И. Коулд.

Шелест. Том 1



скачать книгу бесплатно

Иллюзия притяжения настолько велика, что бесконечная горящая огненная спираль казалась мягким покрывалом, сулящим лишь утешение. Но магма безжалостно испепелит все, что попадет в ее смертоносные сети. Страх смерти не отталкивал, наоборот. «Озеро», как магнитом с каждым разом сильнее притягивало к себе. Чем больше ты любовался игрой огня, тем сильнее хотелось протянуть к нему руки.

Металлическое сияние, накрывающее кратер словно куполом, никогда не рассеивалось. И этот необычный холодный блеск служил ориентиром для людей, часто возвращающихся домой из «У Босса».

Из-за сияния воздух вокруг сгущается, наэлектризовывается. У «Озера» дышать становиться труднее, как на горной высоте, где переизбыток кислорода. Иногда вверх из кратера выбрасывает столб огня, выстреливающий из тягучей массы, словно ракета, обдавая жаром и гарью находившихся поблизости людей. Будто рука чародея стремилась дотянуться до небес в безумной попытке закрыть собой звезды.

Края «Красного» или «Огненного Озера», как назвали феномен местные жители, сплошь покрыты пемзой и острыми расплавившимися и почерневшими от высокой температуры камнями. Неустойчивая опора в любой момент могла обвалиться, увлекая за собой очередного смельчака, решившего подойти к краю достаточно близко и пытающегося заглянуть в самое сердце «спящего дракона».

Во избежании несчастных случаев шериф приказал оградить «Озеро» высокой железной кованой оградой, закрепленной на бетонные стойки, и строго следить за порядком в парке. Здесь всегда дежурили копы. Туристы, приезжавшие поглазеть на чудо-феномен кратера, стали бичом для города и сильной головной болью мистера Гордона. Многие не соблюдали правила, норовя заглянуть как можно дальше в пылающую бездну, что могло привести к несчастным случаям и свести на нет все усилия шерифа, сделавшего Файерлейк, по его мнению, самым райским и безопасным местечком на земле.

Поэтому он не жаловал туристов, но так как доход городка во многом роз благодаря туризму, приходилось мириться с их неизменным присутствием. Два раза в месяц приезжала очередная партия «праздных зевак», и приходилось вводить усиленное патрулирование, что требовало дополнительных изысканий из городского бюджета. А от повышенной нервозности уважаемого сэра Гордона страдала вся местная молодежь.

Джек остановился возле ограждения и протянул ладони к пылающей бездне, тут же ощутив жар и легкое покалывание на кончиках пальцев. Его всегда тянуло к «Озеру». Оно стало излюбленным местом, его убежищем.

И он никого не впустит в него… никогда.

3

Вечером, как и договаривались, Джек подошел к гаражу Грандов, где неразлучная тройка уже собралась и все ждали лишь его. Темно синий форд Дэнна одиноко припаркован рядом. Тусклый свет фар освещает прямоугольник заасфальтированной дорожки и детский трехколесный велосипед с ярко бардовыми ручками и блестящим клаксоном.

Судя по хмурому настроению Майкла, сдвинутым бровям, стало понятно – ему так и не удалось помириться с Кетти.

Он выводил надпись на «Харлее», вздыхая и бросая рассеянные взгляды по сторонам. По правую сторону на корточках сидит Луис, поглядывая на друга. Дэнни напротив, небрежно облокотился на стеллаж с инструментами, покручивая в руках одну из многочисленных гаек, лежащих в ржавой овальной коробке из-под мятных леденцов. Ребята тихо разговаривали, обсуждая последнюю игру «Пэтриотс Премиум» и дружно кивнули Джеку при его появлении.

– «Петриотс» соревнуется не только с «Джайентс», они соревнуются с историей, так сказал Роберт Седмен.

– Верно, Луис. Хочу заметить – Беличика называют злобным, так что ваш Уокер не исключение из правил, скорее наоборот. Золотой мальчик Том Брэди не стал бы золотым не встретившись с крутым Биллом. Конечно, талант не оспорим, но не только ведь это делает его лучшим квотербэком.

– Уверен, в этом году Фокс Спортс имеют все шансы выйти на новый уровень.

Ден кивнул Майклу, но тот лишь вздохнул, не поддерживая разговор.

– Слушай, ну хочешь, я сам поговорю с ней. Возьму и позвоню, вот прямо сейчас! – Не выдержал Луис, которого начала доставать вымученная физиономия друга.

– Не стоит, но я ценю. Пусть продолжает в том же духе. У меня, между прочим, тоже гордость имеется. А то смотри, принцесса! Устроила прямо посреди улицы шоу. Нет, вы слышали? Эта толстая Мэги Хайт сегодня заявляет: «Давно пора Кетти тебя бросить! Волочишься за каждой юбкой». Тоже мне, советчик! Феминистка – неудачница! Держу пари – она просто счастлива, что мы с Кет разругались, – он почесал кончик носа, оставив на нем позолоченную кляксу.

– А ты?

– А я спросил, какое ее собачье дело? Уж не злится ли из-за того, что ее физиономия в прыщах, и я за ней не волочусь?

– Умеешь ты найти подход к подругам своей девушки. Где ж ты видел это невинное создание? – Дэн достал из переднего кармана серых брюк шоколадный батончик «Попрыгунчика».

– Так это… Встретил недавно, когда ходил… Это… Э… Да… мать попросила купить кое-что в лавке Освольда. – Ребята, многозначительно переглянулись и громко захохотали. Луис рассмеялся первым: взъерошив пятерней рыжие волосы друга и измазав правую щеку машинным маслом.

– Эй, эй, ты чего творишь? – Майкл попытался увернуться, но безуспешно.

– Ну, ты и конспиратор! Домой ты к ней ходил. Факт! А ее подружка Мэг скорей всего там торчала. Успокаивала как обычно.

– Успокаивала?! – Взвизгнул он. – Да она натравливала на меня. Вот гадина! Придет время, припомню, когда начнет клянчить бесплатно билеты на матч, прыщавая жадина. Сидела словно верховный судья: «Да он тебе не пара, да таких кругом прут пруди, да не унижайся перед ним. Да он тебя не достоин». Вот же змея! Видит Бог, от зависти бесится? У нее-то парня отродясь не было. Посмотрел бы на такого самоубийцу. Я не раз замечал, как она пялится на меня, еще чуть-чуть и слюни пускать будет. Женская зависть, скажу вам, самая страшная штука, ребята, – он в сердцах бросил кисточку в банку с краской. Золотые капли брызнули, попав на кроссовки, – это была самая длинная тирада, произнесенная Майклом за весь вечер.

– Просто дай ей время. Вот увидишь, она поймет. Кетти далеко не дура и разберется где зависть, а где настоящее. Все равно вы помиритесь, в первый раз что ли! – Джек уселся возле Дэнна, который с наслаждением трескал шоколад, швырнув блестящую обертку прямо под ноги.

– Не знаю. Она никогда на меня так не смотрела.

– Как?

– Со злостью что ли или разочарованием. Черт, ее взгляд напомнил мне Уокера, в тот момент, когда у него нет сил орать, а в глазах лишь тоска от того, что он имеет дело с такими тупыми орангутангами, то бишь нами. Да ну их, этих девчонок! Пытаясь понять, что у них на уме сума сойдешь! – Он уткнулся в мотоцикл, возобновив прерванное занятие.

– Что пишешь? – Поинтересовался Луис. Майкл гордо показал витиеватую надпись, слегка развернув мотоцикл. На баке красовалась надпись «Принц».

– Ну… – только и смог сказать друг. – Это не слишком амбициозно?

– Ты же знаешь, я без ума от этого рэпера, – Майкл смущенно улыбнулся, почесал затылок и отступил на пару шагов, любуясь творением.

– А, ну да, я просто подумал о другом… мания величия и все такое.

– Как всегда, Луи, как всегда, – грустно констатировал друг, в точности скопировав манеру говорить отца Сэмуила, закатив глаза к потолку, чем вызвал новую волну смеха.

– Ничего вышло? Золотое на черном…

– Ну, показывай, как сцепление сделал, – Джек подошел к мотоциклу, наклонился, разглядывая блестящую ручку газа.

– Вот смотри, отожми рычаг, а теперь плавно отпускай. Ну, что скажешь?

– Теперь намного лучше, мягко как по маслу. Отлично Майки. Твой «Принц» готов принять вызов. Итак, сегодня?

– Сегодня? – С набитым ртом воскликнул Дэнни. – На сегодня у нас были другие планы!

– Превосходно! Хоть одно радует! Сейчас вернусь, – Майкл с довольным видом вышел из гаража.

Они услышали тональный набор кнопок сотового, затем тишина. Видимо ему так и не ответили. Через некоторое время раздалось тихое ругательство и гулкий шлепок, – Майкл саданул кулаком по стволу тополя. Еще через некоторое время тот появился с хмурым выражением и довольно несчастным видом. На костяшках левого кулака расплывалось багровое пятно. Он успел накинуть легкую куртку и переобуть кроссовки.

– Э, Эх! – Вздохнул он.

– Да, Джек, я принес газету, как и обещал. Смотри. Вот статья, про которую говорил.

Дэн развернул «НьюТаймс» и указал на фотографию Грэга Мэтьюсона снятого на игре с «Бруклин-фокс». На них смотрело волевое лицо темнокожего парня с широкими скулами и холодными карими глазами.

– Ого, свирепый вид, – заглянул через плечо Майкл. – Читай!

Джек пробежал глазами по статье.

– Родился… Так… Восемнадцатилетний квотербекер «Плохих парней» подающий большие надежды… Находка Дюка Глинка. Так… Правильно разыгранные комбинации во многом предрешали исход игры. Природное чутье, воля к победе делают его одним из самых сильных игроков студенческого футбола. Получил официальное приглашение в команду «Железный Див».

– Ничего себе, – свистнул Луис.

– Так… Работа ног, быстрота принятия решений делают… Ага, вот. На последней студенческой игре между школами Прайнвилла и Редмонта Грэг реализовал двадцать четыре из двадцати семи пасов на ста восьмидесяти пяти ярдах и забил два тачдауна. Техника введения нападения проводиться довольно жестко и непредсказуемо. Нередко нанесение непреднамеренных травм соперникам, за что был один раз дисквалифицирован.

– Ну, да. Так я и поверил – непреднамеренных! – Хмыкнул Майкл, шутливо стукнув Луиса по плечу, который незамедлительно ответил на выпад.

– Удаление игроков «Плохих парней» за нарушение правил и чрезмерную жестокость стало скорее нормой, чем исключением. Так… – Джек молча читал, жадно впитывая информацию.

– Что там еще?

– Его рейтинг, как квотербека поднялся за последний год с семидесяти двух и трех десятых до девяносто девяти и трех. В предыдущей игре с «Бешеными лисами» он вывел квотербекера команды противника на первых минутах игры. Сломал запястье.

– Прекрасно! – Майкл судорожно сглотнул.

– Учитывая, как он провел финальный драйв, начав со своих семнадцати ярдов за 2:38… Бераски ухватился за майку Мэтьюсона и попытался бросить его на траву. Вместо этого Мэтьюсон нырнул вниз и воспользовался моментом, чтобы выкрутиться, затем твердо стать на ноги и зарядить высокую 32-ярдовую бомбу.

…Четко разыгранные комбинации практически не оставляют соперникам шансов на успех. В игре с командой Джеса Ромберо профессионально разыграл в третьем тайме тачдаун, что определило дальнейший ход игры. На последних минутах Грэг Мэтьюсон блестяще провел сэйфти, еще принеся команде дополнительные очки.

Джек свернул газету, глаза лихорадочно блестели. От волнения перехватило дыхание:

– Наконец – то, стоящий противник!

– Ты издеваешься? – Воскликнул Майкл. – Да они же нас разорвут!

– По-моему, кто-то все время твердит, что Джек никогда не проигрывает? – Лаконично заметил Луис, подмигнув другу.

– Да, подтверждаю – это так. Но Грэг! Он в первом тайме лучших игроков выведет из строя. Это его тактика! Я знаю, о чем говорю, многое про него слышал.

– Значит лучшие выйдут не в первой четверти.

– Да это не серьезно! Я не собираюсь начинать игру на скамейке запасных! – Майкл поднялся и теперь взволновано вышагивал вокруг «Принца».

– Я рад, что у тебя с самооценкой все в порядке, но Джек говорит верно. Преподнесем сюрприз «Плохим парням». Они же не знают о нашей тактике и пару тройку тузов в рукаве. Пусть этот самоуверенный тип думает, будто уделает нас на первых минутах, – засмеялся Луис.

– Не думаю, чтобы «Плохие парни» не слышали об «Орланах». Грег Мэтьюсон давно хотел встретиться с нашей командой на студенческом чемпионате. Уокер об этом еще в прошлом году говорил – одна из сильнейших команд. Могу сказать с уверенностью, игра будет жесткой и непредсказуемой!

– И ты ничего не сказал? – Майкл задохнулся от возмущения. – Про переговоры с «Парнями» еще в прошлом году?!

– А зачем? Чтобы это изменило? Вот теперь, когда скоро состоится матч… – Джек задумался. – Поэтому и говорю: необходимо увеличить время тренировок. Необходимо довести комбинации до автоматизма.

– Я и так почти живу на стадионе. И это чудовище, Уокер, скоро достанет своей «прямотой»! Джек, ты просто милый! Я и так из-за тренировок не бываю дома. Все мои дела стоят, «комп» скоро покроется пылью, а прога, которую я пытаюсь закончить… и… Эх! Мы перестали шататься по улице, делать маленькие гадости. Стали такими правильными, что когда я смотрю на себя в зеркало, мне становиться тошно. Как прилизанный маменькин мальчик. Тьфу. Давайте натворим что-нибудь, – воскликнул Майкл, выбросив вперед зажатую в кулак руку. Луис, предвидя маневр, ловко увернулся.

– Ну, да! У отца ремень давно без дела! Твои шуточки точно до добра не доведут,– проворчал Дэн.

– Детка съешь шоколадку и расслабься! Все только начинается.

– Друг, мне самому скучно и все надоело до чертиков, но потерпи всего месяц. А потом мы на всю ночь зависнем в баре и оторвемся по полной! – Луис приобнял Майкла за плечи.

– Да ты что? Отлично придумано! Учитывая, что бары в нашем городе из-за бдительности шерифа Скайокера и его «туристической» паранойи закрываются в двенадцать, мы прекрасно проведем время. А если еще учесть, что крепче лимонада мы ничего не выпьем, станет еще веселее. Хоровое выступление мальчиков-зайчиков! Оторвемся по полной? Да! Много ли нам нужно? Всего-то ничего! Шоколадный батончик и стаканчик колы, мистер, и я за себя не ручаюсь!

– Не будь нудным, Майки, всего месяц! – Смеясь, произнес Луис, запульнув в него шурупом. Майкл ловко увернулся и шуруп, срикошетив от стены, попал в спину Джека.

– Через месяц я уйду в монастырь.

– У нас мужчины в монастырь не уходят, – серьезно заметил Дэнни.

– Очень умное замечание! Ты как всегда на высоте! Значит, я буду первым.

Джек посмотрел в направлении монастыря. Словно в ответ раздался звон колоколов, напоминая о времени вечерней молитвы. Тихая мелодия завораживала, словно старая колыбельная. Хотелось закрыть глаза и пойти на звук. Это все равно, что смотреть на огонь – невозможно отвести взгляд и хотеть раствориться в нем.

В полуоткрытую дверь гаража просунулась хрупкая нескладная фигурка пятилетней девчушки. Радостно взвизгнув, она бросилась к Луису, словно обезьянка, тут же запрыгнув ему на руки. Вверх взметнулись две тонкие рыжие косички.

– Луис, ну почему ты так долго не приходил? Майки меня на стадион не берет посмотреть на вашу тренировку, а сам обещал! – Она захныкала. Майкл закатил глаза.

– Кто разрешал тебе сюда являться? Ну-ка, вот отсюда! Сьюзи, я не шучу!

Девчушка прижалась к парню, обвив шею тонкими руками. Бледное конопатое личико смотрело доверчиво и восхищенно. Девочка всхлипнула, тряхнула рыжими косичками и затараторила:

– Ну почему он не разрешает сюда приходить. Я все расскажу маме, что Майки ночью без спроса уходит из дома – через окно! Я видела!

– Только попробуй, ябеда. Я тебе тогда устрою сладкую жизнь!

– Подумаешь, напугал! Мама пакет с фруктами для Пола передала, сказала, что вы сейчас поедете к нему в больницу. Я с вами! Мамочка мне разрешила…

– Только через мой труп! Передала и быстро домой.

– Майки, прекрати. Пусть Сью побудет здесь хоть недолго. Мы же все равно скоро поедем, – Луис нежно поправил рыжие косички и подмигнул девочке.

Он осторожно опустил ее с рук, будто боялся, что девочка разобьется, словно фарфоровая статуэтка. Достал из кармана шоколадный батончик «Фокс» и сунул в крохотные ручки вскрикнувшей от радости Сьзи, которая тут же развернула шоколад, бросив обертку в старшего брата. Откусив большой кусок, зажмурилась от удовольствия. Показав Майклу коричневый язык, девочка звонко засмеялась, спрятавшись за широкую спину своего кумира.

Луис являлся защитником всей малышни в округи, которые нередко совершали набеги в его гараж, где он часами терпеливо возился с ними, рассказывая смешные истории, придуманные им самим, или играя в незатейливые игры. Детвора прибегали кто за помощью, кто за советом. Кому-то он помогал делать кораблики, кому-то мастерил летучего змея, ремонтировал велосипед, ходил в сад, спасая от разъяренного Паркера. Он был предметом подражания для всех детей, не меньше Джека, а может быть, в какой-то мере и больше.

Для маленькой Сью Луис стал идеалом, объектом обожания и восторга. Она, открыв рот, слушала его рассказы, бегала за ним по пятам и так доставала брата, если долго не видела Луиса, что тому волей – неволей приходилось, хоть иногда, брать ее на тренировку, поддавшись на очередной невинный шантаж и проклиная все на свете. Часто Сьюзи прибегала через весь город к Луису домой и подолгу рассказывала, как провела день. Он внимательно слушал, давая дельные советы, продолжая возиться в гараже или перебирать очередной мотор.

– Ну, и как ты провела день? – Спросил Луис.

– Плохо, – девочка с укором глянула на брата. – Сначала Майки отказался взять меня на тренировку, хотя обещал. Все время обманывает, – она обижено надула губки. – А потом он дразнил меня и говорил, что Энди Качер в меня влюбился.

– Эй! В следующий раз я сам за тобой заеду. К концу недели отремонтирую «Студебейкер», и тогда прокатимся по городу с ветерком, договорились!

– Ой, да! Хорошо! – Сью показала брату язык и принялась радостно бегать между ними, измазанная шоколадом, раскрасневшаяся и счастливая, распевая любимую песню:

– Я сяду на корабль, уходящий за горизонт туда, где ты ждешь меня…

– Прекрати кричать, Сью, а то немедленно отправишься домой. И без тебя голова скоро лопнет, что за сущее наказание. О! Господи за что! – Взмолился Майкл, отшвырнул кисточку, которую только что достал из банки с краской в дальний конец гаража.

– Ну, все готово? Может, уже поедем, прокачаем моего «Принца»? – Раздражено бросил он, зло покосившись на сестру.

– Ой, Майки, не делай так глаза! Макс говорит, если тебя кто-то в этот момент хлопнет по спине, то ты можешь остаться косоглазым навсегда, и тогда Кетти уж точно найдет другого… – крикнула девочка. Луис расхохотался, подняв вверх большой палец.

– Иди уже домой. А то ведь сейчас позвоню матери и скажу, что ты опять здесь ошиваешься, и влетит тебе по первое число. На горшок и спать, живо! Для сопливых приставал уже слишком поздно. Все нормальные дети смотрят Дональда Дакка или как там еще… Тома и Джерри, Банди и Губка Боб – квадратные трусы… тьфу.

– Не трусы, а штаны, – с возмущение воскликнула девочка. – И его друга зовут Патрик, и он…

– Мне без разницы, лишь бы тебя здесь не было! – Он подтолкнул ее к выходу нарочито грубо. Песня оборвалась, и девочка надула губки.

– Ну, ребята, вы в машине Дэнна, а я сюда, – Не обращая на сестру никого внимания, Майкл похлопал по кожаному сиденью мотоцикла.

– Слушай, позволь мне, – Луис неуклюже переминался с ноги на ногу. – Съездим к Полу, я всего-то прокачусь до развилки на серпантине, – добавил он, наткнувшись на протестующий взгляд Майкла. – А дальше ты. Ну, договорились?

Майкл минуту колебался:

– Как же. Так я тебе и поверил – до развилки. А чего уж там! Без тебя я бы еще неделю провозился. Ладно, первенство тебе, – он хлопнул друга по плечу. – Только, чур – в столбы не врезаться!

– А то! Встретимся у Пола. Пока, Сью, беги домой. Наш уговор остается в силе! – Радостно крикнул Луис, запрыгивая на мотоцикл и, словно пуля, срываясь с места, обдавая дымом из выхлопной трубы рядом стоящих.

– Эй, поосторожней там, я еще на нем не ездил, – воскликнул Майкл в быстро удаляющуюся спину друга и закашлял. Сьюзи захныкала, требуя взять ее с собой, но, получив от брата подзатыльник, заревела и бросилась в дом.

– Отлично, просто здорово как ты управляешься с детьми, – покачал головой Джек. – Без этого никак не обойтись?

– Ты ее не знаешь! Через пять минут Сью уже обо всем забудет, а еще через пять начнет выносить мозг Максу. Без этого мы уговаривали бы ее битых полчаса. Поехали Дэн! – Майкл, плюхнулся на заднее сиденье рядом с Джеком, и форд неторопливо тронулся с места.

Когда форд Дэнна притормозил возле больницы, «Принц» уже находился на стоянке, но Луиса рядом не оказалось.

– Вот проныра! Прокатился до развилки! Он, поди уже, у Пола. Не мог нас здесь подождать, – Майкл доставал пакет с фруктами из багажника. Обойдя «Принц» и внимательно оглядев его со всех сторон, самодовольно хрюкнул.

Просторный холл окутан тишиной. Пол, выложенный плитами под мрамор, блестел идеальной чистотой. Электронные часы над постом медсестры показывали девять пятьдесят. Настало время ночных процедур и врачебного обхода. В белоснежном вестибюле навстречу торопливо шла Даяна, дежурная медсестра, очень симпатичная и милая девушка. Майкл тут же расправил плечи, расплылся в улыбке и грациозным движением откинул со лба челку.

– Прекрасная Даяна, как сделать так, чтобы ты наконец-то обратила на меня внимания и пришла ко мне?

– Обратись к доктору Снейку! – Засмеялась девушка. – Вы, надеюсь, понимаете, что уже слишком поздно и посещения запрещены.

– Но, милая Даяна! Это же легендарный Джек, наша гордость, звезда и надежда. А это великий Дэн – владелец лесопилки, будущий миллионер и самая романтичная натура, которую я знаю, – Дэнни сконфузился, покраснел и робко кивнул девушке.

– Меня вы, конечно, узнали. Один из лучших нападающих, перспективный игрок сборной по футболу, лучший из «Белокрылых орланов» – я, Майкл…

– Великий, – хмыкнул Джек.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24