И. Барс.

Четыре Сына. Рождение легенд



скачать книгу бесплатно

Подумав, что это ярмалы, маг тут же схлопнул сотворенную стену и кинулся на мальчишку, который от неожиданности сам упал к нему в руки, потеряв равновесие. Селир зажал ему рот.

– Тихо ты! – зашипел на него маг, пытаясь руками и ногами сковать маленькое брыкающееся тело.

Но мальчишка никак не хотел успокаиваться и со всей силы укусил Селира за ладонь, зажимавшую его рот. Маг непроизвольно вскрикнул и, взбесившись от боли, со всей силы пнул пацана. Ребенок отлетел к кусту, но Селиру ни капли не было его жаль. Из-за него, рука адски болела, щедро проливая на землю алую кровь. На величайшее изумление мага, мальчишка не заплакал, а резво вскочил и снова бросился на него, замахнувшись палкой. Скорей всего он бы еще долго нападал на Селира, но его остановил голос, донесшийся со стороны дворца.

– Иди, глянь, что там… – на геллийском произнес один ярмал.

Стало понятно, их услышали, несмотря на шум падающего с неба водопада.

Сердце Селира ухнуло. Он не знал что делать. Куст уже не был укрытием. Отсюда нужно было бежать. Но бежать некуда. На деревья быстро не залезть, ветки слишком высоко. Как туда забирался мелкий, до сих пор оставалось загадкой. Маг загнанно посмотрел на мальчишку, который, нахмурившись, глядел на приближающегося ярмала. Кажется, он что-то серьезно обдумывал и, придя к окончательному решению, рванул к дереву. Мальчишка ловко, словно обезьяна, начал взбираться по толстому безсучковому стволу. Он делал это настолько просто и быстро, что всего за несколько мгновений достиг густой листвы, скрывшись в ней. Селир вскочил и попытался повторить то же самое, от страха забыв даже о кровоточащей руке. Но выше чем на метр ему не удалось подняться. Маг, словно старый желудь, отвалился от ствола и упал на землю.

Безысходность захлестывала, но он снова и снова пытался залезть на дерево, пока сверху не послышалось шуршание. Из листвы высунулась голова мальчишки. Он кинул Селиру веревку, попутно скинув вниз что-то серое. Долго уговаривать мага не пришлось. Вцепившись в эту веревку он, опираясь ногами о ствол дерева, забрался наверх. Хорошо, что перед деревьями стояла огромная позолоченная статуя неизвестной Селиру огромной кошки с гигантским хвостом и устрашающими длинными клыками, иначе бы все его потуги спрятаться бы давно заметили.

Стоило оказаться в безопасности, как мальчишка что-то осуждающе прошипел, ткнув в мага пальцем. Селир нисколько не обиделся, будучи бесконечно благодарен этому странному ребенку. Особенно когда опустил взгляд и увидел лысого ярмала, осматривающего кусты.

Хотя, стоп! Стоило мужчине повернуться спиной, Селир увидел татуировку на его затылке. Два черных глаза. Отец рассказывал, что два черных глаза на затылке являются отличительным знаком мортенийцев, братства наемных убийц, злейших врагов квихельмов. И насколько знал Селир, для магов вроде него, живущих в Квихле, их отношение не становилось теплее.

Мортениец сел на корточки и провел рукой по траве, где была кровь Селира.

Подняв голову, он осмотрел деревья, но за шапкой густой листвы невозможно было что-то увидеть. Его взгляд вновь обшарил землю.

– Все нормально, – поднявшись на ноги и направившись к остальным убийцам, ответил он, увидев тушку мертвой серой белки. – Здесь зверюшки резвились.

Селир облегченно выдохнул, наблюдая, как удаляется мужчина. Сидевший рядом мальчишка вскочил и, словно по гладкой, ровной дороге, побежал на другую сторону дерева, что была ближе ко дворцу. Маг пошел за ним.

С величайшей осторожностью, перепрыгнув на очередную ветку, Селир чуть не врезался в металлическую клетку, подвешенную на крючок. В ней сидели маленькие серые пушистые зверьки, отдаленно напоминавшие северных белок в Лисбете. Они бегали по кругу, как заведенные. Селир насчитал четыре штуки. Должно быть, как раз одного такого мальчишка убил и сбросил вниз, чтобы отвлечь мортенийца. Маг еще раз про себя удивился, он бы в жизни об этом не подумал в такой-то напряженной ситуации.

С горем пополам, маленький маг все-таки добрался до него и аккуратно пристроился рядом. Сквозь листву открывалось отличное обозрение. Трое мортенийцев около часа, стояли возле входа, пока задние ворота в стене не отворились, и на дорогу из щебня не ступил по-султански одетый мужчина (по представлениям Селира, султан должен был выглядеть именно так), в сопровождение еще двух десятков наемных убийц. Селир решил, что это их предводитель. Его смущало только то, что мужчина был похож на чистокровного дарса, в отличие от мортенийцев, которые, в основном, являлись ардальцами.

Вся процессия дошла до дворца. Предводитель что-то спросил на дарском у одного из мортенийцев, который ждал его. Дерево, где сидели мальчишки, находилось довольно далеко, да еще этот шум воды, поэтому слышно было плохо. Если бы взрослые говорили чуть тише, то до них вообще не долетело бы ни звука.

Мужчины о чем-то переговаривались, но Селир ни слова не понимал, поэтому он смотрел то в сторону дворца, то на сидящего рядом мальчишку. Малец весь подался вперед, едва не падая с ветки. На его лице радугой отражались эмоции. Сначала, при появлении "султана", удивление, радость, затем озадаченность, подозрение, непонимание, а когда предводитель протянул одному из мортенийцев увесистый мешочек, довольно расхохотавшись, разволновался настолько, что начал шумно дышать. Он резко вскочил и начал ходить туда-сюда по толстой ветке, с бешенством смотря на мортенийцев. Селир заметил блестевшие в его глазах слезы и хотел спросить, что случилось. Но спрашивать человека, который не понимает тебя, а ты не понимаешь его, это как разговаривать с теми странными белками, что сидели в клетке. Так что он благоразумно отказался от этой идеи.

Мальчишка дождался, пока все мортенийцы зашли во дворец и в ту же секунду начал спускаться вниз. Селир последовал его примеру, спрыгнув на землю и смягчив приземление "воздушной подушкой". Мальчишка пробежал мимо мага, направляясь во дворец. Сам-то Селир собирался в совершенно противоположную сторону и думал, что малец пойдет вместе с ним.

– Эй, ты куда? – негромко крикнул он ему вслед.

Мальчишка не обернулся.

– Тебя убьют там! – повторил попытку маг, но ответа опять не последовало, так что он направился в сторону ворот, тихо, для себя добавив: – Ну и фарх с тобой, я предупреждал.

Но он не сделал и десять шагов, как зло сплюнул (так обычно делали квихельмы, когда злились, Селиру всегда это казалось преисполненным какой-то взрослостью, настоящей, неподдельной эмоцией) и побежал вслед за мальчишкой. Отец учил его, что долги нужно возвращать, а этот малой спас ему жизнь. Пусть Селир и был еще невелик, но живя среди квихельмов, это он твердо усвоил.

Мальчишка уже скрылся за высокими двустворчатыми дверьми из красного дерева. Маг боялся, что потеряет его, ведь малец носился с невообразимой скоростью. Селир вбежал во дворец, попав в небольшой зал, освещенный несколькими окнами под высоким потолком, словно в храме. Увидев мальчишку, заворачивающего не в центральную дверь, а в незаметный на первый взгляд небольшой проем, он махнул рукой, выстроив воздушную стену. Парень врезался в нее, яростно зарычав. Это позволило Селиру сократить расстояние между ними вполовину. Мальчишка не стал отвлекаться. Он вскочил, как ошпаренный, и вновь устремился вперед, выбежав в длинный коридор.

Селир следовал по пятам, отставая метров на двадцать. Ему казалось, что они бежали вечность. И, по идее, уже должны были настигнуть мортенийцев, но, по всей видимости, малец бежал окружным путем. Залы, комнаты, бесконечные коридоры, даже кухня! все в этом дворце было сквозное. Забегая в одно помещение, можно было спокойно попасть в другое. И все это просто источало богатство и роскошь. Однако Селиру было не до этого. Он серьезно думал, что сейчас умрет. Легкие разрывались от недостатка воздуха. Он был магом, а не квихельмом. Это они могут хоть целый день бегать, а его к этому не готовили. И он сдался.

Селир остановился и уперся руками о колени. Дышал он так, что аж хрип вырывался из легких. В глазах плавали темные круги, в ушах стучало молотами, а рот заполнила вязкая слюна. Ноги подкашивались, и маг плюхнулся на холодный пол, так приятно остужавший разгоряченное тело. Он лежал и дышал, дышал и лежал, проклиная про себя мелкого бегуна. Наконец, Селир пришел в себя настолько, что услышал отдаленную возню, сопровождаемую рыданиями и криками на чужом языке.

Движимый любопытством и чувством невыполненного долга, маг поднялся и двинулся по коридору. Он шел к небольшому дверному проему, дырой зияющему в стене. По мере приближения звуки становились громче и неприятнее. Все в маге истошно вопило, что нужно бежать отсюда, бежать без оглядки. Но он упрямо шел к своей цели, хотя уже гораздо медленнее. Селир резко остановился, когда из проема, прямо перед самым его носом, вылетело нечто круглое и, ударившись о стену напротив, покатилось по полу. Когда это самое нечто остановилось, маг увидел человеческую голову, под которой собиралась лужица крови.

Голова! Человеческая голова! Селира парализовал ужас. Он словно прирос к стене, не отрывая взгляда от тошнотворной картины. Ему в жизни не приходилось видеть ничего подобного.

Закрыв глаза, Селир отвернулся к стене и начал глубоко дышать, сдерживая слезы и успокаивая желудок, содержимое которого рвалось в мир. Успешно справившись с этой миссией, он лег на пол и, чуть подползя к косяку, с величайшей осторожностью выглянул из-за него. Картина, открывшаяся его взору, была поистине душераздирающей. Гигантский открытый зал, напоминавший глубокий пантеон. Он выходил в передний дворцовый сад, скрывающийся от жгучих лучей Илара навесом бесконечно высокой крыши, которую, будто могучие титаны, подпирали широкие колонны. У расписной стены, где была изображена до мурашек реалистичная картина войны богов, расположился величественный золотой трон, стоявший на пьедестале и спускающийся мраморными ступенями на зеркальный пол. В нем проваливались два симметричных длинных бассейна, которые словно являлись продолжением тех, что тянулись от главных ворот. Но далеко не это заставило бухать о ребра сердце Селира. Горы трупов и реки крови в прекрасном зале заполнили почти все пространство, словно сам Кардаш побывал здесь со своими огненными секирами.

Багровые лужи расплывались на полу и стекали в воды бассейнов, окрашивая их в ало-красный цвет. Мертвые тела в основном принадлежали мужчинам в сине-желтых одеждах. Вероятно, именно это и есть знаменитые ярмалы, лучшие воины султана, которых никогда до этого момента не видел Селир. И лучше б не видел вовсе.

На троне сидел тот самый предводитель мортенийцев, а у подножья с веревкой на шее и посиневшим лицом распластался мужчина. Богатые одежды и драгоценности говорили о знатном происхождении задушенного. Перед ним стояло около полусотни женщин и двенадцать детей разного возраста. Все они протяжно выли. Мужчина на троне настолько довольно и мерзко скалился, что у Селира засосало под ложечкой.

Маленький маг лихорадочно искал глазами мальчишку, хотя понятия не имел, что будет делать, когда его найдет. Но тот словно сквозь землю провалился. Селир попытался увидеть мальца среди двенадцати пленных детей, но и там его не было.

– Хелла! – неожиданно раздался голос мужчины на троне, слегка приглушив всеобщий плач.

Из толпы вышла черноволосая женщина. В отличие от остальных, она не рыдала и с вызовом смотрела на мужчину. Ему это явно не нравилось. Он спросил ее что-то на своем языке, на что женщина лишь дерзко улыбнулась. Разозлившись, убийца рявкнул на нее, призывая к ответу. На этот раз она ответила, и ее ответ вызвал странную реакцию мужчины. Он встал с трона, перешагнул, через труп, медленно подошел к женщине, обошел ее по кругу, затем, наклонившись к ней, с гадкой улыбкой что-то сказал. Ее лицо вмиг побледнело. Она резко повернула на него голову и грубо ответила. Мужчина расхохотался.

– Сносите головы, пока она не скажет где последний щенок! – на ломаном геллийском приказал он мортенийцам.

Наемники не стали ждать. Они сразу начали резать женщин и детей, словно свиней. Поднялся такой визг, что Селир заткнул уши руками. Ему казалось, что он видит страшнейший из своих кошмаров. Кровь хлестала во все стороны, заливая мортенийцев с ног до головы. Селир, как загипнотизированный смотрел на это, не в силах отвести взгляд, сам не замечая, как по щекам льются слезы, затекая в нос и просачиваясь в плотно сомкнутые губы. Он уже не помнил зачем здесь, почему лежит на полу и почему не пытается сбежать из этого проклятого богами места.

