Хамзали Пайгамов.

Та?дир Изтироблари (Страдания Судьбы)



скачать книгу бесплатно

Он стал направляться в сторону двери, вдруг дверь с грохотом открылась в помещение зашёл директор Кокандского «Пищекомбината» Бузрукходжа Яхёходжаев.

Добродушный, величавый, говоривший с немногим криком Яхёходжаева меньше среднего роста, его с быстрым характером прокурор недолюбливал. Кориев почему-то его держал ближе себе. Возможно комбинат на общий производственный продукт города добавлял значительную часть продукта или есть другая сторона, всё таки Бузрукходжа Яхёходжаев всегда среди «старших» держал себя уверенно.

Эралиев с ним поздоровался прохладно:

– Ну ладно, – сказал и вышел наружу. Аркадия Саркисяна по «тревоге» Иляева быстро нашли. Он обо всём этом не знал и спокойно зашёл поздоровался с управляющим и спокойно сел на мягкий стул.

– Что случилось?

– Что случилось, Аркадий ты увидишь своих покойных, похоже, – сказал Иляев у Саркисяну на «ты» и с яростной улыбкой вытащил из стола один лист бумаги, положил перед ним на стол. В таком тоне разговор управляющего очень его испугал. Он потерял спокойствие, то смотрел на бумагу, то на Иляева зажав плечи начал говорить:

– На самом деле, здесь не никакой моей вины!

– Ты много не говори, с самого начала про этот случай расскажи. Не смешивай обман.

– Ну ладно, – сказал он спеша, – везущий в цех сахар, автомобиль попал в аварию. В кузове машины находящиеся двое рабочих получили ранение и в мешках с сахаром следы крови их остались.

Долгое время не знал что делать, после сказал чтобы сахар пустили в производство. Вот и всё, – сказал ища выхода из положения глядел в глаза Иляева.

– Вот за это ты увидишь своих покойников. Твоё преступление политическое. Сам знаешь, если попадешь в капкан прокурора города человек он не оставит в живых его. Самое малое получишь десять лет. Вот его письмо. Он просит чтобы тебя выгнали из партии. Потом он возбудит уголовное дело. Ты знаешь, ты с этим делом нас в гроб загонишь. Он с задней стороной карандаша бил об стол и с удовольствием смотрел на нынешнее состояние Саркисяна. Потому что от неожиданно случившегося события он потерял себя.

– Завтра бюро, – сказал Ильяев нарушая наступившее молчание, – подготовиться.

– Абрам Ханнанович, может быть есть какой-нибудь выход. Мы же дружим много лет, посоветуйте что-нибудь, что вы скажете, я готов.

Слова Аркадия «Что вы скажите, я готов» очень понравились Ильяеву. Он показал себя как человек который жалеет его, немного помолчал, встал с места: подошёл к окну, опять сел, прикурил сигарету. И как будто нашёл выход, начал тихо говорить:

– Я сейчас же «старшего» возьму в руки. С каждым членом бюро поговорю. Это скользкое дело, понял? – сказал он хмурясь.

– Понял, понял. Что вы скажете я немедленно буду выполнять.

– Хорошо, иди сейчас же, принеси всё что ты имеешь, я найду способ сделать

В спешке уходивший Саркисян через полчаса времени вернулся в кабинет Ильяева.

– Что принёс? – сказал Ильяев как медведь чувствовавший запах мёда.

– Да, – сказал Аркадий запыхавшись.

– Сколько?

– Тридцать тысяч сумов.

– Хорошо всё будет сделано.

Иди домой будь спокоен, отдохни. Никому ни слова не говори.

Аркадий все деньги положил в стол, куда указал Ильяев почувствовав облегчение вышел из кабинета.

Ильяев ни ожидал выручить такую большую добычу. Хватит на четыре машины, точно.

– Эх, без головы армянин, – сказал внутри себя с усмешкой.

***

Один человек с фамилией Бойджуманов пришёл в туман первым секретарём партийной организации. Как его зовут, какая национальность у него никто не знает. Одни говорят что он лули, другие говорят что таджик. Некоторые говорят он из Кавказа, ещё некоторые говорят он туркмен. все по своему, загадывают. Вид у него интересный, брови чёрные, густые, глаза фиолетовые, голова размером в ведро. На нём всегда жёлтоватая гимнастёрка, на ногах очень большие сапоги. Когда дождь, на сапоги надевает со сбитым носом калоши. На голове со звёздочкой кепка. Некоторые говорят, что он военный, некоторые говорят он не военный. Когда ходит с припрыжкой становится похожим на быка. Голос томный, смеётся странно. На его боку в деревянной кобуре носит пистолет «маузер». Когда он выходит на улицу становится повсюду тихо. Люди от страха убегают. Когда он заходит в здание комитета тумана там можно услышать полёт крыльев мухи. Шагает по всюду с громки шагом. Когда ходит в комнате пол скрипит. Лицо его страшное, никто не посмеет посмотреть на него. Когда он приступил в тумане к своим обязанностям, в тот же день собрал всех членов бюро партийного комитета. Всех входящих пригласил сесть, все в удивлении. Перед каждым человеком поставил по одной бутылке водки, по два больших стакана с дном вверх. В середине стола в большой посуде приготовленное мясо.

– Ну, все собрались? – сказал он грубо. Наливайте водки, наливайте полными, кто не умеет пить с нами не будет работать.

Он свою бутылку водки открыл крышку, налил на два стакана полными, один стакан с полной водкой отдал второму секретарю.

– Ну взяли! За знакомство, – сказал и полный стакан водки выпил до дна не оставляя ни капли. Из посуды взял мясо и закусил. Остальные тоже с усилием выпили водку. Некоторым было очень тяжело. Особенно тяжело было тоненькому парню начальнику отдела по идеологическим делам. Он в момент опьянел стал болтать. Глаза округлились, он нырнул головой под стол.

– Эх, этот парень со слабыми яйцами. Он не подходит, его место не в комитета тумана, мы его отправим в баню продавать билеты, – сказал с приятной улыбкой.

В один день неожиданно:

– Завтра будем проводить собрание бюро, – сказал он заведующему отдела по организационным вопросам.

– Мы же не готовили документов, решений – сказал заведующий с удивлением прижимая плечи.

– Не надо никаких документов. Документ это я! – сказал положа руку на грудь. Завтра председателей которые не выполняют план будете приглашать, члены бюро должны быть готовы. Все вы поняли?!

Он с округлыми глазами со злостью посмотрел на начальника.

– Будет сделано, – сказал заведующий от испуга спеша.

Бойжуманов с громким топотом пошёл, сел на своё место. Из деревянной кобуры вытащил «маузер», перед собой на стол положил. Сидящим на каждого отдельно посмотрел и кивнул заведующему.

– Все готовы?

– Да все приглашенные здесь.

– Очередь председателя коллективного хозяйства имени «Октябр» Улмасов Дултабоя, сказал заведующий.

– Позовите!

В комнату вошёл крупный с круглыми щёками, красноватый председатель. Он держал обе руки вместе, медленно подошёл к столу за которыми сидели члены бюро, держа сердце в руках посмотрел из под земли на сторону Бойджуманова.

– Да, это ты кто все дела проваливал?! Ты же раздулся на все стороны, съедая всё на своём пути, негодный. Ты знаешь, что означает название твоей организации, нет не знаешь. Ты всё время спишь под тенью ивы. Приведите его сюда, – сказал он показывая правую сторону, – иди сюда я говорю.

Председатель не знал что делать от страха куда надо идти? Почему? Глаза округлились стоял на месте.

– Иди сюда, говорю, корова! – сказал Бойджуманов ещё громко крича.

Понимающий обстоятельства заведующий спеша поднялся с места, держал за руки председателя тихо сказал в ухо.

– Попросите прощения у хозяина, быстрее.

Председатель спеша стал просить прощения.

– Хозяин, простите меня, все дела устрою. День и ночь буду работать. Обещаю. Все мы усердно приступим к делу, всё недостатки устраним.

Он весь дрожал.

– Я как могу быть хозяином, безумный. Меня называй товарищ первый секретарь! Что даже этого не знаешь.

Он взял со стола «маузер», приставил к виску председателя.

– Тебя от собаки, сейчас застрелю. Все вокруг себя сломал, теперь всё это хочешь восстановить сразу.

Все перестали дышать. Председатель весь в поту просил.

Заведующий тихо рядом сидящему шепнул.

– Как бы не застрелив?

– Может это быть, – сказал он, – как бы не случилась трагедия…

Бойджуманов в руках пистолет приставив к виску председателя не переставая угрожал, оскорблял. И наконец перестал угрожать и положил «маузер» на стол.

– С твоей грязной кровью не буду загрязнять это святое место. Пошёл вон. Тебе один месяц срок! Выполнишь государственный план и дашь отчёт. В течение одного месяца ты мне не покажешься. Если дело не можешь исполнить, в тот же день тебя на месте застрелю. Ты понял?! Все поняли?!, – сказал он делая страшный вид, упорно вглядываясь в лицо каждого

Председатель раскачивался на месте, не знал в какую сторону идти. Из его виска текли жемчужины пота, он полностью не владел собой, ноги его как будто были прибиты гвоздём к полу и не мог шагать. Не знал на какой стороне дверь стоял как памятник.

Лицо его в один миг изменился. Если бы кто-то не держал его он бы упал.

– Пошёл вон! – сказал Бойджуманов и медленно встал на ноги. После этого он вошёл в комнату с маленькой дверью. Взял из шкафа водку, налил полную пиалу и выпил одним залпом. Не стал закусывать, только потёр губы с рукавом и вернувшись сел за стол. От стоящего на столе блестящей пачки взял папиросу и прикурил. На этот момент его изображение напоминало главнокомандующего, который услышал весть об одержанной победе. Как получивший удовольствие наркоман не скрывал своего удовольствия, вглядываясь вокруг, ещё всем «Вы увидели, что я могу» говоря улыбаясь посмотрел и сказал с грубым голосом:

– Все свободны, – сказал.

***

Прошло много времени, как был назначен председатель коллективного хозяйства. Вызывал смех вид председателя Уришбой Кузиева у человека. Большой живот размером кувшин, лысая голова, лоб блестящий, редкая острая бородка, есть длинные усы. Руки и ноги короткие. Глаза похожи на глаза орла, веки распухшие. Длинный чекмен сапоги кожа наоборот, пояс завязывает ниже живота. На боку висит нож с ручкой дандон. Общий вид его похож на ребёнка, который был рахитиком. От того что он всегда употребляет нос нижняя губа повисла, он был неграмотным, но у него память была сильная. Очень хорошо знает сельское хозяйство. Очень подвижен. Он смог повлиять на улучшение экономики хозяйства.

Сегодня будет общее собрание правления коллективного хозяйства. Необходимо переголосование нового председателя. Может быть придёт руководитель комитета тумана. Такой слух распространился.

Кстати. На собрание «правления» были приглашёны все члены коллективного хозяйства. Собралось очень большая толпа. Много ходили слухов о выборах председателя. Кто-то говорил председателя будут освобождать, другие говорили «Наш председатель останется на месте». Побелили здание управления колхоза, к открытию украсили разными лозунгами. Улицы подметали, чистили. Художественные любители колхоза устроили представление, люди аплодировали приветствовали людей искусства. Все ждали руководителя тумана. Двое сотрудников комитета тумана внутри здания изучали деятельность хозяйства и записывали. Из того что эти парни разворачивали все бумаги, было видно они хотят нарисовать руководителя хозяйства в чёрном свете. Значит комитет тумана сказал им: «Нос председателя надо потереть об пол» и дал задание. Вдруг зазвучали карнаи-сурнаи, думбира начала груметь. Все начали кричать. Некоторые начали аплодировать.

Рядом с зданием «Правления» остановился комитета тумана фаэтон арба с тентом сверху. Люди арбу называли «извош» – это извозчик. Из извоша спустился высоковатый с белым лицом, с величественными движениями человек, с выдержкой стал здороваться. Он был первым руководителем комитета тумана Назаров. Он был немного франтоватым пошёл в сторону руководителя тумана и подав руку здороваться начал. После пошёл в сторону администрации.

На собрании подозрение председателя начала подтверждаться. Взявшие слово один за другим начали председателя «бить», «большой» кивая головой слово докладчиков поддерживал и им поддакивал. Критика медленно развилась и дело дошло до оскорбления. Чувствовалось «руководитель тумана» сидел получая удовольствие. Председатель совсем потерялся его долго «избивали». Враг бежит и смелых больше пословица подтвердилась. Люди про которых даже трудно подумать так с яростью критиковали председателя . В самый разгар собрания руководитель комитета тумана поднялся.

– Товарищ! – сказал посмотрел с краем глаза на председателя, – на сегодня хватит все устали. Теперь хорошенько подумайте что будем делать с делами хозяйства, завтра мы продолжим собрание.

***

Юнусжон был одним единственным самым доверенным человеком председателя. Он несмотря что был молодым, поднялся на должность главного бухгалтера. Честность, образцовое поведение была причиной его среди многих нахождения авторитета.

Когда собрание закончилось, все разошлись, гонец председателя позвал Юнусджана.

– Председатель вас зовёт.

– Сейчас иду, – сказал он мягко.

Когда он зашёл к председателю его глаза увидели костра горевшего на середине, на одной стороне костра кипела вода в кумгане, с треском горевших веток искры летели в разные стороны. На другой стороне костра, с короткой палкой для поддержания огня, скривившись сидел сам председатель. Его состояние аховое. Его нутро «собака кусает» это было видно. В один момент его цвет лица потухла, глаза были усталыми. Открытые настежь глаза уставились на Юнусджана.

– Садись сынок. Ты мне и родственник и сын. Это так?

– Так, – сказал Юнусджан посмотрел на землю.

– Вы одну вещь поняли. Мой сын?

– Нет отец председатель. Я не понял о чём вы говорите.

– Я говорю о собрании, – сказал он вместе с кашлем, дым его горло запершил видимо. Глаза и нос вытирая рукавом продолжил, – «старший» привёл меня к краю оврага. Но специально не выкинув меня в овраг ушёл обратно. Вы знаете, почему он это сделал? Теперь мы должны сделать так, чтобы он завтра нас с края оврага сам вытащил. Вы же мне будете помогать. Вы поняли? Всё дело в этом.

– Я немного понял, я не могу понять, как я буду помогать вам? – сказал Юнусджан посмотрел на председателя не понимая.

– Дело в том, он с палкой в руках начал копошиться в огне. Немного отдохнул и уставившись на Юнусджана продолжил, – Я предупредил заведующего складом. Вы возьмите моего коня , завскладом на одну арбу некоторые вещи погрузил. Рано утром пока не наступил свет вы едете в дом «руководителя тумана». Вы скажите, что привезли подарки кое какие, разгружайте вещи, срочно возвращайтесь назад и расскажите мне какие результаты. Вы скажите ему в будущем такие же подарки будете привозить чтобы он разрешил, вы будете просить его об этом. Вы поняли?

– Я то понял, но какие будут результаты?

– Результат увидим завтра. Вы идите, вы вободны, мой сын. Будьте бдительны, чтобы никто не знал.

– Так точно, – сказал Юнусджан положив руку на грудь.

***

Юнусджан от волнения всю ночь не спал. Это же, он “руководителю тумана” домой отвезёт взятку. Если из дома разозлившись их будет гнать из дома, что будет? Разве можно не выполнить задание председателя. Он оделся и вышел наружу. Он начал осматривать загруженные на Коканд арбу вещи. Большой кусок мяса барана, один мешок муки, рис, один рулон материала, сушенные абрикосы, пять-шесть дыни, в двух посудах хлопковое масло. Он сверх арбы набросил закрыл простыней.

От хозяйства до места назначения был один час пути. Время рассвета – если выйдет в четыре часа в путь, доедет до рассвета. Юнусджан доехал до адреса перед рассветом «время пять часов утра» подумал он.

После тихо начал стучать в дверь. Как будто кто-то его ждал в этот момент:

– Кто это? – спрашивающий мягкий голос слышался.

– Это я, – сказал испугавшийся Юнусджан.

С внутри двери было слышно звук цепи и дверь открылась.

– Э, брат здравствуйте, – сказала знакомая фигура с внутри, мягко напротив Юнусджана в белом одеянии стоял высокий человек, на ногах галоши, на голове сетчатая белая тюбетейка, сверху рубахи наброшен из черного ласа халат. В одной руке держал глиняный чайник. Юнусджан это знакомое лицо где я увидел подумал немного, уставившись на него и вдруг воскликнул «ие».

Напротив него стоял руководитель комитета тумана Назаров. Но, он не был вчерашним высокомерным Назаровым с громким криком, а был с приятным голосом, со стыдливым взглядом, с безобидным видом стоял человек.

– Он очень похоже на муллу из нашей махалли, – сказал Юнусджан про себя молча.

– Ну как, всё спокойно? Заходите сынок, – сказал Назаров понимая в чём дело.

– Здравствуйте, брат. Я это… Юнусджан… Это я привёз…

– Да вы очень старались, сынок. Я вас узнал. Вы же, главный бухгалтер Юнусджан, да…

– Да, да. Это так, – сказал поспешив.

По тону разговора дело ладилось, похоже руководитель комитета тумана открыто стал радоваться.

– Арба стоит под воротами, можно заводить.

Назаров молча подошёл к воротам снял цепь, повернулся к Юнусджану.

– Открывайте ворота, и заезжайте внутрь.

Он загнал во внутрь арбу, остановил на указанном месте, стал разгружать привезённые грузы с осторожностью. После тысячи смущений и страха сказал Назарову:

– Брат, раис бува спроси у «старшего» говорил.

– Что? Говорите?

– Это, каждый месяц таким образом поступать и привозить вещи к комитету тумана можно ли это делать, – просили.

– Да конечно. Братик, наши двери всегда открыты. Приходите когда хотите. Одаривая нас часто, чтобы нас не смутили. Ну заходите внутрь. Вместе чай будем пить, – сказал Назаров.

– Спасибо. Раис бува сказал, чтобы мы срочно вернулись вы сами знаете, сегодня будет собрание.

– Кстати, мы тоже через некоторое время приедем, – сказал он улыбаясь говоря я рад.

***

Карнай начал гудеть, сурнай начал шипеть, думбра начала греметь, и после все с цветами, все зашли во внутрь и сели на свои места. Собрание началось. На трибуну вышел представитель комитета тумана Маматкулов.

– Товарищи, – сказал он с важным видом, – Мы рассматривая дело хозяйства, убедились в том, что в деле очень много недостатков. Бесперестанно надо работать. Но сдвиги вперёд хоть мало, но есть, экономические показатели растут. Урожай тоже повысился. Раис хозяйства сформировал своего хорошего ядра. В результате выросли много предпринимательских кадров, улучшился аппарат управления. Где есть работа, там есть и недостатки, без этого нельзя. Об этом много говорилось. Если раису члены хозяйства помогут по настоящему, дела хозяйства в ближайшее время ещё больше будет развиваться, обязательно.

Настроение в зале начала меняться. Кто-то «наш раис неплохой» говорил, другой «раиса обязательно поддержим» говорил. Произносились очень много, разных речей, в конце слово дали первому руководителю партийного комитета тумана Хамро Назарову. Он не спеша с солидностью вышел на трибуну, бумаг на руках положил на трибуну. Сидящим в зале с красивой улыбкой уставившись тихо начал речь.

Вот мы в течение двух дней участвуем на собрании правления колхоза. Нам стало ясно одно, что в правлении колхоза несколько, делу вредных людей, построили домик для себя. Мы выяснили их. Только с одной критикой количество живущих людей увеличилось. Мы раиса одного не оставим в одиночестве.

В зале люди застыли в удивлении. Вчерашние люди, которые критиковали раиса, леопарды уменьшились в размере, стали кошками выходившими из воды. Из вчерашних критиканов, некоторые ушли в укрытие, некоторые один за другим вышли из зала. Раиса повторно избрали. Тяжесть вещей на арбе увеличилось видимо, оппозиция в зале взяла верх. Под аплодисменты собрание закрыли.

***

Настроение Эралиева было плохое. Вызвали его в Фергану. Почему его вызывают не говорили. Знают что у него с здоровьем проблемы, но не по делу часто вызывают. С приходом в прокуратуру понял, что это не собрание, есть какое-то поручение.

Потому что его одного позвали это чувствовалось. Его не стали долго держать. Точно поручение. Высшую мерц наказания будут исполнять сегодня, – сказали.

По местному времени в 12:ии часов заключенного по псевдониму «Грек» – Собиров Тохир должны совершить казнь. Он находится в Кокандской тюрьме. Необходимые инструкции прочитал и взял одну копию написал Эралиев и подписался.

Эралиев в 10:00 часов зашёл в тюрьму города Коканда. Его ожидали специально подготовленные люди. Их было три человека, из них двое русских и один узбек, все трое одеты в военную форму, все трое имели при себе пистолеты.

Начальник тюрьмы показал официальные документы, после вместе с сотрудниками направились в специальную камеру, где содержались заключенные.

В комнату вошли несколько человек одновременно и заключенный понял в чём дело. Всё его тело захватила дрожь.

– Ваша фамилия? Скажите ваше имя? – спросил у заключенного.

– Собиров Тохир, – сказал еле еле.

– Какие есть к нам просьбы? Родным или знакомым, если есть что говорить скажите.

– Нет им мне нечего сказать. Если можно я выкурю одну сигарету.

Эралиев рядом стоящему сотруднику сделал знак.

– Освободите его руки от цепи, дайте папиросу, пусть выкурит.

Сотрудник вытащил ключ, руки заключенного освободили. Взял из кармана папиросу, вручил ему и дал прикурить. Руки заключенного сильно дрожали, папиросу еле подвёл к рту. Но не мог закурить. Обе руки ему перестали подчиняться. Дрожь усилилась, после и глаза перестали видеть. Непонятные звуки стал издавать. Старался что-то говорить, но не смог выговорить. Значит, теперь с ним говорить невозможно. На его руки бросили цепь. Двое сотрудников взяли за обе руки подняли в машину. За машиной с заключенным две легковых автомобилей по тихим улицам в сторону лесного хозяйства ехали быстро. Наконец-то на назначенное место доехали. Заключенного, ещё раз двое людей взяли за руки и с машины спустили. Его подвели к заранее вырытой яме.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6