Ханна Лотроп.

Грудное вскармливание. Настольная книга немецких молодых мам



скачать книгу бесплатно

© 1980 K?sel-Verlag, M?nchen, in der Verlagsgruppe Random House GmbH, текст, иллюстрации

© Анваер А. Н., перевод на русский язык, 2017

© ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2018

КоЛибри®

* * *

Моим детям – Ане и Керри, без которых эта книга никогда не была бы написана



Пока дети еще малы, дай им глубокие корни, когда они станут старше – дай им крылья.

Индийская пословица


Предисловие Ани Лотроп

Китайский иероглиф, обозначающий слово «кризис», содержит в себе знак, соответствующий понятию «шанс». Этой фразой моя мать, Ханна Лотроп, вселяла в меня мужество в трудных ситуациях, с которыми я сталкивалась в детстве и юности. Этим она хотела дать мне понять, что из негативного опыта всегда может вырасти что-то позитивное, что никогда нельзя сдаваться, сталкиваясь с трудностями, что любое переживание – это залог нашего роста.

В своей жизни она и сама всегда руководствовалась этой мудростью. Из ее отрицательного опыта возникли книги, которые помогли тысячам людей обеспечить своим детям положительный старт и даже пережить потерю ребенка – см., например, ее книгу «Добрые надежды – скорбный конец» (Gute Hoffnung – j?hes Ende). Своей книгой о грудном вскармливании она сумела изменить отрицательное отношение к этой теме. Она смогла возродить в Германии культуру грудного вскармливания, что казалось немыслимым в момент выхода книги в свет. В 1970-х годах отношение общества к грудному вскармливанию было сугубо отрицательным, но сегодня, к счастью, почти все матери считают, что младенцев сразу после родов надо прикладывать к груди.

Никто, включая и мою мать, не мог тогда поверить в то, что вышедшая тридцать шесть лет назад[1]1
  Первое немецкое издание книги «Грудное вскармливание» (Das Stillbuch) Ханны Лотроп вышло в 1980 г. – Здесь и далее, если не указано иное, примеч. ред.


[Закрыть]
книга окажет такое мощное влияние на мир и на жизнь нашей семьи – книга, набранная не на компьютере, а на пишущей машинке. То, что сейчас легко делают на компьютере, моя мать делала с помощью ножниц: она вырезала куски текста из одного места и приклеивала их в другое. Сегодня такое даже трудно себе представить!

Моя мать всегда внимательно слушала, что говорят ей другие, и не жалела ни сил, ни времени на других матерей, впавших в отчаяние и нуждавшихся в советах по грудному вскармливанию. Я помню, как субботними вечерами лежала, свернувшись калачиком, на овчине в углу и прислушивалась к дыхательным упражнениям, которые выполняли супружеские пары на полу нашей квартиры, проходя первый в Германии курс подготовки к деторождению.

Из этого опыта родилась книга о грудном вскармливании, и я лично благодарна матери за это.

Эта книга не раз помогала мне в жизни. Я никогда не думала, что моя мать не будет присутствовать при рождении моего первого ребенка и давать мне советы по грудному вскармливанию. Ужасно, что уже много лет назад, до того как я создала свою семью, она погибла в катастрофе. Но я все равно, несмотря на это, всегда могла спросить у нее совета, потому что у меня была ее книга. Моя мать оставила многим матерям во всем мире целое сокровище знаний, советов и утешений.

Мне радостно сознавать, что выходит в свет 39-е издание этой книги. С момента публикации первого издания тема грудного вскармливания обогатилась новыми научными достижениями, да и в повседневной жизни молодых семей, как и в понимании роли грудного вскармливания, многое изменилось, что потребовало внесения исправлений в текст книги. Аня Констанс Гака компетентно и бережно переработала предлагаемое вашему вниманию издание, приведя книгу в соответствие с современным состоянием науки. Я надеюсь, что эта книга будет и дальше служить стандартом для молодых матерей и, может быть, даже для моих дочерей, которые смогут найти в этом стандарте ответы на все вопросы, связанные с грудным вскармливанием.

Гамбург, май 2016 года

Предисловие Ханны Лотроп

Положительный опыт, полученный при рождении в США моей дочери Ани, и переживания, связанные с рождением сына Керри в немецкой клинике три года спустя, сподвигли меня на написание этой книги. Керри между тем уже вырос, и теперь, в 2000 году, выходит ежегодно пересматриваемое и исправляемое издание моей книги о грудном вскармливании. Тема грудного вскармливания не отпускает меня уже четверть века!

Но как это выглядело тогда, когда все начиналось? В моде было запрограммированное рождение и рутинное введение лекарств во время родов. Наркоз приводил к такой неестественной и ненормальной ситуации, когда в момент появления ребенка на свет его мать «отсутствовала». Отцов в родовой зал не допускали, и они не могли поддержать своих жен. После пересечения пуповины дитя уносили от матери. Отец и старшие братья и сестры вообще видели ребенка лишь после выписки из родильного отделения (обычно на седьмой-десятый день после родов), а до этого смотрели на него только через стеклянную перегородку. Родители и дети лишались драгоценного опыта общения в первый час после родов – в самую чувствительную фазу зарождения эмоциональной связи.

Под воздействием лекарств, которыми пичкали мать, ребенок появлялся на свет сонливым и вялым, неспособным на полноценный контакт с матерью. Новорожденных часто приносили матери только на третий день, и то лишь два раза в день, «потому что в это время у матери все равно нет молока». Само собой разумеющимся считалось кормление с четырехчасовыми интервалами с перерывом на ночь. Женщинам советовали взвешивать детей до и после кормления и компенсировать недостаточное питание из бутылочки. Сейчас трудно себе представить, что детей в массовом порядке лишали молозива, очень ценного питательного вещества, которое выделяется у матери в первые дни после родов. В результате грудное вскармливание проводили неправильно, и лишь 6 % матерей кормили детей грудью дольше шести недель. (По поводу более позднего периода данных нет, потому что число кормящих матерей после шести недель было исчезающе мало.) Грудное вскармливание представлялось докучливым, безрадостным и часто тяжким занятием, которое удавалось лишь очень немногим.

С тех пор многое изменилось. Многие клиники стали с большим вниманием относиться к физиологическим потребностям при рождении ребенка и даже предписывают кормление с первых же часов после родов. Женщинам перестали вводить лекарства и стали облегчать боль гомеопатией, акупунктурой, музыкой и массажем и прежде всего человеческим отношением. Всюду стали возникать родильные центры под руководством акушерок, а кроме того, женщины стали чаще рожать дома. Все чаще отцы присутствуют при родах, а первое кормление сразу после родов (что, помимо прочего, может показать, насколько активно ребенок сосет) и размещение ребенка в одной палате с матерью стали скорее правилом, чем исключением. В некоторых клиниках матери и новорожденные даже лежат на одной кровати. Проведенные исследования указывают на полезные свойства материнского молока и преимущества грудного вскармливания. Теперь даже руководители здравоохранения высказываются за грудное вскармливание и всячески его пропагандируют.

Конечно, отрицательное отношение к грудному вскармливанию пока еще живо, но в целом мы находимся на пути создания культуры, более расположенной к грудному вскармливанию. Матери находят поддержку и необходимые сведения в группах грудного вскармливания и у консультантов по лактации, а также читая книги и находя нужную информацию в интернете.

За прошедшие годы моя книга о грудном вскармливании стала больше по объему; изменилось и ее содержание. Я стараюсь учитывать новые знания, а также стремлюсь сделать книгу более конкретной, понятной и простой по изложению, а инструкции по вскармливанию – более наглядными и выполнимыми. Кроме того, я даю много советов относительно того, как сохранить силы в этот непростой период. Именно поэтому я обращаюсь к моим читательницам на «ты», а кроме того, и потому, что вся эта тема чрезвычайно интимна и располагает к простоте общения. Своей книгой я хочу помочь женщинам научиться доверять своему организму, материнской интуиции, внутреннему знанию и женской силе, что пойдет лишь на пользу ребенку. Таким образом можно будет, как эстафету, передавать от поколения к поколению истинно гуманную силу, которая в будущем сможет поставить человеческие отношения на основу доверия.

Время летит… Уже выросло поколение девушек, матери которых ощутили вкус к грудному вскармливанию. Они видят примеры в своих собственных семьях, по крайней мере, в «больших семьях» – группах грудного вскармливания, и я верю, что, идя по этому пути, мы доживем до того времени, когда грудное вскармливание станет привычной и органичной частью нашей повседневной культуры.

Лето 2000 года

1. Грудное вскармливание окупается сторицей

Каждая женщина, родившая ребенка, всегда бывает глубоко тронута, когда слышит разговор о грудном вскармливании или видит кормящую мать. Если сама она после обескураживающих попыток через короткое время отказалась от грудного вскармливания, то, возможно, через много лет в ее душе пробудятся разочарования и печаль в связи с этой неудачей. Если же время вскармливания было для нее умиротворяющим и необременительным, то она с радостью вспомнит то глубокое ощущение счастья, теплоты и единения, какое она пережила, кормя грудью свое дитя. Каждая женщина, сумевшая преодолеть трудности, связанные с грудным вскармливанием, обретает силу, которая в течение длительного времени благотворно сказывается на ее отношении к ребенку.

Как возникла эта книга

Наша дочь Аня появилась на свет в 1972 году в маленькой окружной больнице в Виргинии (США). Несмотря на то что мы жили в довольно глухой сельской общине, нам крупно повезло в том, что в сорока километрах от нас, в главном городе округа, открылись курсы по подготовке супружеских пар к рождению ребенка, где в нас вселили доверие к естественному течению родов и грудному вскармливанию. Рождение Ани, которое я – с трогательной помощью мужа – перенесла в ясном сознании без воздействия лекарств, стало сильнейшим переживанием в моей жизни, невероятно меня обогатившим. Сразу после рождения Аню приложили к моей груди и с тех пор постоянно, и днем и ночью, приносили ее ко мне. К сожалению, тогда еще не практиковали совместное пребывание матери и ребенка в одной палате.

Перед тем как я на третий день покинула больницу, меня навестил выбранный нами детский врач, который поздравил меня с рождением дочери и заверил, что она совершенно здорова и даже снова набрала тот вес, с которым родилась. Дома я прикладывала дочку к груди всякий раз, когда она испытывала голод, в том числе и по ночам. В немецких брошюрах по вскармливанию и воспитанию детей в те времена писали, что детей надо кормить пять раз в сутки с восьмичасовым перерывом на ночь. На мой вопрос, что делать, если ребенок проспит и пропустит время кормления, врач подмигнул мне и сказал: «Если ваш ребенок действительно проспит, то не будите его, дайте ему выспаться». По тону врача я поняла, что такие случаи будут происходить чрезвычайно редко.

Очень скоро я ощутила уверенность в обращении с ребенком. Аня обычно просыпалась ночью несколько раз, но к этому я была готова, и это мне нисколько не мешало. По большей части я просыпалась даже на несколько минут раньше ее. Оглядываясь назад, я сейчас не могу точно сказать, через сколько часов после кормления Аня начинала испытывать голод. Благодаря успокаивающим напутственным словам врача я вообще не думала ни о каком почасовом плане кормления.

Аня оказалась очень довольным жизнью и веселым ребенком. Если не считать того факта, что однажды у меня пару дней было слишком много молока (звонок в Лигу грудного вскармливания помог решить эту проблему), мы с дочкой очень быстро приспособились друг к другу, и то, что у меня появилось дитя, я воспринимала как чистое, ни с чем не сравнимое счастье.

Когда Ане было девять месяцев, мы переехали в Германию. Из разговоров со знакомыми и друзьями я поняла, что мои позитивные воспоминания о родах и беспроблемное грудное вскармливание не были чем-то само собой разумеющимся. Большинство женщин, с которыми я разговаривала тогда, в начале 1970-х, пережили роды и вскармливание как очень неприятный опыт. Грудное вскармливание в большинстве случаев оказывалось таким бесплодным и обескураживающим, что молодые матери всячески отговаривали моих беременных подруг даже от попыток начинать кормить грудью. То, что я услышала, сильно меня задело и заставило глубоко задуматься. Как могло грудное вскармливание, совершенно естественный природный процесс, превратиться в неразрешимую проблему? Этот вопрос очень меня озадачил.

В поисках литературы о грудном вскармливании я находила только книги на английском языке. В немецкоязычном мире этот вопрос практически не исследовали и ничего о нем не писали. Я составила нечто вроде анкеты и принялась опрашивать молодых матерей об их опыте. Я говорила на эту тему с гинекологами, педиатрами, акушерками, медсестрами и консультантами молодых матерей. Постепенно мне все больше становилось понятно, что имел место ужасающий дефицит информации по поводу естественного течения грудного вскармливания и практики здорового вскармливания вообще. Последствия такого положения вещей мне пришлось испытать на собственном горьком опыте в 1975 году, когда родился мой сын Керри. Я получила в связи с родами столько противоречивой информации и столько отрицательных советов, что только благодаря моей непоколебимой убежденности и положительному опыту с Аней все же смогла кормить сына грудью. При каждом воспоминании о времени кормления грудью у меня теплеет на душе.

Мой собственный, обогативший меня опыт порождал во мне все более сильное желание поделиться им с другими людьми. Отсюда возникла моя глубокая, многолетняя заинтересованность темами рождения и начала жизни. Я почувствовала призвание внести свой вклад в создание наилучших условий для каждого появившегося на свет нового человека. Так и возникла эта книга.

Как было раньше и как должно быть теперь

Очень немногие сферы человеческой жизни подвергались такому насилию со стороны моды и медицинской идеологии, как беременность, роды и грудное вскармливание. Раньше мать кормила свое дитя грудью, потому что это было естественно. Кроме того, тогда не существовало искусственных смесей для кормления грудных младенцев. Если у матери было много молока, то она могла кормить двух детей или сцеживала молоко и относила на сборный пункт. Грудное молоко всегда считалось очень ценным товаром.

Когда же более пятидесяти лет назад на рынке появились первые адаптированные детские молочные смеси[2]2
  Первой адаптированной молочной смесью стала выпущенная в 1950 г. в Германии Humana.


[Закрыть]
, все испытали невероятный прилив воодушевления. Теперь наконец можно было взвесить, измерить и рассчитать, сколько ребенок должен получать молока и в какое время. Это был прогресс. Появилась возможность кормить ребенка точно по плану из бутылочки, а не по смутным ощущениям – грудью. Запоздалое первое прикладывание к груди, строгое почасовое расписание кормлений, длительные ночные паузы, постоянный цейтнот и стресс, связанный с самим актом кормления, предварительное кормление, взвешивание и докармливание согласно изданным для искусственного вскармливания таблицам – все это дезориентировало матерей настолько, что они не выдерживали грудного вскармливания. Рутинное применение лекарств во время родов привело к тому, что возникли препятствия к возникновению интимной связи между матерью и младенцем («бондинг», см. главу 6), а это весьма негативно сказывалось на грудном вскармливании.

Производители молочных смесей ни в малейшей степени не чувствовали своей вины и не брали на себя ответственности за эту бутылочную эйфорию. Основываясь лишь на своих коммерческих интересах, они доходили до того, что заявляли, будто их смеси ничем не уступают материнскому молоку.

Их реклама тонко (и не очень) подрывала веру молодых матерей в свою способность к грудному вскармливанию. Производители искусственных смесей стали рекламировать и навязывать свою продукцию даже в странах третьего мира и, надо сказать, делали это с оглушительным успехом и с ужасающими последствиями. Грудные младенцы (например в Африке), которые до тех пор в течение первого года жизни благодаря грудному вскармливанию были относительно надежно защищены от инфекций и истощения, теперь не получали материнского молока и тысячами умирали в местных антисанитарных условиях от инфекций, фальсифицированного детского питания или от недоедания, так как искусственные смеси ради экономии стали разбавлять водой.

Несмотря, однако, на то, что с тех пор многое изменилось, известные практики, предубеждения и небылицы, сохранившиеся со времен враждебного отношения к грудному вскармливанию, до сих пор живы. Женщины, вероятно, с большей убежденностью и дольше кормили бы детей грудью, будь у них всеобъемлющая информация о невероятных преимуществах грудного вскармливания.

Молодые матери нуждаются в просвещении для того, чтобы делать разумный и обоснованный выбор, а кроме того, им нужны ободрение и поддержка. В общении женщин друг с другом они обретают убежденность и веру в свою материнскую интуицию и женскую силу. Те, кто наблюдает и сопровождает женщин в период беременности и родов, могут помочь своим подопечным ощутить уверенность в себе и тем самым принести громадную пользу обществу. Если же женщины не получат поддержку, в которой они так нуждаются, то начало вскармливания окажется затрудненным, как показывает следующий пример:

«Салина была моим первым ребенком. Ни одна из моих сестер не кормила детей грудью, а я была совершенно неопытна и нуждалась в поддержке. Патронажные медсестры были очень дружелюбны и всячески старались мне помочь. Они осматривали Салину, советовали мне многое, но никто из них практически ничего не знал о грудном вскармливании. Вокруг меня было очень много благожелательно настроенных людей, но все они давали мне советы, которые противоречили друг другу.

Одна акушерка клятвенно заверяла меня в том, что будет помогать мне, но она ушла, и я больше ее не видела. Одна детская медсестра сказала мне: “Если вы думаете, что сделаете вашим детям что-то хорошее, кормя их грудью, то вы ошибаетесь. В этом нет ничего хорошего, вы только сами оголодаете”. Я попыталась, извиняясь, выказать свою решимость кормить дочку грудью. Ночные сестры сами кормили Салину, не спрашивая моего разрешения. Они говорили: “Ребенок должен есть, чтобы не исхудать, а вам будет только лучше, если вы хорошенько выспитесь”. Вообще, многое пошло как-то не так. Когда пришло молоко и у меня стала набухать грудь, все говорили мне разное. Молоко не текло само, мне пришлось пользоваться шумным молокоотсосом. Каждые полчаса мне нужно было садиться для этого на неудобный стул без подлокотников и с жесткой спинкой. Руки уставали до изнеможения, а спина нестерпимо болела. Я попала в какой-то заколдованный круг. Вернувшись домой, я целыми днями была занята сцеживанием молока и кормлением ребенка этим молоком из бутылочки. Салина уже не хотела брать грудь и плакала, когда я пробовала прикладывать ее.

Несмотря на то что я была измотана и подавлена, я решила не сдаваться. Вопреки большим начальным трудностям я сумела, с помощью моей подруги Сильвии, в течение полугода все же приучить Салину к груди. Теперь я знаю, что я смогла бы сберечь массу времени, если бы кто-нибудь с самого начала показал мне, как надо правильно приложить ребенка к груди, чтобы он всегда был при мне, чтобы я могла часто его кормить, и если бы я была окружена знающими и готовыми помочь грамотными советами людьми».

Успешное грудное вскармливание

Когда женщина получает разумную поддержку, когда мать не разлучают с ребенком сразу после рождения и когда она имеет возможность познакомиться с естественным вскармливанием, у нее не возникает с этим никаких проблем. Ниже я привожу пример позитивного опыта:

«На курсах по подготовке к родам нас также готовили к грудному вскармливанию. Тот уверенный тон, каким преподавательница говорила о грудном вскармливании, а также возможность на последних неделях беременности общаться с кормящими матерями придавали мне уверенность в моих силах.

После родов Мелиссу положили мне на живот. Это было просто поразительно, но она сумела самостоятельно добраться до моей груди. С самого начала я проводила с дочкой много времени. Ее забирали лишь ненадолго, чтобы взвесить, измерить длину тела и т. д. Как мать, я была вольна решать, проводить ли мне с дочкой круглые сутки или иногда отдавать ее на попечение медсестер, будет она лежать в кроватке рядом с моей кроватью или спать вместе со мной, греясь моим телом. Я получила практическую помощь в прикладывании Мелиссы к груди. Я могла сама решать, буду я пеленать ребенка сама или доверю это медсестрам или мужу. В этой клинике персонал строго придерживался моего желания не давать ребенку никакого искусственного прикорма. Я была окружена доброжелательными сестрами, которые со здоровым оптимизмом были готовы помочь мне и словом, и делом. Если у меня возникали какие-то сомнения, они развеивали их и вселяли в меня уверенность: “Я еще не видела ни одной мамаши, которая не могла бы кормить грудью. Вот увидите сами…”»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8