GVELA.

Миражи. 18+ СЛЭШ



скачать книгу бесплатно

Словно во сне я почувствовал, что меня подняли, ощущая приятную невесомость. Непонятное состояние. Все происходящее словно в тумане. Правильно реагировать не получается. Мысли текут вяло, скорее их вообще нет.

Кто-то разговаривает… Значит, появились люди… или это переклички кошек у меня вызывают слуховую галлюцинацию человеческой речи? Какая разница…

На мое лицо течет прохладная вода… Пошел дождь? В пустыне дождь? С трудом открываю рот, ловя драгоценные капли, слизываю с губ, но как же мало…

Снова речь… странная, непонятная, но кто-то говорит, и это явно слова. Глаза не хотят открываться, кажется, они воспалились и сейчас болят. Значит, их не стоит мучить, все равно ничего не увижу. Ужасное ощущение, когда у тебя остался только слух, но и ему ты не доверяешь, боясь ошибиться, приняв мираж за действительность…

Я постоянно то всплываю из тьмы, то проваливаюсь в нее… Кажется, меня моют. Нежное прикосновение рук и воды, какое же это блаженство для израненного песком и жарой тела. Мне помогли, приподняли голову и дали напиться. Вдоволь. Никогда раньше я не пил воды вкуснее… Что-то сказали, но я не понял. До заторможенного мозга, наконец, дошло, что меня нашли люди, а значит, у меня появился шанс выжить. Реальный шанс.

***

– Тэкис, слышишь, серты воют?

– Кого-то оплакивают. Думаете, нападение ламий, хозяин? – погонщик каравана пристально вгляделся в сумрак пустыни.

– Если и так, то нам опасаться нечего. Им достаточно на ужин и серта, – уверенно ответил хозяин всего каравана, – будем располагаться на ночлег. Займись.

– Слушаюсь, хозяин, – поклонившись, исчез слуга.

– Проклятые змеи, когда же вы передохнете, – в сердцах сплюнул хозяин каравана, и зашторил балдахин, удобно расположившийся на спине ручного серта.

Минут через тридцать к хозяину снова выдернули из полудремы. Вернувшийся помощник был немного взволнован.

– Что случилось? – приподнялся с импровизированного ложа, устеленного подушками, пожилой мужчина. Возраст никого не щадит, даже уважаемого Джезива Удчливого, потомственного торговца.

– К нам приближается серт, – выпалил помощник, заполошно указывая на восток.

– Один? Без своих родичей? – приподнялся от удивления хозяин. – Очень странно. Посмотреть надобно. Может от каравана отбился? Или ранен? Никогда не видел, чтобы серты по пустыне одни гуляли.

– Дикий он. Шерсть длинная.

– Вдвойне странно. Дикий серт и отделился от своих, еще и к нам пусть держит?

– Что прикажете, хозяин? Убить?

– Ты ополоумел, Шек! – возмущенно сел хозяин. – Серта убивать?! Хочешь, чтобы потом все твое семейство по миру пошло после суда, если еще раньше до тебя не доберутся его сородичи, мстя! Помоги спуститься. И не смей даже заикаться о вреде сертам! Плетей всыплю.

– Простите, хозяин, не подумав ляпнул, – бухнулся на колени слуга, скукожившись и причитая.

– Поднимайся, – смилостивился хозяин, и похлопав условное количество раз, приказал своему серту лечь, чтобы спуститься.

Слуга шустро, приставил лесенку к боку животного, помогая хозяину ступить на твердую поверхность.

– Я недавно разговаривал с разводчиком сертов, так он уже одомашненных приручает несколько лет, чтобы слушались своих хозяев, а не бежали в пустыню. Так он мне подтвердил, то что я и без него знал. Серты очень горды, умны и свободолюбивы, заложив руки за спину, и неторопливо шагая в сторону от серта, на встречу, приближающейся точке с востока, разговорился хозяин каравана. – Еще во времена моего пра-пра-прадеда, на сертов охотились. Те отомстили так, что люди в страхе жались от одного упоминания о этих существах. Это только кажется, что они ничего не понимают, – его серт, ехидно фыркнул, подхватив смешок своего хозяина. – Умнейшие создания, живущие так, как считают нужным. Ты столько времени со мной, а до сих пор не понял.

– У нас в горах, сертов нет, – чувствуя вину, вяло попытался оправдаться Шак.

– За убийство серта, наказание однозначное – смерть. Навреди дикому, и мстить тебе станут все серты, что с ним были в ровном родстве. А кто знает, насколько большое количество родни у них? Всех вырежешь?

– Простите, хозяин, дурак я.

– Не наговаривай на себя, Шак, – подбадривая своего помощника, хлопнул по плечу, и вздохнул. – Все устроиться успели? Девочки не жалуются?

– Быстрее бы продали этих пустобрех, – поморщился Шак, потерев занывший шарм, пересекающий всю левую часть лица и чудом не пропоровший сам глаз, перескакивая на бровь и скрываясь в волосах.

– Не любишь ты женщин, – усмехнулся хозяин. – Есть, конечно, за что.

– На всю жизнь запомнил, как меня уму разуму учили, – с затаённой злобой ответил слуга.

– Каждому своя судьба дорога, Шак. Ты вот, с бесправной игрушки госпожи, ко мне попал. И кто ты сейчас? Свободный. Равный мне. Я тебе давно вольную дал, а ты все рядом крутишься. Теперь других таких же бедолаг помогаешь мне на невольничий рынок возить.

– Мне некуда идти, хозяин. Вы мой дом. А судьба у каждого своя. Кому смерть, а кому свобода.

– Эк, он осторожно ступает, глянь, – нахмурился хозяин, меняя тему разговора и смотря на приближающегося серта. Очень крупного серта.

– Хозяин, может он не дикий, и с его хозяином что-то случилось?

Все любопытствующие, включая и наложниц, предназначенных для правителя города, рабов и рабынь, которых в большой крытой повозке везли на торги, ну и, конечно, возницы во все глаза уставились на приближающегося серта.

Серт шел неторопливо, передвигая лапы плавно, чтобы не потерять драгоценную ношу, бессознательно лежащую у него на спине.

– Нет. Этот серт определенно дикий, у него и следов от ошейника не видно, – задумчиво проговорил хозяин.

– Тогда это еще более странно, – тихо добавил Шек.

Серт медленно подошел прямо к хозяину, безошибочно угадав, кто здесь вожак и, заглянув тому в глаза своими умными карими глазищами, повернувшись боком, осторожно опустился на колени, склонив голову.

– Кто это? – с ужасом глядя на измученное тело, лежащее на спине серта.

– Позови женщин. Его надо помыть и привести в порядок, – рассматривая подарок богов, приказал хозяин.

– Кто же ты такой? – попытался спросить хозяин, заметив, как дернулась голова человека. Бесполезно, привезенный не мог говорить. Губы незнакомца потрескались и кровят, так же как его руки. Глаза воспалены и открыть в ближайшее время он их не сможет.

– Откуда же ты такой? От чего так плох? – дотронулся до волос бедолаги хозяин. Какого цвета волосы парня разобрать невозможно, они сплошь покрыты грязью, пылью, кровью, и смотрятся просто ужасно на белоснежной шелковистой шерсти серта. – Твой хозяин, а серт?

– Хозяин, женщины все подготовили. Отойдите, мы его снимем, – трое плечистых мужиков шагнули к мирно лежащему серту.

Серт мгновенно развернувшись и ощерившись, заверещал, пугая.

– Ты же сам привез его, – спокойно подойдя к самой морде довольно крупного, даже для своего вида, серта, спокойно заговорил хозяин каравана. – Мы поможем ему. Обещаю, что зла не причиним. Доверься нам.

Хозяин пораженно уставился на красный мазок над глазами серта. Такой знак может появиться, только если произошло слияние с истинным хозяином, что бывает безумно редко. Да какое там редко! Третий или четвертый раз, за все существование мира! Благодаря истинному хозяину, серт становится намного сильнее и умнее, такой серт ценен, но и недоступен. Он становится со своим хозяином как одно целое, чувствует то же, что и хозяин, и после смерти хозяина быстро угасает сам. Серты одаривают истинного хозяина магией, если он ею не владеет или усиливают, если она есть. Каждый правитель этого мира захочет заполучить столь ценного воина и поддержку своей власти. Глазам своим не верю, что в живую вижу, легенду. Сказку. Лет двести, не слышал мир о новом истинным. Неужели, именно ему суждено было встретить Истинного серта! Уму непостижимо! И где?! В пустыне! Правда, тот, что сейчас живет и здравствует, сволочь еще та, но полезная для темно эльфийского двора, сволочь.

– Бедный парень, – сочувствующе покачал головой хозяин каравана, наверное, впервые пожалев по-настоящему кого-то. – Когда узнают, кто ты, такие дела начнутся, тьма.

Успокоившись, серт позволил снять со своей спины парня. Шек с рабами занес его в небольшой шатер, где рабыни приготовили все для помывки и обработки ран. Хозяин каравана зашел следом, заметив, что серт поднялся на ноги, удивляя своими размерами, но с места не сдвинулся.

Женщины, испугано перешептываясь, все никак не решались с чего начать, чтобы не причинить лишней боли. Одна, набрав в ладони воды, взбрызнула парню на лицо. Незнакомец, кажется, от этого придя ненадолго в себя, стал судорожно хватать губами влагу.

– Вы дуры, что ли?! – грубо окрикнул Шек. – Издеваетесь?!

– Господин, у него вся кожа обожжена и потрескалась и кровоточит, прикасаться страшно, – пролепетала одна из рабынь, потупив взгляд.

– Не кричи, Шек, а то напугаешь либо несчастного, либо его серта. А мне не нужна тут бессмысленная резня от обозленного животного, – строго осадил хозяин, склоняясь над чужаком.

– Господин, мы осторожненько обмоем его руками, – осмелилась сказать рабыня, посмотрев на хозяина и дождавшись его согласного кивка, женщины принялись за дело. Шустро разрезав ножами диковинную одежду и стянув пришедшую в негодность обувь, отдали ее ожидающим приказов рабам.

– Сжечь, – коротко приказал хозяин. – Принесите что-нибудь легкое, удобное и с удлиненной накидкой.

– Наряд наложника? – осмелился спросить поклонившийся раб, желая выполнить приказ своего хозяина как можно тщательнее.

– Нет, – задумался на пару секунд Джезив, и улыбнувшись своим мыслям добавил, – принеси лучшую парси наложницы.

Если все присутствующие в шатре и удивились приказу хозяина, то ничем себя не выдали, продолжая делать каждый свою работу.

– Пей, вода излечит горло, – тихо приговаривала одна из рабынь, из ладошек аккуратно вливая маленькой струйкой воду в приоткрытый рот парня. Вторая, придерживала голову так, чтобы он не захлебнулся.

– Как думаешь, сколько он провел в пустыне? – довольно наблюдая с какой нежностью рабыни отмывают покрасневшую от солнца кожу, спросил хозяин у помощника.

– Дня два – три, – ответил Шек.

– И остался жив, – задумчиво проговорил хозяин. – Интересно, кто он?

– Господин, у него прекрасное тело, – с улыбкой сказала рабыня, тут же испуганно уткнулась в пол. Влезать в разговор между правой рукой хозяина каравана и самим хозяином, это надо быть самоубийственно смелой или просто дурой. Рабы должны знать свое место. И молчать.

– Я заметил, – поразительно умиротворённо согласился с ней хозяин, не наказав. – Тело неплохо развито. Но он еще юн. Сколько же ему лет?

– Думаю, не более двадцати пяти, – предположил Шек.

– Господин, позвольте сказать? – произнесла самая старшая рабыня.

– Говори, – милостиво разрешил хозяин.

– У меня был брат такого же возраста, поэтому… ему лет восемнадцать – двадцать.

Повисло молчание. Рабыни принялись за лицо, смывая грязь еле прикасаясь к коже. Одна из них, вылив на руку шампунь, занялась волосами парня. Неспешно намылив их до самых кончиков, так что пришлось сильно отклониться из-за приличной длины, помассировала, ополоснула и осторожно отжала от излишка воды. Зато, когда лицо и волосы были отмыты от грязи, все восхищенно ахнули.

Рабыни с трепетом отползли в стороны и просто уткнулись головой в землю, бормоча что-то о божестве. Шек, хоть и не пал ниц, но заметно дернулся, не зная, как вести себя дальше.

– Вот этого я и опасался, – тихо вздохнул хозяин каравана, когда ступор прошел. – Красив. Очень красив. Парси будет как раз кстати. Необычно притягательная внешность. Плохо.

– П-почему? – отмер Шек.

– Не спрячешься от посторонних глаз.

Даже в таком плачевном состоянии парень вызывал восхищение своими тонкими и идеально гармоничными чертами лица, необычайно белыми волосами и прекрасно развитым телом.

– У него волосы, как шерсть серта, только не вьются, – благоговейно пролепетала рабыня, что мыла ему голову.

– Кто он, хозяин, вы знаете? – растерялся Шек, не зная как себя вести с парнем, когда от очнется. – Если его предлагать, то правителям. Он будет дорого стоить.

– Тшш, мой друг, – погрозил пальцем хозяин. – Снова ты торопишься с выводами. А на вопрос кто он и откуда? Придет в себя – узнаем. Шек, проследи за его надобностями, а я спать. Стар я стал для таких потрясений. Скоро рассвет, а я и глаз не сомкнул. Что делать со свалившейся на наши головы диковинкой, решим завтра.

глава 3

Глаза больше зудели, чем болели, но попытка открыть, удалась с третьего раза, да и то только щелочками. Приходить в себя, когда все тело один сплошной оголенный нерв, еще то удовольствие. И особенно, когда перед твоим лицом оказывается чья-то физиономия, счастливо скалящаяся при этом. Порыв с перепуга дать в морду, погас так и не начавшись. Сил как у котенка. Полудохлого и голодного, котенка.

Дошло не сразу, что я спасен. Зажмурился, потом снова открыл глаза, посмотрел наверх, купол шатра, и снова повернул голову в сторону улыбающегося мужика со шрамом. Зубы белые, кожа и волосы темная – негр? Круто Белоснежка и мавр, чем мы не компашка друг для друга?!

– Вы пришли в себя, господин, – прогрохотал его голос в моей многострадальной голове. Странно, вроде и не пил, а голова раскалывается. Солнцепек постарался на славу, доконав. Немного не понял, это он к кому обращается, поэтому рукой показал на себя и приподнял брови, мол, это ты мне?

– Господин, мой хозяин помог Вам вчера и скоро захочет встретиться с Вами. Пока он отдыхает. Ваш серт накормлен и вычищен, можете не беспокоиться.

Да, я бы не переживал, если бы еще понял о чем или о ком он тут говорит. А головка-то бобо, да и в ротик не помешало бы водичку налить. Пить хочется. И жрать!

– Господин, попейте, – видимо вид у меня был довольно красноречив, потому что он тут же принес бурдюк с водой и протянул мне.

На радостях я подорвался и чуть не грохнулся, в глазах потемнело.

– Господин, не спешите, Вы сейчас еще очень слабы. Я помогу Вам.

Он держит бурдюк, я пью, слегка помогая себе руками, и при этом не перестаю на него таращиться. Интересно, а он может не улыбаться?

– Меня Шек зовут, я помощник хозяина каравана. Если он позволит, то я и Вам помогать буду, или рабыню выделю для Вас.

Чем больше слушаю, тем страшнее становится. Получается, здесь есть рабы и хозяева, и сейчас я совершенно не верю, что все будет так хорошо, когда поймут, что денег у меня нет и откупиться у меня не выйдет. Что делать?! Прикинуться потерявшим память? У всех попаданцев подобный трюк проходит на ура. А толку? Раб с потерей памяти еще ценнее, куда бежать не помнит. Пытаться отбиться силой вообще не вариант. Просить помощи? У кого? У потенциального врага?! Так, стоп, а вдруг я себя накрутил и никто никуда продавать меня не будет? Услышал слово раб, и кинулся в панику. Подождем-с, увидим, решим, что дальше.

Но шею все же проверил. Ошейника нет. Горло еще болит, но не дерет как раньше и то хорошо. Радует, конечно, что понимаю язык этого мира, уже проще адаптироваться будет.

– Господин, не переживайте, голос к Вам вернется дня через два, – по своему понял мои жесты мужик. – Прошу, не пытайтесь пока разговаривать. Это может Вам навредить.

– Шек! – судя по властному окрику с той стороны шатра, это проснулся хозяин. Вот сейчас и узнаю, в качестве кого я продолжу свой пусть. Только бы не работорговцы…

– Хозяин, он пришел в себя, но говорить пока не может, – отрапортовал, выскочив из шатра, Шек.

И ведь стоят, разговаривают совсем рядом, а зайти не собираются, или это специально, чтобы я почувствовал, кто здесь кто.

– Не суетись. Я сам посмотрю, – резкий ответ хозяина, и полог в шатер одернулся, пропуская пожилого, темнокожего, дородного мужчину, с сединой на висках, квадратным подбородком и пронзительным взглядом совершенно черных глаз.

Если мысль затеряться среди местных проскользнула до этого, сейчас, я понял, что белой вороной я стану именно в этом мире, а не в предыдущем. И чего же мне так повезло-то?!

– Проснулся? – подойдя, бесцеремонно отодвинул в сторону ворот туники, посмотрел на мое тело. – Хорошая регенерация. Я ожидал подобного, но до конца не верил. Ну, и что мне с тобой делать?

Это ты мне и скажи. Уставившись на меня, словно рентгеном просветил, чему-то своему кивнув, уселся в предусмотрительно подставленный под его пятую точку стул, Шеком.

– Все обожженное и поцарапанное практически зажило, остались проблемы с глазами и горлом. Но мне кажется, что завтра с утра и эти недуги пройдут. Расскажешь, откуда ты такой взялся? То что пришлый, можешь не говорить, сам вижу. Нет у нас таких.

Я согласно кивнул. А что остается? Сам понимаю, я и они, как небо и земля, разные. Убьют?

– Ты не пугайся, любой поймет, стоит раз на тебя глянуть. У нас таким цветом волос ни один из народов не одарен. И серт твой, что тебя выбрал, еще один повод задуматься. Ты сам-то куда путь держишь?

Я удивленно вскинул бровь. Какой серт? Кто кого выбрал?! Ни черта не понимаю. Хотя… Неужели Фифа это и есть мой серт? Похоже. И выбрал скорее он меня, чем я его. Это тоже правда.

– А ты, наверное, не знаешь? Это то животное, которое привезло тебя сюда. Он себя и знаком пометил, черточкой красной у глаз, что хозяина имеет.

Я пожал плечами. Выбрал, и что с того?

– Ты не представляешь, какую мощь получает истинный хозяин. Серт дает ему магию и всегда защищает до конца. Мало кто осмелится пойти против такой силы…

Какая магия?! Нет во мне ничего.

Хозяин немного помолчал, давая мне возможность обдумать сказанное, но видимо, так и не дождавшись нужной ему реакции, удрученно покачав головой, продолжил. – Сертов пытались приручить и не один раз, и не одно столетие, но, к сожалению, они гибнут в неволе и абсолютно не переносят принуждение. Да и с ними особо не забалуешь, в миг без головы останешься. Дурные были, заигрались, чуть всех и вся не истребили. Сейчас за убийство серта, одно наказание – смерть. Понял? Есть и прирученные серты, мы их как тягловых животных используем, но измываться над ними никто не в праве. Захочет серт уйти в пустыню, никто препятствовать не посмеет. И прирученным тоже, можешь не щурить глаза, в недоверии. Принято так. Человека ограничить в свободе можно, а серта – нет.

Круто у них тут. Человек, получается, менее ценен, чем животное? Или я все же еще чего-то не догоняю? Мне, в принципе, все равно, я своему Фифе и так жизнью обязан, и заставлять что-то делать против его воли не стану ни за какие деньги и посулы.

– Ты вскоре и сам поймешь, насколько необычно то, что ты стал истинным хозяином одного из них.

Я нахмурился.

– Правильно делаешь, что не радуешься раньше времени, – похвалил он. – Тебе сложно придется. Ты и без серта выделяешься. Сейчас с тобой будут считаться, но без серта твоя дорога была бы прямиком в гарем любого из правителей нашего мира. Я бы первый выгодно продал тебя на ближайшем рынке рабов.

Вот в это я точно поверю. Все-таки работорговец остается работорговцем всегда.

– Но ты связан с сертом, и это многое меняет, – продолжил он. – Учти, парень, что теперь за тебя будут бороться правители. И я даже сочувствую тебе, потому что сильные мира сего всегда получают то, что хотят.

Я вопросительно посмотрел на мужчину, мол, а на кой им я-то?

– Удивляешься? Пойми, ты пока не ощущаешь всю силу и то трепетное уважение, которое после почувствуешь от каждого. Правитель, у которого на страже его рода стоит Истинный хозяин серта, практически спокойно может диктовать условия любому другому правителю и не опасаться каких-либо нападок на свою страну.

Я, конечно, парень уникальный сам по себе, но не до такой же степени!

Я развел руки в стороны и немного обвел шатер, двинув подбородком в сторону, в немом вопросе, где я?

– Ах, да, – вспомнил говоривший. – Ты же не знаешь про наш мир совершенно ничего. Я прав? Мы недалеко от торгового города Турепа. Там самый большой базар для продажи рабов. Туда и следуем. Хочу хорошо подзаработать. У меня несколько рабов, за которых я хочу выгодную цену.

Я непроизвольно поморщился, но быстро взял себя в руки, все же неприлично осуждать тех, кто тебе помог, пусть и торгуют они не пряниками.

– Видимо, в Вашем мире рабства нет, – заметил он проницательно. Я кивнул. – Понятно. Будет еще труднее, чем я говорил.

Я пожал плечами.

– Я отвлекся. Давненько не произносил столь длинных монологов, когда собеседник все время молчит, – улыбнулся хозяин каравана. – Мир наш носит название Лериба, в нем множество народов. Я, например, полукровка. Мой отец был человеком, а мать – темной эльфийкой.

Я невольно перевел взгляд на уши, скрытые под короткой белой накидкой, придерживаемой толщиной с палец, золотым обручем.

– Чего это тебя заинтересовало? – удивился он. – Уши что ли?

Я кивнул. И показал рукой на свои, проведя по ним, мол, круглые, а у тебя какие?

Он расхохотался, и с трудом успокоившись, оголил мне одну сторону, показывая вполне нормальные человеческие уши, вызвав разочарованный хмык.

– А чего хотел? Заостренных? Так я же сказал, что я полукровка. Это только у чистокровных эльфов, кончики заострены и слегка удлинены. Не видел? Ничего, какие твои годы, еще встретишься. Но лучше не надо. Снобы. Все. Поголовно.

Я сначала показал на свои раны, потом на себя и разведя руки в стороны, мол, кто я, еще человек или уже нет?

– Хочешь знать, человек ли ты?

Не пойму. Мысли мои читать умеет или у меня такое эмоции так и написаны на лице?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное