Хэстер Броун.

Сбежавшая невеста



скачать книгу бесплатно

© Havercroft Ltd, 2012

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», 2016

* * *

Отзывы на другие непревзойденные истории

Веселый и увлекательный роман… Очаровательные второстепенные персонажи и легкий стиль особо выделяют эту книгу на общем фоне.

RT Book Reviews

Первоклассный юмор.

Fresh Fiction

Наблюдательность и острый ум.

Publishers Weekly

Легкое чтение, полное забавных моментов.

Booklist

Настоящее наслаждение… от начала и до финала.

Library Journal

Как и Джейн Остин в поздних произведениях, в своих романах талантливая Хэстер Броун доказывает нам, что хорошие девочки могут занять первое место.

Сюзан Виггс, автор бестселлеров по версии New York Times

Если вы ищете современную сказку с долей чисто британского едкого юмора, то Хэстер Броун станет для вас идеалом!

Тереза Медейрос, автор бестселлеров по версии New York Times

Посвящается Ее Величеству Королеве Елизавете II, которая может перещеголять нас всех в изяществе, решительности и умении выбирать фирменные дамские сумочки


Я, как и большинство маленьких девочек, выросших в мечтах о хрустальных туфельках и королевских свадьбах, привыкла верить, что принцессами рождаются, а не становятся.

То есть в этом же все и дело, не так ли? Либо у вас есть гены корононошения, толпыпокорения, принцаочарования, добрыхпоступков и летящихволос, либо нет. Даже Золушка – заключившая не самый удачный брак, – обладала Самыми Миниатюрными Ножками Королевства, своего рода большим светящимся указателем для тех, кто вдруг упустит из виду ее очаровательную скромность при потрясающей красоте.

Лично я никогда не видела себя принцессой. Начать с того, что меня больше интересовали волшебные бобы. Мои ноги не были крошечными, а после дня усердной работы на грядках под мой матрас можно было положить даже кабачок, и все равно я захрапела бы с блаженным видом. Единственной более или менее подобающей принцессам повадкой, принятой в моей семье, была плохая привычка спасаться бегством, когда ситуация грозила превращением в тыкву.

(Можно еще указать, что у меня была ужасная сестра, – но моя сестра Келли могла то же самое сказать обо мне, так что это, наверное, не считается.)

К счастью, мне никогда не приходилось беспокоиться о подобных вещах… пока я не влюбилась в принца.

И как только я пришла в себя от шока, узнав, что принцы существуют не только в фильмах Диснея, я очень быстро поняла, что девушка не превращается автоматически в принцессу, как только у нее появится хрустальный башмачок.

О нет! Нет, с этого все только начинается.

Настоящую принцессу определяет то, как она справляется с «долгой и счастливой» жизнью.

А для этого нужно нечто большее, чем шиньон и бальное платье, способное менять цвет. Нужно очень четко себе представлять, кто ты под этой тиарой. И нужно перестать убегать…

Глава первая

– Представь, что я Макс Беркли, – сказала Джо. – Я только что взяла для тебя выпивку. И подхожу к тебе, чтобы запросто, без давления, поболтать, как принято на вечеринках.

Чтобы усилить эффект, она зашагала ко мне по балкону вразвалку, словно надев кожаные штаны с дыркой в промежности и держа чашку кофе вместо стаканчика дешевого белого вина.

– Кто это у нас тут, неужели милая Эми Уайлд, пиковая дама из Челси? – Ей очень здорово удался расслабленно-самоуверенный мажорный тон Макса. – Как оно ничего, Эми? Ха-ха.

И она подкрепила все это, подмигнув мне в точности как Макс, после чего, как и следовало по ходу репетиции, сделала паузу, дав мне возможность ответить. В моем мозгу, как по команде, не осталось никаких мыслей, лишь слабое фоновое жужжание статической паники и мрачное предчувствие того, что я сейчас брякну глупость. Как всегда и случалось. Вот почему почти все вечеринки я проводила на кухне, среди булочек с сосисками.

Я внутренне застонала. Еще ведь даже не началась вечеринка! И мы не в комнате. И у Джо нет приводящего в замешательство римского носа Макса Беркли, оправдываться мне нечем. Эта вечеринка должна была стать третьей в ряду тех, на которых Джо пыталась свести меня с Максом, причем оба предыдущих раза знаменитый нос Беркли лишал меня способности связно мыслить. Предполагалось, что нос «доказывает» некоторое незаконное родство Макса с герцогом Веллингтоном, но мой мозг отказывался видеть хоть что-то, кроме мажора в красных штанах. И мне едва не пришлось зажимать себе рот, чтобы не произнести это вслух, что, согласитесь, вряд ли стало бы прелюдией к нормальному разговору.

Я глубоко вздохнула и попыталась вспомнить те нейтральные реплики, которые мы с ней уже отработали.

Были некоторые преимущества в том, чтобы снимать квартиру вместе с девушкой, для которой первая буква «и» в слове «вечеринки» означает «искусство», а вторая – «изобретательность». Вторая «и» включала в себя дынно-водочное мороженое и тайное сводничество, но в последний год Джо сосредоточила свои силы на том, чтобы излечить меня от болезни, которую сама же и диагностировала, назвав «вечериночным параличом».

– Эмм…

– Нет! – Джо прекратила имитировать Макса и ткнула в меня пальцем. – Вот в этом твоя вечная ошибка. Прекрати думать о том, что тебе «стоило бы» сказать, позволь разговору просто течь. – Свободной рукой она сделала грациозный жест. – Пусть легкая светская болтовня о погоде, о стрельбе, о подарках на Рождество несет вас, пока не найдется взаимно интересная тема…

– Джо, в который раз тебе говорю: я из Йоркшира, – прервала ее я. – В Йоркшире не бывает светской болтовни. И вообще никакой не бывает, если есть возможность молчать. Когда наши мужчины играют в крикет, почтительная тишина соблюдается как игроками, так и зрителями, а наши женщины ведут беседы разве что бровями и движением плеч. «Сомневаешься – молчи». Фактически это девиз Йоркшира.

– Но как вы тогда знакомитесь? – в ужасе воскликнула Джо.

Факт, что можно не разговаривать больше десяти секунд подряд, находился за гранью ее понимания: дома она постоянно болтала по телефону, даже в ванной, обычно с кем-то по имени Тилли, Милли или Лили. Иногда Билли.

– Мы приезжаем для этого в Лондон. А теперь можно мне получить свой кофе, пожалуйста? – спросила я, протягивая руку. Я с девяти утра вскапывала клумбы, и кофеин мне был просто необходим.

Джо подняла чашку над головой, чтобы я не могла до нее дотянуться, и многозначительно воздела брови, так что пришлось вздохнуть и выдать реплику, которую она хотела от меня услышать:

– Цвету и пахну, Макс, спасибо, что спросил.

Джо с гордой улыбкой протянула мне капучино.

– Вот видишь? Ты уже шутишь. Достаточно найти свой конек.

– Я его уже нашла. Он называется «стоять на кухне и спрашивать людей, какой напиток они предпочитают». Много лет идеально срабатывает.

– Ну уж нет, хватит прятаться там с пирожками и салфетками. Я хочу увидеть тебя в действии. Хочу, чтобы ты веселилась. Знакомилась с людьми. Показала им тот свет, который обычно скрываешь под мешком.

– То есть им и мешок показать?

Джо проигнорировала фразу, перескочив к следующей теме, пока я размешивала сахар в кофе.

– К слову, тебе нужна помощь с выбором костюма? Тема «Рай и Ад» хороша тем, что все могут надеть нечто экстравагантное или даже дерзкое

– Да, я об этом уже думала, – быстро сказала я. – Почему бы мне не прийти в костюме мима? Они чертовски зловещие. А Тед еще говорил, что мы с ним можем надеть костюм лошади, тогда тебе не придется волноваться, что кто-то из нас отсидится в углу. Разговоры мы оба могли бы вести только глазами. Или кивая нашей лошадиной головой.

Джо прислонилась спиной к балконным перилам (опасный фокус в нескольких сотнях метров над Челси, учитывая пренебрежительное отношение хозяина балкона к ремонту) и глубоко вдохнула через нос. Последнее было необходимо для того, чтобы ей не пришлось делать паузу и переводить дыхание во время последующего монолога, что дало бы мне возможность вмешаться в поток ее слов.

– Во-первых, – сказала она, загибая свой палец в перчатке, – ты наравне со мной будешь хозяйкой этой вечеринки, следовательно, не сможешь провести ее, жестами передавая: «Вот напитки» и «Пожалуйста, не надо блевать на диван». Во-вторых, если ты проведешь весь вечер в костюме лошади, с носом Теда Ботэма в твоем интересном месте, все подумают, что вы с Тедом пара, а не коллеги по работе с общим страхом перед общением с людьми. Что приводит меня к в-третьих: сам смысл этой вечеринки в том, чтобы ты познакомилась хотя бы с одним из тех замечательных мужчин, которых я для тебя подобрала. Так гласит твой гороскоп на этот месяц. Ты неотразима начиная с девятого января. Просто позволь Максу говорить о своей машине. Как это делаю я. Спроси его о расходе горючего, кивай каждый раз, когда слышишь слово «оборот», и все будет хорошо.

Я глазела на нее. Джо посещала вечеринки еще с тех пор, как могла пройти под коктейльным столиком, не пригибаясь. И сводничала, скорее всего, с того же нежного возраста.

Не успела я возразить, как она обхватила меня рукой за плечи и сжала.

– Эми, ты слишком хороша, чтобы тратить время, предназначенное для знакомств, утешая у холодильника плачущих пьяных девиц и всяких странных типов. Ты должна сиять! Ты замечательная собеседница. И ты меня постоянно веселишь.

– Это мой акцент тебя веселит, – возразила я.

– Нормальный у тебя акцент, – мрачно сказала Джо. – Дело в твоем странном… Я не могу понять, в чем именно.

Нас с Джо сложно представить соседками. Когда я впервые ее увидела, она листала выпуск «Татлера» и потягивала минеральную воду, отчего я вначале решила, что Джо из тех гламурных выскочек, которые никогда в жизни не работали и падают в обморок при виде хлеба, – что, в принципе, показатель того, какой кошмар можно с собой сотворить. (Кстати сказать, «минеральная вода» оказалась водкой с тоником. А буханку хлеба Джо может уничтожить быстрее, чем выговорить «переизбыток углеводов».)

Но глянец и блеск были настоящими. Джо де Вере – истинная носительница генов принцессы, уж поверьте. Все в ней сияло, от длинных каштановых волос до алого педикюра, включая божественный акцент. Она знала всех – надежных строителей, ненадежных баронетов, таксидермистов, бухгалтеров, таксистов – и никогда, никогда не лезла за словом в карман, даже если все остальные немели от шока и стыда. Джо обладала поразительным талантом располагать к себе людей, а затем добиваться от них чего только пожелает: сама она объясняла это тем, что в детстве много переезжала из-за постоянных разводов и новых браков родителей.

Я же, с другой стороны, была новоиспеченным специалистом по садоводству из глухой йоркширской деревушки, обладательницей неровных когтей серийного убийцы в сочетании со светлой копной всклокоченных кудряшек, которой позавидовали бы тролли. Я умела неплохо шутить, но обычно только после двух-трех дней мысленных репетиций во время стрижки чужого сада.

Единственное, чем я могла похвастаться, так это тем, что моя мама пекла эклсские слойки, которые однажды на Большой Йоркширской выставке попробовала принцесса Анна («Вкусные и сочные, миссис Уайлд»). Пусть у меня и имелись планы поразить Лондон своими цветочными дизайнами для балконов, на данный момент я была самым исполнительным и занятым мастером по стрижке газонов и живых изгородей во всем городе.

Объединяло нас с Джо, по крайней мере вначале, знакомство с Тедом Ботэмом. Мы с Тедом вместе снимали дом, пока я готовилась стать садовым дизайнером, а он изучал садовую архитектуру, но большую часть времени проводил, расхаживая вокруг с металлоискателем и раздражая тем самым местных фермеров. А кроме того, он был одним из старых друзей Джо еще со времен закрытой школы. В лето нашего выпуска Теду понадобилась помощь с заказами, которые он подыскал себе в Лондоне, а я оказалась первым кандидатом в помощницы – благодаря своему первоклассному таланту дизайнера и, что немаловажно, наличию фургона. Я была преисполнена планов начать личный бизнес, но нуждалась в работе и жилье. И вышло так, что Джо как раз в это время понадобился жилец в свободную комнату ее квартиры, расположенной неподалеку от Букингемского дворца, однако ей очень не хотелось, чтобы этим жильцом стал Тед, и здесь я вполне ее понимаю: мне ведь в течение года пришлось делить с ним ванную.

Несмотря на внешнее сходство Джо с Пиппой Миддлтон[1]1
  Филиппа Шарлотта Миддлтон – британская светская львица, младшая сестра Кэтрин, герцогини Кембриджской. (Здесь и далее примеч. пер., если не указано иное.)


[Закрыть]
, я поняла, что мы с ней можем сойтись, когда на «собеседование» она пригласила нас с Тедом в караоке-бар своего знакомого в Баттерси. Исполнив четвертый подряд дуэт Шер в сочетании с танцевальным экспромтом, заливаясь искренними слезами от нахлынувших эмоций, я осознала, что Джо каким-то неведомым образом уговорила меня спеть на публике, чего раньше никогда не случалось, не говоря уже о танцах.

Само «собеседование» завершилось двенадцать часов спустя у нее дома, когда я приготовила классический английский завтрак, чтобы спасти нас от похмелья, а Джо сказала, что лучшего никогда не ела. (И это правда. Моя яичница – моя визитная карточка.)

Так я и прожила здесь почти два с половиной года. За это время состоялось около двадцати вечеринок, я повидала множество «подходящих мужчин» в красных штанах, с которыми так и не смогла познакомиться, приготовила десятки английских завтраков и проводила в мир иной семь комнатных растений, о которых Джо сожалела, но не заботилась.

– Костюм, – повторила она, притопывая на месте, с тем тяжелым взглядом, которым она подгоняла своих нерадивых рабочих. – Нам нужно определиться с ним, пока Тед не взял костюм лошади у своего друга-идиота, с которым в прошлом году надевал его на свадьбу Хетти в Уилтшире.

– Что? – Так значит, Тед не шутил, когда предлагал его!

– Не важно. Давай-давай. Как ты представляешь себе рай? Или ад? Не имеет значения, как именно, главное, чтобы в качестве аксессуара подошло боа из перьев.

– Ад для меня – записаться на шоу «Британия ищет таланты» и опозориться перед миллионами зрителей, – тут же ответила я. – Так что, наверное, я смогу обойтись повседневной одеждой и взять Бэджера под мышку. Там постоянно кто-то да выступает с собакой.

Бэджер – это мой пес. Ну, в некотором роде мой – он достался мне в наследство от бабушки и умел разве что выполнять команду «сидеть» за мятную конфетку и приносить пульт от телевизора. Обычно он ездил на работу со мной или Тедом, в зависимости от того, с кем можно было всласть покопаться в земле.

– Реалити-шоу… Отличная идея! – Джо сверкнула одной из своих лучших одобрительных улыбок. – Но нам нужно подумать о горячих реалити-шоу. И о костюме, который предполагает шикарный макияж. Подчеркнуть твои чудесные глаза. – Она сморщила нос, задумавшись: не лучшая ее гримаска. – Как насчет «Танцуют все»?

– Ага. Это ад, – подтвердила я. – Фальшивый загар – это ад. И платья с глубокими вырезами, посаженные на клейкую ленту, тоже ад. Зрительское голосование – это ад. Люди, которым приходится танцевать сексуальное танго с потрепанными звездами старых мыльных опер…

– Ладно, ладно. У меня есть для тебя отличное платье, – сказала Джо.

– Да перестань! Я же буду выглядеть смешно в одном из твоих платьев. – Я рассмеялась, не подумав, и только потом поняла, что фраза получилась не такой, как мне хотелось бы. – Нет, я не хочу сказать, что ты носишь смешные платья, просто они настолько меньше размером, чем… То есть ты намного меньше меня. Я не имела в виду, что у тебя слишком узкие платья, они хорошие, просто такие вырезы лучше смотрятся на тебе, чем на мне… – Я в ужасе залепила рот руками, потому что он продолжал болтать, хотя мозг уже давно остановился и сел.

В этом, если вкратце, и заключается моя проблема. Представьте подобное на вечеринке. С парнями, на которых пытаетесь произвести впечатление. Вот что бывает, когда растешь в молчаливой среде.

Джо так широко распахнула глаза, что я увидела, где начинаются ее стрелки.

– Эми, прекрати так много думать. Заполняй тишину, кашляя, если придется.

– Эй? И давно вы там чаевничаете?

Мы синхронно развернулись и увидели широкий силуэт Теда Ботэма, похожего на твидовую гору, враз заполонившего минималистскую скандинавскую кухню-студию Грейс. Он умудрился откуда-то натащить грязи, хотя, возможно, и не он, а Бэджер. Пес галопом рванулся к нам на балкон, гордо сжимая в бородатой пасти какую-то ветку и явно нацелившись прямо на безупречную черную юбку-карандаш, которой гордилась Джо.

– Бэджер! – пискнула она, выставляя перед собой руки, чтобы псу удобнее было запрыгнуть.

Вот еще одна из черт, которые изначально расположили меня к Джо. Несмотря на свое безупречное чувство стиля (сегодня: приталенный плащ с леопардовым принтом, юбка-карандаш, черные сапоги из лаковой кожи, в которых так удобно пинать ленивых декораторов своих клиентов, умещая их обратно в рабочий график), она не могла не заметить собаку и не остановиться, чтобы погладить ее. Когда я вселялась в квартиру, ее больше беспокоило, где Бэджер захочет спать, чем наличие у меня рекомендаций.

– Привет, Джо, – сказал Тед.

Судя по всему, сегодня он рыл канавы, поскольку его кудрявые каштановые волосы от пота завились еще сильнее, а щеки сравнялись оттенком с красными штанами. Не знаю почему, но у друзей Джо странное пристрастие к красным штанам.

– Какие планы на сегодня? – добавил он жутко мягким тоном, который так любят старые школьные друзья. – Укрощение строителей или запись звука для рекламы очередного моющего средства?

– Строители. – Она взглянула на часы. – И мне уже пора возвращаться к Кэлли Гамильтон – ее электрики так затянули установку переключателей, что ей пора брать с них арендную плату.

Официально Джо была актрисой и появилась уже в двух телерекламах моющего средства (мы считали это почти сериалом), но попутно занималась куда более прибыльным делом: вела строительные проекты для друзей и знакомых друзей, либо слишком занятых, либо слишком робких, чтобы торопить своих работников. Джо, с ее очаровательными манерами и неспособностью слышать «нет», экономила своим клиентам тысячи за сверхурочную работу.

– Тогда тебе пора браться за кнут, – заметил Тед, кивая на мой упакованный ланч и постукивая по циферблату собственных часов. – А нам к двум часам нужно быть в Фулхэме.

– Нет, стоп, это же была твоя работа. – Я порылась в рюкзаке и вытащила ежедневник, радуясь возможности сбежать от обсуждения предстоящей вечеринки. Я занималась нашими заказами, а также вождением, счетами, дизайном и покупкой растений. Тед рубил, копал и подстригал. – Ты должен быть в Фулхэме сегодня утром.

Тед потупился.

– Я думал, мы съездим вместе. У меня… Ну, мне пришлось передвинуть в расписании Элтхэм-авеню. Миссис Мэттьюс была не готова меня принять.

– Что? Разве она к тому времени не вернулась из фитнес-центра?

Он покраснел.

– Нет, она не вполне… встала.

– Тед, ты можешь выражаться яснее? – спросила я, впрочем, отлично зная, что услышу. – Она заболела?

– Точно заболеет, если будет носить это платье в январе, – сказал он. – Честное слово, я видел ее… Кхм. Ей бы купить себе пижаму.

– Она была неглиже! – радостно возопила Джо, вспугнув Бэджера, устроившегося у нее на коленях. – Тед! Она хотела, чтобы ты обновил ее цветочное ложе!

– Прекрати.

– Или ей нужен был новый шланг? Или… – Джо нетерпеливо похлопала меня по руке. – Эми, помоги, у меня заканчиваются двусмысленности.

Я прижала палец к подбородку.

– Она хотела, чтобы ты удобрил ее многолетние растения? Или сделал что-то с ее лютиками?

Тед ответил печальным взглядом, и я не смогла продолжать. Это было все равно что издеваться над коровой. Большой герефордской коровой в свитере.

Наши клиенты видели слишком много экранизаций «Любовника леди Чаттерлей» и мечтали о собственном Меллорсе, который раз в неделю появлялся бы подстригать живую изгородь, – благодаря чему наши сундуки за лето наполнялись с горкой. Тед, с его широкими плечами и привычкой появляться на работе в старом костюме для регби, был идеальным садовым аксессуаром, особенно в жаркую погоду, когда он предпочитал трудиться в белой нижней рубашке (он был не из тех, кто ходит топлесс, даже в самую жару, даже если его к этому радостно подстрекают наниматели).

– А ты перестань быть таким неотразимым, – сказала Джо. – Меньше копай, больше говори. Начни со своей лекции о лугах с дикотравьем. Господь свидетель, я люблю вас обоих, но если я еще раз услышу, как вы за обедом обсуждаете бедственное положение шмелей, я навсегда откажусь от меда.

– Ты резко передумаешь, когда я поставлю улей на крыше Леоминстер-плейс и у нас появится собственный мед… – начала я.

Тед вскинул голову так высоко, как только может двухметровый парень.

– Если бы ты хоть немного разбиралась в базовой биомеханике…

– Р-р-р, – с намеком ответила Джо. – Или, точнее будет хр-р-р?

– То есть ты заскочил сюда, чтобы захватить с собой дуэнью на дневное задание? – спросила я. Мне не хотелось слушать, как Джо критикует нашу бизнес-мечту этого года, которой лишь несколько дней от роду.

– Вообще-то нет, – легкомысленно ответил он. – Я хотел посмотреть, что ты делаешь для знаменитого коттеджного балкона в стиле фэн-шуй. И взглянуть, выживают ли не менее знаменитые Семена Мечты без хозяйки, пока Грейс катается на лыжах.

Я была совершенно уверена, что это лишь отговорка, – Тед наверняка зашел, чтобы «случайно застать» Джо, – но решила его порадовать и ткнула пальцем в сторону пяти глиняных горшков, выставленных вдоль дальней решетки и содержащих разве что компост.

– Они, похоже, только рады перерыву. Она ведь мантры над ними читает, ты в курсе?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9