Хэстер Броун.

Сбежавшая невеста



скачать книгу бесплатно

Грейс – двадцатишестилетняя растратчица родительских денег, посещавшая тренинги личностного роста усерднее и чаще, чем большинство людей ходит на работу, – в конце последнего своего курса получила семена, которые следовало посадить «с верой, любовью и уверенностью в себе», чтобы вместе с растениями росли и расцветали ее тайные мечты. Она посадила и колдовала, я поливала. И удобряла.

Джо цинично поморщилась.

– Что там они должны были ей принести?

– Спокойствие, процветание, стабильность рынка иностранных облигаций, успех Ричарда в деле Пэлэс Вью, а затем предложение на День святого Валентина. С кольцом от «Эсприт».

Мы с Тедом тоже хотели, чтобы Ричард, заказчик-застройщик, купил Пэлэс Вью, огромную площадь с большими возможностями для контрактов на озеленение. Пэлэс Вью – это не только сотня с лишним балконов, но и земля вокруг новостройки, а также крыша. У меня в голове жужжали и вились идеи – ага, медоносные – насчет лужаек с дикими цветами тех видов, которые привлекут бабочек, пчел и прочих насекомых в самое сердце города. Я писала об этом диплом. И у меня был план создания локализованных лужаек с последующей установкой ульев – но по плану мне требовалось место для высадки растений.

Если бы в жизни Грейс прибавилось спокойствия, это стало бы приятным бонусом к заказу. Я уже дважды в этом году переделывала ее балкон, один раз по фэн-шуй, второй – с целью цветотерапии.

Джо и Тед синхронно уставились на горшки, и на их лицах отразились отчаянные попытки придумать, что приятного можно мне сказать.

– Пока ничего? – спросила Джо. – В смысле, так и нужно? Нет, я не виню растения в нежелании вылезать из постели в такую погоду…

Тед перевел внимательный взгляд с меня на горшки и обратно.

– Да ну! Так наверняка и задумано: они не прорастут, а ей придется записываться на вторую сессию. Такими приемами этих впечатлительных дамочек и ловят.

– О, ты прав, – с серьезным видом подтвердила Джо. – Оглянуться не успеешь, как бедняжка Грейс подсядет на тяжелые вещества, лучные. Или колчанные.

– Луковичные и кочанные. – Уши Теда вспыхнули.

– Тед, ну не порть шутку! – Она игриво отмахнулась. – Ладно, так когда она возвращается с лыжного курорта?

– На следующей неделе.

– А никак нельзя ускорить процесс? – Джо заглянула в горшок, по-прежнему пустой. – Или хотя бы посадить вместо них штуку, которая действительно растет?

– Как выяснилось, нельзя. Только ее энергия способна пробудить волшебные семена. – Я сделала пару магических пассов над компостом.

Джо поставила горшок на место.

– Тогда она обречена. У Грейс энергии не больше, чем у трехдневного салата.

– А еще, – я поучающим жестом подняла палец, – у меня есть подозрение, что она их убила, полив «Ред Буллом» или забыв в солярии, так что я стащила остатки семян, пока она возилась с этими горшками, отнесла их домой и высадила собственный набор. Для нее, не для меня, – добавила я, заметив, как вытянулись их лица. – Я еще не сошла с ума.

По правде говоря, мне было жаль чудачку Грейс, вложившую остатки самооценки в эту чепуху, и мне хотелось сделать так, чтобы ее надежды оправдались.

Пусть даже она не получит кольцо от «Эсприт», но проклюнувшиеся ростки наверняка поднимут ей настроение. Я всего лишь… помогала.

Джо первой пришла в себя.

– Долгосрочное планирование – мне нравится! Ну и как выглядит ее будущее?

– Или, точнее, наше? – добавил Тед. – Не то чтобы я цинично жадничал, но тот контракт нам точно не помешает.

Я вспомнила ряд зеленых ростков на кухонном подоконнике. Благодаря аккуратной подкормке и естественной ночной вентиляции выглядели они неплохо.

– У нее все будет в порядке с рынком, здоровьем и предложением, но вот спокойствие выглядит вялым. Хотя, если у нее сложится с первыми тремя…

– А мы хоть знаем, что это за волшебные семена? – Тед обычно не слишком вникал в растениеводство, но упускать новые возможности для бизнеса не любил. – Может, и нам их продавать? Другим странным хиппи, у которых проблемы с уверенностью?

– Понятия не имею. – Я изрядно покопалась в интернете, но до сих пор так и не выяснила, что это. Даже мой папа, ходячая энциклопедия растений, не смог помочь. – Они немного похожи на…

– Простите, но я покину эту серию «Вопросов садовода», мне пора ехать. – Джо поднялась и начала поправлять свой гигантский шарф. – Кэлли Гамильтон, самая несчастная в мире клиентка, жаждет устроить мне допрос по поводу нашей вечеринки, а я еще не придумала причин, по которым не могу ее пригласить. – Она попеременно ткнула в нас пальцами и прожгла каждого внимательным взглядом. – Так что думайте о своих костюмах. Мне от обоих нужны блеск и общение. И никаких лошадей.

– А если я надену те перчатки со стразами для мытья посуды, которые ты подарила мне на Рождество, можно мне будет остаться на кухне? – спросила я. – Тед наденет майку и прихватит свои лучшие грабли, так что мы отлично отразим общую идею рая. Или ада.

– Я не стану надевать майку на вечеринку в январе! – в ужасе возразил Тед.

Джо расхохоталась, искренне и громко, тем здоровым смехом, который так не шел ее крошечному ротику, почесала на прощание Бэджера за ухом и зацокала шпильками к выходу, помахав нам рукой.

Тед проводил ее тем же тоскливым взглядом, которым обычно у него удостаивался только карри навынос. А когда Тед обернулся и заметил, что мы с Бэджером на него глазеем, вожделение во взоре тут же сменилось легким смущением. Прежде чем я успела среагировать, он подцепил остатки моего сэндвича с яйцом и сунул в рот.

– Так что ты придумала с растениями Великой Благодати? Когда поменяешь их местами? – спросил он с полным ртом.

– Сегодня заберу их домой, а на следующей неделе, когда она вернется, привезу горшки с теми, которые вырастила я. Если я пересажу свои растения в эти эксклюзивные горшочки, она не заметит подмены.

– А это особенные горшки? – Тед уставился на терракотовые сосуды. – Как по мне, стандартная глина.

Я вздохнула. Грейс специально заказывала их в Италии.

– Как мало ты знаешь о женской клиентуре, Тед.

– Для того я тебя и пригласил на работу, – ответил он, протягивая лапу к последним кусочкам моего бекона.

Я с превеликим удовольствием выхватила у него тарелку и скормила остатки Бэджеру.

Глава вторая

Просторная квартира на Леоминстер-плейс, которую я делила с Джо, принадлежала ее семье с 1865 года.

Когда-то де Вере владели всем домом, всеми четырьмя элегантными его этажами, под лестницей у них жила команда слуг, и они могли любоваться (высунувшись из чердачного окна) видом на Букингемский дворец.

После войны дом разделили на квартиры, которые продали, чтобы выплатить наследственные пошлины, оставив только ту, что когда-то была бальным залом, – в ней теперь жила Джо, – и крошечную каморку садовника в подвале, где ее мать Мэриголд останавливалась, когда приезжала переждать ежемесячный семейный кризис. Джо настояла на том, чтобы их разделяли как минимум два этажа «для общего психического здоровья».

Я видела довоенные фотографии Леоминстер-плейс, 17, когда этот дом был популярным местом собраний высшего общества, на парадной лестнице выстраивались слуги в ливреях и повсюду стояли пальмы в бочках, но те дни давно прошли. Теперь там, где раньше горничные приседали в реверансах, стоял почтовый столик, заваленный рекламными буклетами пиццерий, и горный велосипед Дикона, живущего наверху. Паркет, который раньше полировали, скрылся под плотным ковром. Но прошлая роскошь не испарилась бесследно. Наша квартирка была одной из самых маленьких, но в ней находилась жемчужина старого дома: хозяйская ванная. Столкнувшись с неприятной необходимостью разделить семейный дом на апартаменты, дедушка Джо не сумел расстаться с главной ванной из мрамора, с обшитым панелями красного дерева туалетом и витражным окном в стиле ар-нуво.

«Душ – это для французов. Англичанину не прожить без достойной ванной», – сказал он, и я была с ним полностью согласна. Пока я окапывала бордюры и сажала луковицы, дожить до конца изматывающего рабочего дня мне помогала лишь мысль о том, как долго я буду отмокать в шикарной ванне Монтгомери де Вере, с бокалом вина на металлической полочке, с тайком вылитой в воду пригоршней масла от «Пенхалигонс», принадлежащего Джо, но расслабляющего мои уставшие мышцы.

Мне нравилось жить среди призраков старого дома. Со своей кровати я видела лепные розы на потолке, из которых раньше свисали над бальной залой три хрустальные люстры, за длинными французскими окнами нашей гостиной находились два балкона с коваными перилами, и воображение само рисовало дебютанток, сбегающихся туда, чтобы остудить щеки, раскрасневшиеся после венского вальса с чопорными кавалерами.

По крайней мере, так мне это представлялось. Джо рассказывала куда более странные и постыдные истории.

Балконы отлично подошли для хранения наружных ящиков с разнообразными черенками и рассадой, которые у меня не переводились, а Бэджеру было где принимать солнечные ванны. Места для лежащего человека там не оставалось, да и ржавые балки не казались рассчитанными на современных людей, так что я забила балконы цветущими красными геранями и горшками со средиземноморскими травами, и в теплые летние ночи квартиру заполнял не только шум лондонского транспорта, но и мягкая волна ароматов.

Этим субботним утром я выносила на балконы все цветы, включая и Семена Мечты Грейс Райт, поскольку заранее договорилась о том, что во время вечеринки они окажутся вне досягаемости гостей. Семена Мечты я определила в безопасный наружный ящик и присела на пятки, со странной гордостью разглядывая семь смелых зеленых стебельков, которые уже начали расправлять сжатые листики.

Даже без всяческих гуру Грейс семена всегда казались мне волшебными. Я не упоминала этого при Джо – у нее была аллергия даже на намеки на волшебство, – но с тех пор, как папа впервые помог моим толстым маленьким пальчикам затолкать томатное семечко в землю, я была очарована ими навсегда. Вот ты открываешь пакетик с нарисованными на нем невероятно яркими красивыми цветами, а внутри обнаруживаются обычные коричневые комочки. Но стоит укрыть их одеялом теплой земли, поливать их, удобрять, и, словно по волшебству, в каждом семечке просыпается нечто живое, и оно знает, когда расти, где искать свет, как высоко тянуться. Добавьте еще и восхитительную магию природы, пчел, мчащихся с пыльцой на крыльях от цветника к фруктовому саду и снова к цветам, и кому понадобятся сказки?

Ладно, признаюсь, парочку семян Грейс я все же прихватила для своей мечты.

Одно семечко для контракта на Пэлэс Вью, чтобы я смогла осуществить свои планы в огромном здании со всеми его балконами, а Тед занялся бы большой лужайкой, которую смог бы подстричь идеальными полосами: в этом заключалась цель его жизни.

А второе для желания чего-то… нового. Не важно, чего именно. Сюрприза. Я вздрагивала при мысли о том, что приглашаю нечто новое в свою жизнь. Как правило, я не любила сюрпризов. Мне нравилось знать, что происходит. Но в последнее время я чувствовала себя готовой. Способной справиться с чем-то новым.

Один только переезд в Лондон был для меня огромным «прыжком веры», и до сих пор мне невероятно везло. Найти доступную квартиру в самом центре города, получить такую замечательную соседку, как Джо, начать работать сразу после колледжа – иногда я оглядывалась назад и просто не могла поверить, что все сложилось настолько чудесным образом. Моя сестра Келли всегда говорила (не слишком добрым тоном), что я из тех счастливчиков, которые всегда приземляются на ноги, но чем удачливее я себя чувствовала, тем усерднее работала, не полагаясь на одну только удачу.

Я закрыла глаза и позволила предвкушению расцвести внутри. «Главное, чтобы сюрприз был не в красных штанах», – быстро добавила я про себя на случай, если меня слышит какая-то невидимая сила.

– Это росточки Грейс? – спросила Джо, появляясь рядом со мной с планшетом.

– Ага. – Я подняла взгляд. – На этот раз мы запрем балконные окна. Договорились? С учетом того, что было на Рождество.

Мы обе поморщились.

На рождественской вечеринке бригада пожарных спасала гостя, держащегося за наш балкон кончиками пальцев. Мы так и не узнали, падал он или собирался забраться внутрь. На нем была шляпа Санты, так что, скорее всего, он намеревался устроить грандиозное появление, но промахнулся мимо каминной трубы. В итоге он договорился о свидании с одной актрисой, подругой Джо, перевязавшей ему растянутое запястье, а Джо выпила с пожарным, так что, как она потом сказала, случай был не совсем печальным.

Джо кивнула.

– Балконы вне доступа. Как бы мне ни хотелось снова увидеть тех потрясающих пожарных, думаю, лучше не рисковать. А еще я обещала миссис Мейнверинг, что она будет в безопасности, и никакой нахальный молодой человек не заберется к ней в окно, промахнувшись этажом.

– А ты уверена, что она на это не надеялась? В прошлый раз именно она пыталась уговорить нахалов раскрыть ее заклинившее окно.

Сильвия Мейнверинг и ее надменный кот Элвис обитали этажом ниже. Она была преподавательницей фортепиано на пенсии, отличалась бледно-голубыми волосами и привычкой часто жаловаться на то, что ее «сводят с ума» вечеринки Джо. При этом она почти всегда появлялась на них ближе к концу действа и без труда позволяла уговорить себя продемонстрировать разные варианты твиста.

Свое недовольство она выражала тем, что каждые две недели устраивала шумные собрания клуба любителей бриджа, после которых мы замечали ее в темных очках с бриллиантами на оправе, выносящей подозрительно звякающие мусорные мешки. Элвиса при этом было не видно и не слышно.

– Ну, я на всякий случай пригласила ее к нам. Придя на вечеринку, жаловаться она не сможет. Как и Дикон с верхнего этажа. Харрисы в отпуске, а Мэриголд за городом. И слава богу. – Джо подняла взгляд от планшета. – Вечеринка, на которой твоя мать болтает с самыми красивыми мужчинами и упивается вишневым бренди, – это точно ад.

Джо театрально содрогнулась.

– А ты сказала миссис Мейнверинг и Дикону, что вечеринка будет на тему ада и рая? – спросила я. – Или Дикон появится в своем обычном костюме?

Дикон, живший на чердаке, был художником-портретистом, а вовсе не маляром и декоратором, как я решила вначале, что привело к неловкому недоразумению, когда я спросила его, может ли он покрасить мою спальню, но мы это уже уладили. Более или менее. Он расхаживал по дому в слишком широких рубашках и слишком узких джинсах, отчего просто в голову не могло прийти, что его отец – начальник полиции.

Джо вздохнула.

– Он, кажется, понял. С Диконом сложно общаться, он постоянно занят оценкой твоих пропорций. Так или иначе, сейчас он главный эксперт по раю и аду. Ты видела его последнюю работу?

– А как я могла ее не увидеть? Холст шириной в семь футов, который Дикон оставляет сохнуть на лестничном пролете. От того, что у ангела зеленые волосы, он не перестает походить на тебя с крыльями.

– О! – Джо явно удивилась. – А мне казалось, что он рисует тебя.

– Меня? С чего бы я ему позировала? – Я покраснела. – Я даже на паспорт фотографироваться не люблю! А этот ангел… Как бы сказать… У него явно очень странный вкус в одежде.

Джо прищурилась. А когда Джо щурится, она способна видеть самую суть вещей.

– И что плохого в том, что Дикон нарисовал тебя в виде ангела? Это ведь не смертный грех – признавать свои сильные стороны, – сообщила она. – А вот притворяться встрепанной провинциалкой, когда на самом деле ты вполне симпатичная, почти красавица, – это уже обратная сторона гордыни. Сложно разыгрывать карту деревенщины, если прожила тут достаточно долго, чтобы подрезать таксистов на углу Гайд-парка. Ты милая! Ты нравишься мужчинам! Смирись с этим! Хотя, – добавила она, – почистить ногти тебе все же не помешает.

Щеки у меня полыхали.

– Ты о Максе Беркли? Дело же в том, что он твой друг, а я действительно не знаю никаких забавных историй о лыжных склонах, так что мне…

– Нет, я именно об этом. – Джо в отчаянии вскинула руки. – Ты сопротивляешься всем попыткам познакомиться с тобой. У тебя что, есть тайный и знаменитый бойфренд, о котором ты мне не рассказываешь? Или ты влюблена в Теда?

– Нет! – Я даже замерла под ее взглядом. – Просто…

– Что? – умоляюще спросила она. – Что мне сделать, чтобы ты взобралась на лошадку отношений?

– Только не смейся. Но я всегда считала, что нужный парень появляется рядом сам. И мне не плохо одной, ты же знаешь. Если я не работаю, я сплю.

– Точно нет никакого красавца фермера, оставшегося дома? Никакого ветеринара с честными глазами, пьющего чай с твоими родителями в ожидании твоего возвращения?

Джо прочла много любовных романов.

Я чуть не рассмеялась.

– Точно нет. Я не привела бы парня домой, не имея кольца на пальце.

В сравнении с моим отцом испанская инквизиция начинает казаться стайкой добрых тетушек. Никто не достоин его принцессы.

– У Дикона диплом Королевского художественного колледжа, – со значением кивнула Джо. – Добавь это на его счет.

Я позволила себе немного погордиться тем, что вдохновила настоящего художника, но затем вспомнила, насколько детализированным было изображение, особенно в области декольте. И моя голова сама развернулась к Джо.

– Ты видела, где на этом ангеле веснушки?

– Ага, – мрачно кивнула подруга, что-то царапая на планшете. – И если ты не позволишь мне отыскать для тебя бойфренда, я всю сегодняшнюю ночь буду искать музу для Дикона. Особенно сексуальную и без комплексов по поводу одежды.

Я видела список гостей. Четыре подруги Джо работали танцовщицами бурлеска, а остальных можно было запросто с ними спутать.

– Это будет несложно.

– Мне нравятся вечеринки со смыслом. – Она позвенела ключами от моего фургона. – Ты готова? У нас куча дел! Нужно отвезти Бэджера в убежище, затем найти в супермаркете закусок на всю ораву, а затем я перерою гардероб и превращу тебя в нечто настолько неотразимое, что мистер Совершенство примчится на твою орбиту через весь космос, по собственному желанию и без всяких упоминаний о теннисе, лыжах, или что там еще активирует твой защитный чип.

Я открыла было рот, чтобы возразить, но Джо наставила на меня Указующий Перст Тишины, и я заткнулась.

Гостей мы приглашали к восьми, и в четверть девятого мы с Джо сидели в пустой квартире, среди прикрытой от пыли мебели, уставленной тарелками с фаршированными оливками, а у Джо начиналась ее обычная паника по поводу того, что все уже веселятся на лучшей в их жизни вечеринке – у кого-то другого.

– Готова поспорить, что дело в той корове, Эмме Харли-Райт! – Джо прожгла взглядом свой непривычно молчаливый телефон. – Она всегда устраивает внезапные партизанские вечеринки, чтобы испортить другим веселье!

Частичка моей души втайне надеялась, что мы действительно выбрали неподходящий день. Я была не совсем уверена в своем костюме, в котором больше хотелось целую ночь смотреть ДВД под заказанную пиццу, чем прыгать с гостями. После жаркого спора о том, стоит ли превращать меня в Еву (при помощи трико Джо из театральной школы, распущенных волос и яблока), мы пришли к компромиссу в виде розовой шелковой пижамы и размазанного макияжа. Я представляла собой райскую изнеженность в постели. Но, кажется, больше походила на нечто из чертовой корзины с еще не выглаженным бельем.

Джо тоже решила выбрать райский образ, однако у нее он действительно вышел таковым: стройное тело облегало золотое атласное платье, на шее сияли фальшивые бриллианты из бабушкиной коллекции, в волосах блестела золотая фольга, а кожу Джо щедро намазала лосьоном с блестками. Она, что логично, решила быть бокалом с шампанским.

– Никто не придет, и мы явно приготовили больше, чем нужно. – Джо расхаживала по квартире, рассыпая вокруг блестки с тела. – Тут столько еды, словно мы здесь проводим закусочную ярмарку!

Это была моя вина. В то время как мама Джо с раннего детства снабжала ее рецептами коктейлей, моя мать учила меня тому, что неприлично отпускать гостей с вечеринки, не наполнив их рюкзаки закусками к завтрашнему чаю. Подозреваю, что и принцессе Анне мама пыталась подсунуть хоть парочку эклсских слоек «с собой, на потом».

Я смерила взглядом декор. Мы снова вынули рождественские звезды и все обмотали гирляндами. Все запасные простыни из шкафов теперь были усыпаны золотом, а красные лампы в холле и спальне Джо наверняка придавали квартире весьма сомнительный вид для тех, кто смотрел снаружи.

– Так. – Джо прекратила расхаживать и сурово на меня посмотрела. – Пришла пора открывать аварийную бутылку.

По правилам вечеринок, если гости не прибывали в течение получаса после назначенного времени, мы получали право открыть лучшую бутылку вина, чтобы поправить себе настроение. Но, как только я взялась за фольгу, раздался звонок в дверь, и пробка со шлейфом из пены выстрелила в нашу самодельную исповедальню (то есть в диван).

– Я открою.

Джо рванулась к двери, предоставив мне поспешно вытирать вино «облаком» (подушкой в пузырчатой пленке). Когда Джо вернулась с гостями, вид у меня был не самый презентабельный.

– Посмотри, кто пришел! – сказала она, уверенными движениями пастуха загоняя наших первых гостей внутрь и демонстрируя за их спинами гримаску «но, пошла!». Я с трудом удержалась от смешка.

Определить, кем нарядились Дикон и миссис Мейнверинг, было непросто. Ее шартрезовая вечерняя блуза жутко контрастировала с его алым бархатным пиджаком. Дикон возвышался над ней, растрепанный в лучшем стиле безумных художников. В голове стало пусто, Джо отчаянно сигналила мне над их головами: «Скажи что-нибудь!», но наши с ней репетиции к подобному меня не готовили.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное