GVELA.

Выверты судьбы



скачать книгу бесплатно

© GVELA, 2016

© Алеся Резникова, дизайн обложки, 2016


ISBN 978-5-4483-5035-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

От автора: Прошу обратить пристальное внимание, что в книге есть нецензурные выражения. Ограничение по возрасту не ниже 18+. И помни, уважаемый читатель, книга написана в жанре СЛЭШ. Если вы не приемлете подобные отношения, не читайте книгу.


Всем остальным храбрецам – приятного прочтения!

Выверты судьбы


Предупреждение

Романтика, повседневность, инцест, изнасилование, эротика, жестокость.

Описание

Развод. Раздел. Ненависть. Два брата и у них разные судьбы… или нет?

1 глава

Ненавижу! Почему я?! Почему мать оставила меня с отцом, а брата забрала?! Это так называется, нас поделили поровну?! Ненавижу!!!

– Терк, ты был сегодня в школе? – делает вид правильного и заботливого папаши, но при мне можно и не шифроваться. Я знаю, какой ты истинный, отец.

– Был, – говорю коротко и сухо. Разговаривать с ним тяжело и противно, словно в грязи вываляться. Стараюсь ограничиться короткими фразами.

– Врешь. Мне звонила твоя училка, требуя прийти, – с медового голоса он перешел в разряд раздраженного.

Внутри все испуганно сжалось, но сил не показывать это внешне, хватило. Лениво откинувшись спиной на дверной косяк, скрестил руки на груди и пофигистично посмотрел на пылавшего злостью отца. Глупо, конечно, хуже будет только мне.

– Пропустил три дня из-за работы. Наверстаю.

– Сколько заработал? – тут же меняется отец, скидывая в сторону дивана выходной и единственный пиджак и бутафорскую папку.

Он не работает уже два года, с тех пор, как это стал делать я. В свои почти восемнадцать совмещать учебу и работу сложно, но я привык. К тому же всех денег он от меня все равно не получает. Но и отложить удается мизер.

– Жрать есть чего? – он раздевается до трусов и носков, топает на кухню. Форма одежды такая, повседневная.

Растрепанного, матерящегося, часто пьяного и лениво валяющегося на диване отца видеть привычнее.

– Гаденыш, а что-нить посущественнее приготовить не мог? – недовольный ор из кухни.

– На что бабла хватило, то и сделал, – не выдерживаю, сразу же сожалея, что вырвалось. С отцом так нельзя…

– Смотрю, голосок прорезался? – ехидно произносит он, моментально оказываясь возле меня.

– Соскучился? – ухмыляюсь, понимая, что сам только что его спровоцировал. Но ничего, мне не привыкать. Два года продержался, выдержу и последний. Восемнадцать и совершеннолетие не за горами…

– В спальню, – приказ отдан как собаке. Не пытаюсь даже возражать, со сломанными ребрами и носом, как последний раз было, валяться не хочется. Поэтому иду куда отправили. Уже давно я перестал гнобить себя разными мыслями, тупо давая отцу то, чего он хочет, и иногда получая физическое удовольствие и сам.

В такие моменты еще гаже на душе… К тому же, чтобы убрать с себя запах этого ублюдка, сегодня же вечером, как обычно, найду в баре партнера на час и оторвусь по-полной. Радует то, что природа надо мной сжалилась, сделав меня геем. Быть натуралом и терпеть подобное насилие было бы невыносимо.

Спальня… место, где мои первые кошмары перетекли в полный пофигизм к такой жизни. Не дава слететь с катушек, и подпитывая ненависть к своему отцу, матери и брату. Тому брату, которому повезло! Тому брату, что живет в достатке и любви, не зная голода, унижений, побоев и насилия… Но ничего, завтра мне выплатят достаточно денег на работе, и я наконец смогу раздобыть информацию об удачливом братишке, тогда и начну мстить.

– Чего застыл в дверях, забыл порядок?! – толчок в спину. – Раздевайся и на кровать.

Я глумливо похихикал про себя, отец терпеть не мог заниматься этим на полу, жалуясь, что потом у него все коленки стерты и болят ноги. У него стерты, а что тогда говорить мне?

Снять черную безрукавку и штаны проблемы не возникает. Нижнего белья я давно не ношу, понимая, что это просто лишняя трата времени и большая агрессия от отца из-за задержки доступа к телу.

– Хороший мальчик, – как всегда начинает с мягких поглаживаний по спине и заднице. Я привычно отрешаюсь от мира, пока он подготавливает себя. На кровати становлюсь к нему задом, прогибаясь в спине, так ему нравится больше всего. Палец, смазанный слюной, мазок, и сразу же входит, резко и на всю длину. Сжимаю зубы, понимая, что надо перетерпеть, и скоро все будет в норме. Как правильно готовиться, чтобы потом не ковылять с разодранным задом, научился на собственном горьком опыте.

Трахаться с отцом привычно, и то, что в этом процессе он не заботится обо мне, радует. Так ненавидеть его проще.

– Ты шлюха, как и твоя мать! – начинает он привычную песню. Молчу. Слушаю. В такие моменты узнаю больше информации о своем прошлом, чем если бы я его спросил на прямую. – При разводе ободрала меня как липку, сучка! Как же мне хочется размазать ее об стену!

Толчки становятся грубее, пальцы болезненно впиваются в бедра. Терплю, сжав зубы. Доставлять удовольствие он не умеет и не хочет.

– Слышишь, шлюшка? Твоего брата забрала с собой, но не тебя. Ты мой. Мой! Ну, как же, сука! Он же старший, наследник, бля! А мне достался ты, – злые слова, хлопок по заднице. Привычно понимаю, что скоро кончит. – Аппетитный зад у тебя, сучка…

– Хотел бы я брата твоего отодрать. Давно его не видел. Он на год постарше и посмазливей. Двоих вас отодрать. Сука!

Напрягаюсь, через силу заставляю себя успокоиться. Если этот урод позарится на моего брата, как оказалось, старше всего на год, то я его убью точно! Брат только мой, и никому другому он не достанется! Мстить ему – моя личная привилегия. Моя, и только моя.

Амнезия скотская! Бесит, я практически ничего не помню о своем прошлом. Предполагаю, что после одной из «воспитательной беседы» отца, у меня память и отшибло. Вспомнить, почему, ни как. Спросить так ли это не у кого, а этот ублюдок точно не признается, почему я ни черта не помню из своего детства. Обрывки и сны, которые питаешься собрать как пазлы. Но цельной картины так и не вырисовывается, как не корячься.


За спиной рычание, жесткие толчки, и он повисает на мне толстой бесформенной массой.

Скидываю его в сторону, поднимаюсь. Он уже храпит. Ублюдок! Говорят, у подонков сон крепкий, могу подтвердить, что это правда. Отец теперь не проснется до утра, хоть из пушки стреляй. Раньше каждый раз, руки сами, в такие моменты, тянулись к этой толстой шее, с желанием придушить. И каждый же раз, останавливались на полпути.

Подхватываю одежду и иду в душ, надо отмыться от его запаха и передернуть. Физиологи берет свое. А затем в бар, на поиски очередного мальчика на одну ночь.

Пока стою под струями теплой воды, вспомнился первый мой раз с отцом. Впрочем, это мое единственное воспоминание, от которого и идет отчет моей жизни. И даже в эти два года иногда случались пробелы в памяти. Думаю, просто в эти дни отец был особо зол, и это последствия.

В тот день он приперся в полный ноль. Как вообще доперся до двери, удивительно. Возможно, и на карачках. Я осторожно уложил его, доволоча от двери к дивану в зале. Хотел было отстраниться, хрен. Прижал, как в тески зажал. Я потрепыхался, пытаясь выбраться, бесполезно. Пролежав так несколько минут, отец мутным взглядом посмотрел на меня, и сказав «шлюха», впился в мои губы жестким поцелуем. Я просто одеревенел, не понимая, что происходит.

Пусть пьяный, но силы хватило перевернуться и подмять меня под себя. Все мои трепыхания, пресеклись на корню в жёстком захвате рук. Я, как затравленный зверек, лежал и смотрел на перекошенное багровое лицо своего собственного отца. Странно, почему-то именно это я помню отлично, а что было перед этим – нет.

– Шлюха, – снова повторил он и поцеловал, второй рукой стаскивая с меня штаны. Меня как битой по башке долбанули. Двинуться не могу, смотрю что происходит, словно со стороны, и понять не могу, как так можно, с собственным сыном?!

– Папа, – пролепетал я, – зачем?

– Заткнись, тварь! – от удар по лицу, перед глазами поплыло. Болезненно, но не смертельно. В шоке смотрел, как отец, лежа на мне, стаскивает мои трусы, а затем свои.

А дальше переворот меня на живот, мои всхлипы, мольбы, чтобы он опомнился. Я же его сын, но он только зло что-то выкрикивал и попытался со всего размаха войти в меня. Боль была дикая! Я заорал как резаный! И снова получив по голове отключился, как мне кажется. Потому что пришел в себя, чувствуя толчки в заднице, жуткое жжение и боль. От ужаса я просто ревел в голос, уже перестав трепыхаться. Это сейчас понимаю, что мне в чем-то повезло. После выпивки член отца был полувялым, что и спасло от разрывов. Елозил он на мне долго, все никак не мог кончить. Когда он наконец-то угомонился и заснул прямо так, на мне, я тихо, как сомнамбула выполз из-под него и побрел в ванную. Просидел под душем, остервенело отмывая себя, и разревелся, тихо поскуливая, как побитая собака, увидев как по ногам стекает сукровица вперемешку со спермой. Помню, сильнее хотелось сдохнуть самому, чем его убить. Но жить, мне хотелось больше… А утром… Отец, как ни в чем не бывало, постучал в дверь ванной и поинтересовался, жив ли я или умер, и, не получив ответа, хмыкнув, ушел в зал.

Меня поражала его способность упиваться в усмерть, а на утро быть как огурчик и, что характерно, помнить все, что чудил по пьяни. Следовательно, он помнил и не раскаивался. Какое это омерзительное чувство, когда тебя предает тот, кому ты безгранично доверял. А доверял ли? Не помню.

Выйти к нему и посмотреть в его ублюдочные глаза, сил не было. Я так и остался в ванной. Но через минуту стук в дверь повторился. Я никак не отреагировал. Отец пинком вышиб дверь, словно она была и не закрыта вовсе, положил мне чистое белье и одежду на столик, и со словами: «Опоздаешь в школу», вышел.

Я одевался механически и таким же пришибленным весь день проходил и в школе. В голове был такой дурдом, что настоящие психи бы обзавидовались. Хотелось повеситься от стыда, убить отца в самых изощрённых вариантах, и много вообще всякой фигни в голову лезло. Не тогда, конечно, намного позже постоянные раздумья, все же неожиданно свелись к мысли, найти мою мать и брата, чтобы отомстить за то, что бросили меня с этим подонком. Жена должна была знать, об отклонении в мозгах у своего мужа. Выходит, она понимала с кем и для чего оставляет своего младшего сына. А чтобы найти, я должен стать совершеннолетним. Только тогда этот ублюдок не смог бы приволочь меня обратно с помощью полиции. И конечно же, время было не обходимо, чтоб подкопить денег для поисков мамаши и брата, и просто свалить, не сдохнув с голода. В тот вечер, когда я вернулся домой, меня ждал повтор предыдущей ночи. Побои и боль в заднице я воспринял спокойно, как – будто вымерзая изнутри. У меня появилась цель. А тело, боль, унижения – это, так, незначительные помехи. Но по сути, я просто обезопасил себя, чтобы не сойти с ума от происходящего.

Теперь же я не боюсь отца как раньше, просто не хочется быть избитым, да и позволять себя бить тоже, зная, что вполне можешь дать сдачу. Врезать-то врежешь, но проблем потом будет гораздо больше. Кто сказал, что он не способен придумать какую-нибудь хрень, покалечив меня так, что и не снилось. Верить в «авось пронесет», не мой случай.

Тогда, на второй день, когда полкласса интересовалось, кто отоварил меня по лицу, а я до дрожи в руках боялся, что классуха отправит в медпункт на обследование, и все вскроется. Синие отметин пальцев на моей заднице могли рассказать о многом. И если о том, что произошло узнают мои одноклассники… У! Тогда лучше спрыгнуть с крыши сразу, потому что, все равно спрыгнешь, затравят. Отмазка, что подрался с кем-то во дворе, прокатила. Меня показательно выставили перед всем классом, как пример, что случается с тем, кто плохо себя ведет, и отчитав, отпустили на все четыре стороны. А идя домой, глаза сами наткнулись на стенд с парнем в кимоно. Я и завернул в тот неприметный переулочек. И не жалею. Записаться в секцию кикбоксинга, пожалуй, мой самый умный поступок за всю мою жизнь. Занимаюсь и по сей день. Звезд с неба, конечно, не хватаю, но в пятерке лучших числюсь. Отец об этом не знает, и я не стремлюсь, чтобы узнал.

Мне осталось подождать совсем чуть-чуть и я, наконец, стану свободен!


И снова, утро. Значит, и школа. Как же я ненавижу эту проклятую школу! А после нее сразу же на работу. Жутко хочется просто поспать! Но если в школе есть выходные дни, то на моей работе это понедельник, что не совпадает со школьным отдыхом. Так, что кручусь, как хомяк в колесе, периодически падая на спину, закатив глаза и складывая лапки.

– Терк, вчера забыл тебе сказать, – произносит отец, пока наливаю ему кофе в кружку. Я, отвернувшись, кривлюсь, чтобы он не видел. Смешно. Он забыл сказать? Ага, как же… просто мозги были заняты другим, как бы побыстрее разложить своего сына и поиметь в свое удовольствие.

– Что? – пытаюсь разыграть подобие интереса.

– Мы переезжаем, – произносит он, а у меня внутри все переворачивается. Возражать ему в открытую я не могу, последствия могут быть плачевными, от реанимации до запирания меня в кладовке на хлебе и воде.

– Школа и работа, как с ними быть? – спрашиваю холодно и спокойно.

– Работу найдешь другую, школа новая. Тебе учиться осталось пшик. А мне хорошее место предложили. Терять шанс выбиться в люди, я не собираюсь.

– Ясно, – понимаю, что только из-за того, что отец станет работать, и я его, соответственно, реже видеть, переезд мне кажется потрясающе замечательной идеей. – Сколько у меня времени на сборы?

– Два дня. Разберись со всеми делами. Документы из школы придется забирать мне, тебе не отдадут. Все, я пошел, у меня сегодня ознакомительный день на работе, – отец влез во вчерашний костюм и быстренько отчалил.

– Ненавижу! – позволил вырваться своим чувствам через глухой полушепот, в пустоту квартиры, со всей дури сжимая чайную ложку, чтобы в руке.

Глубоко вздохнув, разогнул несчастный предмет обратно, сполоснул посуду, отчалил в школу. Надо попрощаться с одноклассниками. Плакать по ним не буду, класс не особо дружный, но смена места учебы перед выпускными, еще тот геморрой на мою голову. Или задницу, как пойдет.

2 глава

Новая квартира оказалась маленькой. В половину меньше прежней.

– Это наша или съемная?

Коридор мелкий, я со своей сумкой в нем не развернусь, при всем желании. Зал проходной, из него две двери. На кухню, три на три метра, и в спальню, чуть больше кухни. Туалет и ванная раздельные, и тоже габаритами не блещут. С какого перепуга мы оказались в этой клетушке? Лучше варианта не было что ли?

– Наша, – добил он меня. А я наделся, что она съемная, и жилье отец не тронет, до моего совершеннолетия. – Я продавал ту по срочному, поэтому получил мало, на такую только и хватило. А все твоя мать, сука, если бы не она, сейчас бы жил как король! Нужды бы не знал! Могла бы предупредить, что вернется раньше, и не застала бы с прислужкой. Подумаешь, не понравилось ей, что я имел бабу прямо на обеденном столе! Тварь! А сама, небось, со всей прислугой в доме перетрахалась! Сучка, богатенькая!

Началось… Опять с него дерьмо поперло. Пора ноги делать, пока он мне их не задрал в другом положении.

– Пойду, пройдусь. Гляну, где тут магазины продуктовые. Пожрать куплю.

«Куплю» – это волшебное слово. Трата чужих денег, на отца всегда влияет положительно. Забит брюхо на халяву, он первый в очереди.

– Иди, проветрись, но не долго, хочу сегодня опробовать кровать. Как оно будет на новом месте.

– Угу, – буркнул я, обуваясь.

– Учти, комната моя. Жить будешь в зале, захочешь комфорта, моя дверь всегда открыта, – расплылся в ухмылке отец.

– Запомню, – ответ вышел равнодушным. Можно подумать, он ограничится кроватью или диваном, сказочник сраный.

Улица встретила меня весенней вечерней прохладой. Солнышко уже начало припекать, но переходить от куртки на свитер, еще рановато.

Новый район мало чем отличался от прошлого. Те же полуосвещенные улицы, светящиеся окна многоэтажных домов, как муравейник. Одинокие, хмурые, задолбаные работой прохожие и яркие витрины магазинов, словно зазеркалье из другой жизни. Торопиться мне не куда. Медленно бреду по улице и разглядываю магазины, делая пометки в голове, где и что находится. Завтра, послезавтра, надо будет поискать работу с удобным графиком. Пропускать занятия в секции я не собираюсь, а чуть позже, тренер обещал, подсказать хорошую секцию в этом районе, чтоб не мотаться три раза в неделю к черту на кулички. Жаль, там парни толковые, и тренер классный, но по времени не укладываюсь, и дорого входит туда —сюда на автобусе. Так задумался, что упустил момент, когда врезался в группу парней.

– Кому не спится в ночь глухую? – громкий голос из толпы, подхваченный дружным смехом.

Дураку понятно, реплика обращена ко мне.

Стараясь не поддаваться на провокацию, я решил перейти на другую сторону. Ага так меня и отпустили. Предсказуемо, передо мной материализовались двое смешливых парней примерно моего возраста.

– Сложно ответить? – набычился, сбитый, крепкий по военному стриженный блондинистый парень, выше меня на голову.

– У вас своя дорога, у меня своя, – главное спокойствие, и просчет кого отоваривать первым и вторым. А дальше, как пойдет. Все же я не Рэмбо, с толпой в одиночку не справлюсь. Тем более я уже понял, что попал по крупному. Четверых, худо бедно, при хорошем раскладе я врубить смогу, но не восьмерых. Еще и противник попался как на подбор, здоровенные, крепкие, явно знающие с какой стороны хватать штангу. Не ботаны, к сожалению, толпой нападать любят.

– Какой неразговорчивый, – кто-то поцокал языком за моей спиной.

Вот и точка невозврата. Прикидывая, повезет очухаться в реанимации или всё, земной путь для меня заканчивается здесь и сейчас, оскалился в ухмылке и уставился на блондина.

– Чё надо? Если подраться, то я двумя ногами «за», у самого кулаки чешутся.

– Ого, какой горячий парень!

– Кир, как думаешь, нам удовлетворить его желание? – ехидно спросил паренек, кого-то из толпы, смотря при этом только на меня.

Зато его соседи, повернули головы в сторону парня, практически моей комплекции, немногим выше ростом и шире в плечах, в черной кепке надвинутой практически на глаза. Судя по обращению и ожиданию, он и есть их лидер.

Спасибо, парни, теперь я знаю, кого валить первым. Правило работает в 50% из ста, вырубив главаря, остальные не лезут. Или наоборот, в остальных 50% – звереют.


– Да вот никак не могу себе найти достойного противника, уже было отчаялся, а тут вы… такой подарок на сон грядущий, – вдохновенно выдал я. – Хм… ваш главарь самый сильный или так, из-за смазливого личика его держите?

Зацепил…

О, как они взбеленились! Прелесть! И жопа полная. Теперь так меня точно не отпустят. Пока не накостыляют, не успокоятся. Бля, что за судьба у меня такая: не получил по морде, день прожит зря?!

Надеюсь, мой расчет правильный, и этому парню захочется узнать «ху из ху», и на меня не накинутся всей толпой. С другой сторон главарем окажется безбашенный отморозок, которому доказывать ничего не хочется и на все насрать, а ребята у него вроде цепных псов. Вот тогда приду я в себя, любимый, в лучшем случае недели через две в палате какой-нибудь близ лежащей больницы, ну а в худшем… не стоит думать… я еще не отомстил.

Черт! Ну почему настолько быстро стемнело. Морд толком не видно. Потом как опознавать, с кем схлестнулся? Не по серьге же, что у главурода в ухе поблескивает?! Толи паук, толи капля какая-то. Не разберешь.

– Кир, а давай мы ему все подробненько расскажем и покажем, – предложил кто-то особо остроумный.

– И дадим попробовать.

Ух ты, а у нас здесь и мои собратья встречаются?!

– Не думаю, что до него дойдет, – хмыкнул этот самый Кир. – Придется мне ему самостоятельно все подробно разъяснять.

– Э… Кир, не убей, – замялся блондинчик.

– Понравился? Хочешь попользовать?

Последнее слово неприятно резануло в груди. Они действительно, думают что я от страха описаюсь? Попытка напугать, что по кругу пустят, рассмешила. Я же и сорваться могу. Убью всех нахер, и пошло оно всё. Но пока не стоит парням весь кайф ломать.


– Эх, жаль, что я по девочкам, – прямо полный сожаления вздох с права. Артист. Аплодисментов ждет, что ли?

– О, так мне выпала, оказывается, такая честь, – последнее слово я словно выплюнул, чтобы позлить посильнее, – набить морду главному отбросу местной свалки?

– Много говоришь, – зло отрезал парень, встав напротив меня, явно привычным движением поправляя козырек, приоткрывая глаза.

Меня словно током шибануло, причем главным образом по мозгам. Его глаза… Глубокие, темные, завораживающие… И до одури знакомые… родные какие-то, что ли. Я пропал. Поднять на него руку?! Нет, лучше убейте меня сразу. Что за дикое, ненормальное желание, прижать к себе незнакомца и не отпускать никогда, никуда?! Это какое—то наваждение, я тряхнул головой и заметил, что парень проделал это синхронно со мной. Его глаза, пусть я и не могу разобрать цвет, смотрят на меня не менее шокировано. Не у одного меня крыша поехала? Обнадеживает. Палату в психушке будем делить на пару.

– Кир, только не убей! – из странного состояния нас обоих вывел чей-то выкрик. Миг, и все встало на свои места.

– Приступим, – дурашливый поклон, в стиле мушкетёров, только вместо шляпы с перьями, кепка.

– А то, – расплылся я в улыбке. Радоваться не чему, а у меня настроение поднимается как ненормальное.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное