GVELA.

Умраж



скачать книгу бесплатно

На работе привычно витал запах лака. Только сейчас закралось подозрение о токсикомании Лидочки. И почему я об этом раньше не подумал? Привычно сверяю отчеты в компе с бумажными написанными от руки и замечаю, как новый бутылек с ярко-салатовым содержимым водружается секретаршей на стол. Терпение мое лопнуло. Странно вообще, что оно столько времени держалось.

– Лида.

– А?

– Не стоит.

– Чего? – глупое хлопанье ресницами и привычно-медленное отвинчивание бутылочки.

– Закрой, – я уже не прошу, рычу. Встаю. Поправляю документы на своем столе. Не глядя больше на Лидочку, захожу к Светлане Дмитриевне в кабинет.

– Сергей? Я не вызывала, – отвлекается от бумаг, снимает с удивлением очки, ожидая моего ответа.

– Я больше не могу работать в секретарской. Я устал делать свою работу и работу вашей протеже. К тому же запах лака меня уже просто бесит.

Глаза женщины становятся холодными и цепкими.

– И что же ты хочешь?

– Отдельный кабинет. И с работой своей секретарши разбирайтесь сами.

– Ты считаешь себя таким незаменимым работником, Сергей? – хмыкает она.

– Нет, – уверенно отвечаю. Странно, мне не страшно потерять эту работу, видимо, я действительно от всего устал. – Но так дальше работать не могу.

– А может, мне лучше тебя просто уволить?

– Столько, сколько я на вас пашу, вряд ли кто еще будет.

– Ну, не знаю. Обычно новенькие работают с огромным рвением.

– И делают массу ошибок, – вставил я.

– Можешь идти, Сергей, я подумаю, – отмахивается она от меня, водружая на нос свои очки и собираясь дальше заняться бумагами.

– Пока Вы думаете, я возьму отпуск, – наглеть – так по полной. – Надеюсь, за мою каторжную работу Вы все же мне его оплатите. Двух недель мне вполне хватит. Как раз решите, увольнять меня или нет.

– Да? – откидывается она на спинку кресла, смотря оценивающим взглядом. – Ты мне казался другим. Ошиблась.

– Говорят, в тихом омуте черти водятся, – хмуро отвечаю я, понимая, что все же придется искать новую работу.

– Ты понимаешь, что я не позволю своему, пусть и лучшему работнику диктовать мне условия? – я кивнул. Знал это, но достало все. – Ты уволен.

– Кто бы сомневался, – хмыкаю я.

– За твои «заслуги», – с иронией произносит она. – Получишь полный расчет.

Молча выхожу из кабинета. Странно, вроде должен расстроиться из-за того, что выперли. А ведь я всерьез думал, что я, живя на этой работе, стал незаменимым. Но, как видно, это казалось одному мне. Стало за себя обидно. Хрен я больше так рвать жопу на следующих работах буду. Забрал свои документы. Уволиться оказалось довольно просто. Я дольше собеседование проходил, чтобы устроиться на работу.

Проходя мимо магазина, притормозил. Дома меня ждет голодный простуженный парень, которому явно не помешают витамины. И неплохо бы затарить холодильник чем-нибудь посущественнее, чем одноразовые обеды. Ловлю себя на том, что улыбаюсь, вспоминая, как спал Умраж.

С деньгами у меня все в порядке, и какое-то время я могу не задумываться о новой работе.

Домой я буквально вваливаюсь. Мне теперь и тренажерный зал не нужен, стоит снова сходить в магазин и после дотащить пакеты до дома. Ставлю купленное на стол и устало усаживаюсь на стул. В квартире тишина, но седьмым чувством знаю о наличии в спальне спящего Умража. Прислоняюсь затылком к стене и прикрываю глаза. Надо разделить ту часть жизни, что я сегодня сам оставил, и новую, где с неделю будет отдых, а затем поиски работы.

Помыв фрукты, выложил их на большое блюдо и тихонько, чтобы не разбудить больного, отнес в спальню, поставив на тумбочку рядом с кроватью со стороны Умража. Он так сладко посапывал, что я забрался на кровать и, смотря на его умиротворенное личико, сам не понял, как заснул.

22 декабря

Не понимаю, как так получилось, но я проспал беспробудно до самого утра. Как в яму упал. Но выспался отлично. Умраж сопел рядом. Дотронулся рукой до лба. Температура вроде спала. Тааак… На работу идти не надо, чем заняться? Подсказку дал заурчавший от голода желудок больного. Значит, придется готовить завтрак. Да и сам Умраж должен скоро проснуться.

Тихонько встал, прихватил сменные вещи и полотенце. Дверцу шкафа прикрывал осторожно, чтобы не скрипнула, и на цыпочках посеменил в ванную. Как-то странно, что торопиться никуда не надо. Можно дольше понежиться под струями горячей воды. Приятно…

На завтрак ничего более толкового я не придумал, чем сделать оладьи и достать баночку абрикосового джема.

– Ууу… как пахнет, – раздалось за спиной. Я так увлекся готовкой, что от неожиданности вздрогнул.

– Умраж… Ты почему встал?

– Надоело лежать, – поморщился он, опускаясь на стул и кутаясь в одеяло, как гусеница в кокон.

– Ты сегодня не работаешь?

– Я уволился, – улыбнулся я, выкладывая из сковороды оладьи на тарелку. – Будешь?

Подтянув предложенное мной к себе поближе, он принюхался и, довольно улыбнувшись, положил к себе в рот небольшой оладушек.

– Ты себя так ведешь, как будто никогда их не пробовал, – хмыкнул я.

– Да. Первый раз ем такое. Вкусно. А это что? – показал он пальцем на стеклянную баночку.

– Джем.

– Его тоже можно есть?

– Умраж, ты меня начинаешь пугать, – внимательно посмотрев ему в глаза и не увидев в них никакого обмана, сказал я. – Ты с Луны, что ли, свалился?

– Я с Ртисы.

– Откуда? – замер я. Опять, что ли, начинается? Жаль, если придется в дурку сдавать, такой красивый парень, там же из него овощ сделают…

– Мир Демонов. Мой дом там, – уплетая оладьи, охотно ответил Умраж, при этом еще и умудрившись пальцем залезть в джем и облизать его после.

– Давай мы с тобой договоримся, что ты больше не вспоминаешь о демонах, а я не стану расспрашивать тебя о твоем прошлом. Идет?

– Я не понимаю, почему ты помогаешь мне? Среди демонов такого нет. Я сейчас слаб и полностью в твоей власти, а ты на мне не отыгрываешься и даже разрешил остаться. Почему?

– Давай начнем с того, что ты сейчас человек, как и я. А у нас другие порядки. Думаю, в корне отличаются от демонических, – я покачал головой: кажется, сумасшествие заразно. – И раз случилось так, что я тебя нашел, а идти тебе некуда, то предлагаю пожить у меня. Да и мне веселее. Только давай ты забудешь о демонах? А то мне придется попросить тебя уйти.

– Мне надо не вспоминать о доме, пока буду гостить у тебя как человек?

– Желательно, – постарался улыбнуться я.

– Хорошо, – спокойно согласился Умраж. – Я человек.

– Вот и замечательно, – с облегчением вздохнул я. И почему моя совесть мешает мне его выпроводить вон? Ведь чую, что будут у меня еще по его милости проблемы. Эх…

– А ты точно человек? – неожиданно спросил Умраж.

– До встречи с тобой в этом не сомневался, – сыронизировал я.

– Это хорошо, а то были бы проблемы.

– Какие? – нет однозначно, сумасшествие заразно.

– Если бы в тебе была хоть капля нечеловеческой крови, рядом со мной ты стал бы меняться. Ведь пусть я сейчас и человек, но рожден был демоном,

– И кем бы я мог стать?

– Насколько я помню, на земле жило не так много других существ, помимо людей. А со временем человечество стало всё более развиваться, и произошел массовый исход в другие миры оборотней, русалок, вампиров и прочих. Кстати, драконы ушли из вашего мира первыми. А вот вампиры с оборотнями в небольшом количестве, но остались. Это те, кто не захотел покидать родные места. – Рассказывал Умраж, да еще так уверенно, что я чуть не поверил. Кажется, к тому моменту, когда придет пора ему от меня уходить, палату в дурке можно будет готовить на двоих: составлю ему компанию.

– А я каким боком отношусь к этим мифическим созданиям?

– Рядом со мной кровь просыпается, и ты станешь тем, капля чьей крови в тебе есть. Если есть.

Ну что за скотство-то такое?! Такой классный парень, а больной! Как бесит!

– Ну, как видишь, я шерстью не оброс, крылья с клыками у меня тоже не отросли. Да и хвоста рыбьего не видно.

– Мало времени прошло, – невозмутимо отвечает он. – Еще дня два, а там посмотрим.

Совсем не к месту зазвонил телефон.

– Да?! – зло бросаю я в трубку, приняв вызов.

– Серый, ты чего такой взвинченный с утра пораньше? – возмущенный и удивленный голос единственного друга Пашки, с которым мы дружим с детского сада. Пусть я и гей, но это не значит, что у меня не может быть друга. К тому же с этим другом вместе на горшке сидели и в школе пакости другим подстраивали. И он жуткий бабник, практически ни одной юбки не пропускает. А когда я ему признался, что мне только парни нравятся, а не женщины, он отреагировал своеобразно. Я уже приготовился либо к битью моего фэйса, либо к игнору. А получилось все совсем наоборот.

***

– Серый, ты серьезно? – смотрит на меня, а глаза внимательно прищурены.

– Да. Я гей, Паш. Только ты не подумай, ничего по отношению к тебе я не думал. Ты – мой лучший друг, и только.

– Значит, девушки тебе совсем не нравятся?

– Нет. Только парни.

– Точно?

– Точно.

– Класс! – хлопает он меня по плечу. – Одним конкурентом меньше. Я теперь могу спокойно тебя с девчонками знакомить, все равно, если западут на тебя, им ничего не светит! А то больно ты смазливый, девчонки только на тебя и смотрят. Так что я рад, что ты гей, Серый.

– И всё? – опешил я.

– Да… А вообще ты мне скажи, ты когда парня… по твоим меркам симпатичного видишь, ты его тоже завалить хочешь?

– Паш, ну и вопросы у тебя.

– Так хочешь или нет? – напирал он.

– Смотря какой парень. Бывает, что мне его, а бывает не против, чтобы он меня, – плюнув на всё, ответил я.

– Во! Это я понимаю. Все как и у натуралов. Не, Серый, мне нравится, что нам делить нечего. Это даже лучше. Из-за девки никогда рассориться не сможем. А ты ведь знаешь, что и ты у меня самый лучший друг. И если честно, то я давно предполагал, что ты гей.

– А чего молчал?

– А по-твоему, мне надо было подойти и спросить: «Серый, а чего это ты в толчке и в душе пялишься то на перед, то на зад парней?»

– Я чё, и правда так заметно пялился?! – побледнел я, прикидывая, сколько раз меня просто «пронесло».

– Бывало.

– Жесть, – сокрушенно высказался я.

– Не боись, Серый. Школа скоро закончится, а во взрослой жизни до этого мало кому есть дело, какой ты там гей, не гей, в полосочку или крапинку.

– Что-то мне так не кажется».

***

– Я нормальный. Ты чего с утра звонишь? – успокоившись, спросил я. Нечего на посторонних срываться. Тем более на единственного друга.

– Хочу к тебе вечером в гости завалить. Пустишь?

– Один или?.. – спросил я.

– Один, но с выпивкой, – хихикнул друг.

– У меня гость, так что бери с расчетом на троих. И Паш, ограничимся пивом.

– С рыбкой, – подхватил он.

– Во сколько припрешься?

– Фу, какой ты грубый. К восьми.

– До вечера.

– Умраж, у нас сегодня будут гости, – оповещаю я.

– Мне нужно уйти? – с чего-то вдруг произносит он.

– Зачем? Пашка придет с пивом. Он мой друг детства.

– А… – и он потягивается, причем весьма эффектно. Слишком долго я один… слишком…

– Я в ванную, – бросаю слова и практически выбегаю из кухни, чтобы не показать Умражу, что он натворил своими выгибаниями. Прохладный душ и по-звериному яростные движения рукой на моем члене… много не надо… хватило пары раз, чтобы кончить.

– Писец, и что теперь? – опёрся я об стенку. Это только жить с ним начал, и уже в ванную бегаю, а дальше что?! Совсем тут поселюсь?!

– Сергей, а мы успеем сходить в магазин до прихода твоего друга? – оказывается, Умраж ждал меня под самой дверью ванной комнаты. Покраснеть не успел от мысли, что он мог услышать, сразу же отвлекся его вопросом.

– Он только в восемь придет. Времени уйма. А зачем тебе?

– Не помешает одеться и купить кое-что. Но для начала надо к ювелиру попасть.

– К ювелиру? – растерялся я. И что есть у Умража такого, что можно так дорого продать?

– Вот, – словно прочитав мои мысли, отодвигает волосы от уха, в котором в самом верху сверкает бриллиантовая серьга.

– Ничего себе! – вырвалось у меня – бриллиант был довольно приличного размера. – Не жалко продавать?

– Нет. У меня еще есть, – улыбается он и убирает волосы от второго уха, где три таких же сверкают в ряд.

– А почему серьги сверху, а не на мочке уха? – удивляюсь я.

– Как почему? – смотрит на меня как на несмышлёныша. – В бою могут разорвать, если ухватятся. Да и в боевой ипостаси они мешать будут.

Ну вот, опять… Аа-а-аа!

– Всё, я понял! Пойду оденусь, и прогуляемся до магазина.

– Я в душ, – предупредил Умраж. И ведь такой смазливый, не дурак вроде, а сумасшедший… как же обидно-то!

Умраж

Голова немного побаливает, но это ничего. Сергей перед «выходом в свет», как он сказал, дал какого-то лекарства, довольно вкусного, и еще таблеток, так что чувствую я себя неплохо. К тому же, все по словам того же Сергея, я быстро поправляюсь, даже слишком. По идее я должен был рвать и метать, но наверное хлипкое человеческое тело делает меня более мягким и спокойным. К тому же я обязан человеку, и не один раз. А как оказывается противно болеть… Эта слабость… Тьма! И опять Сергей меня выходил. Пусть я и демон, но я знаю, что такое честь и благодарность. Как только вернусь в свой мир, обязательно пришлю Сергею несколько камней, таких, как у меня в серьгах. Видел же, как он поразился, что у меня есть такое. А еще больше в тот момент, когда ювелир с бегающими серыми глазками выложил нам «приличную сумму», как выразился Сергей, денег за бриллиант.

– Жулик этот ювелир, – огорчено бросил он, стоило нам выйти из здания.

– Почему?

– Она стоит гораздо дороже.

– Но нас же устроила предложенная сумма? И никто нас продавать ее насильно не заставлял, так что он не виноват в том, что хотел заработать, – высказался я.

– Да. Наверное. Я как-то с этой стороны не смотрел.

Все деньги я отдал Сергею. Все равно не понимаю, сколько что стоит и где нужно торговаться. Так и ходил за ним хвостиком, только говоря, что хотел бы приобрести. А магазины у людей очень интересные. Поглазеть есть на что, чем, собственно, я и занимался. У нас тоже есть, но не в таком количестве. Наши мастера несколько раз проверят, прежде чем продадут какую-то вещь. И она точно будет единственная в своем роде. В магазинах у людей все есть в любом количестве. А Сергей вообще сказал: «Если хочешь эту фигню взять, то бери, не парься, она все равно долго не проработает. Специально, гады, хренового качества делают, чтобы чаще покупали». Я вообще-то посмотреть просто взял странную вещь, которая зовется «тостер», и положил обратно.

В магазине мы зашли в небольшое кафе перекусить. Оказалось довольно вкусно. Но больше всего меня поразила тишина и спокойствие заведения. Ни тебе криков, ни драк между посетителями. Необычайно умиротворяюще.

И точно не стоило делиться впечатлениями с Сергеем, у него даже глаз нервно дернулся. Не понимаю, я же веду себя очень мирно, чего он так нервничает от моих вопросов? Наверное, человечек мне попался слишком мягкосердечный. Да, скорее всего, ведь и спас меня и вылечил… Вот освоюсь немного, он привыкнет ко мне, и все ему расскажу…

Сергей

Ходить с Умражем по магазинам – это что ребенка водить в игрушечный отдел. Кошмар! Я шага не мог ступить, чтобы не увидеть, как он опять застыл, рассматривая что-то. По магазину мы прошатались в темпе старой черепахи почти до шести часов вечера. У меня еще никогда не было столь долгой экскурсии по магазину. Хорошо, что пообедать было где. Умраж и в кафе высказал свое удивление спокойной обстановке, царившей в нем. У меня даже глаз дернулся. Нервы… это плохо… Надо успокоиться, ну подумаешь, он считает себя демоном, и что? Хорошо, что не каким-нибудь каннибалом. А может, он немного сбрендивший ролевик? Это многое бы объяснило.

Главное, все, что надо, мы купили. Нагруженные пакетами по самую макушку, ввалились в квартиру. Бросив все в зале, распластались на диване, переводя дыхание.

– До чего же человеческое тело слабое, – поделился со мной Умраж.

– И не говори, – смирился я.

Пока разложили вещи, пока приготовили перекусить… Умраж неумело, но пытался помочь порезать лук. Правда, успел за несколько секунд порезаться от того, что почувствовал, как у него потекли слёзы. Такого шокированного взгляда из-за слез я никогда и ни у кого не видел.

Замотал ему палец, объяснил, что плакал он не потому, что человек, а из-за лука. Ревут практически все, кто его режет. В общем, наши беседы уже двух ненормальных прервал звонок в дверь.

– О, кажись Пашка пришел, – направился я в коридор. Умраж пристроился следом.

– Привет подполью! – выдал он, протягивая мне два пятилитровых бочонка пива. – Ничего себе парниша! Это где ты такой экземпляр приобрел?

Пашка в своем репертуаре – бесцеремонно оглядывал с ног до головы Умража, пока не наткнулся на его убийственный взгляд.

– Хм… – выдал мой друг, стушевавшись.

– Знакомьтесь, – влез я, стараясь помешать Умражу убивать моего друга взглядом. – Это мой сосед по комнате Умраж. А это мой друг детства Пашка. Часто он несносен, но он мне больше нравится живым.

– Как скажешь, – словно он мне сейчас великое одолжение сделал, произнес Умраж. Пашка, быстро оправившись от взгляда парня, снова стал прежним. А значит, многословным и шумным.

– Вали уже в комнату, – сказал я Пашке, за руку утягивая с собой Умража.

– Умраж, – начал я, зайдя на кухню, – мне не нравится взгляд, которым ты прожигаешь Пашку. Он совершенно безобидный парень, и к тому же мой друг. Так что давай жить дружно.

– Он принял меня за твоего любовника. – Мне показалось, что он возмутился, или это глюк?

– А что, я тебя не устраиваю в этом качестве? – решил я проверить. Пытался вроде подшутить, а то вдруг натуралом окажется, но в то же время как-то задело самолюбие, разве настолько непривлекателен?

– Ты же человек, – и так изумлено смотрит на меня, чего это я такие странные вопросы задаю.

– И что?

– А я демон. Ты не выживешь в моем мире, просто сгоришь, и все, – а ведь говорит так уверенно. Раз такая у него причина, то и ладно. Считает себя демоном – и хрен с ним, главное, чтобы не решил тут резню устроить по демонским законам каким-нибудь.

– И что, там такие высокие температуры?

– Да.

– Да? Ну и ладно. Я вроде к тебе в гости не собираюсь, – отмахнулся я, больше не желая играть в его игры. – Пойдем, а то Пашка обидится, что одного бросили.

– Не прошло и полгода, – встретил нас Пашка. – А я уже пиво разлил. Давайте за знакомство.

Сели за столик прямо на пол рядом с диваном, благо у меня там коврик мягкий специально для таких посиделок застелен.

– Умраж, а ты откуда? – я закатил глаза, вот сейчас он выдаст Пашке свой бред.

– Издалека, – удивил он меня ответом.

– А конкретнее?

– Паш, а не облезешь все знать? – встрял я.

– Должен же я знать, кто живет под одной крышей с моим самым лучшим другом?

– А тебе не кажется, что мальчик вырос? – усмехнулся я. – И больше не нуждается в твоей опеке. Умраж, ты если не хочешь, то ничего и рассказывай.

– Почему же? Мне, например, тоже интересно, что у тебя за друзья, – пристально смотря на нахмурившегося Пашку, проговорил он.

Писец, мне здесь только потасовки не хватало. Словно кошка с собакой шипят друг на друга, никак не успокоятся.

– Пашка, а пиво действительно неплохое. Где покупал?

– В ночном. Он ближе всего к тебе. Серег, а как вы с ним познакомились?

– Он меня на улице подобрал.

– Это как? Пьяный что ли был?

– Почему же пьяный? – я даже не успеваю в их разговор влезть толком.

– После переноса плохо было, – все же ответил Умраж.

– Переноса? – загорелся Пашка. А я устало прикрыл глаза, понимая, что всё, по-па-ал…

– Да.

– А откуда? – придвинулся ближе к столу Пашка. Зато я наоборот отсел подальше. Мешать не хочу, пусть сами разбираются. Тихо-мирно пивко потягиваю и за этими двумя наблюдаю…

– Из своего мира.

– Так ты попаданец!

– Кто?

– Иномирянин! – поправляется Пашка.

– А? Да, наверное.

– А из какого ты мира?

– Ртиса.

– Ух ты! А кто-нибудь кроме людей у вас там есть?

– Есть. Демоны. Оборотни. Фениксы.

– Здорово! А когда обратно собираешься?

– Через месяц, как наказание закончится.

– А ты не врешь?

– Зачем мне это надо? Демоны могут лгать только в случае необходимости, а так всегда говорим правду.

– Ты демон?!

– Да.

– Я фигею! – присвистнул Пашка. А меня уже немного развезло. Ладно, сижу молча, слушаю дальше. Вроде несколько вопросов пропустил…

– Значит так, мальчики, – поднялся я. – Пойду – ка я спать, а вы уже тут без меня пообщайтесь, – интересно, кого из них к кому я приревновал? Не понравилось мне, знаю, что они друг с другом общаются, не обращая на меня внимания.

– Да ладно тебе, Серый, любопытно же, – фыркнул Пашка.

– И ты, что же, во всё это веришь? – спокойно спросил я.

– А почему бы и нет? К тому же, если ты чего-то не знаешь, не факт, что этого не существует.

– Ладно. К одному психу второй добавился, – махнул я на них рукой. Злость на них ушла. Раз одному есть, что рассказать, а второму – с удовольствием выслушать, то пусть развлекаются. А я точно спать пойду. Уж больно день был утомительным.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное