Роберт Харрис.

Арти Конан Дойл и исчезающий дракон



скачать книгу бесплатно

Посвящается Элизабет – лучшему другу на свете


Robert J. Harris

Artie Conan Doyle and the Vanishing Dragon

* * *

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.


Text copyright © 2018 Robert J. Harris

First published in English by Floris Books, Edinburgh

© Дубинина А.А., перевод на русский язык, 2018

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство „Эксмо“», 2019

* * *

1
Магическое приглашение


Эдинбург, июль 1872 года

– Детективы! Вот была бы для нас отличная работа, – неожиданно заявил Эдвард Гамильтон.

Арти Конан Дойл вскинул на товарища удивлённые глаза, отрываясь от учебника по латыни.

– Свин, с чего это тебе приходят такие мысли?

– Просто думаю о будущем, – отозвался тот. – Я последнее время много об этом думаю. Мама говорит, что теперь, когда мне тринадцать, я вот-вот превращусь из мальчика в мужчину. А значит, мне надо обдумать свою будущую карьеру.

Друзья сидели в доме Дойлов на Сайенс-Хилл-плейс, на полу в спальне Арти, где царил ужасный беспорядок, и занимались латынью. Арти держал на коленке тетрадку, куда ребята записывали черновой перевод заданного текста. На полу между ними лежал огромный латинский словарь.

– Ты серьёзно думаешь, что стать полицейскими – это хорошая идея? – рассеянно спросил Арти, водя пальцем по строке.

– Да нет, не полицейскими, а независимыми консультантами, – объяснил Свин. – С собственным агентством и всё такое.

– Тогда проконсультируй меня прямо сейчас, – предложил Арти. – Посмотри в словаре слово ferentes.

Свин с мрачным видом открыл словарь и зашелестел страницами, но не перестал гнуть свою линию.

– Что я хочу сказать, Арти: нам бы уже пора планировать своё будущее. – Его карие глаза заблестели. – Я всё время вспоминаю то наше дело с Клубом Гробокопателей.

Несколько месяцев назад ребятам удалось разгадать загадку таинственного клуба негодяев, занимавшихся, в числе прочего, разграблением могил. Эта история, к счастью, закончилась для мальчишек хорошо, хотя в ней и было несколько по-настоящему опасных моментов.

Но за последующие месяцы их жизнь снова вернулась в привычное русло.

И сейчас, с трудом продираясь сквозь латинский текст о героях Троянской войны, Арти невольно скучал по каким-нибудь новым приключениям, загадкам и тайнам. Однако он прекрасно осознавал, что сейчас, когда его старшая сестра Аннетта снова вернулась в свой французский пансион, именно на нём, Арти, лежит ответственность за благосостояние семьи, значительно подорванное частыми приступами болезни отца. А пустыми мечтами семью не поддержишь.

– Мы случайно ввязались в ту историю, – резко ответил он товарищу. – Какое она имеет отношение к нашему будущему?

– Ну, – протянул Свин, – ведь нам же удалось раскрыть тайну, верно? Ты не думаешь, что мы могли бы заниматься чем-то подобным за деньги? Раскрывать тайны и преступления.

Арти только фыркнул.

– И кто, по-твоему, стал бы нам за это платить? Люди обычно сами разбираются со своими тайнами, а в крайнем случае идут в полицию.

– У людей не всегда хватает мозгов, чтобы самим раскрывать тайны, – настаивал Свин. – А что до полиции – ты же сам помнишь, в том деле полицейские показали себя не очень-то умными. А кроме того, у человека может быть тайна такого деликатного характера, что он попросту не пойдёт с этим в полицию. Здесь-то на помощь и приходим мы – Гамильтон и Дойл, детективы-консультанты.

– Гамильтон и Дойл?

– Ну ладно, Дойл и Гамильтон, если ты настаиваешь.

– Насколько помню, я чуть ли не силком затянул тебя в то дело с гробокопателями, – напомнил Арти своему товарищу. – Ты упирался изо всех сил, лишь бы не таскаться со мной вместе по кладбищам.

– Ну, в будущем мы могли бы взять за правило, что не берёмся за дела, связанные с покойниками, – очень серьёзно предложил Свин. – Нужно быть разборчивыми. Всё равно останется полно работы, связанной с ограблениями, шантажом и всем таким прочим…

На миг Арти охватил восторг при мысли о подобной карьере. Но нет, нужно быть реалистом. У него, в конце концов, обязательства перед семьёй.

Он резко покачал головой.

– Свин, пойми, никто не доверит серьёзных дел парочке любителей-непрофессионалов.

– В Америке такое сплошь и рядом происходит, – возразил Свин. – Я читал, например, про одного тамошнего парня по имени Алан Пинкертон. Он открыл своё детективное агентство, а он, между прочим, шотландец, как и мы!

– Америка – другое дело, – вздохнул Арти. – Там так много бандитов и преступников, что американцы готовы воспользоваться против них чьей угодно помощью. А здесь на такие услуги просто нету спроса. Нет, не думаю, что из твоей идеи что-нибудь получится.

Свин бросил тоскливый взгляд в окно и вздохнул. Спокойные улицы Эдинбурга были полны народа, радующегося солнечному деньку.

– Знаешь, Арти, я не понимаю, для чего мы зубрим всю эту латынь. Зачем она нужна? Разве что если бы мы решили стать священниками. – Он наморщил нос. – Но мне чего-то не хочется. Я не люблю чёрный цвет и никак не могу толком запомнить всю эту кучу молитв.

– В юриспруденции и медицине тоже очень много латинских терминов, – заметил Арти.

Свин помотал головой.

– Нет, ни доктором, ни адвокатом я себя тоже не вижу.

– А я не вижу от тебя никакой помощи, – намекнул Арти. – Я тебя ещё когда просил посмотреть в словаре ferentes?

Книга вторая «Энеиды» Виргилия, эпическая римская поэма, в которой, в частности, рассказывается история знаменитого деревянного троянского коня, была задана ученикам колледжа к прочтению на летних каникулах. Ребята учились в колледже Стонихерст в Ланкашире, и хотя сейчас они и были дома в Эдинбурге, школа всё равно издалека требовала от них не оставлять занятий.

Свин неохотно нашёл нужную строчку в словаре.

– Так… Ferentes – «несущий, приносящий».

– Отлично. – Арти продолжил писать в записной книжке. – Значит, «греки, приносящие дары». – Он взглянул на друга искоса. – А я думал, Свин, что твоя матушка уже распланировала всё твоё будущее…

Свин закатил глаза.

– Она хочет, чтобы я занимался музыкой! И всё только потому, что она сама – учительница фортепьяно.

– А чем плоха музыка? – спросил Арти.

– Ты же знаешь, как мало мама зарабатывает своими уроками. Иногда ей даже приходится брать на дом стирку, когда мы едва сводим концы с концами. А кроме того, меня прямо тошнит, стоит представить, как кто-то платит мне за то, что я слушаю его игру на пианино. Мать меня заставляет барабанить по клавишам все эти сонаты и постоянно твердит, что у меня талант. А как по мне, я просто произвожу отвратительный шум.

– Может, стоит просто больше заниматься? – предположил Арти.

– А толку-то? Ты сам видел, сколько на улицах оборванцев, которые пиликают на скрипках за гроши. А ведь наверняка все они сперва учились ради великой музыкальной карьеры – и погляди, где они оказались со своей музыкой.

– Я бы на твоём месте не волновался заранее, Свин. Уверен, что подходящее занятие в своё время само найдёт меня.

– Не согласен, Арти. – Свин воздел к небу палец, в точности повторяя жест отца Кэссиди, одного из их учителей-иезуитов из колледжа. Тот обычно указывал в небеса, когда собирался сказать что-нибудь особенно серьёзное о догматах католической веры. – Реальная жизнь не похожа на все эти книжки, которые ты постоянно читаешь. Истории, где парня подхватывает гигантский кондор и роняет его в середине леса, и он становится главой банды разбойников, а в конце концов женится на принцессе и становится правителем Бангалора. В обычной жизни нельзя рассчитывать на подобную удачу.

Арти сердито оторвался от учебника.

– Книги капитана Майн Рида и мистера Фенимора Купера ничем не похожи на ерунду, которую ты сейчас описал! – гневно возразил он, защищая любимых авторов.

И в этот миг послышался громкий стук во входную дверь.

– Я пойду открою. – Арти нехотя поднялся с пола.

Его родители сегодня уехали на весь день, захватив с собой дочерей, сестрёнок Арти, так что дома больше никого не было.

Пройдя по коридору, он отпер дверь – но на пороге никого не было. Только на коврике у двери лежал конверт. На миг Арти испугался, что это очередной счёт, однако стоило поднять конверт – и мальчику сразу стало ясно, что к счетам он отношения не имеет.

Конверт был ярко-красного цвета, с тонкой золотой окантовкой по краям. Золотыми буквами на нём был надписан адрес и имя получателя:



Вернувшись в комнату, Арти увидел, что Свин тем временем забросил словарь и сидит на краю кровати, болтая ногами.

– Ух ты, это письмо на вид очень важное, – удивился он, увидев конверт в руках товарища.

Арти взял нож для бумаг и аккуратно распечатал конверт. А потом осторожно вынул содержимое.

– Ничего себе! – удивлённо воскликнул Свин.

В руках Арти оказались две игральные карты – слишком большие для настоящих. Одна – девятка бубен, вторая – семёрка червей. Он перевернул карты – и вместо абстрактного рисунка на рубашке ребята увидели два совершенно одинаковых текста приглашения.



– Ничего себе, это же сегодня вечером, – пробормотал Арти.

Свин поднёс карту к самому носу, вглядываясь в текст.

– И что это значит – ваш визит должен оставаться тайной?

– Это значит, что мы не должны никому говорить, куда идём.

– Как-то подозрительно, – сообщил Свин. – Обычно, если люди устраивают большое представление, они хотят, чтобы собралось как можно больше народа. Иначе как получить от шоу выгоду?

– Похоже, это очень необычное представление, – сказал Арти. – Какое-то частное и закрытое. Понятия не имею, почему они решили пригласить меня.

– А может, это ошибка?

– Может быть, – протянул Арти, внимательно глядя на карту. – Но я так не думаю, Свин. Видишь, это девятка.

– Ну и что?

– А то, что это мой инициал. Д – Дойл.

– А ведь и правда! – Свин поспешно отобрал у него вторую карту. – Двойка червей – ЭДвард Гамильтон. Это моё приглашение!

– Слишком это всё хитро, чтобы быть простым совпадением. – Арти потёр подбородок. – Ясно, что эти приглашения адресованы нам с тобой. Но кто и зачем может нас приглашать на такое тайное мероприятие?

В сердце Арти шевельнулся тот же восторг, который он чувствовал, когда нашёл ключ к делу Клуба Гробокопателей. Ободранные стены его маленькой комнаты, груды школьных учебников на полу – всё это показалось таким незначительным, растаяло в свете новой тайны, воссиявшей перед глазами, как яркий солнечный свет, прорвавший пелену тумана.

– Единственный способ узнать ответ – это пойти на представление, – сказал Свин. – Ох, Арти, я же не был ни на одном шоу уже сто лет! Они обычно такие дорогие – а тут нас зовут бесплатно.

– Конечно, мы пойдём, – поддержал его Арти. – Но родители вряд ли охотно отпустят на магическое представление, на которое меня пригласили анонимным письмом.

– Нужно придумать историю для прикрытия. – Свин в раздумьях покусал нижнюю губу. – Вот, давай так: скажем твоим, что эти приглашения прислал мне мой дядюшка в качестве запоздалого подарка на день рождения. Для меня и для моего лучшего друга. Звучит очень убедительно.

– А твоей матери мы что скажем?

– Что приглашения прислал тебе твой дядюшка, конечно. Безупречное прикрытие.

Арти перевернул карту, чтобы ещё раз взглянуть на текст, – и невольно разинул рот от удивления.

– Свин, ты только глянь на это!

Свин глянул – и быстро перевернул собственную карту.

– Арти, ну и дела!

К изумлению ребят, текст, написанный на рубашке карты, исчез прямо у них на глазах. Теперь на его месте красовался большой вопросительный знак.


2
Занавес поднимается

Этим вечером возле театра «Пантеон» собралась толпа человек в сто. В разгар лета в восемь вечера было ещё светло, но свет никак не разрушал атмосферу тайны, которой был пропитан воздух. Возбуждённый гул стоял над толпой, у многих в руках были видны странные, слишком большие игральные карты, которые они получили в качестве приглашений. Люди явно размышляли, как у отправителей карт получилось добиться странного эффекта исчезающего текста.

Театр представлял собой довольно скромное здание из белого песчаника, с парой колонн в греческом стиле по сторонам главного входа. Снаружи не висело никаких плакатов и афиш, сообщавших о грядущем представлении, что делало его ещё более интригующим. Встав в очередь за высоким мужчиной в цилиндре и женщиной, накинувшей на плечи шёлковую шаль, Арти и Свин почувствовали себя совершенно неуместными в этом обществе. Два подростка в школьной форме – что они здесь вообще делают?

– Чего это все вокруг на нас так смотрят? – прошептал Свин. – Мы что, неподобающе одеты?

– Слушай, мы нормально одеты. Лучше у нас не получилось бы, – отозвался Арти, невольно поправляя галстук. – Скорее они удивляются, что тут делают двое мальчишек без сопровождения взрослых.

– Вообще-то мы достаточно взрослые, чтобы самим о себе позаботиться, – хмыкнул Свин. – Мама постоянно говорит, что я уже настоящий джентльмен.

– Не сомневаюсь, что она так говорит, Свин, – согласился Арти.

Он оглянулся на толпу, пытаясь распознать, что общего между всеми этими людьми. Кроме того, что они все явно достаточно богаты, судя по их одежде, и довольно эксцентричны.

Рядом с ними долговязый молодой человек в яркой спортивной куртке и фланелевых штанах игриво болтал с девушкой, которая обмахивалась веером.

– Скорее всего, нас ожидает демонстрация очередного нового чудесного эликсира, исцеляющего от всех болезней, – посмеиваясь, предположил молодой человек. – А когда шоу закончится, нам предложат купить как минимум по дюжине флаконов этой вонючей гадости.

Девушка шутливо шлёпнула его веером по плечу.

– Какой же ты ужасный тип, Джеральд, – отозвалась она. – Я лично думаю, что нас ждёт замечательное представление. Может, нам покажут восточного факира, который умеет парить над землёй, притом лежа на кровати, утыканной гвоздями.

– Ты её слышал, Арти? – шепнул Свин. – Что-то мне не нравится, как это звучит. Вдруг факир утратит контроль над своей кроватью с гвоздями и она рухнет прямо на нас?

– Что бы нам ни показали, я уверен – это совершенно безопасно, – заверил Арти своего друга.

Седоволосый джентльмен в конце очереди взглянул на карманные часы и сердито фыркнул.

– Уже одна минута девятого, – возгласил он. – Надеюсь, все это не окажется – чьей-то недоброй шуткой!

– Видишь, – прошептал Свин, – я тут не единственный, кто считает всё это подозрительным. Как думаешь, не может история с представлением обернуться какой-то ловушкой?

– Свин, боже мой, о чём ты вообще говоришь?

– Ну а зачем бы иначе приглашать всех нас тайно, без огласки? Может, кто-то задумал нас похитить.

– Не могу представить, как можно похитить одновременно столько народа, – с сомнением отозвался Арти.

– Ну, пираты таким занимались. И они обычно хорошо вооружены: пистолетами, саблями и всем прочим. Не думаю, что тутошняя публика способна дать им отпор. Если хочешь знать моё мнение, все собравшиеся кажутся мне несколько… мягкотелыми.

– И зачем мы все можем понадобиться пиратам? – хмыкнул Арти.

– Не знаю. Сперва нас можно ограбить, а потом… например, потребовать за нас выкуп. И для нас с тобой, Арти, это будет очень плохая новость, потому что наши родственники вряд ли способны его выплатить. А значит, нас могут продать в рабство.

– Давай искать во всём светлую сторону, – предложил Арти товарищу. – Если тебя продадут в рабство, вряд ли тебе придётся ещё играть на ненавистном пианино.

Спереди послышался звук открывающихся дверей, и по толпе собравшихся прокатилась волна радостного предвкушения. Очередь начала постепенно продвигаться внутрь театра.

Вестибюль оказался освещённым старомодными масляными лампами. Выцветшие плакаты на стенах выглядели как окошки в ушедшую эпоху. Один рекламировал выступление давно забытого певца, другой приглашал на клогданс в Ланкашире – вечер деревенских танцев.

Солидный дядька с длинными серебристыми усами проверил, что у каждого из мальчиков с собой есть карта-приглашение, а потом билетёр проводил их на их места.

В зале, по прикидке Арти, мест было около двухсот – красивых бархатных сидений во много рядов. Когда все приглашённые наконец оказались внутри, то заняли примерно половину мест – в тех рядах, что ближе к сцене. Стены украшали золотые херувимчики – круглые детские личики в обрамлении птичьих крыльев. Балконы наверху, у самых хрустальных люстр, похоже, остались пустыми.

Сцену закрывал тяжёлый красный занавес без каких-либо украшений. До сих пор не было ни малейшего намёка, что за представление ожидает собравшихся и кто его организовал.

– Скажите, уважаемый, а какие-нибудь программки вы выдаёте? – спросил один джентльмен билетёра, провожавшего его к сиденью.

– Уверяю вас, сэр, вскоре всё станет совершенно ясно, – уклончиво, хоть и вежливо ответил тот.

Место Арти было третьим от центрального прохода, два сиденья справа от него остались пустыми. Слева сидел Свин – и крутился на месте, рассматривая собравшуюся публику.

– Ни одного знакомого лица, – сказал Арти.

– Может, и нет, – согласился Свин, – но некоторые из этих лиц я явно видел на фотографиях в газетах. Вон та дама в шляпке с цветами – это точно Эвелин Танкред, певица. А тот господин, я уверен, играл Гамлета в Королевском театре в прошлом году! Как там его зовут… Гилберт что-то там…

Арти отвлекся, когда место рядом с ним, по правую руку, кто-то наконец занял. Этот человек, похоже, пришел в одиночку, хотя большинство зрителей явились парами.

На голове у него была широкополая шляпа, глаза прятались за тонированными очками, а нижнюю часть лица скрывала густая чёрная борода. Он принялся нетерпеливо барабанить пальцами по подлокотнику кресла, и Арти заметил необычное кольцо на его среднем пальце – золотое, тяжёлое, с треугольной печатью, посреди которого, как маленький глаз, блестел яркий зелёный камень.

Человек с кольцом бросил косой взгляд на Арти, увидел, что мальчик смотрит на его руку, – и быстро убрал её в карман, как если бы его застали за чем-то неблаговидным.

Арти сразу показалось, что в его соседе справа есть что-то странное – однако он подумал, что в этом мире магии, пожалуй, собрались сплошь странные люди.

Оркестровая яма перед сценой была настолько низко расположена, что Арти мог разглядеть только макушки музыкантов. Когда они начали настройку инструментов, по публике пронёсся шёпот предвкушения.

Но тут музыка резко оборвалась, свет ламп слегка угас, и на сцену поднялся тот же усатый господин, который проверял приглашения на входе. Он помолчал, ожидая, когда в зале воцарится полная тишина и все взгляды будут устремлены на него, затем прочистил горло и заговорил:

– Леди и джентльмены, наши почётные гости! Моё имя Монтагю Рафф, я управляющий делами театра. Сегодня мне выпала честь представить вам человека, чье имя уже стало легендой по всей земле, от Глазго до Каира, от Ферт-оф-Форт до Мексиканского залива. Он обращал тигров в золотых рыбок, заключал в бутылку самого дьявола, растворял в воздухе целый хоровод танцующих нимф…

По аудитории пробежал тихий ропот – все явно гадали, кто же прославился подобными подвигами. Управляющий сделал широкий жест и продолжил:

– Он превзошёл искусством всех своих собратьев по магии. Его чудеса приводили в восторг и изумление коронованных особ многих европейских династий. Впрочем, довольно слов – я представляю вам профессора Джона Генри Андерсона, Великого Мага Севера!

– Вот это да! – в восторге выдохнул Свин. – Профессор Андерсон! Арти, это… это лучше всего, что я мог ожидать! Он же… он…

– Он – величайший из современных магов, – кивнул Арти. – Но я думал, он уже отошёл от дел…

– Выходит, что не отошёл! – восхищённо прошептал Свин.

Оркестр заиграл бравурный марш, и занавес начал подниматься.

3
Выход Великого Мага

Занавес поднялся, и за ним обнаружился целый ряд огромных игральных карт, каждая – величиной с дверь. Центральная карта изображала трефового короля. Прямо перед ней спиной к публике стояла высокая фигура, облачённая в длинный чёрный плащ и цилиндр.

Публика начала аплодировать – приветствуя, без сомнения, самого прославленного мага на свете. Люди напряжённо ждали, когда он наконец обернётся – но фигура на сцене оставалась совершенно неподвижной.

Аплодисменты стали утихать, и тут из-под плаща мага послышался громкий хлопок, взлетела струя красного дыма. Пустой плащ свалился на пол, цилиндр подлетел к потолку – и в этот же миг из двери-карты с королём вышел человек в щёгольском смокинге.

Он поймал цилиндр в полёте и водрузил себе на голову, почти не наклоняясь, подхватил с пола плащ и накинул на плечи. А потом подошёл к краю сцены и, раскинув руки, поприветствовал публику, которая взорвалась аплодисментами и восхищёнными криками.

Маг снял цилиндр и раскланялся, а потом подбросил цилиндр к потолку, и тот исчез в облаке белого дыма. На его месте оказалась живая белая голубка, которая сделала круг над головами зрителей и улетела за кулису.

Мягкий боковой свет подчёркивал орлиные черты лица мага, ещё более заострённые с помощью театрального грима. С восторгом узнавания Арти смотрел в лицо, которое до того видел только на фотографиях в газетах и на сотнях афиш: лицо профессора Джона Генри Андерсона.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3