Многоголосый крик быстро стих, и теперь в гигантском зале кричала лишь одна женщина, по вине которой все произошло. Стоя на коленях, она истерически рыдала, закрыв лицо дрожащими руками. Довольный произведенным эффектом, псевдо султан грубо схватил ее за волосы и запрокинул ей голову, заставив посмотреть на него. После чего повторил свой вопрос. Женщина с ненавистью ответила и плюнула ему в лицо. Такое оскорбление убийца вытерпеть не смог. С ревом он вытащил из-за пояса рядом стоящего мортенийца кинжал… И красивая голова покатилась по полу.

Раздался новый крик. Детский крик боли, злости и отчаяния. Он приковал внимания всех в зале. Селир видел, как из-за статуи Оркуса выпрыгнул мальчишка и бросился в сторону трона. Мортенийцы не двигались, зная, что добыча сама сейчас придет к ним в руки. Селир глянул на главного из них и по хищной улыбке понял, что тот очень даже рад этой встречи.

Мешкать было нельзя. Собрав всю свою храбрость, злость, страх и ненависть от вида всего произошедшего, маг вскочил с пола и сдул мальчишку мощным потоком воздуха прямо в конец бассейна. Предводитель мортенийцев ошарашенно наблюдал, как маленькое тельце перелетало через весь зал, так что он не сразу заметил Селира, бежавшего в ту же сторону. Когда раздался звероподобный вопль ярости, в мага полетели кинжалы. Свистевшие над самой головой ножи заставляли Селира инстинктивно припадать к полу, но ни в коем случае не останавливаться. За спиной послышался топот. Маг вдруг ясно осознал – если сейчас что-то не предпринять, то спастись не удастся.

Действовать нужно было незамедлительно и эффективно. За долю секунды оценив обстановку, Селир зацепился взглядом за натужно кашляющего мальчишку, вылезавшего из бассейна. Чародей скользнул глазами по кровавой воде, и решение как-то само пришло в голову. Он направил поток загустевшего воздуха спереди назад, образовав вокруг себя плотный защитный шар. Заведя руки за спину и одновременно разворачиваясь к мортенийцам, маг мысленно пытался проникнуть в самую суть водной стихии, молясь, чтобы она подчинилась ему. Селир закричал от напряжения, когда пытался вытолкнуть ладони вперед. Ему казалось, что он двигает целый дом. Но это приводило к нужному эффекту.

Вода в бассейнах ожила. Нехотя поднявшись с одного конца, через несколько секунд она выросла в гигантские струящиеся столбы. Те мортенийцы, что бежали – резко затормозили, а те, что стояли у трона вместе со своим главарем и метали в мага кинжалы, застревавшие в шаре Селира, – застыли. Словно по команде, все они одновременно рванули прочь от водных колонн, не зная, чего ожидать. Однако боялись они зря. Силы мага истощились. Он уже не чувствовал сопротивления в руках, и вода с громоподобным гулом рухнула вниз, выйдя из своих мраморных берегов. Самый страшный урон, который причинила выплеснувшаяся волна из бассейна – это вымокшие от макушки до пят убийцы.

В тот момент, когда водная стихия вышла из-под контроля, Селир потерял связь и с воздухом. Шар вокруг него растаял, и мортенийские кинжалы со звоном посыпались на пол. С другого конца зала послышался грохот, вызвав под ногами легкое землетрясение, и крик то ли страха, то ли боли мортенийцев. Но Селир, не обращая внимания на такие мелочи, дрожа от слабости, бросился к мальчишке. Мокрый до нитки он напряженно смотрел в сторону трона, в странной позе сидя у бассейна, с вытянутыми ногами и сложенными на полу руками. Добежав до него, маг, не сбавляя хода, крепко ухватил мальца за шиворот и дернул, утаскивая за собой. Селир знал, что с минуту на минуту мортенийцы придут в себя и снова кинутся в погоню.

– Бежим, бежим, бежим! – срывающимся голосом он начал подгонять так, чтобы наемники не услышали, а мальчишка понял его по тону.

Две маленькие фигурки, словно пушечные ядра, вылетели на каменную дорогу, ведущую к главным воротам, но направились не к ним. Ту, что поменьше, понесло в сторону, к высокой стене, а та, что побольше последовала за ним. Добежав, они остановились. Маленький силуэт пантомимой начал давать указания, показывая, чтобы большой подкинул его наверх. Посчитав это разумным, он скрестил руки и подбросил в воздух крошечную фигурку, которая ловко уцепилась за край стены, подтянулась, забралась, нагнулась, чтобы посмотреть на оставшегося внизу помощника, затем кивнула и исчезла, спрыгнув по другую сторону.

Селир стоял с задранной головой и еще не до конца понял весь ужас произошедшего. Его бросили! После всего, на что он пошел ради этого мальчишки – его подло бросили на произвол судьбы! Стоя сейчас на фоне белоснежной стены, маг смотрелся там, как ворона на снегу. Он начал прыгать, пытался взлететь в воздух, но из рук вырывались лишь слабые ветерки (последние крохи магии ушли на подбрасывание мальчишки), так что ему не удавалась подняться даже до середины.

– Эй! Вернись! Вернись, не бросай меня здесь! – в отчаяние забарабанил Селир ладошками по белому камню.

Но наверху уже никого не было, и никто ему не ответил. Маг очень часто задышал, а глаза заблестели от собирающихся слез. Он услышал голоса со стороны замка. Сил на магию нет. Можно, конечно, попробовать бежать, но такие здоровяки без особых усилий догонят восьмилетнего мальчишку, а потом жестоко убьют. Селир понял, что выхода у него не осталось, и он заплакал. Прижавшись спиной к стене, он увидел, как один из мортенийцев указал на него пальцем и четверо из толпы убийц побежали в его сторону. Но то, что произошло дальше, Селир посчитал обманом зрения.

Прямо перед бегущими мортенийцам выросла маленькая фигура. Она не имела плотного тела. Это была словно черная слегка прозрачная дымка. Убийцы остановились, как вкопанные, обнажая мечи. Один из них сделал резкий выпад и попытался разрубить тень, но ей это никакого вреда не принесло. А вот сталь палаша мортенийца покрылась темно-синим облаком. Оно начало разъедать металл, и тот стал исчезать на глазах. Воин бросил свое оружие на землю, словно ожившую в руках змею. Он и остальные мортенийцы начали отступать от темной сущности, но чем дальше они отходили, тем ближе приближалась она, пока вовсе не вынудила их обратиться в бегство.

Селир не верил своим глазам, ведь, насколько ему было известно, на такое маги людей не способны. Он сморгнул слезы, но она не исчезла. Четверо мортенийцев добрались до своих, и в надвигающуюся на них дымку полетели метательные ножи. Кинжалы попадали точно в цель, но бесследно растворялись в ней. Сущность взмахнула своей маленькой рукой, и вокруг голов троих мортенийцев возникло такое же темно-синее облако, как до этого над палашом. Раздались переворачивающие душу нечеловеческие крики боли. Пораженные тенью убийцы слепо крутились вокруг себя, пытаясь руками снять смертельную магию, но безуспешно. Вскоре их голоса стихли, и мертвые тела рухнули на траву. Темное марево продолжало ползать по трупам, пожирая чужую плоть, разъедая ее, словно кислотой. Мортенийцы ринулись в разные стороны, когда сущность вновь начала поднимать руку. Тень не стала посылать облако им вслед. Складывалось впечатление, что именно такой реакции наемников она и добивалась.

Темная сущность постояла, наблюдая за убегающими, затем повернулась в сторону Селира и, замерцав, исчезла. Сколько за сегодня маленький маг пережил ужаса – словами не передать, но то, что он испытал, когда тень вновь появилась прямо перед ним, не шло ни в какое сравнение. Он закричал так, что будь поблизости стекло, оно, наверняка бы, треснуло. Селир дернулся, чтобы убежать, но ноги предательски подломились, и мальчик упал. Единственное, что он смог, это перекатиться на спину, чтобы видеть своего врага. Однако тень повела себя очень странно. Она приложила палец к своему лицу, на том уровне, где у людей должны быть губы, призывая не шуметь. Затем жест велела магу подняться. Селир был настолько испуган и поражен, что у него даже мысли не возникло ослушаться. Стоило ему встать, как что-то оторвало его от земли и потянуло наверх, забрасывая на стену.

Уже стоя на стене, он видел, как тень, убедившись, что маг доставлен в целости и сохранности, померцав, исчезла. Селир первый раз в жизни видел подобное. Он не знал, кого благодарить за свое спасение – благословенного Оркуса или проклятого Кардаша. Но в любом случае, кто-то очень постарался, чтобы помочь ему.

Взгляд мага привлекло движение возле дворца. Из-за колонн, которые держали крышу кровавого зала, выбежали пять человек. Среди них Селир узнал предводителя мортенийцев, который яростно вертел головой и что-то кричал на дарском. Маг испугался, что его могут заметить, поэтому поспешил покинуть крепостную стену этого жуткого дворца. Сил хватило, чтобы слегка смягчить удар при прыжке вниз, но в этот раз он почувствовал, как отбил пятки. Селир чуть не приземлился на какой-то ворох тряпья, валящийся у самого подножья.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11