ХеленКей Даймон.

Двойная жизнь Линдси Пайк



скачать книгу бесплатно

Helenkay Dimon

Sheltered


Все права на издание защищены, включая право воспроизведения полностью или частично в любой форме.

Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. A.

Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.

Эта книга является художественным произведением.

Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.


Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав.

Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя.

Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.


Sheltered Copyright © 2015 by HelenKay Dimon

«Двойная жизнь Линдси Пайк» © ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

© Перевод и издание на русском языке, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

Глава 1

Нескончаемый шум дождя действовал Линдси Пайк на и без того натянутые нервы. Вдруг послышался сильный хлопок. Линдси укорила себя за то, что так долго тянула с починкой ставня в гостиной.

Она вышла в коридор – где-то там валялись глянцевые журналы… И вдруг застыла на месте. Что-то не так. Это ощущалось в воздухе, в тесном пространстве…

Надо как можно скорее вернуться в спальню. В прикроватной тумбочке она оборудовала ящик-сейф, в котором хранится пистолет. Не сразу до нее дошло: хлопанье прекратилось. Ветер завывал по-прежнему, время от времени дрожали балки. Но полуоторванный ставень уже не стучал по окну. Ее парализовало от страха, как в детстве. Она предчувствовала что-то плохое, а чутье никогда ее не подводило.

И тут она увидела большую мрачную тень. Она тут же бросилась в спальню, едва ощущая босыми ногами ледяной холод пола. Как можно скорее достать пистолет и телефон! Если придется, вместо оружия будет орудовать настольной лампой. Чем угодно – лишь бы выжить.

Чужие шаги приближались… Когда Линдси распахнула дверь спальни, на плечо ей опустилась чья-то тяжелая рука. Пальцы сжали ворот пижамы и потянули назад. Она глухо ударилась о что-то твердое.

– Тихо! – хрипло прошептал незнакомый голос.

Громкий вопль застыл у нее в горле, когда он зажал ей рот рукой:

– Линдси, не кричи!

От страха у нее потемнело в глазах. Голос незнакомый. Откуда ему известно ее имя? Чужак вломился к ней в дом без спросу. Его надо выставить или нейтрализовать. Другого выхода нет. Больше она никогда не будет ничьей жертвой!

Она кусалась, царапалась; услышала, как он выругался и отпрянул. Его хватка ослабела, и она вырвалась. Она не могла закрыться в спальне, зато могла добраться до сейфа. Дрожащими пальцами она дотянулась до тумбочки; сердце глухо стучало в груди.

Неожиданно незваный гость повалил ее на матрас. Она извивалась, вырывалась, старалась лягнуть его в живот, в лицо – куда дотянется.

Ее трясло от избытка адреналина. Ее силы как будто удвоились. Ей казалось, что она, если придется, перевернет весь дом. Но сначала надо выбраться из-под здоровяка.

Она хотела вдарить ему коленом между ног, но он нагнулся и ловко перехватил ее колено. Из-за того, что она все время извивалась, она почти ничего не видела. Все силы уходили на то, чтобы вырываться.

– Линдси, это я, Хэнк!

Она услышала в его голосе досаду. Не сразу до нее дошел смысл его слов. По-прежнему крепко держа его за запястье, она подняла голову. Взгляд ее упал на широкие плечи и угольно-черные волосы. На чуть раскосые черные глаза.

И тут она узнала его. Ну да, Хэнк… Он новый разнорабочий в общине «Новые устои». Самого ненавистного для нее места, от воздействия которого она никак не могла освободиться.

Если он решил, что, узнав его, она сразу успокоится и смирится с его присутствием, он глубоко ошибался. Все, связанные с «Новыми устоями», автоматически попадали в категорию тех, кому нельзя доверять. Да и его приемчики тоже не помогут.

– Пошел вон! – Она резко подняла бедра, стараясь столкнуть его с себя.

Увидев, что он не слушает, она испугалась. Своей тяжестью он придавил ее к кровати. Линдси поняла, что у нее не остается выхода…

– Выслушай меня! Пожалуйста… – хриплым шепотом попросил он.

– Нет! – Ей удалось вырвать руку. Теперь она могла царапаться. А если он хотя бы чуть-чуть отодвинется, она ударит его коленом.

Его взгляд был серьезным.

– Сейчас к тебе придут из «Новых устоев». Они намерены с тобой поговорить. По-моему, им все равно, хочешь ты их выслушать или нет.

Она пришла в отчаяние. Может, он в самом деле хочет ее предупредить. Или, наоборот, собирается помочь тем… Как бы там ни было, ясно одно: здесь ей оставаться опасно.

Сделав глубокий вздох и постаравшись успокоиться, она выпрямилась.

– Я должна выбраться отсюда.

– А я должен тебя защищать, – кивнул незваный гость и разжал руки. – Потому я сюда и пришел.

Но он не просто пришел, а вломился и перепугал ее до смерти! Последняя мысль вытесняла все остальное.

– Ты один из них!

– Нет, Линдси. Я пришел не для того, чтобы тебя обидеть.

Он говорил ровно и спокойно, но очень властно. Нечто подобное она уже проходила. Ею часто помыкали; иногда так поступали те, кто, по их словам, действовал из лучших побуждений и обещал ей помочь.

– Почему я должна тебе верить? – язвительно спросила она.

– Хотелось бы мне убедительно ответить, но не могу. – Помолчав, он все же приподнялся на колени, словно оседлав ее. Правда, стоило ей многозначительно посмотреть на его бедра, и он поспешно перекинул ногу и очутился сбоку от нее. – Я опередил их всего на несколько шагов.

Линдси никогда в жизни не падала в обморок, а тут вдруг ей стало трудно дышать. Ей казалось, будто из нее выходит воздух. Перед глазами заплясали мушки, комната закружилась, к горлу подступила желчь.

– Выпусти меня, я уйду черным ходом.

– Ничего не получится. – Он слез с кровати. – Пусть думают, что ты со мной. Доверься мне.

Ну уж нет! Она ему не верит. Она не верит никому. Дни, когда она кому-то верила, давно прошли.

– Даже не думай.

Она еще не договорила, когда со стороны крыльца послышался треск. Ее снова охватил страх.

Он оглянулся, жестом приказывая ей лежать.

Не вставать с кровати? Да что он вообразил?!

– Сначала я тебя пристрелю!

– Ты имела бы полное право пристрелить меня, если бы я пытался тебя обидеть, но я тебя пальцем не трону, обещаю. – Слова звучали прекрасно, но тут он принялся расстегивать на себе рубашку. Под синей рубашкой у него оказалась футболка. Хэнк потянулся к ремню. Несколько быстрых движений – и джинсы уже валяются на полу. Он остался в одних трусах.

– Это для правдоподобности.

Как ни странно, он не стал на нее набрасываться. Наоборот, развернулся к двери. Быстро нагнулся, в его руке что-то блеснуло… пистолет! Обращаясь к ней, приложил палец к губам.

– Кто здесь? – Его низкий голос гулко отозвался в пустом коридоре.

Линдси не знала, что и подумать. За окном двигались какие-то тени. Может, просто ветки деревьев, а может, и нет. Новый знакомый сбросил кроссовки и вышел в коридор. Под его тяжестью скрипели половицы.

Может, выпрыгнуть в окно? Нет, лучше не стоит. Непонятно, кто там еще остался на улице. Заставив себя сосредоточиться, Линдси ухватилась за ящик тумбочки. Открыла кодовый замок, достала пистолет и осторожно прокралась в коридор за Хэнком.

– Я не позволю вам трогать мою подружку. – Стоя спиной к стене, он двигался в сторону гостиной. – Уходите сейчас же, и все кончится хорошо.

«Мою подружку?!» – Ее словно заклинило; она не могла думать ни о чем другом. Ей с трудом удалось вернуться в спальню.

Замерев на пороге, она успела увидеть, как кто-то бросился на Хэнка из темноты. Линдси прицелилась, но что можно было разобрать! Хэнк и тот, второй, сцепились и покатились по полу. До нее доносились стоны и ворчание; время от времени чья-то рука замахивалась для удара. Кто-то с глухим стуком врезался в стену.

Сверкнула молния, и она разглядела светлые волосы и черную куртку. Она не узнала незваного гостя. Хэнк бил блондина в челюсть, нанося один удар за другим.

Снова прогремел гром, и на дом опустилась странная тишина. Дерущиеся скрылись из вида. Что-то с шумом полетело на пол; жужжание ламп дневного света и холодильника вдруг стихло. Линдси нажала выключатель у себя над головой, но света не было.

Крепко сжимая в руке пистолет, она вышла в коридор и попыталась хоть что-нибудь рассмотреть в темноте. С одной стороны, Хэнка она совсем не знала и ничего не была ему должна. С другой стороны, он мог выволочь ее из дома на улицу и передать блондину, а он этого не сделал.

Она едва различала очертания мужских фигур. Хэнк повалил блондина на пол и взял его захватом за шею. Блондин извивался и пытался лягнуть Хэнка. Схватка как будто затихала, но тут из глубины коридора выступила еще одна фигура. Линдси словно оцепенела. Лица незнакомца она не видела, но ей показалось, что он смотрит на нее из темноты. Смотрит и ждет.

Он замахнулся, и Хэнк ударился головой о стену. Линдси прицелилась, готовясь выстрелить в любого, кто приблизится к ней. Но вновь пришедший склонился над блондином и помог тому встать. Потом они ушли.

– Линдси… – Хэнк с трудом поднялся на ноги и подхватил с пола пистолет. – Ты как?

Его голос вывел ее из ступора. Она побежала в спальню, схватила фонарик, а потом еще один, который держала за дверью ванной.

С трудом держа оба фонаря одной рукой, она направила свет на Хэнка. Тот прищурился и потер затылок. Рука, в которой он держал пистолет, безвольно обвисла.

Он осмотрел ее с ног до головы и нахмурился:

– Откуда пушка? Может, перестанешь в меня целиться?

Ей хотелось спросить, как он себя чувствует. В конце концов, если все происходящее – не постановка, он только что спас ее от двух незваных гостей, которые собирались ее похитить. Но первым в голову пришел другой вопрос:

– Кто ты такой?

Сначала ей показалось, что он ее не расслышал. Прежде чем ответить, он обошел весь дом, проверил окна и двери. Выглянул на улицу.

Наконец, повернулся к ней лицом:

– Пока я для тебя Хэнк Флетчер. Мастер на все руки, который приехал в ваш городок в поисках работы. Мы познакомились, начали встречаться, и теперь я почти каждую ночь провожу в твоем доме.

– Но ты – не Хэнк Флетчер.

– Нет.

По крайней мере, он не врал и не пытался уклониться от ответа. Что не означает, будто ее такое положение устраивает.

– Отвечай, если хочешь, чтобы я убрала пистолет.

– Холт Кингстон, работаю под прикрытием. Я из группы «Коркоран». Если бы не я, тебя бы уволокли в «Новые устои» для допроса.

Она понятия не имела, о чем он говорит, но уцепилась за слова «под прикрытием». Возможно, он из полиции. Во всяком случае, он вооружен и может ей помочь.

Линдси задумалась. О том, чтобы довериться ему, и речи быть не могло. Однако здравый смысл подсказывал: в нем что-то есть. Она заметила его с тех пор, как он появился в городке. Всякий раз, как он проезжал мимо нее в грузовике с логотипом «Новых устоев», она невольно провожала его взглядом. Ей нравилось считать себя осторожной, и сейчас ей казалось безрассудным подпускать его к себе еще хотя бы на шаг. И все же ей уже не было так страшно, как несколько минут назад.

Не обращая внимания на сигнал тревоги в голове, она решила рискнуть:

– Значит, ты в курсе, что «Новые устои» – тоталитарная секта.

– Эх, Линдси! – Новый знакомый покачал головой. – Еще хуже. За всем кроется нечто гораздо более опасное и угрожающее.

Хорошо, что он сумел кое-что понять о том месте, которое снилось ей в страшных снах. Значит, он умнее, чем ее отец.

– Что ж, тогда ладно.

– Значит, мир? – едва заметно улыбнулся он.

Ну уж нет, напрасно он надеется. О мире и речи быть не может… во всяком случае, пока.

– Скажем так: я согласна тебя выслушать.

Глава 2

Напряжение отпустило Холта в тот миг, когда она отвела пистолет. Он понимал, что Линдси чудом избежала похищения, а может, и чего-то похуже. Он подслушал, как два охранника из «Новых устоев» сговаривались схватить Линдси, и тут же начал действовать. Примчался к ней, а все остальное – чистая импровизация плюс везение.

Нет, обычно он свою легенду не раскрывал. Сейчас пришлось рискнуть ради спасения ее жизни. Этим и занималась группа «Коркоран»; участники тайных операций, они работали под прикрытием, предотвращали похищения, а когда их вызывали слишком поздно, первыми спешили жертвам на выручку. Они работали на правительства разных стран и крупные корпорации. Часто им удавалось то, что не удавалось другим.

Его мобильная группа, состоящая из трех человек, постоянно перемещалась с места на место. В курсе их передвижений были сотрудники штаб-квартиры в Аннаполисе. Их действиями руководил Коннор Бауэн, владелец компании. Под его началом работали четыре агента, которые постоянно находились в Мэриленде. Холт обязан был отчитываться лишь перед одним человеком, самим Коннором. Он понимал: боссу явно не понравилось бы то, как сейчас развиваются события.

Холт не считал себя дамским угодником. Он не гнался за каждой встречной красоткой. Правда, Линдси Пайк определенно можно было назвать привлекательной. Она была хорошенькой, но не производила впечатление недоступной – типичная девушка из соседнего дома. Запоминались ее блестящие каштановые волосы с выгоревшими прядями и большие зеленые глаза. Она быстро и уверенно передвигалась по городку Джастис (Справедливость). Кстати, Холт считал, что городок назвали крайне неудачно. Справедливостью здесь и не пахло.

Линдси привлекала его с первого дня, а узнав, что ей грозит опасность, он не раздумывая начал действовать.

Он понимал, что у него секунд десять на то, чтобы убедить ее, что он друг. Иначе она снова прицелится в него. Судя по тому, как она хмурилась, времени у него не десять секунд, а в лучшем случае пять.

– Объясни получше, почему ты здесь оказался. – Выражение ее лица не изменилось. Она стояла, по-прежнему решительно поджав губы.

Холт понял: она точно знает, насколько опасны головорезы из «Новых устоев». Может быть, она ожидала нападения? У нее, судя по всему, подходящий склад ума. Лучше сказать правду.

– Кое-кто приказал тебя арестовать, – сказал он.

Холт считал, что приказ отдали на самом верху, но он пока не мог понять, от кого все исходит.

Линдси нахмурилась еще больше:

– Кто же? Кто велел тебе следить за мной?

Вот оно что! Она все еще считает его не спасителем, а противником.

– Никто. Я подслушал разговор двух охранников на базе.

– На базе… – презрительно повторила она. – Можно подумать, там у них какая-то база отдыха!

Холт отнюдь не считал «Новые устои» базой отдыха. Конечно, на поверхности все выглядело безобидно. Они маскировались под религиозную общину. Хижины стояли в окружении идиллического леса, обитатели их совместно возделывали огороды, питались в общей столовой. Рабочих селили в передвижных домиках на несколько человек. Эти общежития располагались недалеко от центра поселка, за студией йоги.

Все казалось мирным. Идеальное место для тех, кто устал от вечной суеты, вмешательства государства в личную жизнь. Но внутри творилось что-то странное. Из поселка часто исчезали большие группы мужчин; они уезжали неизвестно куда. Многие часами тренировались на стрельбище; кроме того, рядом построили макет деревни, в которой отрабатывали захват домов и учились отражать нападения.

Но больше всего Холта беспокоило количество оружия, которое на его глазах провозили на территорию поселка. Он издали узнавал знакомые ящики, но не мог объяснить себе, зачем религиозной общине, где занимаются йогой и медитацией, гранатометы.

Группу «Коркоран» направили в Орегон после того, как произошла утечка информации. Они должны были побеседовать с бывшими членами общины, но найти их оказалось сложно. Те, кто вступали в «Новые устои», не возвращались. Многие считали «Новые устои» очередной тоталитарной сектой. Так же считал и Холт, когда отправился на задание, но теперь он уже не знал, что и думать. По своей структуре «Новые устои» напоминали доморощенное ополчение.

Он старался вести себя с Линдси крайне осторожно. Возможно, ему наконец-то удалось найти ниточку, которая приведет его к разгадке.

– Наверное, ты настроила против себя кого-нибудь из общины. Ты раньше жила там?

Рука с пистолетом двинулась вверх.

– Вопросы сейчас задаю я.

Держалась она прекрасно. Холт невольно восхитился ее самообладанием.

– Ты находишься в моем доме. Ты выволок меня из постели, разделся и…

Что ж, ладно! Холт решил, что первый раунд остался за Линдси.

Рукой с пистолетом она махнула в сторону дивана, веля ему сесть:

– Что такое группа «Коркоран»?

Он не сел, а прислонился к дивану: от Линдси не знаешь, чего ожидать. На всякий случай надо держаться наготове.

– Этого я тебе сказать не могу.

Она подошла почти вплотную, но все же так, чтобы он не смог дотянуться до нее и отнять пистолет. Как будто предугадывала его шаги. Возможно, она получила какую-то спецподготовку. А если он прав и она действительно провела какое-то время в «Новых устоях» и бежала оттуда, значит, ее инстинкт самосохранения не менее силен, чем у него.

– Ты работаешь на правительство? Агент ФБР или вроде этого?

– Вроде этого.

Она выразительно вздохнула. Женщины отлично умеют показывать свои чувства одним вздохом.

– По-моему, сейчас мы пятимся назад.

– Давай поговорим попозже, а сейчас вызовем полицию! – Холт рассердился на себя. Надо было позвонить, как только нападавшие ушли.

– Нет! – только и ответила она. Сухо и ясно.

Холт не привык к тому, чтобы его приказы подвергались сомнению. Возможно, все дело было в его внушительной фигуре и мрачном выражении лица. Его сестра уверяла, что внешность и манеру держаться он унаследовал от отца. Холт понимал, что это, собственно говоря, не комплимент.

– Мы должны написать заявление.

– Ты ведь знаешь, кто вломился ко мне в дом. Сам только что подтвердил. И если я правильно тебя поняла, ты пришел, чтобы им помешать…

От ее упрямства он завелся, но не показывал виду. Хладнокровию его научили не учеба в Вест-Пойнте и не последующая армейская служба. Для него играть в такие игры значило сохранять здравый смысл. Он привык к своей маске и не сбрасывал ее, даже когда внутри у него все переворачивалось.

– Обитателям «Новых устоев» нельзя узнать, что я их раскрыл.

– Почему? – В ее голосе звучало неподдельное любопытство.

– Я работаю под прикрытием, а значит, ты не должна никому ничего говорить. – Правда, ей он уже раскрыл себя, но, так как она не выстрелила ему в голову, он решил, что поступил правильно.

Линдси пытливо рассматривала его.

– Расскажи-ка поподробнее о твоей работе под прикрытием.

– После того, как вызовем полицию.

Она покачала головой и с еще более решительным видом заявила:

– Здешняя полиция заодно с руководством «Новых устоев». Они там частые гости.

Холт все понял. Руководству секты выгоден полный информационный вакуум.

Он быстро оглядел ее с ног до головы. Видимо, она уже не так сильно боится его. Плохо, что она полуодета… ее вид не дает ему сосредоточиться. В одной тонкой пижамке, без бюстгальтера… он заставил себя не отвлекаться, не разглядывать ее так откровенно, хотя ему хотелось совсем другого.

– У тебя только одна надежда на то, что ты останешься целой и невредимой. И эта надежда я.

Она снова вздохнула, еще выразительнее, чем в первый раз. И все же положила пистолет на журнальный столик.

– Так и знала, что ты это скажешь.

Не стоило ее пугать, поэтому он не шагнул к ней и даже не посмотрел на пистолет, хотя тот лежал в нескольких сантиметрах от его бедра.

– Если они будут думать, что мы с тобой встречаемся, мне легче будет тебе помочь. Они будут знать, что ты не одна.

– Что им помешает схватить меня?

Хороший вопрос, и он вынужден был в свою очередь спросить:

– А зачем им, кстати, тебя хватать?

– Не знаю. – Она скрестила руки на груди. – Спроси их сам.

– С тобой всегда так трудно? – Она почти такая же колючая, как он, когда у него что-то пытаются выведать. Холт невольно восхищался ею, хотя она упорно не хотела отвечать на его вопросы.

Ее искренность тоже заводила его. И все же Холту требовался конкретный ответ.

– Мы звоним в полицию. Вместе подаем заявление. Заявление пересылают в «Новые устои», и тогда моя легенда подтверждается. Если все подтверждается, им труднее будет тебя схватить.

– А еще я могу уехать отсюда. – Она пожала плечами.

Неплохой выход. По-своему умный. Но не в его вкусе.

– Возможно, так будет лучше, но готов поспорить, если бы я предложил тебе уехать, ты бы отказалась. Ты, похоже, не веришь ни единому моему слову…

Уголок ее рта дернулся. Она чуть не улыбнулась.

– Так и подмывает ответить «нет», но, боюсь, тем самым я лишь буду лить воду на твою мельницу.

Он слышал одно и то же столько раз, что начал верить в довод Коннора: превыше всего остального люди ценят семью и дом. Поскольку сам Холт не склонен был подолгу задерживаться на одном месте, он не понимал таких стремлений.

У него есть близкие люди, за которых он готов умереть, и любимая работа, но ему никогда не хотелось осесть, обзавестись домом, семьей. Может быть, все дело в том, что его отец куда сильнее родных детей любил армию. Он привык к такой жизни; в ней много лет ничего не менялось.

– И часто тебе приходится кого-нибудь спасать? – спросила Линдси.

– Спасать? Ну да, постоянно. – Ничего другого он не умел.

Наконец, обстановка в комнате разрядилась.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении