Ханс Кисслинг.

Великие мусульманские империи. История исламских государств Ближнего Востока, Центральной Азии и Африки



скачать книгу бесплатно

HANS J. KISSLING

DERIOLD SPULER


© Перевод, ЗАО «Центрполиграф», 2020

© Художественное оформление, ЗАО «Центрполиграф», 2020

Османская империя до 1774 года

Как возникла Османская империя? Несмотря на ценные исследования востоковедов из многих стран, из-за самых разнообразных аспектов однозначного ответа на этот вопрос не найдено. Старые османские источники по сути своей являются наполовину сказочными, и факты в них зачастую невозможно четко отделить от легенд и преданий. На основании ранних хроник, которые по форме и содержанию больше всего напоминают жизнеописания мусульманских святых, очень трудно, а зачастую и вовсе невозможно составить точное представление об историческом контексте событий.

Даже вожди тюркских кочевых племен, считающиеся предками будущей династии османских завоевателей, являются весьма туманными легендарными персонажами, едва ли претендующими на историческую идентичность. Первый из них – Сулейман, который, согласно традиционному преданию, мигрировал на запад во главе племени из 50 000 человек – натиск орд Чингисхана вынудил их покинуть свои дома в Хорасане. Утверждают, что они вторглись в регион между Эрзинджаном и Ахлатом в восточной части Малой Азии и вели там кочевой образ жизни в течение семи лет. Затем двинулись дальше, на этот раз в восточном направлении, из-за перемен на политической сцене после смерти Чингисхана и поражения хорезмшаха от рук сельджуков Рума. При переходе верховьев Евфрата в 1231 году Сулейман утонул. После его внезапной смерти племя раскололось. Одна часть мигрировала в Сирию, другая осталась в Малой Азии, где также вела кочевую жизнь. Сын Сулеймана Эртогрул также характеризуется как вождь кочевников. Утверждают, что он, один из четырех братьев, добился известности в османской историографии. Сначала он с несколькими сотнями семейств обосновался в районе к востоку от Эрзерума, но впоследствии решил найти более безопасное и богатое жилище во владениях сельджуков Рума, которыми тогда правил из Коньи султан Аладдин II (Ала ад-Дин). Благоприятная возможность представилась, когда Аладдину стали угрожать могущественные монгольские орды, и Эртогрул, придя на помощь, избавил его от угрозы. Таким образом, он поступил на службу к сельджукам как феодальный вассал и стал правой рукой султана. В качестве фьефов он получил доманиковые горные пастбища и территорию Эрмени для летней кочевки, а долину Сегюта – для зимовки. Такова суть старых османских источников. Помимо множества фантазий, они могут содержать и некоторую долю правды. В рамках этой книги мы не станем их оценивать, равно как и обсуждать связанные с тюркскими кочевниками проблемы краха государства сельджуков в Малой Азии и подъема на его руинах мелких тюркских государств.

Согласно традиции, османская династия была основана сыном Эртогрула Османом, родившимся около 1258 года.

Современные ученые расходятся во мнениях, было ли это имя, которое пишется ‘Uthman, последующей арабизацией изначально чисто турецкого имени. После смерти отца в 1289 году Осман стал старомодным гази, то есть героем веры, активным участником военных действий на границе. В это время он уже был правителем Вифинии. Тесть Османа, шейх дервишей Эдебали, опоясал его мечом ислама. Вдохновленный мечтой о мировом господстве своего потомства, Осман начал джихад – священную войну против византийских христиан. К нему присоединились многочисленные воинственные верующие, которых он организовал по принципу братства дервишей. Также под его знамена встали гильдии ремесленников и торговцев, известные как ахи, которые были аналогично организованы и еще раньше заняли влиятельное положение в делах сельджуков Рума. Безрассудно агрессивный дух новых рекрутов, вероятно, был важным фактором великих османских побед; однако их вклад в строительство османского государства, скорее всего, преувеличен. Как бы то ни было, Осман сумел создать в своем новом государстве на северо-западе Малой Азии адекватную социальную и административную структуру. Гази использовались в военной, а ахи – в экономической деятельности. Бюрократические и, в первую очередь, финансовые функции в этот период, судя по всему, выполнялись главным образом христианами и евреями. Образовательные и культурные задачи доверялись исламским правоведам, которые одновременно выполняли социальную функцию священнослужителей.

В 1288 году Осман отвоевал у византийцев город, который греки называли Мелангия, а турки – Караджа-Хисар, и создал там свою первую столицу. Приток гази из всех регионов и племен турецкой Малой Азии избавил его от забот о живой силе. В Караджа-Хисар были постройки, необходимые для выполнения исламских обрядов – христианскую церковь превратили в мечеть. Отправление правосудия, контроль за рынками и другие функции были поручены компетентным чиновникам. Говорят, Осман лично нередко выступал третейским судьей и прославился своей беспристрастностью.

Хотя в принципе пограничные территории находились в состоянии постоянной войны, на практике враждебные действия приходилось время от времени приостанавливать. Во время таких более спокойных периодов между противоборствующими сторонами поддерживалось вполне мирное общение. Утверждают, что Осман сохранял сердечные отношения с отдельными представителями византийской знати. Самыми видными из них были правитель Биледжика и еще один сановник, впоследствии перешедший в ислам, – Кёсе Михал. Впрочем, у Османа не было недостатка в доброжелателях на мусульманской стороне границы. Представляется, что после захвата города Караджа-Хисар он наслаждался почти семью годами постоянного мира, но в эти спокойные годы не утратил прежнего боевого духа. Вскоре это первым почувствовал правитель Биледжика. Завидуя Осману, он объединился со своим будущим зятем, правителем Ярхисара, в предательском заговоре, имевшем целью убить их сюзерена на свадебном пиршестве в честь брака последнего с его дочерью Нилюфер. Благодаря верному Кёсе Михалу, Осман вовремя узнал о заговоре. Внезапной атакой он взял замок Биледжик, захватил ничего не подозревавшего жениха по пути из Ярхисара и увез красавицу Нилюфер, которую позже отдал за своего сына Орхана. Он также взял Ярхисар и еще один замок, называемый Инегёль. Положение Османа в его владениях существенно укрепилось после захвата одним ударом трех важных крепостей. Его подчиненному положению – вассала сельджукского султана Аладдина II – наступил конец после 1300 года, когда монголы наконец разрушили государство сельджуков Рума. Поскольку они не делали попыток расширить свое господство на северо-запад Малой Азии, где находились владения Османа, он продолжал править и даже расширял свою территорию без вмешательства ильханов Тебриза. Таким образом, датой рождения Османской империи можно считать то или иное время сразу после 1300 года, когда Осман стал, по сути, независимым. Чаще в качестве даты ее рождения указывают 1288 или 1290 год, когда был захвачен Караджа-Хисар, где Осман заявил о своей независимости, побудив упоминать его имя в пятничной молитве.

В самом конце XIII века или в начале следующего Осман реорганизовал свое правительство. Он дал Караджа-Хисар в качестве фьефа своему сыну Орхану, сделал Енишехир своей столицей и после этого сосредоточил всю свою энергию на дальнейшей экспансии к Мраморному морю и городу Никея, расположенному на его восточном заливе. Плачевное состояние византийских замков и низкая мораль гарнизонов – все это усугубилось катастрофическим наводнением, вызванным разливом реки Сакарья, – облегчило продвижение Османа, которому византийцы и их каталонские наемники под командованием Рожера де Флора не могли оказать серьезного сопротивления. В 1301 году византийцы потерпели серьезное поражение в районе Коюнхисара. Шестью годами позже было преодолено совместное сопротивление правителей Эдреноса, Маденоса, Кете и Кестеля (византийские замки в районе Бурсы), и в 1308 году Осман смог с помощью своего друга Кёсе Михала обойти с фланга византийские пограничные крепости на Сакарье. На южной границе монгольская угроза была отражена его сыном Орханом, который тем самым доказал, что является достойным наследником трона. Следующей целью Османа стал город и регион, впоследствии получивший название Коджаэли, к западу от Сакарьи, и Осман, не колеблясь, поручил эту задачу Орхану, который с помощью ветеранов гази достиг полного успеха. Это завоевание позволило Осману угрожать Никее (Изнику), самой важной византийской пограничной крепости, а также Прусе (Бурсе). Замки, окружавшие Никею, были захвачены один за другим, и город, оказавшийся окруженным со всех сторон, был медленно, но верно подавлен. Примерно такая же тактика использовалась в Бурсе. Осман создал в непосредственной близости от города несколько хорошо укрепленных фортов, откуда гази под командованием Орхана и других храбрых военачальников, таких как Кёсе Михал и Конгур Альп, вели длительную партизанскую войну. Прошло десять лет, прежде чем Орхан смог в 1326 году доложить умирающему отцу, что Бурса добровольно открыла ворота. Командир ее гарнизона после падения Эдреноса решил выплатить ему 30 000 золотых монет в обмен на безопасный уход. Таким образом, Бурса стала османской без кровопролития. Орхан, теперь правитель государства, основанного Османом, сделал Бурсу своей столицей, и там были погребены останки его отца. Этот «Зеленый город», «Колыбель османов» стал местом последнего упокоения монархов османской династии от Османа до Мурада II; Мехмед II и султаны, правившие после него, были похоронены в Стамбуле.

Прежде чем перейти к событиям, имевшим место во время правления Орхана (1326–1359), следует сказать несколько слов о религиозной ситуации в молодом османском государстве; проблемы религии еще долго влияли на его развитие. Верования, которых придерживались его мусульманские обитатели, были скорее массовыми, чем ортодоксальными, с заметными чертами шиизма. Хотя сунны пророка и его сподвижников почитали, люди чувствовали симпатию к шиитским имамам, которых считали законными преемниками Мухаммеда. Также широко распространилась тенденция сохранять и ассимилировать практики более ранних религий. При таких обстоятельствах часто возникали и процветали секты. Быстро распространившиеся ордена дервишей были особенно влиятельными в армии, в гильдиях ремесленников и торговцев, а также у населения. Естественно, ортодоксальные улемы (высокопоставленные религиозные деятели) не любили и старались держаться в стороне от таких движений. Со временем взаимная отстраненность переросла в яростную вражду, иногда усиливавшуюся экономическими причинами, которые спровоцировали множество кровавых столкновений в ходе османской истории. На этой ранней стадии, однако, представители ортодоксии не были агрессивными, и в результате проповедники суфии и ордена дервишей получали свободное покровительство первых султанов. Они строили монастыри, устраивали кухни для бедноты и занимались другой благотворительностью.

Орхан строго следовал заветам своего покойного отца Османа, который, говорят, особенно настаивал на том, чтобы королевская власть никогда не делилась. Возможно, ему было известно из истории, как часто подобное деление приводило мусульманские государства к краху. Брат Орхана Аладдин был покорен последней воле отца в этом аспекте и принял требование нового правителя стать главным государственным функционером, то есть визирем. Ему приписывают проведение важных реформ и создание определенных типично османских институтов. При Османе, который был, по крайней мере номинально, вассалом сельджукского султана Рума, в обращении были монеты сельджуков Рима. При Орхане настало время создать чисто османские денежные единицы. Аладдин взял на себя техническую часть этой операции. Серебряная монета, известная как акче, была отчеканена по образцу византийского аспрона и введена в обращение с 1328 года. Это событие имело как политическое, так и экономическое значение. Выпуск собственных монет и упоминание имени правителя в пятничной молитве являлись традиционными мусульманскими символами независимости. Другим мероприятием Аладдина стало регулирование костюма. Теперь разные нации и классы должны были носить различные одежды. Этот древний восточный обычай Аладдин применил в османском социальном контексте. Даже больше чем униформа в современных обществах, костюм и особенно головной убор обладали до недавнего времени очень большой важностью на Востоке, где целые сообщества, классы и народы отличались по цвету или форме костюма или головного убора. При Орхане и его преемниках типичным турецким головным убором была белая войлочная (фетровая) шляпа. Белый цвет также считался королевским. Но костюмы придворных оставались разнообразными. Главной задачей Аладдина было преобразование армии. Ранее она состояла в основном из кавалерии, самого востребованного рода войск при Османе, когда внезапная атака и быстрое отступление были основными тактическими приемами воинов гази. В последующие годы сословие всадников, командование которыми переходило от отца к сыну в династии Кёсе Михала, утратило свое главное значение. Кавалеристы были сгруппированы в крупные передовые штурмовые отряды акынджей. Их главная задача – стремительный налет на вражескую территорию, захват добычи, распространение хаоса и террора. Название «налетчики и поджигатели», данное им в некоторых западных хрониках, вполне заслужено. Кроме кавалерии, теперь был создан пехотный корпус. Поскольку пехотинцы (яя или пияде) получали регулярную плату, можно сказать, что на этом раннем этапе османское государство получило постоянную армию. Многие авторы утверждают, что при Орхане появился корпус янычаров. Доподлинно это неизвестно. Представляется более вероятным, что он возник в своей характерной форме при Мураде II, и потому о нем мы поговорим позже.

Рудименты феодальной системы, на которые предстояло опираться османской имперской структуре, уже видны в рассказах о правлении Орхана. Новые завоеванные земли выдавались заслуженным воинам, которые в обмен на их использование брали на себя обязательство снабжать правителя определенным количеством полностью оснащенных всадников во время войны. Эти земли по размеру подразделялись на маленькие наделы – тимары, крупные наделы – зеаметы, а позже также очень крупные наделы – хассы. Существовало нерушимое правило, что эти наделы зависят от службы и не должны быть наследственными. Намного позже, когда империя пришла в упадок, в этой системе появились всевозможные злоупотребления. На самом деле ее разложение явилось одной из основных причин краха Османской империи. Трудились на феодальных полях в основном райя – христиане с завоеванных территорий. Согласно традиционным исламским принципам, эти немусульманские подданные должны были платить общепринятые налоги и отдавать долю урожая, но зато имели возможность свободно отправлять свою религию. По мере османской экспансии эти принципы далеко не всегда строго соблюдались. К примеру, некоторые группы райя периодически освобождались от налогообложения взамен на контрактную службу, такую как охрана важных горных проходов, имперских лесов или охотничьих угодий. Возникает вопрос, было ли христианским крестьянам хуже при турках-мусульманах, чем при их прежних христианских хозяевах? Хотя условия, несомненно, в разных местах в разное время были разными, представляется очевидным, что многое из написанного ранее о турецком угнетении христианского крестьянства – вымысел.

В четвертой декаде XIV века имели место важные новые завоевания. Защитники Никеи, уставшие от постоянной партизанской войны, предпочли в 1330 году отказаться от борьбы и сдаться, и войско, посланное впоследствии из Константинополя, не смогло вернуть город. Около 1333 года османская власть распространилась в северном направлении, благодаря завоеванию Гейнюка, Таракчи и Модрена войсками под командованием Сулеймана, сына Орхана, который приобрел известность, активно помогая отцу в этой кампании. Затем внимание Орхана привлекло тюркское государство Карасы (в древности Мизия), где сыновья покойного правителя начали борьбу за власть между собой, пользуясь сложившейся ситуацией. Орхан вторгся на территорию и в 1336 году аннексировал ее, получив стратегически важный город Бергама и районы, расположенные вглубь территории от Дарданелл. С этого времени он начал предпринимать периодические попытки ступить на европейскую почву – то есть вторгнуться во Фракию, – но это были скорее стихийные рейды мародеров, чем спланированные экспедиции. Орхан знал, как заставить себя уважать. Византийский император Иоанн Кантакузин старался поддерживать с ним хорошие отношения, и в 1346 году два правителя заключили договор дружбы. Чтобы связь стала еще прочнее, император отдал Орхану в жены свою дочь Теодору. Таким образом, Орхан, благодаря браку, приобрел родственные узы с римским императорским домом.

У Орхана было два очень способных сына – Сулейман, о котором уже упоминалось, и Мурад. Сулейман должен был вести османское наступление на Европу, а Мураду, фьефом которого была провинция Бурса (впоследствии названная Хюдавендигяр – то есть королевская провинция), предстояло стать преемником отца. Некоторые авторы неверно называют Сулеймана «султаном», причем утверждают, что он был первым султаном. Но он умер раньше своего отца и при жизни был кронпринцем. Между тем утверждают, что он выпустил собственную монету.

Орхан и Мурад потратили много усилий на украшение Бурсы, которая до сегодняшнего дня сохраняет облик типично османского города, и на поддержку культурной жизни. Строились мечети, школы по изучению Корана, бани, караван-сараи и общественные кухни. Благодаря этому в городе процветали архитектура и ремесла. Ордена дервишей также продолжали развиваться. В Бурсе похоронены, наряду с ранними султанами, известные государственные деятели, такие как Чандарлы Халил, которого многие считали основателем корпуса янычаров.

Договор о дружбе Орхана и византийского императора не помешал его сыну Сулейману вмешаться в византийские внутренние беспорядки, так же как и воспользоваться преимуществом хаоса, вызванного землетрясением, чтобы высадить небольшой отряд отважных гази на полуостров Галлиполи. Возможно, в 1354 году они переправились через пролив из Малой Азии на плотах и захватили сначала прибрежный форт Цимпе (позже Чименлик), а потом город Каллиполь, или Галлиполи (по-турецки Гелиболу). За ними последовали другие отряды гази, и очень скоро Сулейман стал хозяином всего полуострова, которым, судя по всему, правил автономно. Дальние набеги его людей сеяли панику во Фракии. Годы 1354–1358 могут считаться зарей новой исторической эпохи, поскольку именно в это время у турок-мусульман появился оплот в Европе. В 1358 году храбрый кронпринц был сражен метким ударом судьбы. Он пал жертвой несчастного случая во время охоты на Булаирском перешейке. Услышав новость о смерти Сулеймана, его брат Мурад поспешил к Галлиполи, чтобы продолжить выполнение задачи завоевания Балкан. Их отец Орхан умер в 1359 году.

Мурад I (правил в 1359–1389 годах) был первым османским правителем, принявшим титул султан. Его предшественники назывались беками – это тюркский эквивалент эмира. Его правление, так же как и правление его преемника, стало драматическим периодом, полным кровопролитных кампаний и завоеваний в Юго-Восточной Европе. Все это заслуга тюркских воинов, которые хлынули в Европу. Старый социальный порядок, раньше обозначенный в общих чертах, но малоизвестный в деталях, все еще мог достигать великих триумфов. Высший класс пока оставался преимущественно тюркского происхождения. Только позднее, начиная с правления Мурада II, чужеземные ренегаты приобрели влияние за счет старых феодальных семейств. Усиленное и организованное всевозможными реформами, османское феодальное общество сформировало прочную основу для новой империи и выдержало проверку временем в будущих веках. Политические условия на Балканском полуострове также благоприятствовали политике экспансии Мурада I. Болгарское царство Шишманидов было таким же слабым, как остаток Византийской империи, а в Сербии, которая при Стефане Душане была могущественным государством, после его смерти в 1355 году начались общественные беспорядки. Разделенные взаимным недоверием и ослабленные враждой и беспорядками, балканские коалиции, периодически образовывавшиеся, чтобы противостоять уверенным и дисциплинированным османам, были обречены на неудачи.

Прежде чем позволить своим силам увязнуть в балканских делах, Мураду I надо было разобраться с проблемами в Анатолии, особенно в Анкаре (Ангора, древняя Анкира). Этот город был включен в османские владения принцем Сулейманом и после смерти Орхана попытался сбросить османское иго. С молниеносной скоростью Мурад напал на Анкару и подавил восстание, начатое местным братством ахи при поддержке соседей из Карамана. Обезопасив тыл, султан мог начать претворение в жизнь амбициозного плана завоевания Балкан. Наступление началось с вторжения во Фракию из Галлиполи. Успех был достигнут в значительной степени благодаря высокой эффективности военачальников Мурада, в первую очередь Лала Шахина, Тимурташа, Хаджи Ильбеги и Эвреноса. Византийцы теперь ощутили на себе всю мощь завоевателей. Города и крепости сдавались один за другим. В 1360 году хорошо защищенный город Дидимотихон (Димотика) был потерян в результате успешной хитрости, примененной турками; несколько лет он оставался резиденцией их правительства. В 1362 году Лала Шахин захватил ключевой город Адрианополь (Эдирне), который до сегодняшнего дня остается турецким и являлся столицей Османской империи более ста лет (1365–1453). Османское наступление продолжалось вдоль долины Марицы до подножия Балканского хребта. Лала Шахину принадлежит заслуга взятия Филиппополя (Филибе, Пловдив). Его коллега Тимурташ стал завоевателем земель на востоке, вокруг Загры (1363), Ямбола (1363), а позже Кызылагача. Султан лично с триумфом вошел в города Айтос и Карнобат (1366). Южная Фракия стала жертвой Эвреноса, который после захвата Кешана и продвижения почти до Гюмюрджины (Комотини) управлял регионом из Ипсалы, недалеко от устья Марицы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении