Терри Гудкайнд.

Воин по зову сердца



скачать книгу бесплатно

Terry Goodkind

Warheart


© Terry Goodkind, 2015

© Перевод О. Колесников, 2017

© Издание на русском языке AST Publishers, 2018

* * *

От автора

Эта книга посвящается читателям, совершившим вместе со мной великое путешествие. Изложение истории Ричарда и Кэлен стало для меня великой честью и одной из главных радостей жизни, но их история существует не только в моем воображении. Они живы, потому что существуют и в ваших умах тоже. Именно ваша любовь к этому миру помогла вдохнуть жизнь в этих героев. Благодаря вашей увлеченности Ричард и Кэлен, а также их мир продолжают существовать. Теперь вы несете этот меч, и за это я вам глубоко благодарен.

Глава 1

Чувствуя жар и головокружение, Кэлен у изголовья погребального костра выпрямила спину, неотрывно глядя на лежащее перед нею тело Ричарда. Легкий туман и моросящий дождь холодили лицо, а изнутри ее сжигало горе. Влажный булыжник площади поблескивал в тусклом утреннем свете. Отражение каменной сторожевой башни и расположенной чуть далее крепости в многочисленных лужах искажала рябь, вызванная редкими каплями дождя.

Хотя аккуратно уложенные для костра дрова отсырели на дожде и тумане, она не сомневалась, что костер загорится. Нижние доски были густо облиты смолой; как только на них бросят факелы, все вспыхнет и будет жарко пылать даже под дождем. Бренные останки Ричарда поглотит пламя.

Вместе с ними сгорят все мечты и надежды Кэлен.

Мечты и надежды всех людей обратятся в прах.

Вокруг погребального костра ждала дюжина воинов с факелами в руках; как только они бросят факелы на дрова, все будет кончено.

Все будет кончено – для нее и для всех.

Дюжина мрачных воинов с факелами стояли навытяжку, но смотрели на нее. Никто из этих бойцов Первой Когорты, личной охраны Лорда Рала, не решился бы сам бросить факел, зажигая погребальный костер. Только она, Мать-Исповедница, жена Ричарда, могла отдать этот приказ.

Утреннюю мертвую тишину нарушало только тихое шипение этих факелов. Их пламя, колеблющееся от влажного дыхания ветра, потрескивало, будто с нетерпением ждало приказа, чтобы отправиться в полет и выполнить свою ужасную задачу.

В собравшейся за спинами воинов, держащих факелы, толпе никто не издавал ни звука. Многие тихо плакали.

Кэлен, стоявшая возле головы Ричарда, неотрывно смотрела на мужественное, привлекательное лицо человека, которого любила. Ей невыносимо было видеть в нем эту неподвижность смерти. Она великое множество раз опасалась за его жизнь, но и представить не могла, что придет день, когда она будет стоять над ним, лежащим на погребальном костре.

Его одели в черную рубашку, а поверх – в черную, не сшитую с боков накидку, отделанную по краям золотой лентой, украшенной символами. Широкий многослойный кожаный пояс, стягивавший эту великолепную накидку, украшали такие же символы, многие из них, знала она теперь, были записями на языке Творения.

На каждое из скрещенных над его остановившимся сердцем запястий надели широкую серебряную ленту с кожаной подкладкой, тоже с символами древнего языка. Его широкие плечи облекал плащ, словно бы сотканный из золотой нити, уложенный под телом таким образом, что Ричард казался подношением добрым духам.

Где же были эти добрые духи, когда она нуждалась в них больше всего?

Задавшись этим вопросом, она поняла, что заботы мира живых не волнуют духов. Заботы живых были заботами только живых.

Мерцающий свет отражался в кроваво-красном камне древнего амулета, на цепочке надетого Ричарду на шею. Сложное сплетение серебряных линий вокруг этого камня символически представляло танец со смертью. Этот амулет был создан боевым чародеем Барахом в те времена, когда император Сулакан начал великую войну. Этот амулет, как и танец со смертью, имел для боевых чародеев особое значение. Ричард, которому, вероятно, суждено стать последним боевым чародеем, лежал сейчас в традиционном для этого призвания облачении.

Не хватало лишь перевязи из тисненой кожи с великолепными, из золота и серебра, ножнами Меча Истины. Но на самом деле это оружие не было частью традиционного облачения боевого чародея. Это древнее оружие теперь перешло к Кэлен.

Она помнила день, когда Зедд, вручив Ричарду меч, нарек его Искателем Истины. Она помнила, как Зедд обязался защищать Искателя Истины ценой собственной жизни. Эту клятву он сдержал.

Кэлен помнила, как в тот день и сама упала на колени перед Ричардом, склонив голову и сцепив за спиной руки, тоже клянясь отдать жизнь ради защиты Искателя.

Беглая улыбка скользнула по ее губам, когда она вспомнила удивление Ричарда и то, как он спросил Зедда, кто такой Искатель.

Это было очень давно, и с той поры Ричарду пришлось многое усвоить и выяснить. Он первый со времен создания этого древнего оружия во всей полноте постиг, что такое Искатель и каково истинное назначение вверенного ему оружия. По сути, он был Искателем во всех возможных смыслах.

Другого быть не могло.

Кэлен достаточно часто применяла это оружие в гневе, чтобы понимать, какой силой оно обладает, но принадлежало оно не ей. Меч принадлежал Ричарду. Между ним и клинком существовала связь.

За левым плечом Кэлен стояла Никки, колдунья, остановившая сердце Ричарда, чтобы оборвать его жизнь и тем самым позволить пройти сквозь завесу жизни и отнять Кэлен у самой смерти. Капюшон плаща прикрывал ее голову от мороси, но все равно на влажных кончиках длинных светлых волос набухали капли. С подбородка капали слезы. Она терзалась из-за того, что Ричард, человек, которого она любила, но с которым никогда не могла бы быть вместе, умер от ее руки, пусть даже и по своему приказу.

За правым плечом стояли три морд-сита: Кассия, Лорен и Вэйл. Ричард совсем недавно освободил их из рабства. Обретя свободу, они решили служить ему и защищать его. Это был первый с дней их детства выбор, сделанный ими самостоятельно. Он был продиктован любовью и уважением к человеку, которого едва успели узнать и которого теперь не стало.

Собравшиеся на площади молчали. Все ждали, когда неумолимое пламя поглотит земную оболочку Ричарда. Он был Лордом Ралом, Искателем и мужем Кэлен. Именно она должна была отдать такой приказ, и никто не стремился скорее его исполнить.

Казалось, все затаили дыхание, не в силах поверить в окончательность смерти их любимого правителя.

Поскольку его тело сохраняло оккультное колдовство, Ричард выглядел так, будто спал и мог в любой миг проснуться и сесть. Но хотя его тело оставалось таким, каким было при жизни, сама эта жизнь ушла из него. На костре лежала пустая оболочка. Душа Ричарда теперь пребывала за завесой в подземном мире, и демоны тьмы утащили ее в вечную ночь.

Кэлен позволила себе на мгновение представить, что это не так, что он проснется, улыбнется и произнесет ее имя.

Но это было мимолетное, пустое желание, которое только сделало ее страдание вовсе нестерпимым.

С легкой дрожью она наблюдала, как туман оседает на лице Ричарда капельками, и те время от времени скатываются со лба или со щеки. Словно он тоже плакал.

Кэлен любовно пригладила его влажные волосы.

Как она могла навсегда расстаться с ним?

Как могла приказать поджечь костер?

Все ждали.

Она знала: темные силы этого мира придут и попытаются забрать его тело. Сулакан хотел бы заполучить его для своих нечестивых дел.

Как она могла не отпустить того, кого любила больше жизни, в огонь, который защитит его?

Глава 2

Воины ждали приказа Кэлен, не желая, чтобы она его отдала, и понимая, что она должна сделать это.

Она чувствовала, как при мысли о том, что после этого она никогда не сможет забыть, как отдавала такой ужасный приказ, в ней поднимается паника.

Но она знала, что Ричард хотел бы именно этого. Он сделал то же самое для Зедда. Ричард сказал ей тогда – ему невыносима мысль о том, что звери выроют труп его деда.

Теперь звери в человеческом обличье вырвались в их мир.

Именно живым, тем, кого он покинул, тем, кто любил его, надлежало позаботиться о его бренных останках. Его предков, почти всех Лордов Ралов до Ричарда, погребали в богато украшенных гробницах на нижних уровнях Народного Дворца, их родового дома.

Но сейчас, когда император Сулакан и его армия полулюдей и живых мертвецов опустошали земли, Кэлен не хотела оставлять врагу ни единого шанса захватить дворец и забрать тело Ричарда – как трофей или сделать с ним нечто худшее. Ханнис Арк воспользовался кровью Ричарда, чтобы оживить труп императора Сулакана. Кэлен не хотелось думать о том, что они могут сделать с телом Ричарда, если доберутся до него.

Кэлен не могла допустить, чтобы подобное произошло с останками ее мужа. Ей надлежало проследить, чтобы в этом мире ничего от него не осталось.

Был только один способ удостовериться, что сейчас она проявила высшую любовь к нему, а именно – предать его тело огню. Оставалось только произнести одно-единственное слово, и это произошло бы.

Так почему она не могла произнести его?

Мысли Кэлен мчались по тысяче разных направлений, пытаясь найти способ избавиться от выполнения долга, причину не отдавать приказа бросить факелы в костер.

Ничего придумать не удавалось.

В безысходном отчаянии она опустилась колени, откинула капюшон плаща, положила руки на плечи Ричарду и склонила голову.

– Магистр Рал ведет нас, – прошептала она. Все молча наблюдали, как она дает древнюю клятву верности Лорду Ралу. – Магистр Рал наставляет нас. Магистр Рал защищает нас. В сиянии славы твоей – наша сила. В милосердии твоем – наше спасение. В мудрости твоей – наше смирение. Вся наша жизнь – служение тебе. Вся наша жизнь принадлежит тебе.

Она стояла на коленях на мокрой от дождя площади, положив дрожащие руки на плечи Ричарда, и эхо вторило ее словам.

Никто не присоединился к ней в этой клятве верности. Все понимали, что на сей раз она должна сделать это одна. Попрощаться.

Слезы скатывались по щекам Кэлен мимо холодных частичек осевшего тумана и капелек дождя и падали на булыжник. Она подавила рыдания прежде, чем те прорвали ее сдержанность, наконец поднялась и сделала непроницаемое лицо, надела маску Исповедницы, скрывшую все ее внутренние терзания.

Оглядевшись, Кэлен заметила в промежутке между собравшимися на площади воинами Охотника, спокойно сидевшего в отдалении на краю темного леса. Даже отсюда она видела, что зеленые глаза Охотника следят за ней.

Дождь, похоже, нисколько не беспокоил это похожее на кошку существо. Вода стекала с его густой шерсти, как с утиных перьев.

Кэлен вновь опустила взгляд к единственному мужчине, которого любила. Не сбрасывая маски Исповедницы, она приложила ладонь к застывшей щеке Ричарда. Его плоть была холодна, но благодаря колдовству оставалась мягкой, как при жизни.

В определенном смысле и ее лицо было таким же: застывшим, спокойным, не выражающим ничего.

Душа Ричарда отправилась в вечное странствие. Кэлен видела, как она спустилась во мрак, увлекаемая демонами подземного мира, плотно обернувшими ее своими крыльями. Сама она в то время тоже была мертва или, по крайней мере, на пути к смерти. Темные демоны тащили ее в вечную ночь, прочь от линий Благодати, но Ричард отправился за завесу подземного мира и спас Кэлен. Едва он отвлек их, душа Кэлен, этот таинственный элемент Благодати, смогла вернуться в ее тело в мире живых.

Хотя сердце Кэлен пронзил кинжал, Никки смогла исцелить ее тело, и душа Кэлен успела вернуться. Она вернулась – ведь Ричард пожертвовал жизнью, чтобы отправиться за ней и спасти вовремя.

При этой мысли Кэлен нахмурилась. Вовремя…

В вечности подземного мира времени не существовало. Время имело значение только в мире живых.

Возможно ли, что в Ричарде все еще остается искра жизни, как было с ней самой, – противовес отравляющему прикосновению смерти, поселившемуся в них обоих? Может ли быть так, что и сейчас, уходя все дальше в вечный, вневременной мир мертвых, он сохраняет связь с миром живых?

Долго ли эта искра, эта связь, может существовать в таком месте? Особенно если оккультное колдовство сохраняет тело Ричарда таким, каким оно было в миг смерти? Разлагаться его телу не позволяет колдовство, связавшее его с вневременьем подземного мира. В этом смысле связь между его душой и телом еще оставалась.

Ричард избавил Кэлен от отравляющего прикосновения смерти, избавил от демонов и воспользовался ее искрой жизни, чтобы отправить по линиям Благодати обратно из подземного мира в мир живых. К ней не применяли оккультное колдовство, чтобы сохранить ее тело, но в том не было нужды, ведь она была мертва совсем недолго. В подземном мире, казалось, прошла вечность, но в мире живых – совсем немного времени.

Ричард был мертв уже продолжительное время, но это имело значение только в мире живых. Власть времени над его телом была приостановлена связью с подземным миром, куда ушла его душа, – в подземном мире время как таковое не существует.

Что, если есть какая-то возможность?..

Кэлен бросила взгляд на Охотника, издалека наблюдавшего за ней.

Она решила, что это ведьма, Красная, прислала Охотника, выражая сочувствие.

А что, если она ошиблась, и Красная прислала его вовсе не для того?

Во всяком случае, все это начинало обретать некий безумный смысл. Типичный для Ричарда смысл. Его идеи зачастую сначала представлялись безумными, а затем оказывались верными. А вдруг и ее мысль – одна из тех невероятных, безумных идей, что оказываются верны?

Теперь она была единственной надеждой Ричарда. Кроме нее, некому найти путь. Кроме нее, некому бороться за него.

Кэлен знала, что, если действительно существует хоть какая-то возможность вернуть его, какой бы безумной эта возможность ни казалась, именно она должна найти ее.

– Я должна вернуться, – прошептала она. Затем внезапно повернулась к Никки и сказала громче: – Я должна вернуться к ней.

Никки, нахмурив брови, посмотрела на нее сквозь слезы.

– Что? Вернуться? К кому?

– Я должна вернуться к ведьме.

От настойчивости в голосе Кэлен Никки нахмурилась еще сильнее.

– Зачем?

Кэлен посмотрела на Охотника, оглянулась и встретила пристальный взгляд колдуньи.

– Просто отчаянный поступок во имя любви.

Глава 3

Кэлен подбежала к ближайшему из воинов с факелами. Уперевшись ладонями в большие кулаки, сжимавшие факел, она оттолкнула его:

– Нет. Нельзя. Потушите факелы. – Она оглянулась на остальных и повысила голос: – И остальные! Потушите!

Все вокруг глядели смущенно, но воины с факелами, казалось, скорее испытывали облегчение, чем что-либо другое. Они отступили от костра, стараясь не поджечь его случайно зыбким пламенем шипящих, потрескивающих факелов, и окунули их в ведра с водой. Огонь протестующее шипел, трещал и плевался, но наконец погас.

Только тогда Кэлен с облегчением вздохнула.

Ники, положив руку на плечо Кэлен, повернула ее себе.

– О каком отчаянном поступке ты говоришь?

Словно не слыша, Кэлен показала наверх, на крепость, всем воинам, наблюдавшим за ней.

– Отнесите Ричарда в ту спальню, где он был. Положите на кровать. Несите осторожно.

Не подвергая сомнению это странное требование, все дюжие воины Первой Когорты прижали кулаки к сердцу.

Кэлен повернулась к командующему Фистеру, выбежавшему из рядов своих воинов.

– Мать-Исповедница, что…

– Охраняйте комнату. Никто, кроме Первой Когорты, не должен туда входить, даже прислуга. Охраняйте крепость до моего возвращения.

Он кивнул.

– Будет сделано, Мать-Исповедница.

– Кэлен, что происходит? – едва слышно спросила Никки.

Кэлен покосилась на Охотника, сидящего на опушке темного леса. Затем подняла взгляд к виднеющимся за деревьями далеким горам, похожим на серых призраков, плавающих в туманном свете. Где-то в этих горах был проход, ведущий мимо жилища ведьмы.

– Я должна найти Красную, ведьму, – снова сказала Кэлен.

Никки поглядела на горы.

– Зачем тебе ведьма? Почему именно сейчас?

Взгляд Кэлен встретился со взглядом голубых глаз Никки.

– Ведьмы умеют смотреть в поток времени. Они могут видеть события.

– Они, конечно, могут время от времени создавать такую видимость, – согласилась Никки, – как и гадалки. За серебряную монету наговорят примерно то, что тебе хочется слышать. И весьма убедительно скажут именно то, что ты хочешь услышать, если монета будет золотая.

– Ведьмы не просят ни серебра, ни золота.

Никки посмотрела с сочувствием.

– Это не означает, что увиденное ими действительно произойдет.

– Красная сказала, что меня убьют.

От такой новости Никки на мгновение застыла.

– А она сказала, что Ричард пожертвует своей жизнью, чтобы отправиться за тобой в подземный мир?

– Нет. В том-то и дело. Именно поэтому нужно ее найти.

– Что ты имеешь в виду, говоря «в том-то и дело»?

– Она сказала, что Ричард подобен камню в пруду и, поскольку он действует по своей воле, рябь от всего того, с чем он соприкоснулся, препятствует ее способности видеть. – Кэлен указала на лужу. – Примерно так же, как капли дождя разрушают отражение.

– Что это нам дает? – спросила Кассия, скрипнув влажной красной кожей.

В глазах трех морд-ситов Кэлен увидела надежду.

– Возможно, есть способ вернуть душу Ричарда в его тело в нашем мире.

– Вернуть его к жизни? – с внезапной надеждой спросила Вэйл.

Кэлен чуть заметно кивнула.

– Да.

– Но вы сами только что сказали, что она не может видеть, как поступит Ричард, – сказала Кассия.

– В этом-то все и дело. Она не может увидеть, как он поступит, но увидит, как поступят другие, на что способны или решатся. Понимаешь? – Кэлен повернулась к Никки. – Красная велела мне убить тебя.

Никки разинула рот.

– Что?

Кэлен схватила Никки за руку и потянула в сторону от воинов. Три морд-сита последовали за ними, закрывая их словно щитом.

– Красная увидела, что, если тебя не остановить, ты убьешь Ричарда, – сказала Кэлен, понизив голос. – Она не знала, что сделает Ричард, потому что не может предсказать его действия, но знала, что произойдет с другими и что сделаешь ты. Она знала, что ты убьешь его.

Она сказала, что будущее – все наши жизни – зависит от Ричарда. Без него мы все пропадем. В том числе и она. Понимаешь? Она лично заинтересована в том, чтобы Ричард выжил, поскольку не хочет, чтобы Владетель подземного мира получил возможность завладеть ею вопреки естественному порядку Благодати.

Сулакан и Ханнис Арк стремятся именно к этому. Они собираются разрушить Благодать, уничтожить разделение между миром живых и миром мертвых. Понимаешь, о чем я? Она – ведьма, а значит, будет обречена на вечность пытки.

Она сказала, что Ричард – единственный, кто способен остановить их. Ты, вероятно, лучше меня знаешь все те пророчества, в которых упоминается Ричард, все его различные титулы и то, каким образом он всегда оказывается в центре событий.

Никки вздохнула.

– Да, это так.

– Поэтому Красная велела мне убить тебя, чтобы ты, в свою очередь, не могла прикончить Ричарда. Для того чтобы у всех остальных был шанс выжить, сказала она, необходимо, чтобы он уцелел. Она сообщила, что меня убьют раньше, чем ты убьешь его, и поэтому я должна побыстрее убить тебя.

Она ни в чем не ошиблась. Но я тогда заявила, что не верю, будто ты убьешь Ричарда. Она сказала, ты сделаешь это, потому что любишь его. Так все и вышло. Все случилось в точности по ее словам, но до событий ее предсказания и советы казались бессмыслицей.

Она не говорила, что ты сделаешь это из любви к нему. Сказала лишь, что ты убьешь его, потому что его любишь. Я решила, она говорит о том, что тебя толкнет на это гнев, или ревность, или еще что-то подобное. – Кэлен попыталась быстрым взмахом руки отринуть обвинение. – Ты понимаешь, что я имею в виду.

В ответ Никки только глубоко вздохнула.

– Мне просто казалось, что это невозможно, – продолжила Кэлен. – Я никак не могла поверить, что ты поступишь так с Ричардом. Я так ей и сказала. Она ответила, что если ты останешься жить, то сделаешь это. И все же я не могла всерьез обдумывать, не пресечь ли твою жизнь, из-за ее слов, которые казались мне бессмыслицей.

Никки с сожалением улыбнулась.

– Спасибо за доверие.

Колдунья бросила взгляд на Ричарда, лежавшего на погребальном костре. Воины уже взбирались по доскам и бревнам, чтобы бережно снести его вниз.

– Возможно, тебе следовало поступить, как она советовала, – сказала Никки. – Сделай ты это, Ричард был бы жив. Лучше бы я сейчас лежала там мертвая.

– Что сделано, то сделано, – махнула рукой Кэлен. – Нельзя изменить то, что сделано, но, возможно, нам удастся изменить будущее.

Никки опять посмотрела на нее.

– О чем ты?

– Красной по-настоящему было меня жаль – она искренне сочувствовала. Я знаю. – Кэлен махнула рукой в сторону Охотника. – Поэтому я поначалу решила, что Красная прислала Охотника, чтобы выразить соболезнования.

У Никки стал более заинтригованный вид.

– Теперь ты думаешь иначе? Полагаешь, она прислала его по другой причине?

– Да… возможно. В прошлый раз она прислала ко мне Охотника, чтобы он безопасной дорогой привел меня к ней и она могла бы рассказать мне, что видела в потоке времени. Она хотела защитить Ричарда и считала, что я справлюсь с этим лучше прочих. Она сказала, что не может убить тебя, потому что ей не положено вмешиваться впрямую. Ее дело только видеть, что удается, и помогать другим сделать то, что должно. Она оказалась права во всем, но я не поверила ей и потому не послушалась ее. – Кэлен взяла Никки за руку. – Что, если она опять делает то же самое? И именно поэтому она прислала Охотника? Что, если она видит что-то в потоке времени – нечто такое, что мы могли бы сделать, чтобы вернуть Ричарда?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8