Холли Вебб.

Рождественские истории. Снежный кот



скачать книгу бесплатно

© Покидаева Т.Ю., перевод на русский язык, 2017

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2017

* * *

Шарлотте Феннелл

– Холли Вебб


Сэнди и Диане – спасателям кошек

– Джо


Глава первая


– Тебе нравится, Белла? – с улыбкой спросила бабушка.

– Даже не знаю. Здесь всё по-другому. – Белла обвела взглядом маленькую гостиную в новой бабушкиной квартире. В другом окружении старые бабушкины вещи смотрелись странно и непривычно: как будто им не хватало места и было не очень уютно.

– Да, милая. Мне самой ещё надо привыкнуть. Но здесь мне будет проще, чем в старом доме. Меньше уборки и никаких лестниц. И соседи поблизости, что тоже неплохо. И я никуда не пропала, Белла. Мы будем видеться так же, как прежде. Не переживай.

Белла неуверенно кивнула. Она уже знала, почему бабушка переехала в новый дом. Мама с бабушкой ей всё объяснили. И она сама видела, что бабушка уже не такая бодрая, как раньше, и ей трудно спускаться и подниматься по лестницам. Но ей всё равно было странно, что бабушка больше не будет жить в большом доме в конце улицы и Белла больше не сможет забежать к ней после школы. То есть сможет, конечно, но это будет уже не то. «Дубовый дом», пансионат для пожилых людей, куда переехала бабушка, располагался в пяти минутах езды на машине от дома Беллы. Вроде бы близко, но раньше было ещё ближе.

– Это очень красивый старинный дом, – сказала мама. – Интересно, кто жил здесь раньше?



У этого дома наверняка есть своя история.

Бабушка кивнула:

– Есть история, да. Мне дали брошюрку… Куда я её положила? Не помню. Когда найду, обязательно вам покажу. Там написано, что дом был построен в тысяча восемьсот пятидесятых годах, я запомнила. И тогда же разбили сад. Даже, наверное, небольшой парк. Он такой… старомодный. С подстриженными кустами, с прудами, где разводят рыбок. Но мне нравится. В погожие дни будет где посидеть на солнышке.

Белла тоже любила сады и парки. И парк у «Дубового дома» ей очень понравился. Когда они с мамой въехали на территорию пансионата, она увидела несколько статуй среди деревьев и большой пруд с кувшинками вдалеке. Как будто бабушка поселилась в старинной усадьбе.

– Хочешь посмотреть парк? – спросила бабушка.

– А можно?

– Конечно, можно! Если кто-нибудь спросит, что ты здесь делаешь, скажи, что пришла ко мне в гости, – сказала бабушка.

– Иди, не бойся, – добавила мама.

Белла посмотрела в окно.

Была уже осень, но день выдался ясный и солнечный. Под большими деревьями на другой стороне лужайки раскинулся яркий ковёр из опавших листьев. Белла подумала, что будет здорово пробежаться по ним, чтобы они разлетались у неё из-под ног яркими шуршащими облачками, но парк казался таким пустым и одиноким…

– Хорошо, – нехотя проговорила она.

– Можно выйти и отсюда. – Бабушка указала на высокие стеклянные двери, ведущие из гостиной прямо на улицу. – Хорошо, что меня поселили на первом этаже. Можно будет ходить гулять. Или просто сидеть у дверей, наблюдать за белками.

Белла улыбнулась. Она как раз разглядела белку – словно рыжий огонёк мелькнул среди ветвей большого каштана. Может, у неё там гнездо? Настроение у Беллы сразу же поднялось. Она открыла стеклянную дверь, вышла на узкую террасу, вымощенную каменной плиткой, и быстро спустилась по лесенке из трёх ступенек. Может быть, ей удастся незаметно подойти к каштану и разглядеть белку получше? Белле нравились белки. У них такие забавные ушки с кисточками и блестящие умные глазки! Мама белок не очень любила. Однажды они выкопали все луковицы тюльпанов на клумбах в её саду. Но Белла считала, что белки лучше каких-то луковиц.

Она медленно приближалась к каштану, стараясь не спугнуть зверька. На улице было прохладно, и Белла тихо порадовалась про себя, что надела тёплую кофту – белую и похожую на пушистую куртку, – которую связала ей бабушка. Если честно, Белле не очень нравилась эта кофта: чуть-чуть старомодная и малышовая. Она надела её в гости к бабушке, просто чтобы сделать бабуле приятное. Та всегда радовалась, когда видела, что внучка носит связанные ею вещи. Но сейчас Белла замёрзла даже в тёплой шерстяной кофте. Хотя был только конец октября, сегодня утром трава впервые покрылась инеем, и теперь Белла увидела, что в тенистых местах под деревьями он не растаял за целый день.

Она подошла совсем близко к каштану, но тут белка заметила её и скрылась в ветвях на верхушке дерева, сердито вереща. Может, она не привыкла к людям. Или боится чужих. Или решила, что Белла пришла отобрать её запасы на зиму. Она помахала невидимой белке рукой и пошла в сторону рощи на дальней стороне лужайки. Только это была не роща, а маленький хвойный лес, густо заросший вечнозелёным кустарником. Подойдя ближе, Белла поняла, что кусты и деревья растут плотными группами, между которыми вьются тропинки. И там, среди деревьев, были статуи. Как будто это такое специальное место, где надо неспешно прогуливаться, любоваться и восхищаться. Высокие кусты с глянцевыми тёмно-зелёными листьями служили преградой от холодного ветра, и Белла поспешила войти в рощу. Теперь она знала, где будет играть зимой.

Белла медленно обошла рощу, разглядывая статуи – их было так много! Больше всего ей понравился маленький мальчик у входа.



Сначала она подумала, что на нём меховые штаны, но потом разглядела копытца вместо ботинок – у мальчика были козлиные ноги! В глубине рощи обнаружился ещё один водоём – крошечный прудик с золотисто-оранжевыми рыбками. Белла остановилась, чтобы за ними понаблюдать, но тут её позвала мама.

– Ты долго гуляла, – с улыбкой проговорила бабушка. – Нашла что-нибудь интересное?

– Я была в роще, где статуи, – сказала Белла. – Там есть пруд с золотыми рыбками. Парк просто волшебный!

– Значит, тебе всё-таки нравится мой новый дом? – улыбнулась бабушка. – Если захочешь, можешь как-нибудь остаться у меня с ночёвкой. Я специально просила, чтобы мне дали квартиру с дополнительной спальней. Комнатка тесновата, конечно, но кровать там поместится. Было бы замечательно, Белла, если бы ты приходила ко мне почаще. И оставалась бы ночевать. Как в старом доме. Как раньше.

Белла крепко её обняла:

– Да, бабушка. Всё так и будет.

Глава вторая


Осень закончилась, наступила зима. Белла с мамой и папой навещали бабушку в «Дубовом доме» каждые два-три дня. Бабушка простудилась, всё время кашляла и не выходила на улицу – говорила, что сейчас слишком холодно, – но всегда радовалась гостям. Белле нравилось ездить к бабушке и нравилось гулять в парке возле пансионата. С одной стороны парк граничил с настоящим лесом, но Белла туда не ходила. Там было грязно и сумрачно и совсем не так интересно, как в парке.

Иногда мама оставляла Беллу у бабушки в «Дубовом доме», а сама уезжала за покупками. Белла с бабушкой садились на маленький диванчик в гостиной и рассматривали фотографии. У бабушки было много альбомов, и она любила смотреть фотографии вместе с Беллой и вспоминать истории, связанные с каждым снимком. Фотографий самой бабушки в детстве было немного – в 1940-х годах люди фотографировались не часто, – зато фотографии мамы Беллы и её дяди Пита занимали несколько альбомов. Бабушка всегда говорила, что Белла очень похожа на маму, когда та была маленькой, и, глядя на снимки, Белла видела сходство.

Были там и фотографии бабушкиных питомцев. Она любила животных, и в детстве у мамы и дяди Пита была собака, две кошки и кролик. Белла им страшно завидовала. В общей сложности за всю жизнь у бабушки было одиннадцать кошек. Белла знала их по именам. Больше всех ей нравился Тигр, большой рыжий кот с белой манишкой. Но бабушка говорила, что любила их всех одинаково. Её последняя кошка Салли – чёрная, с золотисто-жёлтыми глазами – умерла в прошлом году, и бабушка не стала брать нового котёнка. Белла сначала расстроилась, а теперь поняла, что бабушка уже тогда знала, что ей предстоит переехать куда-то вроде «Дубового дома», где постояльцам не разрешается держать животных.

Однажды, перед самым началом рождественских каникул, Белла влетела в бабушкину квартиру в таком волнении, что даже не сразу смогла заговорить.

– Угадай, что сказали мне мама с папой!

– Как же я угадаю? – рассмеялась бабушка.

– Они сказали, что мы скоро возьмём котёнка!

Бабушка улыбнулась:

– Хорошая новость, Белла! Я очень за тебя рада.

– Ты его тоже увидишь, когда приедешь к нам в гости. Ты же приедешь посмотреть на котёнка? – Белла секунду подумала и улыбнулась: – Или я привезу его к тебе. Я спрячу котёнка в рюкзак, и никто не заметит!



Как всё-таки жалко, что здесь нельзя держать домашних животных, в который раз подумала Белла, рассматривая фотографии в бабушкином альбоме. Салли понравилось бы гулять в здешнем парке, и новому котёнку тоже. Хотя, с другой стороны, не все животные хорошо ладят друг с другом, и если бы здесь было много домашних питомцев, между ними наверняка были бы драки. Так что, наверное, в этом запрете есть смысл.

Белла смотрела на фотографию Салли, растянувшейся на залитой солнцем траве в старом бабушкином саду:

– Ты скучаешь по ней, бабушка?

Бабушка вздохнула:

– Конечно, скучаю. И сейчас мне скучно без кошки. Хотя здесь есть чем заняться, Белла. Много всего интересного. Кружки, рукоделие, мастер-классы. Вчера я ходила на урок танцев, я не говорила? Знаешь, что мы танцевали? Сальсу!

Белла хихикнула, представив, как её бабушка и другие пожилые обитатели пансионата отплясывают сальсу.

– Не смейся, – нахмурилась бабушка, но тут же сама рассмеялась. – Если хочешь знать, было весело. И среди нас есть неплохие танцоры, пусть даже мы ползаем как черепахи.

Белла крепко обняла бабушку. На самом деле бабушка замечательно танцевала и помогала Белле с домашними упражнениями, когда та занималась балетом в детском саду.

– Кстати, Белла, – сказала бабушка. – Я вчера делала уборку и нашла ту брошюрку, где написано об истории этого дома. Там есть одна фотография… Мне кажется, тебе понравится. Возьми сама на столе. А то я сижу, и мне трудно вставать.

Белла взяла брошюрку и села рядом с бабушкой. Вместе они пролистали страницы и нашли фотографию грустной девочки в старомодном платье с очень пышными оборками. Она держала на руках большого белого кота.

– Какой красивый! – воскликнула Белла.



Бабушка улыбнулась:

– Да, и девочка тоже красивая. А ты, наверное, только кота и заметила, Белла? Но посмотри на неё. Прелестное личико, правда? Хотя и печальное. Впрочем, может быть, это из-за того, что она устала сидеть неподвижно. В старину снимки делались долго. – Бабушка прочла надпись под фотографией. – Она жила в этом доме. Дом принадлежал их семье.

– Это, наверное, старая фотография? – спросила Белла. – Девочка давно выросла. Интересно, сколько ей сейчас лет?

– На фотографии она примерно твоя ровесница. Снимок сделан в тысяча восемьсот шестидесятом году. Значит, она родилась в тысяча восемьсот пятидесятом или пятьдесят первом.

Белла удивлённо уставилась на бабушку: это было ещё в позапрошлом веке! Она быстро подсчитала в уме:

– Сто шестьдесят лет назад! Даже больше! Она, наверное, давно умерла…

Белла поёжилась. Девочка смотрела на неё с фотографии, обнимая кота. Эта девочка могла быть её одноклассницей, которая нарядилась в костюм для школьного спектакля. Было странно – и чуточку страшно – думать о том, как давно была сделана фотография.

– Можно я почитаю всю книжку? – спросила Белла. Ей захотелось побольше узнать о семье этой девочки из далёкого прошлого. Там же наверняка будет написано. Может быть, даже найдётся ещё фотография девочки и кота.

– Конечно, можно. Я пока заварю чай и достану печенье.

Бабушка медленно поднялась с кресла и ушла в кухню.

В буклете рассказывалась история «Дубового дома». Сначала это был частный дом, и только потом в нём устроили пансионат. Дом построили в конце 1850-х годов, так что, наверное, семья девочки с фотографии въехала сюда первой. Белла тихонько присвистнула. Может быть, дом построили специально для них. Надо быть очень богатым, чтобы жить в таком большом доме, построенном для тебя одного. Белла подумала, что, наверное, эта девочка с белым котом была избалованной и капризной. Хотя, может, и нет. В школе на уроках истории им рассказывали о Викторианской эпохе. Их даже водили в музей, где была реконструкция классной комнаты той поры – с партами и грифельными досками, на которых писали мелом, и все девочки были в фартучках с оборками. Миссис Эбботт сказала, в то время считалось, что детей должно быть видно, но не слышно, и что за богатыми детьми присматривали гувернантки и няньки, так что дети почти и не видели своих родителей. Как-то это невесело. Хотя, наверное, так было не у всех, решила Белла. Девочка на фотографии хоть и была слегка грустной, но вовсе не выглядела несчастной.

Белла быстро пролистала буклет. Семья первых владельцев дома носила фамилию Армстронг и владела кондитерской фабрикой, располагавшейся неподалёку от того района, где сейчас жила Белла. В буклете была фотография старинной жестяной коробки с песочным печеньем с красивой картинкой на крышке – девочка играет в заснеженном саду – и надписью «Печенье Армстронга».

Последний раздел был посвящён парку у дома и знаменитому архитектору, который его спроектировал. Белла нашла в статье упоминание о граничащем с парком лесе. Там было написано, что в лесу растёт огромный дуб, которому более трёхсот лет. В честь этого дуба и назван дом. Белла нахмурилась, пытаясь вспомнить, видела она его или нет. Возможно, он рос в глубине леса, и его было не видно из парка.

– Интересно? – спросила бабушка, вернувшись в комнату с большим подносом, на котором стояли две чашки с чаем и тарелка с печеньем. – Кстати, я помню сахарное печенье Армстронга. Фабрика закрылась, когда я была совсем маленькой. Здесь у нас в вестибюле главного входа стоит витрина, где выставлены некоторые коробки из-под этого печенья. Они все разные, очень красивые. Можешь сходить посмотреть. – В дверь позвонили. – Это, наверное, твоя мама. Быстро она съездила по магазинам.

Белла отложила брошюрку – решила, что дочитает в следующий раз, – и пошла открывать дверь. Бабушка налила маме чаю, и они заговорили о каких-то общих знакомых. Белле это было неинтересно. Она подошла к окну и стала смотреть на деревья в парке, надеясь снова увидеть ту забавную белку, которая ей очень понравилась, но той нигде не было. Может быть, она спит у себя в дупле. Белла читала в журнале для юных натуралистов, что белки зимой не впадают в спячку, просто спят очень много, когда на улице холодно, а сегодня и вправду холодновато. Сейчас середина декабря, и по утрам часто случаются заморозки и лужи на улицах покрываются коркой льда. Белла подумала, что, будь она белкой, она бы точно сейчас спала, свернувшись калачиком в тёплом дупле.

Её внимание привлёк промельк движения в кустах под деревьями. Белла прижалась носом к стеклу, пристально вглядываясь в сумрак среди густых зарослей. Это она, «её» белка? Хотя там было что-то белое… Белла радостно заулыбалась. Может быть, это белая белка! Особая зимняя белка!

А потом из кустов вышел кот, пушистый и белый, как снег.



Хотя он был далеко, на другой стороне лужайки, Белла не сомневалась, что он её видит. Он серьёзно взглянул на неё, сверкнув золотисто-зелёными глазами, и опять нырнул в заросли, скрывшись из виду.

– Там был кот! – воскликнула Белла, обернувшись к бабушке с мамой. – Очень красивый большой белый кот, точно как на фотографии! Я думала, здесь не разрешают держать животных.

Бабушка улыбнулась:

– Всё правильно, не разрешают. Наверное, это была белка. Здесь много белок.

– Нет, это точно был кот, – настойчиво проговорила Белла. – Я его видела!

– Может быть, он живёт где-то поблизости, в соседних домах, – сказала мама. – Забор здесь невысокий, коту не составит труда перелезть.

– Или это кот-призрак, – добавила бабушка, улыбнувшись.

Белла нахмурилась. Ей не понравилась эта мысль. Теперь, когда она прочитала о семье Армстронгов, когда-то жившей в «Дубовом доме», её ощущение от этого дома стало другим. У этого дома была история. Белла очень живо себе представляла, как здесь всё было раньше, пока дом ещё не разделили на множество отдельных квартир. Может быть, призрак девочки с фотографии – девочки в пышном платье с оборками – и сейчас бродит невидимый по лестницам и коридорам…

Белла притихла, погружённая в свои мысли, а потом мама сказала, что им пора ехать домой. Уже в прихожей бабушка обняла Беллу, поцеловала её на прощание и сказала:

– Ой, Белла, я чуть не забыла! В следующий раз, когда ты придёшь ко мне, это будет уже в каникулы. И ты несколько дней поживёшь у меня. Это так здорово! А вам, Сьюзи, удачно съездить. – Бабушка обняла маму. – Я вам завидую. Мне бы тоже хотелось побродить по рождественским ярмаркам. Может, вы купите мне какие-нибудь симпатичные ёлочные украшения? Или что-нибудь, чтобы украсить квартиру.

Белла ничего не сказала бабушке. Всю дорогу до дома она молчала, погружённая в тревожные мысли.



– Солнышко, ты какая-то грустная. Что-то случилось? – спросила мама, когда они приехали домой. – За всю дорогу ты не сказала ни слова.

Белла проглотила комок, вставший в горле.

– Мама, я не хочу оставаться у бабушки на несколько дней.

Мама удивлённо уставилась на неё:

– Почему? Тебе всегда нравилось оставаться у бабушки.

– Да… Когда бабушка жила в своём доме. А «Дубовый дом» – он такой старый… там могут быть привидения…

– Ох, Белла! – Мама крепко её обняла. – Тебя беспокоит, что бабушка говорила насчёт кота-призрака? Она просто шутила. Я знаю, тебе не нравятся истории о привидениях. Но это всё выдумки. И если дом старый, это не значит, что он плохой или страшный.



Подумай о том, сколько там было хорошего и интересного! Дни рождения, ёлки на Рождество!

– Да, наверное, – прошептала Белла. – И бабушка обидится, если я не захочу у неё пожить.

Мама улыбнулась:

– Мы с папой уезжаем совсем ненадолго. Мы привезём тебе подарки. И бабушке тоже. Она просила ёлочные украшения. Я запишу, пока не забыла. – Мама достала из сумки маленькую записную книжку.

Белла вздохнула. Рождество уже близко, а они ещё не украсили дом и не поставили ёлку. И если первые выходные каникул ей придётся провести у бабушки, она не сможет пойти с подружками по магазинам и выбрать подарки. Конечно, ей хочется, чтобы мама с папой съездили за границу к друзьям. Просто… как-то всё странно и непривычно. Мама сказала, что они купят ёлку сразу, как только вернутся, и успеют её нарядить, но без ёлки и обычных рождественских приготовлений настроение у Беллы было вовсе не праздничным.

Глава третья


– Бабушка, они такие красивые! – восхищённо проговорила Белла, глядя на печенье на противне, который бабушка только что вынула из духовки.

– Я не сомневалась, что тебе понравится, – улыбнулась бабушка. – А ты думала, что у нас ничего не получится, да?

Белла улыбнулась и покачала головой. Когда бабушка сказала, что сегодня они будут печь «витражное» печенье, Белла и вправду не верила, что получится так же красиво, как на картинке в книге рецептов. Но всё получилось: печенья в форме звёздочек с зелёными, жёлтыми и красными «стёклышками» из расплавленных леденцов посередине – тоже в форме звёздочек.

– Надо дать им остыть. Нельзя сразу снимать их с противня, – сказала бабушка. – Кстати, можно украсить печеньями ёлку. Но если какие-то прилипнут к противню, мы их просто съедим, да?

– Да, конечно, съедим. И украсим! Спасибо, бабушка. – Белла крепко её обняла. – Сейчас мы с тобой нарядим ёлку, и сразу получится праздник.

– Да. Можно повесить на ёлку глиняные игрушки, которые сделали твоя мама и дядя Пит, когда были маленькими, и твои блестящие снежинки. Ты их мне подарила на прошлое Рождество, помнишь? Ёлочка у меня маленькая, неказистая, но я так ждала, что мы вместе её нарядим. Я даже купила новую мишуру после того, что твой папа мне высказал в прошлом году.

Белла хихикнула:

– Она и вправду была лысоватая.

– Та мишура была старше тебя, Белла. Может быть, даже старше твоего папы. Посмотри там, в пакете. Кстати, я замечательно провела время, когда выбирала новые ёлочные украшения.

– Ух ты, как много! – воскликнула Белла, вынимая из большого пакета длинные нити пушистой золотой и серебряной мишуры. – Под ней ёлки будет не видно!

– Я подумала, можно повесить её на окна и над камином, – сказала бабушка и вздохнула. – А то здесь как-то уныло, да, Белла? С украшениями будет повеселее.



Белла кивнула и оглядела гостиную. Комната и вправду была скучноватой – сплошные голые белые стены. В старом бабушкином доме всё было иначе. Белле вдруг стало стыдно за свой эгоизм. Она так сильно переживала, что ей придётся остаться у бабушки на несколько дней – в этом странном и даже пугающем доме, – и совершенно не думала о том, каково самой бабушке жить здесь всё время!

– Здесь не уныло, – твёрдо сказала она. – Просто всё новое и непривычное. Сейчас мы украсим гостиную, нарядим ёлку, и будет красиво. Вот увидишь, бабушка.



– Всё хорошо, Белла? – спросила бабушка перед сном. – Ты не очень скучаешь по маме с папой?

– Не очень, – улыбнулась ей Белла. – Их самолёт, наверное, уже взлетел. Хорошо, что они поехали отдохнуть. Им будет весело. И нам тоже весело. Мне понравилось печь печенье и наряжать ёлку.

Это была почти правда. Белла не так уж сильно скучала по маме с папой, но её беспокоила мысль о том, что придётся провести ночь – и не одну! – в этом странном доме. В доме с историей. Когда мама сегодня привезла её сюда, Белла постоянно оглядывалась через плечо, пока они шли по длинному коридору к двери в бабушкину квартиру. Ей казалось, она почти видит какие-то смутные тени. У неё за спиной что-то двигалось, словно кто-то крался за ней по пятам, но успевал скрыться из виду каждый раз, когда Белла оглядывалась. Плотные бархатные шторы на окне в конце коридора слегка колыхались, будто кто-то за ними прятался. В воздухе звенел едва различимый смех, лёгкий, как ветерок.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2