И. Барс.

Четыре Сына. Рождение легенд



скачать книгу бесплатно

Пролог.

“Уснет природа, поглощенная мраком. Падут на колени все народы Эвы пред темным Владыкой. Он тот, кого боялись со времен начала. И будет знать он о тайнах многих, что хранят земли Материков и океанов. И смерть посеет, найдя оружие богов. Разделенная на части Сила вновь должна будет соединиться. Сломленную Власть, сокрытую в пяти концах, необходимо отыскать. Источник света скроет Свет. Исчезнут все Хранители. Не станет равновесия. Вновь омоется кровью земля и будет гореть, и гнить, пока не придут четыре Защитника. Четырехконечная звезда с вершинами на севере, востоке, западе и юге. Пятнадцать лет пройдет, разбитые на пять, рождая в цикле одного Защитника. Четыре сына сильнейших из народов: сын Темных, сын Стихий, сын Спящих и сын Светлых. В тот миг на землю дождь обрушится из звезд, знамение, что был рожден последний из Миссий. Сильны четыре мужа будут, словно боги. И магии их равной не найти.

Отныне не забудьте, дети Армосантора, прийти на свет должна вся четырехконечная Звезда, но одному ее концу нельзя дать право жизни. Сын Спящих должен умереть. Опаснее Владыки станет он, как только перейдет границу детства. В нем Сила всего мира ткёт свое могущество. Он Прошлое вернет, в Отцов своих вдохнет вновь жизнь, чем уничтожит Эву.

Устрашится сам Владыка. Падет ниц каждый пред сильнейшим из Сынов. И в тот момент лишь Светлый сын сумеет подарить надежду на спасение. Лишь он способен сверкающего мощью Спящего убить, и стать плодом познания Смерти. Запомните, дети Армосантора, Сына Светлых храните, а потомка Спящих бойтесь, как самих Спящих.”


Сандрилон, Святая земля

1 в до новой эры


Белоснежные брови на молодом добром лице обреченно сошлись, как только последнее слово выцветшего пергамента было прочитано. В ярко-голубых глазах отразилась злость, смешанная с решимостью, после чего мальчик засунул свернутое пророчество в мешочек на поясе, откуда негромко раздался легкий стук ударившихся друг о друга лакированных деревяшек. Юный иллир шепнул одному ему ведомое слово, и колодец в центре круглой комнаты сверкнул синей вспышкой. Вдали, средь темных спин скал, утонувших в зеленом море деревьев, отчаянно крикнула птица и затихла. Но Светлый не услышал этого. Он стремительно прошел сквозь водную арку, покинув необычайной красоты зал, затем парящий замок, а после чего и сам город иллиров. Последнее, что сделал однорукий мальчик – запечатал золотые врата, активировав ловушки для незваных гостей в бывшую обитель Светлых, и навсегда покинул Сандрилон.


Часть первая.

Приход.

Глава 1

Тень спящих.

Кемиз, Хасар

3023 год новой эры

Удивительная штука время. Оно способно разрушить все – города, целые страны, жизни. И с этими жизнями стереть воспоминания…

Прошло более трех тысяч лет после кровавой войны на Эве. Вновь воздвигли стены и замки разрушенных королевств. Выжженные, опустошенные поля покрылись сочными травами и душистыми цветами, а люди больше не жили в постоянном страхе.

Хасар – величественный город! “Муравейник” юга.

Обитель удивительных вещей и людей. Именно сюда стекались тысячи купцов, торговцев и простых обывателей, чтобы посетить самый большой в мире рынок.

Однако славился этот знаменитый город не только своими шумными площадями. Огромный потрясающей красоты белоснежный дворец – Дарсан, со знаменитыми на весь мир висячими садами. Дарсан был пристанищем величайших скульптур и памятников самых талантливых творцов прошлого и настоящего. Десятки фонтанов освежали горячий хасарский воздух. А вдоль каменной дороги, от кованых врат до колонн замка, тянулись длинные бассейны чистейшей воды. Сверкающие золотом высоченные башни росли вокруг гигантского купола, видневшегося за много миль от него.

Это великолепие считалось одним из чудес света. Правила им, со времен постройки, династия Берханов. Однако попасть во дворец было невозможно. Так что гостям Хасара оставалось лишь издалека любоваться сказочным дворцом и щедро сорить деньгами на главном рынке мира.

– Пробуй, пробуй. Таких яблок ты на всем Материке не найдешь! – словно распевая, приговаривал жилистый мужичок в плохо скрученном тюрбане.

– И вправду хороши твои яблоки, но встречал я и лучше на Материке, – ухмыльнулся покупатель. Затем, сняв с плеча небольшой походный мешок и кинув его продавцу, он добавил: – Наложи-ка мне полный мешок да цену скажи.

– Обижаешь, господин. Яблоки из самого Чалмира прибыли! Вкусней и слаще их нет. Но тебе почти задаром отдам, всего за… – споро закладывая спелые фрукты в мешок, торговец быстрым цепким взглядом окинул своего покупателя, оценивая, сколько можно с него содрать. Черный длинный плащ с капюшоном прикрывал простую, но добротную рубашку цвета кунжута и коричневые замшевые штаны с позолоченными заклепками по бокам, кожаные сапоги также не отличались особой роскошью, но даже самый неискушенный мог безошибочно определить качество материала (было даже похоже на работу грагелей!). Из общей картины выбивался лишь широкий пояс с увесистой бляхой из чистого золота в виде необычной змеи, голова которой была похожа на голову дракона, проглатывающего свой собственный хвост, образуя круг. Глаза змеи сверкали сапфирами, очень похожие на цвет глаз своего хозяина. Мужчина, несомненно, был магом. Уж кто-кто, а маги бедными не бывали: – Двадцать пять диалов!

Маг расхохотался так, что его кудрявая с проседью борода начала подпрыгивать.

– За двадцать пять диалов я тебя куплю, а яблоки твои и десяти не стоят.

– Помилуй Оркус, какие десять, милый господин!? – возмущенно встрепенулся продавец фруктов, набивая цену. Вообще-то мешок яблок и пяти бронзовых монет не стоил, но не было в Хасаре такого торговца, что не пробовал всучить дармовые вещи хотя бы за монетку. – За двадцать могу отдать, не меньше!

– Такие же яблоки у меня. За восемь отдам… – послышался за спиной мага голос слаще тростниковой патоки. Обернувшись, он увидел приземистого толстого человека с узкими поросячьими глазками и угодливой улыбкой. – Мой прилавок через дорогу, добрый господин. Пошли, восемь диалов и полный мешок яблок твой.

– Махтиш, будь ты неладен, чего тебя опять принесло! Убирайся к своим гнилым казмекам, выкидыш Бездны, и не переманивай моих покупателей! – на дарском языке, на котором говорили хасарцы, огрызнулся торговец, а затем, снова перейдя на общепризнанный геллийский, с улыбкой обратился к магу: – Плохой товар у него, господин, порченый. Хуже в Хасаре не сыскать! Вижу, издалека ты прибыл и добрый человек такой, за семь отдам. Ничего для тебя не жалко.

Ставя точку в торге, он протянул руку с мешком яблок своему покупателю. Маг достал из-под плаща кошель, который, как показалось торговцу, грозно рыкнул, когда хозяин засунул туда руку, и, отсчитав семь бронзовых монеток, протянул их через прилавок, высыпая в загорелую ладонь. Слушать вновь начавшуюся перебранку маг не стал, направившись прочь от прилавка.

Медленно двигаясь сквозь снующую в разные стороны разношерстную толпу, он с любопытством рассматривал товары. Те, что заинтересовывали его своей необычностью, маг подходил и внимательно рассматривал, задавая вопросы их владельцам, словно собирался купить. К разочарованию последних, мужчина разворачивался и шел дальше, все так же не спеша проходя мимо очередных палаток, пока его не окликнул голос:

– Кеий, вот ты где!

Маг обернулся на окрик, прозвучавший на ставшем уже родным квихельском языке, известном лишь единицам. К нему проталкивался через толпу крепкий высокий мужчина лет сорока пяти в таком же черном плаще, как и он. Отличие между ними было в том, что под этим самым плащом мужчина был вооружен с головы до пят.

– А ты никак потерял меня, Гожо? – без интереса спросил Кеий, дождавшись своего путника.

– Ну конечно же! Обвиняй меня давай! В этом адском котле за собой-то сложно уследить, а тут еще ты да… – зло бурчал Гожо, но вдруг резко остановился. – А где Селир?

– Не знаю. Сбежал, пока я покупал подарок жене. Пытается пробраться во дворец, наверное.

Темно-карие глаза Гожо приняли форму круглых монет, а рука инстинктивно начала поглаживать рыжеватую курчавую бороду, доходившую до шнуровки плаща.

– Вот вы все какие-то странные, маги, – наконец, вздохнул квихельм, вновь начав движение. – У тебя сын родной в чужом городе шарахается, а ты и в ус не дуешь!

– Повторяю, скорее всего, он пытается попасть во дворец Берханов. Селир маг, Гожо. Уж от пары тройки ярмал ему хватит ума отбиться.

– Ему восемь лет всего!

– Значит, получит по заслугам, и это будет ему уроком. Нас не так уж и много, так что убивать его точно никто не станет.

– Вот и берись после такого магов охранять… – раздраженно пробурчал себе под нос Гожо.

Маг и квихельм достигли центральной площади, где развернулось зрелищное представление известных во всем мире кемизских акробатов. Хотя в Квихле Кеий видел намного более опасные трюки, он все равно с интересом наблюдал за совершенством, грацией и силой тренированных тел, пока не вспомнил про важное дело, которое, собственно, и привело их в Хасар.

– Ты нашел мальчишку? – как бы между прочим обронил маг.

– Нет. Тяжело найти того, о ком не имеешь ни малейшего представления, – так же без особого выражения ответил Гожо, с удовольствием следя за двумя танцующими девушками в колокольчиках, вокруг которых десять поджарых обнаженных по пояс мужчин раздували огонь факелов.

– Согласен. Но найти нам его все же надо.

– А эта старая жаба не могла получше его рассмотреть? Нужно давать больше информации, прежде чем такой шум поднимать и говорить, что этот паренек обязательно должен стать квихельмом и принести нам утраченную славу.

Очевидное неодобрение сквозило в каждом слове Гожо, яро осуждающего квихельскую прорицательницу, которая из года в год предсказывала местоположение мальчиков, рожденных, чтобы стать квихельмами.

– Такие неточные видения у Сарахи случаются редко. На моей памяти лишь дважды.

– Ты про того мальчишку из Керибюса? Почему вы, кстати, его тогда не нашли?

Кеий помрачнел, вспомнив, как шесть лет назад отчитывала старая провидица двух взрослых мужиков, его – сильнейшего мага и Кутреда – квихельма, тогда еще в ранге Подмастерья. Тот парнишка из Керибюса, по всей видимости, в будущем должен сыграть немаловажную роль на арене мира. Квихельмы же дальновидно собирают таких детей по Эве, чтобы те были на их стороне, когда придет время. Но Кеий не смог его найти. Он ошибся и привез не того ребенка. Старая Сараха орала на них с Кутредом так, словно они потеряли самого Оркуса. Вспоминать все это было крайне неприятно.

– Да, про него. Не нашли потому же, почему не находим и этого хасарца. Хотя тогда все же было больше информации. Сараха сказала, что в Керибюсе, где-то в северной части, нам нужно найти рыбацкий дом, на отшибе, и что годовалый мальчишка будет необычный, словно выцветший. Но в Керибюсе полно рыбацких домов. И мы очень долго искали нужный. В нем находился только один ребенок. Обычный, никакой не выцветший пацан, лет семи. Кутред, как и ты, тогда был очень зол на Сараху, за ее размытые описания, поэтому убедил меня взять именно этого ребенка, сказав, что видение провидицы были очень неточные, и она скорей всего напутала с внешностью мальчишки. Мне тогда очень надоело мотаться по всему северо-восточному Керибюсу, и я согласился. Как выяснилось, Сараха видела все прекрасно и слегка… огорчилась, что мы сомневались в ее способностях и не приняли все произнесенные ею слова буквально.

– И почему только бабы могут заглядывать сквозь время? Тьфу! – зло сплюнул на землю Гожо.

Кеий добродушно посмеялся над горячностью старого друга.

– Не стоит так драматизировать, Гожо. Нас Оркус тоже не обидел. Маги только среди мужчин встречаются.

– Я бы не драматизировал, если бы у меня были светлые глаза, которые дают вам вашу магию.

Ухмыльнувшись, Кеий развеял бытующее среди обычных людей мнение:

– А они и не дают.

Действительно, только у магов были глаза серого, голубого, реже зеленого или синего цвета. Но Силу давали не они. Это было нечто вроде побочного эффекта. Поэтому, когда простой человек встречал светлоглазых, он с уверенностью мог сказать, что перед ним маг.

– А зачем Сараха настаивала на том, чтобы ты взял Селира в такую даль? – словно нечаянно обронил квихельм.

Настроение Кеийя вновь слегка подпортилось, стоило упомянуть о разговоре со старой прорицательницей. Керибюсская история не была забыта. И Кеий по сей день расплачивался с последствиями своего промаха. Каждый раз после посещения сварливой старухи, он узнавал о себе что-то новое, награждаясь, самыми что ни на есть скверными эпитетами, даже не подозревая, что столько оскорблений вообще существует.

– Точно сказать не могу, – поморщился Кеий, вспомнив слова провидицы: "Сына своего возьми! Может хоть он поможет. А то от тебя толку, как от слизня жемчуга. Чего вылупился на меня, сморчок! Шагай отсюда! Мочи нет больше смотреть на морду твою бородатую…". – Она ничего не стала объяснять.


***

Селир смотрел вниз, стоя на высокой стене, и собирался с духом, чтобы спрыгнуть. Был пройден уже настолько долгий путь, что вернуться обратно было бы преступлением. Его, конечно, настораживало, что на стене и на территории дворца он не встретил ни одного ярмала, которыми так пугал отец. Еще раз довольно хмыкнув, Селир перекинул свои короткие ножки через бордюр и скользнул вниз. Подстегиваемый чувством свободного падения, он выставил руки вперед. Воздух вокруг кистей стал плотнее, а на земле в безумном плясе закрутилась трава. Падающее тело замедлило свою скорость, будто попало в вязкую невидимую паутину. Мальчик мягко приземлился на твердую землю, словно сошел с лестницы.

Вокруг зелеными облаками клубились кусты, так что радостный танец победы никто не увидел (да и видеть здесь было некому). Никого не страшась, словно родился за пазухой у Оркуса, Селир выпрыгнул из кустов и хозяином всего мира зашагал в сторону дворца. Маг только и мог, что смотреть с открытым ртом на гигантское строение, рядом с которым он казался себе муравьем. У них в Гиваргисе (да и во всем Лисбете, наверное) таких больших красивых замков не встретишь. А какой он был белый! Прямо глаза резало! Вот было бы здорово забраться на этот золотой купол или острые башни. Оттуда должно быть видно весь Хасар!

Пытаясь добраться да легендарных висячих садов и оббегая дворец, встречающиеся на пути бесконечные статуи и фонтаны, Селир несколько раз останавливался, переходя на шаг, с неудовольствием отмечая, что он, пожалуй, чересчур велик. Но все это померкло, стоило ему добраться до пункта назначения.

В воздухе, на разном уровне, зависли небольшие островки земли, сплошь покрытые зеленью. На них росли необычной формы деревья, ветви которых украшали гигантские пушистые цветы. Вокруг жужжали насекомые-опылители, не спеша порхая от одного дерева к другому, оставляя за собой полоски золотых следов. С самого высокого острова, казавшимся маленьким камешком, прилипшим к небу, падал в большой круглый бассейн узкий столб воды, сверкавший и искрившийся в лучах Илара. Разлетающиеся в разные стороны капли отражали яркую радугу, расплывающуюся в воздухе.

Как завороженный, Селир поплелся к водопаду, задрав голову. Он не обратил внимания ни на сиротливо стоящие задние ворота без охраны, ни на пустые стены, ни даже на что-то мокрое на камешках светлого щебня, окрасившее их в темный цвет. Обойдя бассейн по кругу и запустив в переливающийся поток воды руку, Селир залился радостным смехом. Он начал бегать под парящими островами с запрокинутой головой, пытаясь найти хоть какой-нибудь канатик из лианы или иной лаз, который помог бы ему забраться наверх.

Мальчик остановился и стал нетерпеливо оглядывать ровно подстриженный луг, раскинувшийся от бассейна до самых стен дворца, в поисках способа попасть наверх. На глаза попались три высоченных дерева, образующих треугольник, в центре которого рос раскидистый куст с бесчисленным количеством темно-красных крохотных цветочков. Одно дерево верхушкой кроны доставало самый низкий остров.

Маленький маг бросился к стоящему за кустом дереву так, будто лестницу в небеса увидел. Но добежать ему было не суждено. Запнувшись обо что-то жутко твердое возле куста и больно ударившись пальцами ног, так что из глаз брызнули слезы, он врезался в твердыню негостеприимной земли.

Тихо поскуливая, Селир с нежностью растирал ушибленную ногу через мягкий сапог, с остервенением смотря на сломанные им же ветки. Сквозь них пробивались золотые блики. Проклиная все на чем свет стоит, маленький маг, кряхтя, поднялся с земли. Природное любопытство пересилило даже пульсирующую боль в пальцах. Доковыляв до куста и уже нагнувшись, чтобы раздвинуть его ветви, он ошарашено отпрыгнул, получив удар по голове чем-то маленьким и твердым.

– Ай!! – не смог сдержать Селир гневно-болезненного вскрика, усердно растирая макушку.

Маг поднял голову в поисках своего обидчика. С острова на самое высокое дерево спрыгнула маленькая тень, скрывшись в листве. Прошло несколько секунд, прежде чем она вновь появилась в поле зрения, ловко скатившись по стволу. Тенью оказался босоногий, черноволосый, кареглазый мальчик. Ему было года четыре – пять, не больше, но возмущения во взгляде хватило бы и на троих взрослых. Он что-то грозно выкрикнул своим детским голоском. Однако Селир не понимал дарского языка.

– Что? – ошеломленно смотрел на мальчишку маг, по тону понимая, что это именно его в чем-то обвиняют.

Малец снова что-то сказал с таким рассерженным видом, махая рукой в сторону ворот, что сомнений не было, Селира пытаются выдворить восвояси.

– Иди куда шел, сопля, – хмыкнул маг, нагибаясь к кусту, чтобы посмотреть, что же все-таки там блестело.

Мальчишке совсем не понравилось, что его ослушались, и он с ревом дикого зверя накинулся на Селира, опрокинув на землю. В маленьких кулачках оказалось намного больше силы, чем следовало ожидать от пятилетнего ребенка. Кое-как извернувшись и оттолкнув от себя мальчишку, Селир улучил момент и, хлопнув руками, поднял драчуна в воздух, заключив в невидимый шар. Он от души рассмеялся, когда малец начал барабанить кулачками по своей прозрачной темнице, что-то яростно вопя.

– Будешь знать, как нападать на магов Бэр!

Смеялся Селир ровно до тех пор, пока не почувствовал, что начинает слабеть. Не прошло и минуты, как руки налились свинцом, а по спине растянулась капелька пота.

Мальчишка злобным зверем смотрел на Селира, и маг почему-то опасался этого агрессивного ребенка. Понимая, что воздушная ловушка сейчас исчезнет, Селир поспешил спустить мальчишку на твердую поверхность. Как и следовало ожидать, месть мальца не заставила себя ждать.

Сожалея, что умеет обращаться лишь с воздухом, Селир быстро соорудил нечто похожее на невидимую стену. Это еще больше разозлило мальчишку, который со всей силы лупил по ней палкой. Он снова и снова повторял слово на дарском.

Так могло продолжаться до бесконечности, но мага отвлекли три силуэта, зацепившиеся боковым зрением. Повернув голову, он увидел высоких лысых мужчин, стоящих у входа во дворец.

Подумав, что это ярмалы, маг тут же схлопнул сотворенную стену и кинулся на мальчишку, который от неожиданности сам упал к нему в руки, потеряв равновесие. Селир зажал ему рот.

– Тихо ты! – зашипел на него маг, пытаясь руками и ногами сковать маленькое брыкающееся тело.

Мальчишка же со всей силы укусил Селира за ладонь, зажимавшую его рот. Маг непроизвольно вскрикнул и, взбесившись от боли, пнул пацана. На величайшее изумление мага, мальчишка не заплакал, а резво вскочил и снова бросился на него, замахнувшись палкой. Скорей всего он бы еще долго нападал на Селира, но его остановил голос, донесшийся со стороны дворца.

– Иди, глянь, что там… – на геллийском произнес один ярмал.

Сердце Селира ухнуло. Он не знал, что делать. На деревья быстро не залезть, ветки слишком высоко. Как туда забирался мелкий, до сих пор оставалось загадкой. Маг загнанно посмотрел на мальчишку, который, нахмурившись, глядел на приближающегося ярмала. Он что-то серьезно обдумывал и, придя к окончательному решению, рванул к дереву. Мальчишка ловко, словно обезьяна, начал взбираться по толстому стволу. Он делал это настолько просто и быстро, что всего за несколько мгновений достиг густой листвы, скрывшись в ней. Селир вскочил и попытался повторить то же самое, от страха забыв даже об укушенной кровоточащей руке. Но выше чем на метр ему не удалось подняться. Маг, словно старый желудь, отвалился от ствола и упал на землю.

Безысходность захлестывала, но он снова и снова пытался влезть на дерево, пока сверху не послышалось шуршание. Из листвы высунулась голова мальчишки. Он кинул Селиру веревку, попутно скинув вниз какую-то серую тряпку. Долго уговаривать мага не пришлось. Вцепившись в эту веревку он, опираясь ногами о ствол дерева, довольно быстро забрался наверх. Хорошо, что перед деревьями стояла огромная позолоченная статуя неизвестной Селиру огромной кошки с гигантским хвостом и устрашающими длинными клыками, иначе бы все его потуги спрятаться давно бы заметили.

Стоило оказаться в безопасности, как мальчишка что-то осуждающе прошипел, ткнув в мага пальцем. Селир нисколько не обиделся, особенно когда опустил взгляд и увидел лысого ярмала, осматривающего кусты.

Хотя, стоп! Мужчина повернулся, открыв взору татуировку двух черных глаз на затылке. Отец рассказывал, что два черных глаза на затылке являются отличительным знаком мортенийцев, братства наемных убийц, злейших врагов квихельмов. И насколько знал Селир, для магов вроде него, живущих в Квихле, их отношение не становилось теплее.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное