зажег свечи, сварил зеленый чай и они, усевшись на мягком диване прямо напротив роскошного окна, начали говорить. Он уже почти забыл то время, когда они так беззаботно болтали. Затмение перечеркнуло жизнь надвое: до и после. Луис не смог рассказать, о Дэнни, и просто соврал, что друг успел уехать и затерялся где-то на Аляске, и только лишь вопрос времени, когда он объявится.

Вайлет положила голову на его плечо, и он, сжав маленькие ладошки в своих руках, начал слушать, жадно ловя каждое слово. Она говорила несколько часов. Он видел перед собой каменный лабиринт и голубое сияние впадины, мертвого старика Хорхе и зал с бесформенными фигурами в плащах. Он видел, как Джек раскидывает людей, словно шахматные фигурки, ввергая в ужас своим взглядом, как дерется с Эрни.

Эрни! Это стало шоком, и сначала Луис подумал, что от всего произошедшего сознание Вайлет не справилось, рисуя жуткие картины. Но чем дольше она говорил, тем яснее он понимал – все действительно произошло так, как она рассказывала.

– Я все время смотрела на Эрни и не могла поверить глазам, а потом вдруг осознала. О, Господи! – Вайлет тяжело выдохнула. – Ты действительно подумаешь, что я сошла с ума!

– Я никогда так не подумаю, – прошептал Луис, но в ответ девушка лишь замотала головой.

– Это выше моих сил.

Когда повествование дошло до сцепленных над бездной рук, ее голос оборвался. Она закрыла глаза, и он видел, как бледнеет лицо, а воспоминание буквально разрывает сердце. Луис обнял ее, прижал к себе. Так они просидели всю ночь, больше не говоря ни слова. Луис умирал от любви, и умирал от боли, потеряв друзей, потеряв Джека, Майкла и Дэнни, которого не сумел спасти. Они остались одни, совсем одни в этом огромном жестоком мире.

После той ночи Вайлет начала возвращаться в этот мир, и он делал все, чтобы она хоть на миг забыла о своей боли. Плача в душе, он веселил ее, развлекал, будто царевну-несмеянну и когда однажды милые ямочки стали первой наградой его стараниям – надежда окрепла, а уверенность придала новые силы.

И вот теперь эта передача, которая могла отбросить туда, откуда они начинали. Он боялся снова потерять ее, боялся ее боли, разрывающей грудь, погружение в горе, тоску.

Она отвернулась, уставившись в потухший экран, словно ждала продолжения, словно хотела и желала вспыхнувшую вслед за этим боль.

– Луис, я не знаю, как жить, – прошептала она. Он стоял перед ней на коленях, пытаясь согреть ледяные ладони. – Как справиться? Не хочу бороться, не хочу убегать. Теперь все равно.

– Эй, я знаю, это звучит как бред, но поверь, еще наступят хорошие дни, слышишь?

– Хорошие дни? Это вряд ли.

– Нет, не вряд ли. Обещаю, эта последний наш побег от мира. Я должен убедиться, еще раз все проверить, а затем…

– Я хочу вернуться в Файерлейк, – прошептала она. – Я хочу вернуться на то место.

– Нет, Ви, слишком опасно. Из того, что ты рассказала ясно: орден не прекратит за тобой охоту. Тут дело даже не в… Джеке, – он громко сглотнул, так тяжело далось ему выговорить имя друга, и тут же почувствовал, как она дрогнула.

– Луис, пожалуйста. Я должна вернуться, а затем я… мы начнем новую жизнь, поедем, куда хочешь. Пожалуйста! – В ее взгляде было столько мольбы и боли, что он не мог сказать нет. – Я чувствую, меня так тянет.

– Ви, зачем причинять новую боль.

– Пожалуйста, Луис, я хочу понять.

Он поднялся и сел рядом, сердце гулко застучало, когда он прикоснулся к ее волосам, поправив локон, спадающий на глаза. Она смотрел в глаза, ожидая ответа, и Луис потянулся вперед, плохо соображая, что делает. Руки с силой прижали к себе, склонив лицо, он замер в дюйме от ее губ. Ви отстранилась, отвернулась. Он шумно выдохнул, словно ударили под дых, и разжал руки.

– Спасибо, – прошептала Ви. – Спасибо за понимание.

– Послушай. Я готов ждать столько, сколько нужно. Я никому тебя не отдам, не отступлю, понимаешь? – Прохрипел он.

– Да… и не нужно отступать. Ты дорог мне. Очень дорог. Я говорю, как эгоистка, но…

– Ты говоришь и поступаешь правильно. Я ждал долго, и готов еще подождать. Готов ждать столько, сколько нужно. Только хочу, чтобы знала: ты – все, что у меня есть. И я пойду на любое, даже перешагну через себя, лишь бы тебе было хорошо, лишь бы ты была счастлива.

– Спасибо, – прошептала Вайлет, и прижалась к нему. – Значит, ты согласен?

– Для начала сделаем еще одну остановку в Порту-Силвер, это рядом с Норд-Бендом, там несколько миль южнее есть бухта. Она называется бухта «Спящие черепахи», где мы и остановимся. Тот дом теперь наш. Для начала я сам наведаюсь в округ Лейк, а затем, если ты не передумаешь…

– Порт Силвер, – она нахмурилась. – Луис, это же…

– Да, Ви, но теперь это наш дом.

Этот разговор успокоил Вайлет, будто она что-то для себя решила. Он наблюдал за ней, пытаясь понять ее состояние, пытаясь проникнуть в мысли. Она приобрела ноутбук, и теперь почти весь день блуждала по Интернету. Интересно, что она там искала? Когда Ви поделилась мыслями, он принял идею в штыки.

– «Горячие головы»? – Воскликнул он. – Ви, этот хакер, как его там, Маркус слинял, когда был так нужен! С чего ему нам помогать? Я же тебе рассказывал, что произошло при попытке контакта. Он заблокировал сайт, как только подключился к веб-камере и понял, кто с ним говорит.

– Я хочу попробовать.

– Что? Для чего?

– Если он ответит, поможет. Необходимо, как можно больше узнать об ордене, – она хмуро глянула на него. – Ты не понимаешь?

– Зачем? Нужно держаться от всего этого подальше, для чего дразнить льва?

– Я не стану дразнить льва, Луис, – она поднялась навстречу.

За окном таяли краски, превращая день в сумерки. Уходящий луч солнца проник в комнату, словно свет от далекого маяка. Она обвела комнату задумчивым взглядом: угловой диван, пресно-коричневого цвета, бежевые стены с голубыми кляксами, квадратный низкий столик с вазой и кипой газет и журналов для автолюбителей.

– Я не стану дразнить льва, – прошептала она. – Я хочу убить его. Я хочу отомстить за Джека…


2

Месть придала Вайлет силы, вытащив из трясины тоски, где она пребывала, и Луис не знал, что больше пугало – одержимость идеей наказать виновных или беспросветная тоска, в которой она пребывала. Он не мог понять, кого наказывать, если все погибли под руинами монастыря. Девушка упрямо сжимала губы, когда он пытался объяснить это. Объяснить, что месть никогда не приносила удовлетворение или покой, а только делала заложником, под удар которой попадали порой и невиновные.

Говорить о смертельной болезни Джека язык не поворачивался, к тому же он дал обещание другу: никогда не рассказывать об этом Вайлет. Он целыми днями кружил по улицам, всматриваясь в проходящие мимо лица, пытаясь понять, не следят ли за ними. Вайлет же проводила время за компьютером, не теряя надежды найти призрачного Маркуса.

Уже через день они были в пригороде Сайлема, небольшой, но уютной гостинице «Солнечная поляна». Луис сказал, что прогуляется немного, и если что будет нужно, пусть она немедленно позвонит. Вайлет рассеянно кивнула, не отрывая взгляда от монитора.

– Ви, как насчет Маркуса?

– Пока ничего, – бросила она, застучав по клавишам.

– Ви, он не отзовется.

– Пока нет, но я найду его, – она упрямо поджала губы.

– Ты обещаешь ничего не предпринимать, не посоветовавшись со мной.

– Обещаю.

Он вздохнул, тяжело направился к двери.

– Тебе купить что-нибудь?

– Да… имбирного морожено… – на минуту она подняла глаза. Он окунулся в беспросветную тоску и боль.

– Я не пойду, хочешь…

Она мотнула головой, и снова застучала по клавишам.

Натянув на голову капюшон, и надев темные очки, он прогуливался по тихим узким улочкам. Редкие прохожие поглядывали в его сторону, и, проходя мимо, с любопытством рассматривали чужака. Ничто не отвлекало, и можно как следует подумать о том, что делать дальше.

Все произошло так, как и планировал Джек. Он ушел, сорвавшись в кратер, растворившись в огненной массе. Он вытащил Вайлет из подземелья, спас от верной смерти, вырвав из рук фанатиков.

В жутких ночных кошмарах Луису снилось, что Джек падает снова и снова, и он виноват, что вовремя не смог протянуть руку, что не успел. Все его друзья ушли, город превратился в прах, и теперь они с Вайлет должны быть вместе. Он должен оберегать ее. Как и предсказывал Джек.

Сначала ему все время казалось, что за ними следят. Он видел безликие фигуры, одетые в длинные плащи в чужих городах и маленьких деревнях, везде, куда бы они ни отправились. Он превратился в настоящего параноика, которому везде чудятся враги, и хватало чьего-то слишком любопытного взгляда, чтобы сорваться с места и бежать из города.

Но ультиматум Вайлет и желание вернуться в Файерлейк, подхлестнуло былые страхи. Единственный, с кем он все время держал связь, был Грейв, который рассказывал, что земля под городом продолжает дымить, и находиться в этом районе опасно. От города ничего не осталось, выжженная пустыня, а в том месте, где находилось Озеро лишь застывшая лава и пемза. Недавно он сообщил, что монастырь собираются восстанавливать, кто-то вложил крупные инвестиции в проект, но имя заказчика ничего ему не говорит: Адам Лестер. Вроде он из Иллинойса. Но кто этот человек он не знал.

Луис зашел в бар с неоновой вывеской, уютный и небольшой, уселся за самый дальний столик. Приглушенный свет и мягкие тона действовали успокаивающе, он в это ранее утро был единственным посетителем.

Из-за барной стойки вышла пожилая женщина, с густо накрашенными яркой помадой губами, в белом переднике и сигаретой в зубах. Она шлепнула перед ним папку с меню и выжидающе уставилась, подперев руки в бока.

– Ну, будем заказывать, мистер, или на меня смотреть? – Гаркнула она, голос казался грубым и прокуренным.

– Вообще-то я пришел выпить кофе, – нахмурился Луис, который терпеть не мог фамильярность. – Если можно, покрепче и со сливками.

– Можно красавчик, тебе все можно, – хмыкнула она. – И это все?

– Э… миссис…

– Миссис Дездон.

– Миссис Дездон, я скажу, если еще что-то понадобиться.

Но женщина не сдвинулась с места, неприлично разглядывая его. Удушающий запах дешевой сигары раздражал.

– Надолго к нам, красавчик?

– Меня зовут Луис.

– Отлично, Луис, так надолго?

– Все зависит от вашего гостеприимства. Что-нибудь еще?

– Эй, Эрни, кофе сделай и тащи сюда свою жирную задницу! – Неожиданно закричала женщина, и Луис вздрогнул, но не от ее крика, а от имени, которая услышал.

«Эрни! Господи. Почему он не думал об этом раньше».

– Вы сказали, Эрни?

– Ну, да, Эрни – недотепа и разиня, свалился на мою голову. Несколько месяцев назад приехал в Толвил откуда-то с запада, и черт дернул взять его на работу.

– П… почему, – прошептал Луис, мгновенно покрывшись потом.

– Да потому, что он ни хрена делать не умеет, только жрать и спать в подсобке. Эй, Эрни, твою мать, где ты там?

Луис сжал кулаки, огляделся по сторонам. Сердце забилось часто и глухо, он снова слышал голос Вайлет:

– Это не Эрни, Луис. Он не тот, за кого себя выдает. Это Том, Том Макдилан, и он всегда был у нас за спиной.

– Эй, красавчик, – выдернула из раздумий миссис Дездон. Пепел с сигареты упал прямо на стол, и она недовольно покосилась на него, как будто он был в этом виноват. В темном проеме задней двери, прямо за стойкой бара, выросла внушительная фигура. Луис отчаянно вглядывался в темноту, пока обзор не перегородил белый в жирных разводах фартук.

– А кто та девушка, что приехала с тобой?

– Какая девушка? С чего вы взяли? – Насупился Луис.

– Красавчик, ты меня обижаешь! У нас маленький городок, все друг друга знают, к тому же моя сестра Элизабет, работает в «Солнечной поляне» горничной. Там не так много постояльцев, чтобы можно было спутать. Так кто она? На семейную пару вы не похожи, слишком молоды, хотя нынешняя молодежь нравами не отличается. Совсем голову потеряли от вседозволенности.

– Это моя сестра, – ляпнул Луис, недовольно посмотрев на женщину, которая продолжала загораживать обзор.

– Сестра, ну да, – она гулко рассмеялась. – Вы так похожи, прямо как я с папой Римским.

– Уважаемая миссис Дездон, не могли бы вы принести чашку кофе, – злился он.

Перед ним выросли еще одна фигура, и Луис медленно поднял глаза. Высокий, широкоплечий парень, лет двадцати, ставил перед ним разнос с пузатой кружкой и сахарницей. Волосы цвета пшеницы коротко подстрижены, а глаза превратились в две узкие опухшие полоски. Видимо, парень действительно спал.

Луис облегченно расслабился. И чего это он так напугался. Том-Эрни навеки остался в лабиринтах Лунных пещер.

– Ну, надо же, не прошло и года, как появился Эрни с заказом. Метеор прямо! – Гаркнула женщина.

– Я не слышал, – обиженно протянул парень.

– Ну, да. А я сейчас танцевала с красавчиком жигу! – Она цокнула.

На счастье Луиса зазвенел входной колокольчик и в бар вошел пожилой полицейский.

– О, мистер Уорис, – пробасила Дездон. – Как у вас сегодня самочувствие? Я так волновалась. Как ваше горло? – Она развернулась, затушила окурок в пепельнице на столе Луиса и, улыбаясь, направилась к нему навстречу.

Луис вздохнул, и отвернулся к окну. Наконец-то его оставили в покое. Парень, стоявший рядом, рассеяно почесал за ухом, зевнул и, буркнув, если что понадобиться – зови, направился к барной стойке.

– Бедный мистер Уорис, вам нужно беречь себя, – доносился бас Дездон. – Вот если бы у вас была жена, она бы не допустила, чтобы вы намочили ноги.

– Ты права, Урсула, так выходи за меня замуж и дело с концом.

– Ай, шутник, – захихикала женщина. – Куда же я дену своего старика? Вот моя сестра Элизабет не замужем, так что обратите внимание.

– Налей-ка что-нибудь горло промочить, голова просто кругом, – хмыкнул коп.

– Конечно. Как дело Клэмэнсов?

– Пока ничего.

– Боже, какой кошмар! В нашем городе? Кто мог сотворить такое, у кого может подняться рука на ребенка?

– Не знаю, Урсула. Скорее всего, это не местный. Видели парня, в куртке, капюшон натянут на самые глаза, может псих, а, может, и нет. Он вырезал у паренька на руке кусок кожи. Миссис Клэмэнс говорит, что в том месте у Тони было родимое пятно.

– О, Господи! Говоришь парень в куртке и капюшоном?

Луис почувствовал на себе пристальный взгляд.

– А ты проверял постояльцев в «Солнечной поляне»? – Прошептала она.

– Разумеется. Их всего-то шестеро: кто по времени не совпадает, кто по приметам.

– А может, это цыгане. Это чертов цирк, как его там: «Играющий медведь», что приехал несколько дней назад. Мама мне всегда говорила, держись от них подальше. И я не одобряю разрешение шерифа. Как он мог позволить им остановиться здесь?

– Это не нам решать, но мы проверяем. Мы все проверяем.

Луис прислушивался к разговору, похоже, в городе не все так спокойно, как кажется. Нужно уезжать и поскорее, пока им не стали задавать ненужные вопросы.

– А может, это какое-нибудь ритуальное убийство, – протянул коп. – Мальчишки нанесли тридцать девять ударов ножом, ты это можешь себе представить! Тридцать девять! Он наносил их не спонтанно.

– Боже мой!

– Вот именно, получилось что-то вроде пятиконечной перевернутой звезды в центре круга. Тот, кто такое сделал – ненормальный и опасный.

– Красавчик, ты уже уходишь? – Услышал Луис, выбегая из бара, на ходу застегивая молнию куртки до самого горла, хоть на улице и стояла жара.

Через несколько минут он был в номере, с порога крикнув, что они немедленно уезжают. В ответ не раздалось ни звука. Борясь с нахлынувшим страхом, он обошел комнаты, зачем-то заглянул под кровати и открыл шкафы. Вайлет не было. Ноутбук открыт. В открытом окне всего одна фраза.

– Спасибо, Маркус!

– Черт, – прошептал Луис, яростно вдавливая кнопки сотового. Через некоторое время из ванной комнаты послышалась знакомая мелодия. На стеклянной полке светился забытый телефон Вайлет.

– Только не это, – крикнул Луис.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное