Густав Ле Руж.

Войны вампиров



скачать книгу бесплатно

Наконец они вышли к роскошным садам, окружавшим дворец настоятеля, которому позавидовал бы не один могущественный раджа. Тут царила первозданная тишина. Изваяния бесчисленных божеств оживляли густую зелень зарослей, отражаясь в зеркальной глади прудов. Роберт остался очень доволен, заметив, что отведенная ему башня стоит особняком, окруженная живой изгородью из колючих кактусов и акаций.

«Здесь я буду совершенно свободен», – подумал он.

Ардавена, однако, обрадовал его еще больше, когда по выбитым в скале ступенькам провел в просторный сводчатый зал, куда свет лился через отверстие в куполе. Это была самая настоящая научная лаборатория, оборудованная по последнему слову техники. Там имелась отличная библиотека, шкафы, заполненные химическими препаратами и ретортами, готовые для работы электрогенераторы, а соседнее помещение, выложенное от пола до потолка белым мрамором, предназначалось для проведения секций.

– Ну вот, здесь ты найдешь все необходимое для работы, – сказал брамин. – Если что-то понадобится, дай мне знать, и я выполню твою просьбу в самое кратчайшее время.

– А раньше здесь кто-нибудь жил? – спросил Роберт.

– Нет, ты первый. Все приборы прямо со склада, ни одна бутылка и колба с препаратами не распечатаны, а книги даже не разрезаны.

Обозревая свои владения, сверкавшие стеклом, хромом и никелем, Роберт радовался, как ребенок, но восторг его достиг апогея, когда он обнаружил целую кучу книг и фотографий, посвященных Марсу.

– Вот видишь, я знаю, что тебя больше всего интересует, и в меру сил своих позаботился о том, чтобы ты мог заниматься, чем душа пожелает, и проводить исследования любым методом, который сочтешь наиболее подходящим. Более того, в своей работе ты можешь не считаться ни со временем, ни с расходами. Не один ученый позавидовал бы таким условиям.

Роберт снова почувствовал вкус к работе и принялся мечтать об открытиях, способных изменить мир. На время он погрузился в чтение научных трудов и много дней не виделся с Ардавеной.

А брамин, словно для того, чтобы окончательно завоевать доверие молодого человека, предоставил ему полнейшую свободу позволив покидать пределы монастыря, а огромный слон вместе с погонщиком был готов в любой момент отвезти Роберта в близлежащие леса.

В распоряжении Дарвела было двое слуг, а в лаборатории ему ассистировав малаец, раньше бывший аптекарем в Сингапуре, так что на жизнь Роберт не жаловался.

Каждое утро он прогуливался по саду наполненному запахом тропических цветов и пением птиц, а когда становилось слишком жарко, отправлялся в лабораторию которую покидал только под вечер, чтобы подкрепиться. День обычно заканчивала мечтами при лунном свете, озарявшем аллею, обсаженную гигантскими баобабами и тамариндами.

Ардавену Роберт навещал довольно редко. Тот чаще всего что-то читал или писал, затворившись в своей тесной холодной келье, где был только тюфяк, набитый сеном, и кувшин с водой. Там же нашел себе приют и тигр Моуди, с которым Дарвел очень подружился.

Едва завидя Роберта, зверь подходил к нему и начинал тереться о ноги с ласковым мурлыканьем, а Дарвел гладил его мягкую черно-желтую шерсть.

Молодой человек чувствовал себя так спокойно в своем уединении, что теперь вовсе не жалел о суете покинутого им добровольно шумного мира. Следует добавить, что Ардавена никогда не пытался навязать ученику той аскезы, которую исповедовал сам. Еда, которой кормили Роберта, была легкой и вкусной, сочетая в себе изысканность европейской и восточной кухни.

Для полного счастья Дарвелу не хватало только хоть каких-нибудь известий о Ральфе, которого он полюбил как брата, поскольку у Роберта было мало друзей. Однажды, когда они с Ардавеной шли по длинной и широкой подземной галерее, освещенной светом факелов, молодой человек вновь посетовал учителю на тоску о друге, и тот спросил:

– Неужто это и впрямь для тебя стол: важно? А может, ты хочешь передать Ральфу весточку о себе?

– Я стараюсь не думать об этом…

Ардавена на мгновение задумался и ответил:

– Успокойся. Обещаю, что ты не толь ко дашь знать о себе своему приятелю, не и увидишь его собственными глазами. Не помни об одном условии: ты не должен будешь говорить с ним, как бы тебе этого не хотелось!

Глубоко взволнованный и еще не вполне доверяя брамину, Роберт вошел в сводчатый зал, купол которого покоился на толстых колоннах.

Ему показалось, что он находится в нефе какой-то готической часовни, однако не месте алтаря возвышалось огромное зеркало. Двое монахов зажгли перед ним факелы из благовонного воска и удалились прочь неслышными шагами.

– Сейчас ты увидишь то, что захочешь, – произнес жрец – Однако, что бы ты ни увидел, храни молчание! Иначе тебя постигнет мгновенная и страшная смерть, ибо я приведу в действие могучие силы, управлять которыми труднее, чем паром и электричеством.

Роберт пообещал молчать. Тогда Ардавена, поставив треугольником три золотых треножника, наполненные раскаленными углями, взял из коробочки, которую всегда носил при себе, ароматное курение и принялся сыпать его на жар Вскоре густой дым окутал все кругом.

Свет ярко пылавших факелов потускнел, зеркало подернулось дымкой, из которой начали проступать смутные контуры Постепенно картина становилась все четче и ярче, в то время как остальная часть зала погрузилась в густой мрак.

Роберт с трудом сдержал изумленный возглас Всего в нескольких шагах от себя он вдруг увидел Ральфа, который препарировал убитою птицу при свете лампы, усиленном стеклянным шаром с водой.

Молодой человек наблюдал каждое движение друга и слышал, как тот по своему обыкновению разговаривает сам с собой.

Немного погодя в комнату вошла миссис Питчер и напомнила сыну, что пора бы отдохнуть. Ральф выслушал проповедь с кислой миной, нехотя оставил свое занятие и начал готовиться ко сну. Потом он улегся в кровать, а Ардавена прикоснулся ко лбу Роберта, и молодой человек, повинуясь безмолвному приказу, которому даже не пытался сопротивляться, очутился в комнате Ральфа, которую великолепно знал.

Без единой мысли в голове, подчиняясь направлявшей его неведомой силе, он вошел в кабинет, взял оттуда перо и чернила, написал на листе бумаги несколько строк и положил послание на столик в изголовье. Он хотел что-то сказать, но Ардавена жестом приказал ему молчать и снова посыпал на угли порошок. Зеркало, как и в самом начале, окуталось густым ароматным дымом, а когда он рассеялся, Роберт увидел миловидное личико своей невесты Альберты де Терамон.

Прежде чем юноша успел опомниться, он вновь почувствовал на своем лбу прикосновение руки учителя и через мгновение понял, что по-прежнему стоит перед зеркалом, в котором теперь отражался только неяркий свет факелов и колонны зала.

Колдовство и тайны

Роберт Дарвел вскоре освоился с новым образом жизни и ему даже в голову не приходило, что когда-нибудь придется покинуть великолепные сады Келамбра и свою уютную, прекрасно оборудованную лабораторию Теперь его ум всецело занимали тайны психической энергии, способной творить невероятное, в чем он убеждался ежечасно и ежеминутно. Он уже успел кое-чего достичь на этом пути, но все это казалось сущей безделицей по сравнению со способностями Ардавены.

Молодой человек привык к волшебству и чудесам факиров, и теперь они уже не изумляли его, как в первый раз. Он даже сам понемногу пробовал свои силы в простейших опытах. Множество раз Роберт становился свидетелем самых невероятных вещей. Он видел, как по мысленному приказу человека вспыхивали и гасли факелы, прорастали, пуская побеги, растения, а фрукты дозревали за несколько минут. Тела змей, загипнотизированных взглядом факиров, становились прямыми и тверды ми, как деревянные, страшные раны, которые послушники наносили сами себе, заживали прямо на глазах, не оставляя ни малейших шрамов.

Подобные факты наблюдали и подтверждали тысячи путешественников, среди которых было множество персон весьма солидных. Мало того, эти явления фиксировались документально, а их, в свою очередь, подписывали большие сановники и английские офицеры.

Одним из необычайных проявлений психической энергии, которое с увлечением исследовал Роберт, была левитация, описанная и прокомментированная во многих серьезных изданиях. В присутствии Роберта и Ардавены один из йогинов по имени Фара-Шиб попросил, чтобы ему дали трость, а потом, опершись на нее и сидя на земле в позе лотоса, начал медленно подниматься в воздух, пока не остановился на высоте двух футов, не меняя положения тела. Немного погодя йогин отбросил трость, поднялся еще на один фут и завис в воздухе минут на десять, после чего стал Постепенно опускаться вниз, пока снова не очутился на своей циновке, где сидел перед тем.

Тот же Фара-Шиб, раздевшись до нитки, производил такие манипуляции, при виде которых европейские мастера иллюзиона, которые пользовались различными механическими приспособлениями, наверняка умерли бы от зависти. Однажды он вытащил изо рта столько камней, что хватило бы нагрузить целую телегу, а затем вытянул метров сто лиан с длинными острыми колючками, после три человека обмотали ими пень дерева, отчего он стал похож на изрядной величины холм. Йогин цитировал большие отрывки из трудов древних и современных авторов, которых никогда в жизни не читал, но всегда декламировал их на языке оригинала. Он мог передвигать предметы в любом направлении, не прикасаясь к ним, двери по усилию его воли сами распахивались и запирались на замки, а те, кто все это наблюдал, сидели недвижимо, как изваяния, не в силах шелохнуться.

Однако больше всего Роберта ошеломи, то, что однажды Фара-Шиб велел закопать себя в землю живьем.

В назначенный день он явился в сопровождении нескольких английских офицер из расположенного поблизости гарнизон Йогин был одет лишь в узкую набедренную повязку и остроконечную чалму.

Предыдущие три дня он вместе с другим йогином посвятил медитации. На четвертый в присутствии многочисленных свидетелей он тщательно залепил себе ноздри уши воском, а помощник загнул ему язык вверх и втолкнул его глубоко в гортань, почти сразу же после этого Фара-Шиб погрузился в летаргический сон. Его завернули в саван, по виду напоминавший мешок, который зашили и опечатали. Тело положили в гроб, который в свою очередь заперли на замок и тоже опечатали, после чего поместили в склеп и замуровали.

Склеп хорошенько засыпали землей, а в нее посеяли зерно. Могилу обнесли прочной оградой, где выставили стражу, сменявшуюся каждый час.

Роберта, которого местная одежда, чалма и загоревшая под лучами палящего южного солнца кожа изменили до неузнаваемости, сделав похожим на индуса, немало забавляли все эти скрупулезные предосторожности англичан, опасавшихся мошенничества. Они весьма удивились, узнав, что среди браминов в качестве наблюдателя находится известный французский инженер.

Фара-Шиб приказал достать себя из склепа через три месяца. Его могила покрылась густой зеленью всходов, а англичане не ослабили своей бдительности ни на минуту.

– Ты должен признать, что даже если мой ученик получает какую-то помощь извне, хоть это было бы очень нечестно, то все равно придется объяснить, как он может так долго не дышать и не есть, – посмеиваясь, сказал однажды Роберту Ардавена.

– Конечно, – отозвался Дарвел. – Вот потому-то я жду окончания эксперимент с таким интересом.

Наконец этот день наступил. Когда со брались все, при ком захоронили йогина проросшие на могиле колосья вырвали, землю разрыли и размуровали склеп.

Влага несколько повредила дерево гроба, однако замок, печати и швы савана со хранились хорошо.

Свернувшийся вдвое Фара-Шиб был холоден, как мертвец, только голова оставалась чуть теплой. Йогина осторожно уложили на циновку, а его помощник первым делом освободил Фара-Шибу гортань, вернув язык в естественное положение, потом вынув из носа и ушей восковые пробки принялся обливать тело горячей водой.

Подобные манипуляции он продолжал до тех пор, пока Фара-Шиб не начал подавать первые признаки жизни.

Еще немного погодя стало прослушиваться слабое биение сердца, лицо слегка, порозовело, и едва заметная дрожь пробежала по иссохшему телу йогина.

Через два часа усиленных стараний и искусственного дыхания, которое сделал Фара-Шибу его товарищ, жизнь вернулась к йогину. Он встал и, улыбаясь, ступил несколько шагов.

Конденсатор энергии

К великому удивлению Ардавены, Роберт отреагировал на этот потрясающий опыт гораздо спокойнее, чем ожидал брамин.

Молодой человек, не говоря ни слова, вернулся в свою башню и заперся в лаборатории, где в полном одиночестве провел целых две недели.

А когда он наконец вышел из своего добровольного заточения, у него был вид человека, глубоко погруженного в собственные мысли. Перепрыгивая через несколько ступенек сразу, Роберт стремительно взбежал по лестнице и резко распахнул дверь кельи Ардавены.

– Есть! Нашел! – радостно воскликнул он.

– Ты о чем? – невозмутимо спросил настоятель.

– Я знаю, как наладить связь с Марсом и даже добраться туда. А кроме того мы сможем вершить такие чудеса, с которыми то, что умеют йоги, покажется детской забавой.

– Я слушаю, – все так же спокойно кивнул Ардавена.

– Открытие сделать оказалось весьма просто, идея лежала наверху. Наблюдая за йогинами, когда они собирались вместе я подумал: если психическая энергия одного человека, сконцентрированная на не сколько минут, способна преодолеть сил земного тяготения, то как можно использовать ее, если объединить волю тысяч подобных людей и удержать ее достаточно долго? Я уверен, что таким образом можно на определенное время преодолеть земно тяготение.

– Просто великолепно! – прошептал, брамин. Его обычно бесстрастное и непроницаемое лицо побледнело. На сей раз Ардавена был глубоко взволнован и даже не пытался этого скрыть. – Но для этого по требуется прибор, который не только будет концентрировать отдельные рассеянны излучения психической энергии, но и направлять их на определенную цель…

– Черновые наметки такого аппарата я уже сделал. Я размышлял над ним целых две недели и теперь у меня есть примерные чертежи конденсатора энергии. Он продлит жизнь умирающим, станет воскрешать умерших, сможет задерживать наступление армий и останавливать разливы рек, мало того, с помощью моего прибора возможным будет переноситься из одного уголка Земли в другой со скоростью мысли или электрического разряда.

– И каким же именно образом?

– Но разве человеческая мысль не быстрее электрического флюида? Известны случаи, когда человека, буквально стоящего в преддверии смерти, удерживает на этом свете сильная воля друга или близкого родственника, который влияет на умирающего и приказывает ему жить. Так почему бы не использовать для той же цели усиленную в сто тысяч раз волю множества разумов, объединив ее?

– Возможно, однако где же твой прибор?

– Он уже почти готов! Он состоит из огромной камеры-обскуры, которая отличается от обычных абсолютно сферической формой. Изнутри ее должен покрывать слой фосфористого желатина. Его формулу я вывел. По своим свойствам он напоминает мозговую ткань.

Изготовление этого вещества будет весьма дорогостоящим и трудоемким, но именно оно сыграет роль аккумулятора психической энергии, хотя слой его на стенках меры должен быть очень тонким. Большой стеклянный сосуд, наполненный той самой субстанцией, чьи свойства будут лены обработкой наэлектризованным раствором, послужит резервуаром направляемой в камеру психической энергии. Он дет помещаться в передней части прибора.

– А почему ты решил придать камере обскура форму сферы? – спросил Ардавена, слушавший молодого инженера затаив дыхание.

– Если фосфористый желатин дол. сыграть роль мозгового вещества, то сферическая камера-обскура послужит имитацией глаза. Как известно, этот орган единственный из всех способен принимать волевые приказы и передавать их другим частям тела.

– Не беспокойся, я все прекрасно понял. Итак, допустим, твой искусственный мозг уже достаточно заряжен психической энергией. Каким образом ее можно будет передавать на определенные расстояния?

– Сейчас объясню. За аппаратом находится специальное кресло, подлокотники которого заканчиваются металлическими шарами с множеством отверстий в каждом. Это будет похоже на ситечко лейки. Там заканчиваются тонкие проводки, берущие начало в желатиновой массе. Они послужат своего рода искусственными нервными волокнами. Вот и все. Чтобы управлять конденсатором, нужно сесть в кресло и положить ладони на металлические шары.

Через несколько минут экспериментатор сможет распоряжаться психической энергией, накопленной прибором. Воля и творческие силы оператора в такой момент усиливаются психической энергией всех тех, кто участвовал в зарядке прибора, и сливаются с ней. Возможности его становятся практически неограниченными.

– Объясни-ка поподробней, мой мальчик!

– Однажды я видел, как один из здешних йогинов одним взглядом сделал человека настолько безвольным, что тот не мог шелохнуться. Я уверен, что тот же самый факир, управляя конденсатором, смог бы остановить огромную толпу, только вот…

– Ага, значит, твое изобретение не так уж безопасно! – насмешливо заметил Ардавена.

– Прежде всего для самого экспериментатора, – ответил Роберт. – Пропуска; через себя и управляя сконцентрированной энергетикой множества людей, которая подобна разящим без промаха стрелам, оператор еще через несколько дней после опыт; будет ощущать страшную слабость во всем теле.

Кроме того, есть риск, что после такой безумной нагрузки на мозг он может ли шиться рассудка, стать слабоумным или буйнопомешанным…

Конечно, я хорошенько подумаю и постараюсь устранить такой недостаток, – немного помолчав, добавил молодой человек, – но пока я еще не решил, как лучше это сделать.

– Тогда приступай к работе, юноша! Проси все, что тебе понадобится, лишь бы наши планы воплотились! – произнес Ардавена, направившись к двери, но вдруг остановился. – Да, вот еще что… Помнится, ты сказал, что нашел способ, как достичь Марса…

– Совершенно верно, учитель. С помощью левитации это будет весьма просто. Если, сконцентрировав собственную волю, один человек может оторваться на несколько футов от земли, то, вобрав энергетику множества других людей, он окажется, где только пожелает!

Роберт вновь лихорадочно принялся за дело. Через несколько дней конденсатор энергии в основном был готов. Прибор состоял из шара с огромным отверстием в центре. Сфера покоилась на металлической подставке с бортиком, а на небольшом возвышении стояло кресло для испытателя.

Самым трудным оказалось изготовление фосфористого желатина, свойства которого были усилены с помощью наэлектризованного раствора. Процесс пришлось повторить несколько раз, чтобы достичь желаемого эффекта.

Наконец упорный труд и терпение принесли свои плоды. Конденсатор был установлен в одном из огромных внутренних дворов монастыря. Прибор накрыли хлопчатым чехлом, чтобы уберечь от солнечного зноя и любопытных глаз.

Вечером того дня, когда работы закончились, Роберт и Ардавена прогуливались поблизости от аппарата, излучавшего в темноте слабый свет.

– Я боюсь, как бы в самый последний момент не помешали непредвиденные обстоятельства, – сказал Роберт. – Достаточно малейшего просчета, чтобы опыт не удался.

– А я даже не сомневаюсь, что он пройдет отлично, – возразил Ардавена. – Как ты намерен опробовать свое изобретение?

– Тут и думать нечего. Прежде всего проведем пробные эксперименты и проверим мощность прибора, а затем, постепенно увеличивая длительность опытов, установим, какой максимальный заряд способен накопить конденсатор и как долго он его удержит.

– А не попробовать ли нам прямо сейчас? – предложил Ардавена.

– Ну что ж, давайте рискнем, учитель. Встаньте вот перед этим отверстием, где вмонтирован объектив, сосредоточьтесь и постарайтесь сконцентрировать всю свою волю.

Ардавена молча кивнул. Он целый час неотрывно вглядывался в тройную хрустальную линзу, которая, казалось, вбирала в себя ею самые потаенные мысли и чувства.

Застыв на месте неподвижно, как статуя, Роберт с бьющимся сердцем наблюдал за брамином, – и вот, наконец-то, – о, радость! – он увидел, что бледное сияние, окутавшее шар, делается все ярче. По корпусу забегали маленькие огоньки, которые затем превратились в голубоватые вспышки. Конденсатор заряжался мощной психической энергией брамина.

– Довольно! – вдруг воскликнул Роберт. – На первый раз хватит. Не нужно утомлять себя и заставлять прибор работать слишком долго.

Ардавена встал рядом с Робертом и начал разглядывать красиво светящийся шар. Он заливал все вокруг белым сиянием, похожим на дневной свет.

– Теперь я окончательно убедился, что мои расчеты оказались верны, – обрадовался Роберт.

– Но это еще не все! – загадочно усмехнулся брамин. – Мы должны проверить, что накопленной энергией управлять так же легко, как и собирать ее! А быстро ли можно высвободить Силу, которую прибор накапливал в течение часа? Вот что я жажду узнать! И если можно, то не откладывая!

– Как пожелаете, учитель, – согласился Роберт.

Ардавена устроился в кресле, положил руки на подлокотники, увенчанные металлическими шарами, испещренными мелкими отверстиями, в которых вспыхивали крохотные огоньки, и вперился взглядом в Роберта.

Вдруг из глаз брамина протянулись два темно-синих луча и полыхнули слепящими молниями, и Роберт, сраженный этим ужасным взглядом, замертво рухнул на землю.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7