Хельга Ройстон.

Двуликий изгнанник



скачать книгу бесплатно

Светлой памяти

Сергея Константиновича Решетинского


Иллюстратор Анастасия Гришина


© Хельга Ройстон, 2017

© Анастасия Гришина, иллюстрации, 2017


ISBN 978-5-4483-9468-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

От автора

– Приглашаем в музей восковых фигур! Скидка пятьдесят процентов!11
  Акция проходила в музее «Alex Show» в октябре 2011г


[Закрыть]
Фото, видео бесплатно!

От такого предложения я не смогла отказаться. Тёмная драпировка залов, воск, будто кожа, и глаза экспонатов – словно живые, неизменно влекут меня на каждую выставку. Сколько есть их в городе – все посетила, а здесь ещё не была. Что ждёт меня в этот раз?

Мой взгляд ненадолго задержался на сиамских близнецах и человеке с большими ступнями. Так, кто у нас дальше? Ещё одна группка уродцев за карточным столом. Рогатый шут… своеобразно. Четырёхглазый шулер… замечательно. А это что за кривоносый чудик мне улыбается? Очень осторожно, не задевая нежных восковых пальцев, я придвинула табличку, зарытую под разбросанными картами.

«Эдвард Мордрейк (встречается также написание „Мордейк“22
  Согласно обновлённым источникам, этот вариант является предпочтительным.


[Закрыть]
), наследник английского аристократического рода, жил в XIX веке. По легенде, имел дополнительное лицо на затылке, которое не могло есть и говорить, но было способно смеяться и плакать. Несчастный умолял докторов удалить „вторую демоническую голову“, потому что по ночам она нашёптывала Эдварду о самых страшных вещах. Но в то время подобные операции не проводились. Эдвард окончил жизнь самоубийством в возрасте 23 лет. Он упоминается в „Книге списков“, где также зафиксированы прочие паранормальные явления и встречи с НЛО».

Я остолбенела. Оказалось, Эдвард сидел к посетителям спиной, во всём безобразии выставляя второе лицо. Оно-то и ухмылялось мне, а я сразу и не заметила. Выгляди так нормальный человек, я бы сказала, что ему лет пятьдесят, он хитёр и любит повеселиться. Нижней челюсти и носовому хрящу немного не повезло, но всё-таки злобным это лицо назвать было нельзя.

Я обошла стол вокруг, чтобы рассмотреть Эдварда спереди. Задумчивый, он откладывал в сторону семёрку бубен. Наверняка проигрывал четырёхглазому. Симпатичный, одет невычурно, и такой грустный…

Двуликий, прямо как древнеримский бог Янус, или зачарованный профессор Квиррелл из «Гарри Поттера».

С одним «но»: свой врождённый недостаток Эдвард получил отнюдь не колдовским путём, и даже наука не до конца изучила феномен мутации, хотя в Кунсткамере – как раз через Дворцовую площадь и реку Неву от воскового Эдварда – хранится уникальная коллекция заспиртованных уродцев.

Я до этого слышала и читала разные истории про людей-мутантов. Они жили и работали, как ни в чём не бывало: двухголовая китаянка выступала в цирке, трёхногий Франческо Лентини неплохо обращался с футбольным мячом, безногий от рождения «Эк полпарня» снимался в кино. И даже те, чьи фигуры были представлены на сегодняшней выставке, нашли силы жить до естественной смерти. Эдвард же отличался трагичной судьбой.

Если всё-таки дожил до двадцати трёх лет, значит, кто-то из близких его поддерживал. Интересно, кто? И – самое интригующее – что именно шептало страшное второе лицо? Как оно могло это делать? Наверняка не обошлось без потустороннего вмешательства, если шёпот не был игрой воображения.

Я не сомневалась, что в Интернете соберу больше информации. Но меня ждало разочарование. Из сайта на сайт, из блога в блог путешествовала маленькая заметка, точь-в-точь повторяющая текст таблички с выставки.33
  По состоянию на 2011—2012гг.


[Закрыть]
В статьях и очерках на иностранных сайтах мне довелось отыскать лишь отрывочные сведения о том, что Эдвард умел играть на скрипке. Кто и как его научил? Не было чёткого ответа.

Писали также, что он получил прекрасное образование. Какими судьбами, интересно?

Я нашла песню «Бедный Эдвард» Тома Уэйтса и оперу-моноспектакль «Мордейк», шедшую в Сан-Франциско в 2010 году. (На затылке Эдварда было красивое женское лицо, эта теория поддерживается в книге 1896 года «Аномалии и курьёзы медицины»).

Жил ли Эдвард на самом деле или был только персонажем городской легенды? Если он вымышленный, то кто его придумал? Ведь у вампира Варни были авторы – Томас Прест и Джеймс Раймер, у Шерлока Холмса – Артур Конан-Дойль, у графа Дракулы – Брем Стокер (хоть кровожадный образ и был позаимствован из румынской истории). А у Эдварда – кто? И здесь множество теорий, мнений, опровержений. Уже позднее, в 2017 году, я нашла такую информацию: первое письменное упоминание об Эдварде Мордейке датируется 1895 годом. Чарльз Л. Хилдрет пишет о нём в статье, которую преподносит как научную, но в наше время этот материал нельзя отнести к достоверным. Текст статьи впоследствии слово в слово воспроизводится в «Аномалиях и курьезах медицины», которая, в свою очередь, позиционируется как энциклопедия.

Если он всё-таки был реальным человеком, то почему не сохранилось официальных документов? Неужели наука не интересовалась таким парадоксом? Почему неизвестны точные годы его жизни, но при этом даётся возраст? Как английская аристократия приняла уродца в своих рядах? Почему нет единой версии смерти, а даются аж целых три варианта? Почему появилось слегка измененное написание фамилии? Кем все-таки был уродливый близнец – «братцем» или «сестрицей»?

В 2014 году – вот сюрприз – я увидела Эдварда в сериале «Американская история ужасов». Там его жизнь показывалась совсем иначе, чем в опере или песне. Знающие люди рассказали мне, что со временем история Эдварда, пусть даже имея научные или околонаучные корни, превратилась в народное предание, и каждый автор волен пересказывать его на свой лад.44
  В современной культуре также известен роман испанской писательницы Irene Gracia «Mordake o la condici?n infame» (2001), короткометражный фильм «Эдвард Проклятый» («Edward the Damned», 2014, реж. Джон Л. Уэкворт, Великобритания/США). Еще один фильм из США, – полнометражный – находится в разработке (реж. Марк Кристенсен).


[Закрыть]
А я, будучи в поисках однозначных и развёрнутых ответов, сама не заметила, как придумала свой вариант удивительной городской легенды об уродце.

Иной возмутился бы: «Не бери вообще в голову». А я не могу – предназначена взять. Так что Иной может идти и смотреть реалити-шоу в режиме двадцать четыре на семь, а всем любителям Викторианской эпохи и до сих пор нерешённых загадок, тёмной романтики и светлой мистики, я дарю повесть «Двуликий изгнанник».

Двуликий изгнанник

«Возлюби ближнего своего,

как самого себя» (Мф: 22:39)

«Si vis amari – ama»

(«Хочешь быть любимым – люби»; латинская пословица)


1

Не так давно, в не очень дальнем краю в семье сказочно богатого лорда появился на свет долгожданный первенец-наследник. И, как только младенец перестал кричать, матушка уснула. У неё, бедной, даже не оставалось сил, чтобы взглянуть на ребёнка. Она не видела, как нянька в испуге чуть не выронила новорождённого из рук.

– Нет, он не жилец, – едва шевеля губами, сказал доктор Вильбанд.– Всё, что остаётся – это ждать, пока Господь не заберёт его.

На затылке младенца, вместо шелковистых рыжеватых волосиков, было второе лицо, недоразвитое, сморщенное, но с хитрыми, живыми глазами.

Доктор невнятно проговорил что-то о близнеце-паразите.

– Дьявол, дьявол, – бормотала няня.

– Не кликайте беду, милочка, – предупредил доктор, – лучше спеленайте маленького лорда. Чепец ему пока не надевать.

Доктор пошёл вниз, в гостиную, где перед камином туда-сюда прохаживался лорд Роберт Мордрейк. Худоба, длинный крючковатый нос и привычка подолгу хрустеть пальцами не придавали ему красоты и достоинства. Прибавьте сюда визгливую манеру разговора, и вот уже неясно, кто перед вами – аристократ или проигравший шулер.

– Ну? – от нетерпения лорд не мог сказать ничего иного.

– У вас родился сын, милорд.

– Я могу его увидеть?!

– Подождите, умоляю! – доктор остановил его, едва пальцы лорда Мордрейка коснулись дверной ручки.

И заговорил он очень тихо, словно боясь потревожить странного младенца, хоть тот и был на другом этаже усадьбы.

– Уничтожить чудовище немедленно! – вспылил лорд Мордрейк в ответ. – Мой сын, стоящий в очереди на престол Англии, – урод. Это же вопиющий позор! Сами подумайте, доктор, мы не можем такого допустить. Убьём его сейчас же, пока новость не предалась огласке. Утопим, как слепого котёнка. Или чего вам стоит влить яд в его глотку? В оба рта?

– Милорд, это ваш сын…

– Я всё сказал!

– Он и так не проживёт и двух дней. Нам не нужны никакие яды. В самом начале моей практики, до славного знакомства с вами, был такой случай, поверьте. Весьма… свободная дама произвела на свет двуликого, так он и скончался на следующий день.

– Как вы смеете сравнивать род грязной гуляки и наш?! – взревел лорд Мордрейк, и от ярости лицо его покрылось пятнами. – Появления моего наследника ждал высший свет Англии. Лучше будет объявить, что у моей дорогой Элен появился мертворождённый, чем считать часы до смерти уродца.

– Этика не даёт мне совершать убийство.

– Идите, Вильбанд, наш разговор окончен.

Лорд Роберт Мордрейк тяжело опустился в кресло.


Леди Элен долго не вставала с постели: роды обернулись настоящим кошмаром. Доктор сказал что-то о мертвом близнеце, и больше ничего не было слышно. Красные обои и редкие огни масляных ламп настолько врезались в глаза, что хотелось плотно сомкнуть веки и спрятаться от боли. К вечеру, когда голова перестала кружиться, леди Мордрейк подошла к колыбели и поглядела на сына с нескрываемой гордостью. Он приведёт семью на престол Англии, со временем, стоит устранить лишь пару соперников, и подождать, пока ребёнок подрастёт. Ни капли нежности не чувствовалось в прищуренном взгляде леди и её тонкой, морщинистой улыбке – зачем умиляться, разглядывая пешку, только что вошедшую в игру? Много ли нежности достаётся козырю, удачно подвернувшемуся в вашу руку?

– Бетси! Бетси! – позвала леди.

Та робко заглянула в комнату.

– Да, госпожа.

– Ну же, подойди сюда. Неужели тебя, мать двоих детей, в твои двадцать пять лет, так впечатлил новорождённый, что заходишь сюда, как на лобное место? Мой сын теперь твой повелитель. Надень ему чепец! Ну, чего стоишь?

– М… миледи… ч-чепец… доктор не велел, вдруг… младенец задохнётся?

– Вздор!

Леди Мордрейк сама потянулась к ребёнку, но чуть только приподняла его головку, как закричала:

– Кто подменил моего сына на это чудовище!?

– Это ваш… ваш, миледи.

– Вон! Бетси, оставь меня! И никому, в особенности своей семейке, не смей рассказывать про то, что увидела.

Весь следующий день Элен Мордрейк не прикасалась к еде, никого не велела пускать. Лишь Бетси, из чувства долга, заходила в спальню, чтобы менять пелёнки и давать молоко несчастному младенцу. Он не капризничал и никого не беспокоил. В оба рта не ел: Бетси заметила, что сзади совершенно нет языка и глотки.

Няня ужасно брезговала. Ближайшие семь, а то и десять лет придётся провести с уродцем. И наймут ли ему потом воспитателя? Оставалось втайне надеяться на слова доктора и скорую смерть мальчика. Но за эту мысль Бетси корила себя.

Отец же не был так кроток: он давно задумал неладное. В подвалах Мордрейк-менора, чуть подальше богатейших полок с вином, хранились опасные яды. Спотыкаясь о щербатые каменные ступени, лорд Роберт пробирался по мрачному коридору. Кто бы мог подумать, что под роскошной усадьбой есть иной мир – страшный и очень запутанный? Кирпичи там нередко выступали из некогда аккуратной и прочной кладки, а кое-где глина так потрескалась, что виднелись дыры. В них копошились, высовывая мордочки, толстые серые крысы. И в отдалении – кап, кап, кап – с потолка сочилась вода: как раз над тем местом находились посудомоечные, прачечные и ванная. Пахло сыростью и гнилью, кругом царила темнота. Огарок свечи едва помогал разглядеть старый, рассохшийся шкаф. Там, под замком, хранились маленькие и безобидные на первый взгляд флакончики, в каких аптекари по обыкновению отпускали лекарства. Они были наполнены всевозможными жидкостями и снабжены бирками на латыни. Чернила заметно стёрлись, но лорд без труда отыскал нужное снадобье – мгновенный яд.

А младенец вёл себя, как ни в чём не бывало: глядел на всех глазками-щёлочками, шевелил маленькими пальцами и уснул к приходу священника – отца Альберта. Этот чудной затворник не был столь любим в округе, потому что придерживался старых католических традиций, и лишь благодаря знакомству с лордом Робертом держалась на окраине Лондона его маленькая церквушка.

– Хорошие новости расходятся быстро, милорд, – с порога радостно сказал пастырь, завидев хозяина в холле, – доктор проезжал мимо и обмолвился, что у вас родился сын.

– Тише! – лорд перешел на странный, испуганный шепот. – Мой наследник скоро умрёт.

Противно и горько было упоминать позор семьи и наказание природы. Лорд по пути в гостиную, сбиваясь, рассказал обо всём случившемся и спрятал в кармане сюртука флакончик с подозрительной надписью. Но от взгляда священника ничего не скрылось.

– Мужайтесь, – напутствовал святой отец, – я бы ни за что не стал убивать… как его имя?

– Я хотел назвать его Эдвардом, – сказал лорд.

– Так назовите. Что же вас останавливает?

– Ожидание его смерти. Зачем уродцу имя на два дня?

– На всё воля Божья. И не следует торопить события. Крещение даст надежду, что Господь примет вашего сына любым.

– Мы не можем нести его в церковь: соберётся толпа зевак.

– Публичная жизнь для тебя важнее чистой совести? Что мешает провести обряд в домашней часовне?

– Нынешний пастор из англикан также не внушает доверия… При всей моей любви к своей стране, уважении к короне и укладам нашей церкви, я не могу поручиться, что этот человек промолчит обо всём при дворе. Мы будем опозорены.

– Роберт, – священник посмотрел на старого друга с укором, – вспомните, был ли ваш союз с леди Элен угоден Господу?

Они уже показались на пороге комнаты. Лорд покачал головой, леди, услышав последние слова, вскочила с кресла и закричала:

– Вот она, кара! Недаром говорила покойная матушка: «Не вступай в близкородственный брак! Не первый раз уже в роду такое кощунство!» Мы прокляты! Пятнадцать лет были бездетны, а после я родила дьявола!

– Элен! – остановил её лорд, – в нашу просвещённую эпоху вы допускаете вмешательство дьявола? Весьма… неразумно, я бы сказал.

– Но даже в наше время, – продолжил отец Альберт сурово, – в «просвещённую эпоху», если вам угодно, – есть ли Бог вашей семье? Разумно ли вы поступили? Вас не стали публично благословлять. При дворе, как я слышал, тоже не все одобрили ваших причуд. Неужели кругом столько глупцов, Роберт? От брака, не получившего благодати, не следовало ожидать удачного исхода. И кара станет ещё тяжелее, если вы замараете себя убийством.

Леди Элен уткнулась в плечо мужа, то и дело всхлипывая.

– Подумайте… – смягчился святой отец, – крещение сына облегчит ваше бремя. Появилась новая жизнь, и какой бы ущербной она не была, – не ваше право её отнимать. Разрешите мне взглянуть на него. Скажи, Роберт, дашь ли ты окрестить сына в католичество, если я сохраню секрет?

– Сегодня? Прямо сейчас? – лорд в задумчивости слишком плотно сомкнул губы.

Леди стеклянным взором покосилась на священника и попросила Бетси принести младенца. Он спал на руках няни, но вторая пара глаз выглядывала из-за её локтя и необычайно сосредоточенно наблюдала за всеми.

– Будет по-твоему, Альберт, – наконец проговорил лорд Роберт.

– С Божьей помощью. И добро пожаловать в этот сложный и противоречивый мир, Эдвард Мордрейк!

Непросто было поверить, что на свет появилось столь необычное создание. Никто не смел и предполагать, как сложится в дальнейшем его судьба. Там, где прочие видели мерзкого уродца, кто-то разглядел дитя – беспомощное, нежное, нуждающееся в заботе.

Вечером того же дня разговоры о проклятии не покидали усадьбу.

– С ним Бетси, сейчас напевает колыбельную – одну из тех, что сочинили в её бедняцком квартале, – пренебрежительно бросила леди Элен. – Я ни за что и близко не подойду к демону. Подумать только, он рядом, в детской комнате… Так бы и избавилась…

Лорд Роберт только и ждал подобных слов.

– Пора с ним покончить! К чёрту всё, что наболтал здесь Альберт!

Жестокий отец ворвался в комнату.

– Давай его сюда!

Колыбельная няни оборвалась, а малыш начал хныкать. Лорд уже протянул руку с откупоренным флаконом.

– Помилуйте, господин! – Бетси прижала Эдварда к груди, будто родного сына.– Ведь это всего лишь ребёнок!

– На тебя-то что нашло, ты, чудачка с окраины?

Ничего не стоило ударить служанку, но, что если на крики прибежит дворецкий? Скандалов и позора было уже не избежать. Лорд Роберт вернулся к жене, бросив на пороге:

– Тогда и нянчись с ним, пока мне не надоест!

– Неужели у вас не хватило духа? – удивлённо спросила леди. – Давайте отдадим его беднякам или в бродячий цирк!

– Нет, на это я не смогу пойти и подавно. Случалось ли вам читать приключенческие романы? Там зачастую неудачливые подкидыши раскрывают правду о своих настоящих семьях, и далеко не всегда родители от этого в восторге. Вы знаете, что всё это вымысел, но и дыма без огня не бывает. Что если приёмная семья попытается разыскать Мордрейк-менор? Я не допущу этого! Элен, два дня… всего два дня, и всё закончится. В нашей семье будут наследники, достойные даже взойти на трон, а не то, чтобы владеть имением.

– Простите меня… но я больше не смогу подарить вам ребёнка. Этому… уродцу… слишком много отдано. Я далеко не юна, и старше вас на двенадцать лет. Не каждая из моих подруг-ровесниц может похвастаться сорокалетним мужем. У Беатрикс Рейвенвуд уже внуки… Мы потеряли всё. И потом, Роберт, помните ли обещания Его Величества и договор с леди Люсией Фейр? Если у нас появится сын, то он непременно будет сосватан её дочери, что также родилась на днях. Немыслимо, просто немыслимо! Что подумают в высшем окружении?!

– Ни слова леди и королю, Элен. Если кто и будет спрашивать, говорите, что наш сын болен, и мы держим его взаперти, потому не возлагаем надежд.

– О Боже! Мы не сможем скрывать это долго! Значит, нам придётся отменить все возможные балы и приёмы, не ходить в гости и не показываться в обществе?!

– Верно, Элен. Весь блеск нашего рода угасает!


Они познакомились шестнадцать лет назад на балу: Роберт едва успел разобрать багаж после поездки во Францию, как троюродная бабушка прислала приглашение. И надо же было такому случиться, что среди множества разодетых, надушённых и напомаженных дам юного лорда привлекла особа постарше, недавно овдовевшая и потому державшаяся особняком. На глазах у всех он подошёл ближе и завёл разговор.

– Разрешите представиться: лорд Роберт Мордрейк.

– Леди Элен Маргарет Реймерстоун, – она вдруг загадочно сверкнула глазами. – Урождённая Мордрейк.

– Стало быть, мы с вами родственники? Я весьма удивлён, что вижу вас впервые сегодня, у почтенной леди Элеоноры.

– Право же, не стоит удивляться. В замужестве я никогда не покидала Реймер-холла. Не общалась даже с родным братом. Он уже и забыл, как я выгляжу.

Леди Элен не выглядела старой, несмотря на траур. Напротив, каждый её взгляд, улыбка, жест несли едва уловимую искорку лукавства и кокетства. Лорд Роберт заметил, что она привлекательна, как солнечный луч на снегу посреди зимы, сладкий фрукт на пути изголодавшегося странника, плодородная земля для завоевателя. Шаг, второй, третий, – и она будет моей, – подумал он.

Собеседница чинно перевела взгляд на танцующие пары, скромно кивнула кому-то из гостей и спряталась за веером. Неясно, о чём же она задумалась, но стоило только снова заговорить с молодым лордом, как в голосе зазвучало страстное любопытство.

– Так вы – прямой потомок Мордрейков, нашей благородной семьи, что так близка к короне? Кто ваши родители?

– Леди Клара и лорд Френсис.

– Неужели мой кузен – ваш отец?

Из вежливости Роберт пригласил её на танец, но ноги будто превратились в деревянные колоды. Леди Элен продолжала вести себя также непринуждённо.

– Стало быть, вы мой племянник? До чего же забавно!

Роберту было не до смеха. Столь желанная, притягательная красавица оказалась даже не кузиной, а двоюродной тёткой! Легко представить, какой шум поднимется, когда вся семья узнает о его заигрываниях с вдовушкой.

Элен Мордрейк-Реймерстоун весь вечер позволяла себе отпускать намёки, а один раз даже изобразила ревность, когда лорд Роберт танцевал с другой дамой. А в конце бала он пригласил вдову в гости. Такие визиты стали слишком частыми. Поначалу родители смотрели на них сквозь пальцы, но позднее леди Кларе показалось странным, что сын слишком много времени проводит исключительно в обществе леди Элен.

Еще через полгода, когда Роберт, по обыкновению, вернулся после утренней конной прогулки, в которой его опять же сопровождала «любезная Элен», мать сделала строгий выговор:

– Пора осознавать, что в подобной компании вас не ждёт ничего благополучного. У меня на примете несколько достойных девиц – выберете себе из них невесту. И друзья ваши докучают визитами, в то время как вы в постоянных разъездах с леди Элен.

– Я люблю её.

Молодой лорд Роберт сам не ожидал, что вдруг с языка сорвутся именно эти слова. Мать гневно отшвырнула монокль.

– Одумайтесь, Роберт! Вы уже давно не дитя. Я больше никогда не пущу на порог эту старую стервятницу!

– Я сделал Элен предложение.

Он до ужаса напоминал жадного и капризного ребёнка, от недовольства машущего кулачками.

– Как ей только удалось вскружить вам голову?! Не смейте идти на поводу своих прихотей, Роберт!

Лорд Френсис Мордрейк тоже оказался весьма недоволен поведением двоюродной сестры и сына. Он уже подумывал, не отправить ли Роберта опять на континент, чтобы занять чем-нибудь лет так на десять-пятнадцать.

Через несколько дней к ним примчалась почтенная леди Элеонора, но даже её крики и властный стук тростью по паркету не вразумили упрямого Роберта. В мыслях он продолжал слышать недавние слова Элен: «Нам очень нужно сохранить чистоту крови в роду Мордрейк. Я не вижу более подходящего кандидата в мужья, чем вы: молодой и прекрасно образованный… Придёт время, и мы приблизимся к трону. Мне уже не терпится заменить эту неуместную, раболепную собаку на нашем гербе на благородное животное… льва или даже дракона»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное