Терри Гудкайнд.

Воин по зову сердца



скачать книгу бесплатно

Кэлен отчаянно хотела вернуть Ричарда. Но ей не хотелось, чтобы кому-то пришлось занять его место за завесой.

– Найдите место для ночлега, – велела Красная. – На рассвете мы отправимся в крепость. – Она посмотрела на морд-ситов. – На страже стоять не нужно. Этой ночью вы здесь в безопасности.

Глава 12

Заметив в лесу Кэлен и остальных, часовые послали сигнал воинам Первой Когорты у самой крепости. Охотник не вышел из леса и растворился в тени. Когда шесть женщин миновали арочный проход в каменной стене, их встретили вооруженные воины.

Факелы осветили суровые лица солдат. Все они, казалось, испытывали облегчение оттого, что Кэлен благополучно вернулась под их защиту. При зыбком свете она видела темно-зеленый мох, выросший кое-где в щелях между камнями мостовой, влажными от непрестанного дождя. Пока они шли по вымощенной булыжником площади, все больше воинов с прилизанными и лоснящимися от сырости волосами выбегало им навстречу.

– Мать-Исповедница! – воскликнул командующий Фистер, вскидывая руку. – Хвала добрым духам, вы благополучно вернулись!

Слишком утомленная дневным переходом через леса Темных земель, чтобы вести долгую беседу, Кэлен лишь кивнула в знак приветствия.

Она знала, что впереди трудная ночь, и ее мысли занимало предстоящее испытание.

Когда командующий присоединился к ней, в горах раскатился гром. Прошагав немного рядом, он поглядел через плечо, убеждаясь, что никто не может его слышать, и тихо поинтересовался:

– Что за старуху вы привели?

Кэлен, оглянувшись, отвела край капюшона, чтобы увидеть, куда он смотрит. Красная, как и Никки с морд-ситами, тоже накинула на голову капюшон плаща, защищаясь от непогоды. Капюшон и тьма скрывали ее лицо. Хотя сама Красная ничего не говорила об этом, Кэлен знала, что ведьмы скрытные, и подозревала, что Красная не хочет, чтобы на нее пялились.

– Это ведьма, – прошептала Кэлен, наклонившись к командующему и все еще придерживая край капюшона. – Советую держаться от нее подальше.

Фистер украдкой оглянулся, затем выпрямился и стал смотреть вперед.

– За время нашего отсутствия были происшествия? – поинтересовалась Кэлен.

Он прокашлялся.

– Люди внизу, в Сааведре, обеспокоены тем, что здесь д’харианские войска. Они думают, что из-за нас у них неприятности.

– Почему они так считают? – спросила Кэлен, не глядя на него.

– Ну, – сказал он с печальным вздохом, – боюсь, что это из-за полулюдей.

Кэлен схватила его за рукав и заставила остановиться.

– Полулюдей? Сколько…

– Вряд ли их много, – сказал Фистер, стремясь успокоить ее. – На крепость они не нападали.

Их догнала Никки.

– А на что нападали?

– На окраину города. Скорее какие-то стервятники, охотящиеся в Темных землях, чем крупные силы. Есть сообщения о ряде нападений, но все они были бессистемными и неорганизованными. Последнее произошло вчера вечером в городском предместье. Наши воины услышали крики и помчались посмотреть, что происходит.

Двое полулюдей напали на пожилую пару. Воины быстро покончили с нападавшими.

– А пара, подвергшаяся нападению?

Командующий Фистер с грустным видом покачал головой.

– Те двое, что ворвались в стоящий на отшибе дом, судя по их неряшливому виду, были охотниками-одиночками.

Кэлен осмотрелась в темноте, но не увидела никаких признаков опасности.

– Будь это отряд, посланный Сулаканом и Ханнисом Арком, в нем была бы вовсе не пара охотников.

Никки кивнула, соглашаясь.

– Ричард говорил, что есть несколько разновидностей полулюдей, не только шан-так, которых Ханнис Арк использует в качестве воинов.

– Ты права, – согласилась Кэлен. – Поскольку барьер, отделявший Третье царство, пал, все они могут спокойно выбираться наружу и охотиться на обладателей душ. Такое уединенное место, как Сааведра, для них весьма соблазнительно.

Надо было что-то делать, чтобы остановить безумие, вырвавшееся в их мир. Если еще не поздно, Ричард – но только он – мог бы это исправить. А если им не удастся вернуть его, то участь старой пары ждет всех и каждого.

– Я расставил посты по всему городу, так что теперь никто к нам не подкрадется, – сказал командующий. – Мы рассказали горожанам о полулюдях, охотящихся в Темных землях. Я решил, пусть лучше люди знают правду.

Кэлен кивнула.

– Конечно. Где тело Ричарда?

– В опочивальне на верхнем этаже, там, куда вы велели отнести его.

– Вы ведь никому не позволяли туда входить?

– Нет, Мать-Исповедница, никто не входил, кроме меня и, конечно, воинов, которые его охраняют. Прислуга на верхние этажи не допущена. Крепость заперта и под усиленной охраной.

Кэлен была уверена в преданности воинов Первой Когорты. Она сама сражалась вместе с ними и без долгих раздумий доверила бы их заботе и свою жизнь, и жизнь Ричарда. Но здесь таились другие опасности. Она почти ничего не знала о дворне. Всю жизнь они служили Ханнису Арку. Хотя, казалось, все они благодарны им за избавление от его власти, Кэлен не знала наверняка, кому они привержены.

Саманта, молодая колдунья, тоже оставалась на свободе. Она поклялась отомстить Ричарду. Первым ее актом возмездия был удар кинжалом в сердце Кэлен. Поскольку Ричард беспокоился в первую очередь о Кэлен, Саманте удалось улизнуть. Солдаты при всех своих достоинствах не могли остановить колдунью с такими способностями.

Воины, стоявшие перед огромными двустворчатыми дверями, распахнули их, пропуская женщин в просторный приемный зал. Огромное помещение освещали теплый свет ламп и огонь, потрескивавший в двух очагах. В мягком золотистом свете были хорошо видны роскошные пестрые ковры и гобелены, изящные стулья, диваны приглушенных коричневых оттенков и расставленные возле стульев столики из полированного красного дерева. Терпкий древесный дым заглушал затхлый запах.

Кэлен увидела на балконе воинов, охраняющих закрытые двери и проходы. Другие воины патрулировали внизу галерею, ограниченную шеренгой каменных колонн. Тяжелые шторы были задернуты на ночь. По бокам широкой раздвоенной лестницы стояли несколько женщин в серых платьях и передниках – на случай, если понадобятся. Картина казалась вполне безмятежной, но им грозило слишком много опасностей (не говоря уж о состоянии Ричарда), чтобы Кэлен хоть немного успокоилась.

Еще больше воинов стояло у мраморных перил спиральной лестницы. Когда Кэлен начала подниматься по широким ступеням, шедшая позади Никки наклонилась к ней и прошептала:

– Нужно очистить верхний этаж от воинов.

Кэлен, нахмурившись, посмотрела через плечо.

– Весь этаж?

– Да.

Кэлен не стала спорить или просить объяснений.

– Вы слышали, командующий? Распорядитесь, чтобы воины ушли и оставили нас заниматься Ричардом.

Он оглянулся на Красную, поднимавшуюся по лестнице перед тремя морд-ситами. Встретившись с взглядом ее проницательных небесно-голубых глаз, он быстро отвернулся, слегка побледнев.

– Хорошо, Мать-Исповедница. – Он подал знак одному из воинов, шедших рядом. – Беги вперед, пусть все покинут комнату и стоят на страже, пока мы не придем. Весь этаж должен быть очищен.

Мужчина прижал кулак к сердцу и побежал вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки.

Фистер недоуменно поскреб затылок.

– Можно спросить, что именно вы собираетесь сделать с Лордом Ралом?

Кэлен на мгновение задумалась. Ей не хотелось открывать ему слишком много.

– Все, что будет в наших силах, – заявила она уверенно.

Она действительно не очень-то много знала. Никки весь обратный путь к крепости была погружена в размышления. Ей не хотелось делиться с другими тем, что ей придется делать. А другие тоже не горели желанием узнать, что делают Сестры Тьмы в своем служении подземному миру. Что бы это ни было, оно огорчало Никки и, похоже, не только Никки была огорчена. Кэлен предоставила колдунью ее собственным мыслям.

Она остановилась перед дверью опочивальни, где лежал Ричард.

На страже возле двери стояли два воина Первой Когорты. Каждый держал вертикально копье. На верхнем этаже было тепло, и их мощные мускулистые руки лоснились от пота.

– Комната свободна, Мать-Исповедница, – сказал один из них.

Кэлен благодарно кивнула.

– Весь этаж пуст? – уточнила Никки.

– Уже. Остались только мы двое.

– Что ж, пойдемте, – сказал ему командующий. Он повернулся к Кэлен, стараясь не смотреть на молчаливую ведьму. – Если кому-то из вас, дамы, что-то понадобится, мы будем внизу.

Едва все они вошли, Кассия закрыла дверь. Трое морд-ситов бесшумно заняли позиции возле двери, чтобы никто не мог войти, несмотря на заверения командующего, что никто им не помешает. Морд-ситы редко полагались на чье бы то ни было слово.

Подсвечник на полторы дюжины свечей и лампа на столе мягко освещали большой толстый гобелен на стене. Гобелен изображал сцену в Темном лесу. Она напомнила Кэлен о Хартленде, где она впервые встретилась с Ричардом.

В комнате было одно окно; к ромбической мозаике стекол в свинцовом переплете льнула темнота. Темно-рыжий ковер приглушал звук шагов.

На кровати с балдахином лежало темное сине-зеленое покрывало с вышитой золотой каймой. Тяжелую драпировку из той же сине-зеленой ткани собрали по углам постели, привязав к столбикам, и это придавало ей сходство с алтарем.

Сейчас на этой кровати лежал мертвый Ричард, словно для церемонии прощания. Кэлен считала, что почти так и есть.

Она в оцепенении встала в изножье кровати, неотрывно глядя на Ричарда, который лежал там все еще в объятиях смерти. Когда она смотрела на него, ее сердце заколотилось так тяжело, что она едва устояла на ногах.

Красная откинула капюшон плаща, открыв красные волосы.

– Не возражаете? – мягко спросила она, протягивая руку к Ричарду.

Кэлен молча качнула головой, не доверяя своему голосу.

Красная подошла к кровати, приложила руку к его лицу и подержала мгновение, но ничего не сказала. Кэлен подозревала, что она хотела дотронуться до его плоти и с помощью магических способностей проверить рассказ Кэлен о нетленности его тела.

После этого ведьма молча отошла к окну и уставилась в темноту. Кэлен села на край кровати.

– Я вернулась, – прошептала она сквозь слезы, приподняв обеими руками его сильную руку. – Мы отправляемся за тобой, Ричард. Держись.

Глава 13

Никки откинула угол угол темно-рыжего ковра, открывая дощатый пол под ним.

– Мы можем помочь? – спросила Кассия.

– Да. – Никки махнула рукой. – Уберите отсюда ковер. Мне нужен голый пол.

Кассия и Вэйл быстро скатали к стене тяжелый ковер. Под ним открылся голый сосновый пол, потемневший от времени и испещренный за столетия царапинами, бороздами и вмятинами.

Кэлен поняла, что этот пол и эта крепость сделаны в далеком прошлом, в дни, когда была построена великая стена, сдерживавшая угрозу, исходившую от императора Сулакана и его Третьего царства. Крепость создавали как часть оборонительной системы, защищающей мир от ужаса за стеной.

– В теле Ричарда время приостановлено, – сообщила Красная через плечо, – именно так, как вы сказали.

– Значит, у нас получится? – спросила Кэлен. В ее голосе появилась надежда.

Красная покачала головой.

– Я лишь сказала, что если вы ошибаетесь, то шансов вообще нет.

– Значит, шанс есть, – заявила Кэлен.

Красная позволила себе вежливую улыбку.

– Шанс.

Кэлен очень захотелось узнать, что именно ведьма видела в потоке времени. Но, подумав, она поняла, что, возможно, ей не хочется этого знать. Иногда будущее приносит только боль.

В комнату вбежала запыхавшаяся Лорен и закрыла за собой дверь ногой. Она вручила вставшей при ее появлении Никки металлическую миску с множеством царапин и вмятин.

– Железная, как вы просили.

Кивнув, Никки взяла миску и осмотрела ее, затем вручила Кэлен.

– На три пальца пойдет.

Кэлен моргнула.

– Что?

– Мне нужна твоя кровь. – Она рассеянно ткнула пальцем внутрь миски. – Вот досюда.

Кэлен стояла с миской в руках, не зная, что делать, и наблюдая за Никки, тщательно отмерявшей шагами расстояние на полу.

Красная отвернулась от окна.

– Я помогу.

– Нет! – сказала Никки, внезапно поворачиваясь. Она подошла к ночному столику и потушила лампу. – Никто, кроме нее, не должен дотрагиваться до миски.

Красная убрала руки и искоса посмотрела на Никки, но промолчала. Кэлен извлекла из поясных ножен кинжал.

Никки, проверив, что окно закрыто и заперто, повернулась и увидела, что Кэлен собирается делать.

– Постой. Есть пророчество, которое гласит: «Когда надежда только на клинок, меч священен». Пожалуй, оно может иметь отношение к нынешней ночи.

Кэлен поглядела на Ричарда, затем на меч у стены, прислоненный к изголовью кровати. Она перевела взгляд на колдунью.

– И что это значит?

– Не используй кинжал. Используй меч Ричарда, – тихо сказала Никки, вновь принимаясь отмерять шагами расстояния на полу.

От слова «меч Ричарда» по спине у Кэлен побежали мурашки. Это оружие пролило ради защиты жизни очень много крови.

Пытаясь не думать об этом, Кэлен убрала кинжал и вытащила меч из его затейливо отделанных ножен; каменные стены отразили особый мягкий звон этого единственного в своем роде клинка. Она села на краю кровати и поставила миску себе на колени, стараясь не думать ни о том, как много ее крови нужно Никки, ни о том, что колдунья собирается с ней делать.

Не давая себе времени на размышления, Кэлен провела лезвием по внутренней стороне запястья. Лезвие оказалось таким острым, что вначале она почти ничего не почувствовала. Когда из руки хлынула густая кровь, рана заболела всерьез. Кэлен держала запястье над металлической миской, чуть приподняв кисть так, чтобы не мешала и вся кровь лилась в емкость.

Никки тщательно отмерила шагами расстояния в нескольких направлениях и поставила на пол восемь свечей, образовавших большой круг. Быстрым движением руки она с помощью магии зажгла все свечи и отошла к кровати, чтобы проверить.

– Пожалуй, достаточно, – сказала колдунья, приглядевшись к миске. Она положила ладонь на порез. Кэлен почувствовала горячий, обжигающий руку толчок магии, и кровь перестала течь по пальцам Никки. – Это закроет рану.

И в самом деле, рана тут же перестала кровоточить, хотя все еще пульсировала острой болью.

Никки забрала миску и повернулась к морд-ситам.

– Вы трое ждите снаружи. Охраняйте дверь. Никого не впускайте. Не открывайте дверь, что бы ни услышали. Ни при каких обстоятельствах, понятно?

Кассия нахмурилась.

– Что бы мы ни услышали? А что мы можем услышать?

– Не знаю, – рассеянно сказала Никки, опять поворачиваясь к свободному пространству пола. – Крики мертвых и тому подобное. Просто не открывайте дверь. Мне придется впустить сюда подземный мир. Комната должна оставаться запечатанной, чтобы тьма не выбралась из стен.

Кассия быстро переглянулась с остальными.

– Пожалуй, мы будем рады держать дверь закрытой.

– А если кто-нибудь из вас позовет на помощь? – спросила Вэйл.

– На помощь позовете вы, если откроете дверь.

– Можете не сомневаться, дверь будет закрыта.

Как только морд-ситы вышли и закрыли дверь, Кэлен, оставшаяся в комнате с ведьмой и колдуньей, тем не менее почувствовала одиночество. Обе эти женщины имели дело с тем, чего она не могла даже вообразить. Хуже того, Никки собиралась снова применить свои умения Сестры Тьмы.

Кэлен рассеянно посмотрела на Ричарда. Осознание того, что он мертв, делало ее не просто одинокой. Она чувствовала себя затерянной в пустоте.

Повернувшись наконец, она увидела, что Никки, взяв миску с кровью, рисует большой круг. Она опускала руку в миску и испачканными пальцами рисовала кровью на полу.

– Что ты делаешь? – спросила Кэлен.

– Рисую внешний круг Благодати, – ответила колдунья, не поднимая глаз. – Начиная от границы подземного мира.

Некоторые из самых ранних воспоминаний Кэлен представляли собой наблюдения девочки за тем, как люди с магическими способностями рисуют Благодать. Изображение Благодати было и актом глубокого почитания, и обращением к магии. Она занимала центральное место во многих аспектах жизни наделенного магией. Хотя Благодать казалась относительно простой, для правильного использования нужно было затратить на ее изучение целую жизнь.

Хотя ее рисовали только в двух измерениях, отображались при этом все четыре – три физических, пространственных, измерения и четвертое измерение – время. Преобразование этих четырех элементов в два измерения Благодати посредством магии было серьезным делом.

Кэлен очень редко видела, чтобы кто-либо осмеливался рисовать Благодать кровью.

Особенно ее кровью.

Кэлен знала, что изображение Благодати кровью могло призвать магическую силу последствий, а также темные силы, которые призывать не должно. Однако допускала, что для их цели менее сильная магия не годилась.

Рисовать Благодать следовало вполне определенным способом, именно так, как начала Никки, с внешнего круга, за границей которого расстилался бесконечный мир мертвых. Вне круга не было ничего, только вечность. Потому-то Благодать и начинали с этого круга: с пустоты, не содержащей ничего, начиналось Творение.

Обмакивая руку в кровь, Никки шепотом читала заклинания на странном языке, которого Кэлен никогда прежде не слышала. Вымазанные в крови пальцы колдунья использовала как кисть, опуская ее в миску по мере необходимости. В соответствии с хорошо знакомым ей геометрическим построением, она быстро нарисовала аккуратный квадрат, сориентированный определенным образом, понятным только колдуньям. Углы квадрата касались круга изнутри – он представлял собой завесу между мирами живых и мертвых. Квадрат всегда рисовали вторым, поскольку с момента возникновения мира живых завеса защищала его от власти подземного мира.

Никки снова обмакнула руку в кровь и нарисовала меньший круг, представляющий начало жизни и вписанный в квадрат так, что он соприкасался с серединой каждой из его четырех сторон. Таким образом жизнь соприкасалась с завесой и была огорожена ею, а та, в свою очередь, соприкасалась с подземным миром.

Макая руку в кровь, Никки нарисовала в меньшем кругу правильную восьмиконечную звезду. Звезда представляла свет Творения. От каждого острия ее лучей колдунья начертила кровью уходящие наружу прямые линии, пересекающие внутренний круг, квадрат и внешний круг. Первые нарисованные ею четыре луча разделили пополам углы квадрата, а следующие четыре прошли через центры каждой из его сторон.

Все лучи, исходящие из заостренных оконечностей лучей звезды, пересекали внутренний круг, затем квадрат и наконец внешний круг и заканчивались у одной из восьми свечей. Пламя каждой свечи, когда кровавая линия добиралась до нее, на мгновение вскипало мерцающим многоцветьем.

Никки с рукой в кровавой перчатке подняла взгляд в мягком свете свечей.

– Мне нужна капля крови Ричарда. Воспользуйся мечом. Принеси каплю на клинке.

Мрачный тон Никки встревожил Кэлен. Ни на миг не задумавшись над этим указанием, она подошла к кровати, села на край и положила руку Ричарда себе на колени. Острием меча она проткнула кончик пальца. Выдавив большую темно-красную каплю, она сняла ее лезвием меча возле острия. Кэлен почувствовала, как магия меча отзывается яростью на контакт с кровью Ричарда. Она осторожно понесла меч Никки, стараясь не позволить капле упасть или гневу меча отвлечь ее.

Эту же кровь использовали, чтобы вернуть дух Сулакана из мира мертвых в мир живых.

Кэлен протянула меч Никки, держа его на ладонях. Колдунья покачала головой, будто не желая притрагиваться к нему.

– Благодать нарисована твоей кровью. Сделать это нужно тебе. Помести каплю точно в центр круга.

Хотя это нельзя видеть, – серьезно заметила Никки, – у круга есть истинная и абсолютная центральная точка, та, в которой мы, обретая бытие, появляемся в миг создания, когда получаем душу. Но в отличие от внешнего круга, который представляет начало без конца, этот круг ограничен. Он представляет внешнюю границу – то, что называют смертью, – и точку начала.

Кэлен, держа острие в центре круга над самым полом, позволила капле крови Ричарда упасть.

– И потому, когда ты связываешь все это кровью, – добавила ведьма из темноты, – ты делаешь Благодать жизнеспособной.

Никки кивнула.

– Жизнь и смерть связаны друг с другом почти так же, как магия Приращения и Ущерба, и это определяет их природу. Таким образом, все взаимосвязано во вполне реальном смысле, даже такие основные понятия, как свет и тьма. Тень на земле связана не только с тем, что ее отбрасывает, и с тем, на чем она возникает, но существует и сама по себе как та отрицательная форма, которая при этом образуется. Таким образом, все на свете, даже, казалось бы, просто тень, неразрывно связано, скреплено – и положительное, и отрицательное, – и существование одного зависит от другого.

Так же, как тьма нужна, чтобы понимать, что такое свет, подземный мир определяет жизнь. Смерть определяет жизнь. В Благодати кровь дает такое представление жизни, которое в реальности иначе не существовало бы. Взаимосвязанность всего, а не отдельность основных элементов – часть того, что представляет собой Благодать.

– В прежние времена волшебники путешествовали между мирами, – сказала Красная, зачарованная видом нарисованной кровью Благодати.

– С той поры, – ответила Никки, – они забыли, как преодолеть рубеж – так это прежде называлось, – между мирами живых и мертвых.

– Не все, – напомнила Кэлен, неотрывно глядя на Никки. – Ричард мог. Отправлялся в подземный мир и возвращался.

Никки кивнула.

– Это еще одно, что было доступно волшебникам прежде и что Ричарду удалось каким-то образом осуществить, руководствуясь чутьем. И это тоже указывает на его избранность.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8