Ханна Хауэлл.

Волшебство любви



скачать книгу бесплатно

Вспомнив, что ребенку, возможно, по-прежнему грозит опасность, Эдина почувствовала себя немного увереннее.

Худенькая женщина по имени Мэри – с каштановыми волосами и карими глазами – показала ей комнату и сообщила, что приставлена к ней как бы горничной. Поднимаясь вслед за Мэри по узким каменным ступенькам, ведущим к спальням, Эдина рассматривала богатые шпалеры и дорогое оружие, висевшее на каменных стенах.

Мэри привела «гостью» в спальню с широкой кроватью под занавесками, камином и коврами из овечьих шкур. Девушка тихонько вздохнула. Она в жизни не видела такого богатства, и это очень ее угнетало.

Смиренно попросив ванну, Эдина села на мягкую постель в ожидании, когда Мэри выполнит ее просьбу. Несколько раз глубоко вздохнув, она попыталась отделаться от ощущения собственного ничтожества. Эдина была ошеломлена Данмором – его богатством и атмосферой общего довольства. Именно о таком месте она всегда мечтала. Но, увы, оказывается, исполнение мечты приводит к такому душевному смятению…

Однако здравый смысл вскоре взял верх, и Эдина решила, что такое благополучие тоже повод для подозрений. То обстоятельство, что все в Данморе казалось идеальным, еще не означало, что в райском саду не притаился змей. Эдина была почти уверена: Малком мог прекрасно жить в Данморе, но среди этих улыбавшихся лиц наверняка был человек, желавший, чтобы жизнь малыша стала очень короткой, и он готов был помочь тому, кто задумал убийство.

Эдина твердо решила: пока она не убедится, что Малком в полной безопасности в Данморе, она будет оставаться с ним.


– Уверен, что стоит позволить ей забрать с собой ребенка? – спросил Эндрю, когда мужчины умывались в спальне Лукаса.

– Она не сделает ему ничего плохого, – заверил лэрд, немного встревоженный тем, что так уверенно говорил это, хотя подобная уверенность не была основана на фактах.

– Теперь ты ей уже веришь? Не считаешь, что она как-то связана с этим Саймоном? – Эндрю натянул подштанники и налил себе и Йену вина из графина, стоявшего на столе около огромной кровати.

– Я точно знаю лишь одно: она не убьет Малкома. К тому же она сейчас окружена Макрэями…

– Думаю, ты просто очарован ее красивыми зелеными глазами, – проворчал Эндрю.

Лукас молчал, решив проигнорировать этот укол. Одевшись, он так же налил себе вина и стал рассматривать кузенов, развалившихся на его кровати. Пожалуй, следовало сказать им всю правду. Увы, его влечение к Эдине было слабостью. Может, было бы неплохо, если бы кто-то понаблюдал за ним и девушкой, чтобы убедиться, что он не поддался этой слабости и что Эдина не попытается использовать ее против него.

– У нее действительно самые прекрасные на свете глаза, – проговорил Лукас. – И многое в ней я нахожу привлекательным и интригующим. Инстинкт подсказывает мне: у нее нет ничего общего с Саймоном. Но не уверен, что стоит следовать этому инстинкту в отношении самой Эдины. Ведь тот же инстинкт твердит мне, что я хочу уложить ее на вереск и много дней не покидать ее объятий.

– Вот как?.. – пробормотал Йен, чем вызвал смех кузенов.

– Считаешь, что зов чресел может затмить голос разума? – спросил Эндрю. – И именно поэтому думаешь, что она не повредит Малкому, пока находится наедине с ним?

– Не повредит.

Она сто раз могла убить мальчика в лесу, и мы не успели бы остановить ее. Но она этого не сделала. Следовательно, она действительно пытается защитить дитя. Или же знает, что в противном случае мы тут же прикончим ее, и не желает умирать. Все может быть.

– Нам придется пристально за ней наблюдать – на случай, если она попробует удрать вместе с ребенком или же если кто-то явится к ней.

– Совершенно верно. Нужно следить за ней каждую минуту. Не выпускать из виду. Вам ни к чему скрывать слежку, поскольку я уверен, что она этого ожидает. Но неплохо бы делать это… не слишком явно. Пусть воображает, будто может ускользнуть от нас. А мы собственными глазами увидим, можно ли ей доверять.

– Хороший план. Но дело в том, что есть только одно место, где нам удобно следить за ней, и это место – ее спальня.

– У нас и там есть глаза! Я попрошу Мэри спать с ней в одной комнате. Это была спальня моей матери, и там есть место для камеристки. Не думаю, что Эдина что-то заподозрит.

– А что ты сделаешь, если окажется, что она в союзе с Саймоном?

– Боюсь, в этом случае у нас небольшой выбор в том, что касается ее судьбы. Если придется выбирать между ее жизнью и Малкомом… Пусть я жажду ее куда сильнее, чем любую другую женщину, можете не бояться, что я поколеблюсь в выборе и сделаю неверный шаг. В тот момент, когда она свяжется с Саймоном, будем считать ее врагом.

Глава 3

Нелегко ей было, но Эдина улыбнулась Мэри, положила сонного Малкома на руки горничной и вышла из спальни, которую делила с женщиной и ребенком вот уже неделю. Разум твердил: глупо бояться, что Мэри причинит зло ребенку. Но Эдина все же беспокоилась… Тот, кто намерен убить малыша, вряд ли появится в стенах Данмора, но она была уверена, что он где-то рядом. И то обстоятельство, что и все остальные чего-то опасались, только подтверждало ее подозрения. Не она одна чувствовала опасность, грозившую ребенку. Однако ей давно пора передать его родственникам. Хотя бы для того, чтобы выяснить, кто попытается воспользоваться этим. Постоянно охранять малыша, пока все остальные следят за ней, – такое поведение ни к чему не приведет, даже не поможет решить, кому можно доверять.

Когда она вышла в залитый солнцем двор и глубоко вдохнула теплый летний воздух, Гар тотчас подскочил к ней. Девушка погладила пса. Тот по-прежнему не позволял никому уходить вместе с Малкомом слишком далеко, но, в общем-то, держался спокойно. Более того, Гар прекрасно прижился в Данморе. Он не чувствовал какой-либо угрозы, и это позволило Эдине немного расслабиться. Ей действительно требовался отдых от постоянного дежурства рядом с Малкомом. Чтобы унять угрызения совести, из-за того что оставила ребенка, она приказала Гару подняться в комнату и посторожить.

Наслаждаясь солнечным теплом, Эдина медленно обошла двор. Лукас великодушно послал гонца к ее дяде, чтобы объяснить, почему она оказалась в Данморе, и заверить, что здесь девушка будет в безопасности. Дядюшку нельзя было назвать любящим родственником, но он все же беспокоился бы за племянницу. Так что теперь она могла не волноваться насчет этого и уделять все внимание безопасности Малкома.

Тщательно осмотрев двор и все строения и даже поднявшись на стены, чтобы осмотреть близлежащие земли, Эдина нашла тенистое местечко и присела. Было очень приятно посидеть на свежем воздухе (если проигнорировать постоянную слежку Йена), и ей хотелось чуть подольше понаслаждаться одиночеством. Прохладный ветерок проникал из-за стен, и она закрыла глаза, наслаждаясь приятным ощущением. Девушка почти задремала, но тут вдруг почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд.

Эдина осторожно приоткрыла глаза. Над ней возвышался Лукас, смотревший на нее с любопытством. Она поспешно поднялась и нахмурилась, когда он неожиданно подступил ближе и прижал ее к стене.

– Чего ты хочешь? – спросила Эдина, проклиная себя за грудные нотки в своем голосе.

– Решила отдохнуть от постоянной опеки над Малкомом? – пробормотал Лукас, глядя ей в лицо.

– Я чувствую, что могу доверять Мэри. К тому же я посадила у двери Гара.

– Ах да… Вечно преданный Гар…

– Однако мне пора. Я и так слишком долго бездельничала.

Лукас улыбнулся, когда девушка чуть шевельнулась, как бы прося его отступить, чтобы ей можно было уйти. Он был доволен, что застал ее одну, без охраны и подальше от посторонних глаз.

Он наблюдал за ней неделю, в перерывах между охотой на Саймона. Ее голос, глаза, даже манера двигаться – все в ней волновало его, и она стала являться к нему во снах, заставлявших его просыпаться в поту, сгорая от желания. Как бы часто Лукас ни твердил себе, что будет большой ошибкой поддаться этому влечению, он не мог выбросить Эдину из головы. Он часто замечал, что она, казалось, следила за ним с тем же интересом. И теперь, возможно, самое время проверить, так ли это.

– Малком, скорее всего, еще спит, – сказал Лукас.

Эдина ахнула, когда он наклонился и коснулся губами ее губ.

– Что ты делаешь?

– То, о чем думал с того момента, когда ты впервые появилась в моей жизни.

Слова эти были для нее весьма лестными, Эдина немного расслабилась. Она замерла, когда лэрд снова ее поцеловал, хотя знала, что следовало бы ударить его или лягнуть и строго напомнить об уважении к дамам. Но проблема состояла в том, что с тех пор, как Эдина появилась здесь, она постоянно думала о том, как бы поцеловать Лукаса. И вот он – ее шанс узнать, была ли правда в ее глупых мечтах. Поэтому она не стала противиться и обвила руками шею лэрда.

Сердце девушки заколотилось, когда он снова привлек ее к себе и вновь прижался губами к ее губам. Она застонала от восторга и, крепко прижавшись к нему, наконец-то ответила на его поцелуй.

Когда же жаркие поцелуи Лукаса заскользили по ее шее, к Эдине наконец вернулось подобие здравого смысла, и она оттолкнула его. В ее вздохе облегчения от того, что он тотчас подчинился, было и сожаление. Поцелуй оказался необычайно волнующим, и теперь ее еще сильнее влекло к этому мужчине. Раскрасневшееся лицо Лукаса говорило о том, что он испытывал то же самое. Это было опасно, и Эдина, осознав всю меру этой опасности, отошла подальше.

– Довольно этого, – пробормотала она, несколько раз глубоко вдохнув, чтобы прийти в себя.

– Вот как? – Лукас прислонился к стене и улыбнулся. – Говоришь, довольно? А по мне, так все только начинается.

– Я приехала сюда, чтобы защитить Малкома, а не для того, чтобы становиться вашей… – Эдина умолкла, не зная, какое слово лучше употребить.

– Не для того, чтобы становиться моей любовницей?

– Конечно, не для этого.

– А вот поцелуй, которым мы только что обменялись, говорит совсем другое.

Возможно, так и было, но Эдина не собиралась признаваться в собственных чувствах. А наглая самоуверенность лэрда ужасно ее раздражала.

– Этот поцелуй был вызван глупым и беспечным любопытством, – заявила девушка. – И другого поцелуя ты не получишь.

Резко развернувшись, Эдина пошла к входным дверям, изо всех сил пытаясь не оглядываться. Ее преследовал тихий смех Лукаса, и она с трудом удерживалась, чтобы не вернуться и не пнуть его хорошенько. Но поцелуй все еще горел на губах – живой и согревавший кровь. Эдина знала, что будет крайне неразумно вновь оказаться вблизи от Лукаса, пока она не забудет об этих ощущениях.


Лэрд улыбнулся, оторвался от стены – и нахмурился, когда перед ним вдруг оказался ухмылявшийся Эндрю.

– И как долго ты здесь торчишь?

– Ровно столько, чтобы услышать несколько слов и увидеть, как девчонка спешит прочь, – ответил кузен, снова ухмыльнувшись.

– А что плохого в поцелуе?

– Ничего. Хотя думаю, что это было больше, чем просто поцелуй. Вы оба разрумянились и едва держались на ногах. Я уверен, что ваш голод еще не утолен.

– И что, если так?

Эндрю поморщился и взъерошил свои рыжие волосы.

– Если девушка так невинна и серьезна, какой представляется, значит, ты пытаешься соблазнить девицу из хорошего дома. А это может привести к большим неприятностям. Если же Эдина помогает Саймону, ты выказываешь перед ней слабость, которой она не преминет воспользоваться. Будь осторожен, кузен. Куда бы ты ни ступил, повсюду возникнет проблема.

У Лукаса не было на это ответа, поскольку Эндрю говорил чистую правду. Сладостный поцелуй разжег его кровь, и он знал, что не сумеет так просто о нем забыть. Ему хотелось насладиться всей полнотой страсти, он жаждал узнать, сбудется ли все то, что обещал этот поцелуй. Конечно, связь с Эдиной сулила беду в любом случае, но Лукас знал, что если представится возможность взять девушку, то он без колебаний воспользуется такой возможностью.


Эдина закрыла за собой дверь спальни и прислонилась к ней. Последние несколько шагов по ступенькам были самыми трудными, потому что очень хотелось повернуться, броситься обратно к Лукасу – и упиваться его поцелуями. Только уверенность в том, что дело одними поцелуями не ограничится, удержала ее. Ей требовалось время, чтобы подумать, а этот поцелуй показал: в объятиях Лукаса Макрэя она не способна мыслить.

– Как Малком? – спросила девушка.

– Все еще спит, – ответила Мэри, пристально наблюдая за Эдиной, растянувшейся на кровати. – С вами все в порядке? Похоже, вы перегрелись на солнце. Очень уж вы красная…

– Я встретилась с вашим лэрдом. Он обладает редкостным искусством заставить меня краснеть.

– Иногда вы говорите так, будто терпеть его не можете. Поверьте, он хороший человек, а эта беда с Саймоном очень его печалит. Он любил сестру и прекрасно относился к ее мужу. Когда лэрд понял, что малыш исчез, он без отдыха и сна искал его повсюду.

– Да, мне так и сказали. – Эдине приходилось признать, что все в Данморе искренне любили своего лэрда, а это позволяло предположить, что он действительно хороший человек.

– Многие на его месте не стали бы так уж стараться, – продолжала служанка. – В конце концов, ребенок – наследник огромного владения на границах с Данмором. Какие-нибудь другие родственники захотели бы оставить себе эти земли.

– Верно, – кивнула Эдина и, приподнявшись, нахмурилась. – Да, конечно.

– Малышу Малкому повезло иметь родича, который присмотрит за владениями. И будет заботиться о них, пока племянник не вырастет.

– А земля не попадет в руки Саймона?

– Нет-нет. С чего бы это? Саймон ему не родственник. Почему ты считаешь, что он может получить выгоду от смерти Малкома?

– Это объясняло бы, почему он убил Элспет и Уолтера и оставил младенца на смерть.

– Да уж… – Мэри вздохнула и направилась к двери. – Может, ты и права, но не поэтому он запятнал их кровью свои руки. И не поэтому, возможно, попытается убить ребенка, когда узнает, что тот выжил. Саймон безумен. Спятил от ревности и ненависти. Таким вещам объяснения нет.

Таким – действительно нет. А вот жадность и алчность как нельзя лучше объясняли подобные убийства. Прежде у Лукаса не было причин убивать ребенка. Сейчас у него появилась такая причина.

Эдина выругалась и снова улеглась на кровать. Она разрывалась между угрызениями совести по поводу того, что вообще могла считать Лукаса способным на такое преступление, и холодным рассудком, подсказывавшим, что не стоило быть доверчивой дурочкой и что подобную возможность не следовало игнорировать.

Эдина тяжко вздыхала, стараясь решить, что же ей делать. Но она знала только одно: ей ужасно не хотелось верить в виновность Лукаса.

Она снова приподнялась, потом встала. Ей следовало побольше узнать о Лукасе, Данморе и его людях. Местные жители ни за что не скажут ничего дурного о лэрде, но их мнения могут помочь. Она могла узнать многое о прошлом Лукаса, о его пристрастиях и вкусах и даже о характере. Пора перестать просто охранять Малкома и принять активное участие в поисках того, кто хотел смерти ребенка.

В тот момент, когда вернулась Мэри, Эдина уже была полна решимости узнать как можно больше о Данморе и его обитателях.


Она вернулась в спальню, когда уже стемнело. Впервые со дня прибытия в Данмор Эдина ужинала в большом зале. Она намеревалась получше изучить хозяина замка и его людей, но вместо этого весь вечер разрывалась между влечением к лэрду и раздражением. Ей мешали откровенные попытки Лукаса соблазнить ее, и хотелось то сдаться, то закричать на него, приказать ему, чтобы не мучил ее.

Мэри помогла ей раздеться, надеть ночную сорочку покойной матери Лукаса и умыться. Поцеловав на ночь малыша, Эдина забралась в постель, ощущая невероятную усталость, хотя почти ничего не делала, только разговаривала с людьми.

Слушая, как Мэри устраивалась на ночь в маленькой нише у камина, Эдина пыталась привести в порядок свои мысли. За весь день она не узнала о Лукасе ничего дурного, что нисколько ее не удивило. Саймона же ненавидели все, но этого было недостаточно, чтобы его осудить. Все в Данморе считали, что этот человек виновен в убийстве, хотя никто не имел реальных доказательств. Более того, если и существовал какой-то след, который мог бы привести Лукаса к Саймону, – о нем никто не знал. Все это сбивало с толку, и Эдина не знала, чему верить – сердцу, разуму или интуиции.

Тот факт, что она желала Лукаса, не позволял доверять ничему, кроме разума, но у нее было недостаточно фактов, чтобы принять окончательное решение.

Однако кое-что говорило в пользу Лукаса. Во-первых, Гар доверял этому человеку. И еще… Она просто не могла заставить себя бояться Лукаса. Ведь если он убийца – то почему не расправился с ней? Почему позволил приехать в Данмор и ухаживать за Малкомом? Возможно, и было во всем происходившем что-то подозрительное, но она не могла определить, что именно.

«Все, что мне нужно, – размышляла Эдина, устраиваясь под одеялами, – так это одно неопровержимое доказательство». Ей следовало раздобыть какие-либо сведения, которые не позволили бы сомневаться в честности Лукаса. Причем времени у нее почти не было. Интуиция подсказывала ей, что покой долго не продлится. Да и никто здесь не сомневался: жизнь Малкома в опасности, и тот, кто замышлял убить ребенка, попытается сделать это снова. Эдина очень надеялась, что сумеет точно узнать, кто этот человек, чтобы предотвратить следующее нападение.

Глава 4

Малком заливался звонким смехом, когда она, стоя над ним, стряхивала воду с волос. Эдина была рада, что ей позволили выйти за стены Данмора с ребенком, но она не собиралась докапываться до причин такого везения. Возможно, все дело в том, что ей наконец-то стали доверять, после того как она прожила в Данморе две недели.

– Гар, вернись ко мне! – позвала девушка и вздохнула, когда пес исчез в кустах на дальней стороне ручья, в котором она плескалась.

Одеваясь, Эдина решила, что строго поговорит с любимцем. Гар прижился в Данморе, и все Макрэи его баловали, так что пес почти забыл о своей обязанности охранять хозяйку и малыша. Гар не чувствовал какой-либо угрозы, и она находила в этом некоторое утешение, поскольку предполагала, что не находится в стане врага. И все же необходимо было ужесточить обращение с псом, ведь, возможно, вскоре ей понадобится его помощь.

Эдина вытирала волосы полотенцем, когда какой-то тихий звук заставил ее насторожиться. Она стала на колени над ребенком и выхватила меч из ножен, и только потом осторожно огляделась. Это мог быть какой-то житель Данмора, следивший за ней, но следовало в этом убедиться. Все еще не спуская глаз с младенца, девушка закончила одеваться и взяла Малкома на руки.

Зная, что Гар сам сумеет вернуться в Данмор, она решила, что пора отправиться в обратный путь, к надежным каменным стенам. Но едва она успела сделать несколько шагов, как поняла, что слишком задержалась. Шестеро хорошо вооруженных всадников выехали из-за деревьев, росших по берегу ручья.

Девушка осторожно положила Малкома у своих ног и снова схватилась за меч. Эдина знала, что у нее не было никаких шансов выстоять против шестерых, но она твердо решила, что заставит их дорого заплатить за жизнь ребенка.

– И где это Лукас нашел тебя? – спросил высокий и тощий, как скелет, мужчина, скакавший во главе отряда. – Ты мне незнакома.

– А я не знаю, кто ты такой. Это визит вежливости?

– Ты явно не из Макрэев, – продолжал незнакомец.

– Если это так интересует тебя, то я – Эдина Макадам из Гленфера. Тебе полегчало?

Тощий рассмеялся.

– У тебя больше храбрости, чем ума, девушка, – заметил он, издевательски кланяясь. – Жаль, что мы не можем встретиться в более подходящем месте. Мы могли бы стать любовниками, а не врагами. Я сэр Саймон Кенни.

– Любовниками? Я так не считаю, сэр Саймон. Я слишком хорошо знаю, что случается с любовницами, которые вам надоедают или имеют несчастье не угодить.

Лицо Саймона словно окаменело, и Эдина насторожилась. Было очевидно, что этот человек очень вспыльчив. Будь он один, она бы сумела извлечь из этого пользу, но теперь, разгневав его, она только ускорила свою смерть.

Девушка осмотрелась. «Где же Гар?» – думала она в отчаянии.


Лукас взглянул на мужчин, медленно окружавших Эдину, и тихо выругался.

– Йен, как ты мог позволить ей удалиться так далеко от Данмора, да еще одной?

Йен виновато потупился.

– Ты ведь сказал, что не стоит слишком уж пристально следить за ней…

– Это еще не означает, что ты мог позволить ей бродить в одиночку, зная, что этот безумец где-то здесь.

– Уже не где-то… – протянул Эндрю, положив конец спорам. – Позади Саймона и его людей трое наших, а мы – перед ним. Ты, кузен, должен решить, когда напасть.

– По крайней мере, меня не назовут идиотом. Я все же приказал солдатам быть наготове – и все из-за одной крошечной женщины, вздумавшей погулять с младенцем, – пробормотал Лукас, в раздражении запуская пальцы в волосы. – Но при нападении Эдина и Малком могут быть убиты…

– Хорошо бы ненадолго отвлечь Саймона и его людей, – сказал Эндрю.

Лукас в последний раз осмотрелся, прежде чем дать приказ к атаке – приказ, который, как он боялся, будет смертным приговором Эдине. Но тут его взгляд упал на знакомый пятнистый силуэт, кравшийся к Саймону и его людям.

– Смотрите, ее пес…

– И он собирается напасть? – спросил Эндрю.

– Да, конечно, – ответил Лукас, с трудом удерживаясь, чтобы не закричать от возбуждения и предвкушения боя.

– Этот урод никогда еще не выглядел таким красавцем. Он прекрасно сумеет отвлечь Саймона.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное