Хэнк Грин.

Совершенно замечательная вещь



скачать книгу бесплатно

При этих моих словах проходящая мимо парочка оглянулась, но их гораздо больше заинтересовала камера, чем огромный долбаный робот.

Внезапно ракурс камеры меняется (я несколько секунд бормочу какую-то чушь, мол, что еще сказать, а Энди уверяет меня, что вырежет все моменты, где я несу чушь).

– Его зовут Карл! Привет, Карл. – Я встаю на цыпочки и протягиваю роботу дурацкий микрофон. Я невысокая, всего метр шестьдесят, отчего «Карл» смотрится еще внушительнее. Он молчит. – А вы немногословны. Зато ваш вид говорит о многом.

Очередная склейка, я снова смотрю в камеру.

– Карл, неподвижный, твердый и отчего-то теплый трехметровый робот, похоже, не слишком интересует жителей Нью-Йорка.

Склейка.

– Что же он, по-вашему? Художественная инсталляция? Любимый проект, выкинутый из квартиры после смерти жильца? Забытая декорация с ближайшей киносъемки? Разве город, который никогда не спит, стал городом, который слишком крут, чтобы замечать даже самые необычные и поразительные события? Нет, подождите! Один молодой человек остановился, чтобы посмотреть, давайте спросим его, что он думает.

Склейка.

Теперь я протягиваю фальшивый микрофон Энди.

– Представьтесь, пожалуйста.

– Энди Скемпт. – Удивительно, но он, кажется, нервничает даже больше меня.

– Вы можете подтвердить, что у «Чипотле» стоит трехметровый робот?

– Могу.

– И что это ни разу не нормально?

– Ага.

– Что, по-вашему, это означает?

– На самом деле не знаю. Но если так подумать, Карл вроде как пугает.

– Спасибо, Энди.

Склейка.

– И вот, граждане мира. Гигантский, величественный, пугающий, немного теплый человекоподобный робот прибыл в Нью-Йорк и благодаря своему бездействию каким-то образом стал достаточно интересной темой только для видео длиной в одну минуту.

Мой голос звучит за кадром, пока Энди берет крупные планы робота. Его неподвижность полнится движением, энергия бурлит у самой поверхности.

Все время, стоя перед камерой, я думала о неизвестном художнике. Создателе, который вложил душу в нечто поистине замечательное, а мир может просто этого не заметить. Я пыталась представить себя на месте художника, пыталась понять, почему он создал именно это, и одновременно упрекнуть мир за его пренебрежение красотой и формой. СЗЫВАЙТЕ ВСЕХ! ОЦЕНИТЕ, НАСКОЛЬКО ЭТО КРУТО! Мне хотелось, чтобы люди проснулись и потратили несколько минут, любуясь на исключительное творение рук человеческих. Сейчас, оглядываясь в прошлое, понимаю, насколько это смешно.

* * *

– Ну что, хорошо вышло?

– Ага, отлично, фантастика, ты милая, умная, Интернет по тебе с ума сойдет.

– Всю жизнь мечтала, – с каменным выражением лица заверила я. – Слушай, я вдруг дико устала.

– Неудивительно. Ты почему вообще на ногах в такое время?

– Помимо гигантского робота? Ну знаешь, очередной рабочий день, очередной аврал.

– У тебя по крайней мере работа есть.

Энди пробовал свои силы во фрилансе – что вы и делаете, когда вам не нужно беспокоиться о выплате студенческих ссуд, потому что ваш папа – до неприличия богатый голливудский адвокат.

И вот так незаметно мы перестали обсуждать Карла.

Энди сделал несколько крупных планов, пока я жаловалась на свою работу, рассказал мне о новом клиенте, который хотел, чтобы их логотип выглядел более «компьютерным». Я даже залезла на плечи Энди, чтобы оказаться как можно ближе к лицу робота, и, стараясь удерживать камеру ровно, отсняла немного перебивок. Но мы просто болтали о работе и жизни, и так почти до четырех утра.

– Что ж, это было охренительно странно, Эйприл Мэй, но спасибо, что позвонила и выдернула снимать посреди ночи видео про робота.

– Спасибо, что пришел, и нет, я не пойду с тобой смотреть, как ты монтируешь ролик. Я отправляюсь спать. Если позвонишь до полудня, посажу тебя на ту острую штуку у Карла на голове.

– Всегда пожалуйста.

– Увидимся завтра.

Возвращаясь домой на метро, я перевела телефон в режим «не беспокоить». Пожалуй, это был последний раз, когда я нормально выспалась, прежде чем умерла.

Глава 3

Я проснулась в два часа дня. Даже не слышала, как Майя встала. Она вошла в комнату, тихонько постучав в дверь, что было как-то одновременно раздражающе и мило. Майя несла чашку кофе. В гостиной царил, на мой вкус, приятный легкий беспорядок. Пара предметов одежды на полу, множество чашек на столе и книг на тумбочках.

Я действительно не понимаю людей, которые неуклонно поддерживают в комнате порядок. Куда более эффективно прибираться время от времени, чем делать это постоянно. Кроме того, мой разум любит бардак. Как будто мне нужен беспорядок вокруг, чтобы мои произведения искусства и идеи получались аккуратными. Простота в дизайне, полная катастрофа во всем остальном. Настоящий моральный кодекс, который я продолжала шлифовать. Конечно, Майя не позволяла мне окончательно слететь с катушек.

Она была гораздо аккуратнее меня, но фанатизмом не страдала, благодаря чему мы так славно уживались. Майя явно давным-давно проснулась; ее локоны были уложены в какую-то причудливую, для меня почти невозможную конструкцию. Значит, позже у нее, вероятно, намечено что-то важное. Майя, наверное, мне об этом рассказывала, но сейчас я не могла вспомнить, куда же она собралась. Может, на встречу с клиентом? Майя единственная из нас устроилась на работу в настоящую дизайнерскую фирму. Получала не слишком много, зато смогла зацепиться в профессии. Она уже успела накраситься.

Помимо того что Майя лучше управлялась с квартирой, она также намного лучше управлялась с отношениями. Все странности между нами шли исключительно от меня. Я активно мешала ей говорить о серьезных вещах. Если бы не мои проблемы, мы бы давно «съехались».

– Я принесла тебе кофе, – тихо сказала она, на случай если я еще не проснулась.

– Мы столько живем вместе, а ты до сих пор не заметила, что я никогда не пью кофе?

– Неправда. – Она поставила чашку на мою прикроватную тумбочку. – Пьешь, но только в очень, очень паршивые дни.

Майя присела на краешек дивана, а я удивленно повернулась к ней.

– Эйприл, та ситуация с роботом немного странно обернулась.

– Ты знаешь о Карле?

– Почему ты дала ему такое глупое имя? – раздраженно спросила она.

– Ты знаешь о Карле, – подытожила я.

– Я знаю о Карле и…

– Тебя Энди доставал? – перебила я, злясь, что приятель не сумел подождать до утра. Ну или полудня.

– Не перебивай, я дала тебе выспаться, – отрезала Майя. – Энди уже весь день названивает, он там с ума сходит, просит, чтобы ты посмотрела свою почту. Мол, там что-то важное должно было прийти, включая письма от местных новостных каналов и менеджеров развлекательных шоу. Вряд ли тебе стоит их игнорировать, но и спешить в таком вопросе не надо.

Майя – лучший оратор из всех, кого я знаю. Она будто сначала мысленно пишет эссе, а потом его озвучивает. По ее словам, это участь любого черного в Америке.

– Каждый чернокожий, который в основном общается с белыми, рано или поздно сталкивается с тем, что его просят говорить за всех черных, – сказала она мне однажды ночью, когда мы засиделись допоздна, – и я это ненавижу. Это правда глупо. В принципе каждый может реагировать на подобный идиотизм, как хочет. Но я в итоге невольно стала следить за всем, что говорю. Разумеется, я не являюсь официальным представителем Черных Людей, но раз люди так думают, мне хочется произвести хорошее впечатление.

Я даже не знала, что сказать в ответ. Я белая и выросла в весьма белом обществе. Поэтому произнесла то, что обычно говорят в таких ситуациях:

– Наверное, это нелегко.

– Ага, – ответила Майя. – У всех свои трудности. Спасибо.

– Боже, надеюсь, я не заставляю тебя отвечать за всех черных. В смысле что со мной ты не взвешиваешь каждое слово?

– Нет, Эйприл. – Долгая пауза. – С тобой я осторожничаю по иным причинам.

Я побоялась спрашивать, что она имеет в виду, поэтому просто поцеловала ее, и мы отправились спать.

В любом случае красноречие Майи чрезвычайно помогало поддерживать отношения, пока я подсознательно балансировала на грани между непринужденностью и серьезностью. Она умела говорить глазами и телом, но в основном предпочитала использовать рот. Я не возражала.

– Майя… – начала я, но она мягко прижала указательный палец к моим губам. – Э… хочешь пообниматься?

– Нет, ты сейчас выпьешь кофе и посмотришь почту. И не смей говорить со мной или с кем-то еще, пока не почистишь зубы, у тебя изо рта несет. Я забрала твой телефон, получишь его обратно, как прочитаешь письма.

Она встала с дивана, даже не поцеловав меня.

– Но я…

– Хватит болтать! Читай! – перебила она, вышла и закрыла за собой дверь.

Десять минут спустя я немного освежилась и уселась на кровати с ноутбуком. Прочитанные сообщения были синими, непрочитанные – белыми, «важные и непрочитанные» занимали аж пять страниц. Я понятия не имела, что делать, поэтому просто стала искать «andyskampt@gmail.com», и ситуация довольно быстро прояснилась. Одно из пятнадцати сообщений, которые он мне отправил, было озаглавлено «ПРОЧИТАЙ ЕГО ПЕРВЫМ», а другое – «ПРОЧИТАЙ ЕГО ВТОРЫМ», а третье, самое недавнее, гласило: «НЕТ! ЭТО! ПРОЧИТАЙ СНАЧАЛА ЕГО!»

Вот их содержание, скопированное прямиком из ящика.

НЕТ! ЭТО! ПРОЧИТАЙ СНАЧАЛА ЕГО!

Прости за все отправленные сегодня письма, я написал полную дичь. Я ценю нашу дружбу. Давай в первую очередь помнить об этом.

Энди

ПРОЧИТАЙ ЕГО ПЕРВЫМ

Так, ладно. Сейчас вкратце перескажу, что произошло за последние шесть часов. Все, что знаю наверняка. «Карл» появился не только в Нью-Йорке, но и практически в каждом городе на Земле. Насчитали по крайней мере шестьдесят «Карлов» от Пекина до Буэнос-Айреса. Люди просто наткнулись на них, как и мы, и выложили фотографии и видео в социальных сетях, но почему-то выстрелил именно наш ролик. Видимо, это какой-то международный уличный арт-проект и ты (мы?) устроили сенсацию. Статуи просто возникли из ниоткуда, никто не видел инсталляторов, и никто не может найти записи с камер наблюдения. В итоге они, конечно, появятся, но пока ничего нет.

Люди называют статуи «Карлами», потому что другого слова для них не придумали. Никакого приклеенного рядом заявления художника. По всем новостям гоняют наш ролик (без разрешения, стоит добавить). Некоторые каналы связались со мной, хотят обсудить запись. Видео уже набрало больше миллиона просмотров! Люди тебя обожают!

Не читай комментарии.

Я уже сбегал обратно к нашему Карлу, хотел снять на камеру получше и при дневном освещении. Успел управиться до появления толпы, но теперь там дурдом. Он стал чертовой туристической достопримечательностью!

После твоего звонка я больше не спал. Теперь ощущение, будто мне глаза изнутри выедают.

Энди

ПРОЧИТАЙ ЕГО ВТОРЫМ

Привет, ты же в курсе, что мой отец адвокат? Э… это странно, но «наше» видео уже набрало миллион просмотров и принесло определенную сумму денег. Надо решить, как их поделить.

Вряд ли можно точно определить, кто из нас внес какой вклад в ролик, но друг без друга мы бы не обошлись, так что предлагаю разделить права на видео 50/50. И на тех же условиях поделить с тобой свой канал «Скемпер2001», который я назвал, когда мне было одиннадцать, о чем буду жалеть до конца своих дней. Ну и последнее… все дальнейшие ролики о Карле(ах) снимаем вместе, но это можно обсудить позже.

Отец составил контракт, где говорится, что каждый из нас владеет 50 % прав на видео и доход от него делится поровну. По сути, это также означает, что я ничего не могу делать с контентом без твоего разрешения, а ты без моего. Знаю, это глупо, но он адвокат, и так положено. Еще он хотел бы от нашего имени подать в суд на все крупные сети за использование видео без разрешения. Я попросил его остыть, так что он пока притих.

Кстати, ролик уже принес две тысячи долларов. Так что технически мы богаты.

Энди

Бегло просмотрев остальные письма в ящике, я пожалела, что указала свой электронный адрес в портфолио на сайте. Мне и правда пришла куча сообщений от менеджеров и агентов. Одни люди хотели сказать мне, как им понравился ролик. Другие сочли своим долгом уведомить, что если я собираюсь выкладываться на ютьюб, то должна привести в порядок свою внешность – и почему я до сих пор об этом не подумала?

Было еще одно послание, отвратное даже по обычным меркам отвратности. Удивительно, как может расстроить один мерзкий тролль, даже если вы никогда его не видели и (хочется верить) никогда не увидите. Поразительно, как любой из нас может напугать или обидеть совершенно незнакомых людей. Я уже сталкивалась с подобными манипуляторами, но впервые это произошло через Интернет, и этого оказалось достаточно, чтобы вызвать желание все бросить. Впрочем, оно быстро прошло.

Еще в ящике обнаружилось послание от папы. (Серьезно, мои родители прекрасно умеют вместе писать сообщения. Клянусь, они, похоже, садятся рядом на диван и сочиняют письмо, как при конференц-звонке. Им надо придумать специальные планшеты с двумя клавиатурами.) Итак, я получила длинное послание о том, как им понравилось видео, какой усталой я им показалась, что они ждут не дождутся повидаться со мной на свадьбе Тома и успеваю ли я высыпаться?

Единственным важным для дальнейшей истории сообщением оказалось другое, озаглавленное: «Говорите, он был теплым?» Скопирую его специально для вас.

Говорите, он был теплым?

Мисс Мэй,

Меня зовут Миранда Беквит, я аспирант по материаловедению в Калифорнийском университете в Беркли. Сегодня утром я посмотрела ваш ролик, он интересный и увлекательный. Меня особенно заинтересовало, что вы называли «Карла» «слегка теплым». Конечно, уверена, вам сейчас немного не до того, но, как человек, немного разбирающийся в материалах, должна признать: это необычно, что такой тяжелый и блестящий предмет не имеет низкой теплопроводности.

С виду «Карл» сделан из металла, но сейчас январь, на улице довольно холодно, и металл ощущался бы холодным. В новостях говорят, эти статуи очень тяжелые, значит, точно не из пластика с покрытием. Я не представляю, что еще не окажется холодным на ощупь, но будет тяжелым и блестящим с виду.

Если «Карл» и правда «теплый», вероятно, его температуру поддерживает какой-то внутренний источник энергии.

Здесь, в районе залива, тоже есть «Карл», но, похоже, мне вряд ли выпадет шанс его пощупать. Не могли бы вы удовлетворить мое любопытство? «Карл» был теплым, как пенопласт? Или как кружка с кофе?

Может, вы заметили что-то еще, что могло бы разрешить эту загадку?

Спасибо, что уделили мне внимание, и я пойму, если вы не сможете мне ответить.

Миранда

Это письмо было единственным, на которое я в тот день ответила.

RE: Говорите, он был теплым?

Миранда,

Спасибо за письмо! Среди всей шумихи вокруг Карла это как-то забылось, но теперь, когда вы напомнили, и правда кажется невероятно странным. Он был не теплым, а словно вообще без температуры. Я не смогла бы сформулировать это без подсказки, но да, было очень похоже на твердый, гладкий пенополистирол. Как будто у него нет собственного тепла, но он и не взял его из моей руки. Когда я постучала по нему костяшками, получился глухой звук, в сопровождении тихого низкого гула. Никакого эха. Словно стучать по окрашенной кирпичной стене.

Подозреваю, что сама вряд ли сумею опять подобраться к нью-йоркскому Карлу, поэтому вряд ли чем-то смогу помочь в будущем. Кто бы ни создал истуканов, он вышел за все мыслимые рамки странного.

Эйприл

На этом я решила, что с меня хватит.

– Майя! Верни телефон!

– Суперстранно, да? – крикнула она в ответ, а потом вернулась в комнату.

– Насколько все плохо? – спросила я, указывая на телефон.

– Гм… ну ты внезапно стала ужасно популярной. Энди хочет поговорить. Очень хочет. У него вопросов накопилось года на четыре вперед. Еще звонили твои родители.

Я набрала папу и маму – они были в порядке, разве что немного на взводе. Через несколько месяцев мой старший, весьма успешный и абсолютно нормальный брат Том должен был жениться в Северной Каролине, и родители во многом помогали ему с планированием торжества. Том изучал математику и работал в инвестиционном банке в Сан-Франциско. Я все ждала, когда он переберется в Нью-Йорк по примеру всех прочих инвесторов, но брат не горел желанием сюда ехать.

Давайте сразу проясним: какие бы проблемы ни возникали в моей жизни, это стопроцентно моих рук дело. У меня было очень счастливое детство, просто я была не слишком счастливым ребенком. Родители всегда меня поддерживали и никогда ничего не требовали сверх – о чем еще можно мечтать? Итак, мы поговорили о Томе, как сильно им нравится невеста, как гладко все получается со свадьбой, пусть еще остается много нерешенных вопросов. Родители спросили меня об истукане, и я рассказала им кучу вещей, которые они в основном уже знали. Затем поинтересовались, как продвигается моя работа, и намекнули, что могут дать мне немного денег, если нужно (они всегда так делали, а я всегда притворялась, будто не понимаю намеков). Им понравился ролик, и они мной гордились. За что? Кто знает. Таковы уж родители, верно?

Я набрала Энди. Судя по голосу, он… распсиховался.

– Эйприл Мэй, это становится по-настоящему странным!!!

Я поморщилась от его ора:

– Успокойся сейчас же.

– Уже три миллиона просмотров, люди считают, ты фантастическая! Ты еще не читала комментарии, да?

– Да я и ролик еще не смотрела.

– Наверное, ты единственная такая осталась. История становится все более странной. Они до сих пор не нашли никаких записей с камер наблюдения. Одна показывает место довольно четко, но в 2.43 утра просто отключается минут на пять… а когда включается обратно, Карл уже стоит на месте. Военные аналитики говорят, что неизвестные с помощью электромагнитного импульса отрубали электричество в округе и Карлы были установлены в одно и то же время. Еще страннее, что пойманная камерами статика не случайна. Записанный ими звук, если прибавить громкость, не что иное как «Don’t Stop Me Now» от Queen.

– Обожаю эту песню.

– Серьезно?

– Да, а что?

– Ничего, просто я никогда ее не слышал. Но да, если прибавить громкость и прислушаться, это она. Никто не может понять, как такое возможно… сверхмощный радиоимпульс?

– Да, это все очень странно, но, Энди, к нам же оно напрямую не относится? В смысле, мы сняли ролик, мне приятно знать, что это мы заметили Карла…

– Нью-йоркского Карла, – поправил он.

– Что?

– Нью-йоркского Карла, он единственный такой в нашем городе. Есть мумбайский Карл, гонконгский, сан-паульский. Даже те, кто не говорит по-английски, зовут своих Карлов Карлами.

– Твое занудство на мою позицию не повлияет. Мы не сделали Карла, мы просто его нашли. Вернее… одного из шестидесяти.

– Я уже говорил об этом отцу, он минут десять бормотал что-то о семантике, имитационном распространении и культурной мифологии и абсолютно сразил меня аргументами, которые я тебе в жизни не воспроизведу. В результате чего мы подходим к самому важному моменту… Я только что заработал десять тысяч долларов.

Повисла долгая пауза, после чего я наконец выдавила:

– Э… чистоганом?

– Новостные каналы очень хотели взять у тебя интервью, но вместо этого привлекли меня, потому что я – лучшее, что у них было на тот момент. Всевозможные эксперты каждый час минут по пять болтают о Карле, но ничего интересного добавить не могут. Карла им не расспросить, а вот тебя – запросто. Папа говорит, он может заключить от нашего имени контракт на десять тысяч долларов со всеми крупными сетями, если ты согласишься дать интервью.

– Погоди… всего? Или от каждой?

– От каждой! Они и так сильно облажались, потому что уже использовали запись без разрешения. Отец держит их на поводке.

Я не слишком быстро соображала, но помножила десять тысяч на количество сетей и поняла, что закрою большую часть студенческих долгов. Можно будет бросить идиотскую работу. Выкроить время и делать то, что сама придумала.

– Мне, видимо, придется появиться в телике?

– Ты появишься в телике!

– И что мне там говорить?

– Просто отвечай на их вопросы!

– Волосы укладывать надо?

– Эйприл Мэй, мы заработаем где-то пятьдесят тысяч долларов.

– Ладно, хорошо, я в деле.

* * *

Не прошло и получаса, а я уже договорилась дать сегодня два интервью. Полагая, что раз я иду к серьезным людям, то должна выдать нечто стоящее, мы с Майей перекопали Сеть и нарыли о Карле все, что могли. Энди оказался прав: в основном сайты повторяли друг друга. Я была немного напугана и, честно говоря, понятия не имела, что должна сказать в интервью. «Я увидела эту штуку, она показалась мне крутой, не знаю, что это, мы с другом сняли видео», – текста секунд на девятнадцать. Вряд ли это стоит десять тысяч долларов, но тогда я не знала, как работает телевидение. Оказывается, в основном они просто хотели и дальше использовать материалы, которые уже украли у нас, без риска, что мы пойдем в суд.

В итоге я зашла на Википедию, на страницу «Don’t Stop Me Now», той самой песни, что загадочным образом явилась в статическом шуме везде, где появился Карл.

«Don’t Stop Me Now» is a song by the British rock band Queen, featured on their 1978 album Jazz that was released as a single in 1979. Wrtten by lead singer Freddie Mercury, it was recorded in August 1978 at Super Bear Studios in Berre-les-Alpes (Alpes-Maritimes), France, and is the twelfth track on the album[1]1
  «Don’t Stop Me Now» – песня английской рок-группы «Queen» с их альбома «Jazz». Вышла в качестве сингла в 1979?м. Написана солистом Фредди Меркьюри, записана в августе 1978?го на студии Super Bear Studios в Бер-лез-Альп (Приморские Альпы), Франция, двенадцатый трек на альбоме.


[Закрыть]
.

Странно, подумала я, обычно в Википедии нет таких опечаток, как «wrtten». Как примерный пользователь Интернета, я отредактировала текст, исправила ошибку и перезагрузила страницу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6