Григорий Царьков.

Восхождение на Мак-Кинли



скачать книгу бесплатно


Предисловие Михаила Чванова


Неожиданно позвонил, где-то нашел мой телефон Григорий Петрович Царьков:

– Не могли бы вы прочесть мой экспедиционный дневник о восхождении на Мак – Кинли? Как вы понимаете, мной при написании руководил совсем не писательский зуд. Сейчас столько отчаявшихся людей, в том числе поверженных этим пресловутым мировым кризисом, люди опустили руки, некоторые даже сводят счеты с жизнью, и я хотел показать им, что нет безвыходных ситуаций. А к вам я обращаюсь и как к писателю, и как человеку, знающему горы.

С некоторых пор я по возможности отказываюсь от читки всевозможных рукописей: по причине чрезвычайной занятости далеко не писательскими делами, а еще по причине угасающего зрения и стремительно улетающего времени, которого не так много осталось. Но Григорию Петровичу Царькову, я не смог отказать. Более того, признаюсь, я испытал даже нечто вроде гордости, что он прислал свою рукопись именно мне.

Кто такой Григорий Петрович Царьков и что такое Мак-Кинли? Пожалуй, начну со второго. Мак-Кинли– высочайшая вершина Северной Америки и самая северная горная вершина на планете выше шести тысяч метров над уровнем мирового океана. Но это еще не все. Мак-Кинли – единственный шеститысячник, находящийся севернее Полярного круга. То есть помимо сугубо технических проблем при восхождении на Мак-Кинли возникают проблемы, мягко скажем, климатического порядка. Сверхнизкие температуры (от -40 и ниже) с пониженной влажностью делают ее климат одним из самых неприемлемых на Земле для человека. Самая большая опасность на Мак-Кинли – обморожение и переохлаждение. Сопротивление холоду понижается из-за высотного кислородного голодания (гипоксии) и обезвоживания. Но и это еще не все. Высота собственного альпинистского восхождения порой не связана с абсолютной высотой горной вершины над уровнем моря. Например, альпинистское восхождение на Эльбрус начинается с плато, которое находится на высоте 3800 метров, на пик Ленина – с высоты 4500, на Эверест – с 5200 метров. Восхождение на Мак-Кинли начинается с 2200 метров, то есть истинная высота восхождения составляет 6194-2200 = 3994 метра, что сравнимо только с восхождением на Эверест. Причем до начала подъема на Мак-Кинли нужно пройти еще 20-25 километров по располосованным опасными и часто скрытыми трещинами ледникам. Я не был на Мак-Кинли, но в какой-то степени могу представить сложность подъема на эту вершину. Потому как восходил на вторую по высоте по отношению к Полярному кругу вершину – знаменитую Ключевскую сопку на Камчатке. Ее высота 4850 метров, но подъем на нее начинается почти с уровня океана – с высоты всего в 200 метров, к тому же уже на этой высоте на Камчатке, как и на Аляске, где находится гора Мак-Кинли, 20-процентная нехватка кислорода. Из 14 человек, начавших восхождение в августе, когда в низу, в долине реки Камчатки, стояла двадцатипятиградусная жара, до кипящего кратера, на ребре которого был двадцатиградусный мороз со сбивающим с ног и пронизывающим ветром, дошли только четверо.

Через несколько лет, снова в августе, я вернусь под Ключевской вулкан, чтобы показать замечательному хирургу и человеку, увы, ныне покойному, профессору Николаю Петровичу Никову, как я хожу, без преувеличения сказать, на «его» ногах, правую после тяжелой травмы в пещерах, а потом переохлаждения в горах (все это закончилось остеомиелитом) сшил буквально из ничего. Как было не соблазнительно, но до кипящего за облаками кратера из-за налетевшего с океана урагана я не рискну пойти, останусь в промежуточном лагере. А штурмовая группа во главе с известным хирургом-офтальмологом и путешественником мастером спорта Эрнстом Мулдашевым вместо запланированных с запасом трех суток вернется от кратера только на пятые – с обожженными солнцем и обмороженными лицами. Молчаливый ужас стоял у них в глазах, и только через много лет на моем юбилейном вечере Эрнст признается, что до кратера в тридцатиградусную пургу дошел только он один и только из-за самолюбия: как это Чванов в свое время дошел, а я, мастер спорта, не могу. Поэтому я имею некоторое представление о сложности восхождения на Мак-Кинли.

И теперь пришла пора рассказать о Григории Царькове. Григорий Петрович Царьков родился в 1959 году в Башкирии, в Зауралье, в Зианчуринском районе. После окончания средней школы получил специальность слесаря-электромонтажника в Самаре, тогда Куйбышеве. В 1977 – 79-е годы служил в Советской армии. После окончания службы уехал в Хабаровск, работал на кабельном заводе опрессовщиком, где его и настигла беда – в январе 1986 года он получил тяжелую травму позвоночника, отнялись ноги, врачи оказались бессильными помочь. Выписался из больницы инвалидом-колясочником 1-й группы. В июне 1986 года вернулся на родину, в Башкирию, обосновался в городе Кумертау. Не только не пал духом, как многие в подобном положении, но стал примером для других, в том числе и не для инвалидов. Уже через несколько лет он – чемпион Башкирии в различных видах спорта для инвалидов, чемпион России в гонках на спортивных инвалидных колясках. В 1995 году принимает участие в пробеге на спортивных инвалидных колясках по маршруту Уфа-Кумертау, в 2003 году – по северо-востоку Башкирии. В 2001 году, он без каких – либо сомнений принимает предложение Матвея Шпаро участвовать в отборочных тренировочных сборах на горе Эльбрус, с прицелом на восхождение на одну из высочайших вершин мира. И в 2002 году он совершает восхождение в составе команды на высочайшую вершину Северной Америки – гору Мак-Кинли.

Как вы, наверное, понимаете, я рассказал историю своего восхождения на Ключевской вулкан только для того, чтобы не искушенный в горных восхождениях читатель хоть в какой-то мере мог представить сложность восхождения на Мак-Кинли. Если вместе со мной на Ключевскую сопку поднимались физически здоровые люди, более того, спортсмены-восходители, в том числе мастера спорта, то на Мак-Кинли совершили восхождение, пусть не совсем самостоятельно, пусть с помощью других, два инвалида-колясочника первой группы с атрофированными ногами. Это, безусловно, подвиг! Это подвиг в двойне, потому что Григорий Царьков с Игорем Ушаковым из Курска совершили это восхождение не только для собственного самоутверждения, но и чтобы показать другим, что в жизни нет безвыходных ситуаций. Григорий Царьков так и заканчивает свой экспедиционный дневник-размышление: «Всем, кому сейчас трудно, кого сломило горе, недуг – всем вам хочу сказать, что выход есть!»

Включишь телевизор: сплошные олигархи, банкиры, провайдеры, дутые звезды эстрады с их пошлыми проблемами-разборками. И уже не знаешь: они или мы живем в зазеркалье и где реальная жизнь. Наше высшее и не очень высшее общество со свихнутыми мозгами не интересует жизнь простого человека. А еще есть инвалиды – с детства, по несчастному случаю по войне. Как они живут выживают в наше суровое время? На улице мы невольно отворачиваем от них глаза, стараемся не замечать, словно их нет – на то есть социальные службы. А они не просто выживают, а еще могут быть примером другим, вполне физически здоровым, как выжить в нынешней нездоровой обстановке. Как и вообще выжить. И потому великое спасибо тем, кто решился посвятить им свою жизнь или часть своей жизни – здесь, внизу, а не на горных вершинах, в обыденной горькой жизни. И тем, кто решился пойти сними к горной вершине в одной связке. Я хотел бы особо отметить доброту и самоотверженность этих людей, прежде всего Матвея Шпаро, сына известного полярного путешественника Дмитрия Шпаро, в свое время пытавшегося помочь мне в разгадке тайны шхуны «Св. Анна», бесследно пропавшей в полярных льдах, штурманом на ней был земляк Григория Царькова уфимец Валериан Иванович Альбанов, который вопреки всему вернулся по плавучим льдам на теплую землю и спас, кроме бесценных экспедиционных материалов, еще одного человека. Остальные, в большинстве своем физически более крепкие, но менее крепкие духом, навечно остались во льдах. Люди, решившие идти к Мак-Кинли в одной связке с инвалидами-колясочниками, а для Григория Царькова и Игоря Ушакова это не просто горная вершина, а одна из главных жизненных вершин, может не представляли всей сложности будущего восхождения, и, может, в некоторых случаях они оказались ниже духом, чем те, кому они взялись помогать. Скажем им спасибо, живым и мертвым, потому как после того невероятного напряжения уже дома остановилось сердце у Анатолия Соболева – врача экспедиции, специалиста по медико-социальной реабилитации инвалидов, опытного арктического путешественника, участника нескольких высотных горных экспедиций. А спустя какое-то время без вести пропал в горах Александр Губаев – мастер спорта по альпинизму, «снежный барс», старший тренер сборной Киргизии по альпинизму, серебряный призер чемпионата СНГ 2001года.


Михаил Чванов


Чванов Михаил Андреевич, известный писатель, путешественник и общественный деятель. Председатель созданного им аксаковского фонда, вице-президент Международного фонда славянской культуры. Как спортсмен-спелеолог руководил экспедицией, первой исследовавшей крупнейшую пропасть Урала пропасть Кутук-Сумган, за что в 1967 году Министерством геологии СССР был награжден почетным знаком «Отличник разведки недр».

Прошел сотни километров малохоженых троп Южного Урала, Камчатки, Якутии, Памира…

Лауреат Всероссийской литературной премии им. С.Т.Аксакова и премии им. К.Симонова Международной ассоциации писателей маринистов и баталистов.

Награжден орденом Русской Православной Церкви преподобного Сергия Радонежского.


Вступление


В долгодневных путешествиях или экспедициях зачастую характер поведения диктуется не нашими желаниями, а особенностями климата, местности, продолжительностью пребывания и т.п. В связи с этим считаю необходимым предупредить читателя, что, прежде чем вынести на суд широкой публики события экспедиции, я все хорошо обдумал. Если я говорю о каких-либо трудных моментах, о тупиковых ситуациях, в этом нет моей личной неприязни к кому-либо из участников. Мое отношение к каждому из членов экспедиции по-прежнему хорошее, с некоторыми из них продолжаю общаться до сих пор. В дневнике описаны мои чувства, мои оценки поведения того или иного участника в той или иной ситуации. В тех же ситуациях я был не сторонним наблюдателем, очевидцем, а непосредственным участником. Не забывайте о том, что мы находились все в одинаковых, ЭКСТРИМАЛЬНЫХ, условиях. И любой из нас мог совершить такой поступок, какой в условиях нашей повседневной обыденности ни за что не совершил бы. Особенной стала отметка 5200 метров, где гипоксия (кислородное голодание) стала проявляться более заметно даже у тех, у кого она на высоте 4200 метров была практически не заметна.


Команда


Матвей Шпаро – 1975 года рождения, москвич, руководитель экспедиции. В 1988 году вместе с отцом, полярным путешественником Дмитрием Шпаро, пересек на лыжах Беренгов пролив. В 2000 году руководил лыжным переходом через ледяной купол Гренландии.

Григорий Царьков – 1959 года рождения, место рождения: совхоз Сакмара Зианчуринского района, Башкирия. Инвалид 1 группы, в 1986 году получил травму поясничного отдела позвоночника.

Игорь Ушаков – 1979 года рождения, родился в городе Курск, инвалид 1 группы, в 1996 году получил травму поясничного отдела позвоночника.

Борис Смолин – 1961 года рождения, город Обнинск Калужской области. Опытный путешественник, с 1982 по 1994 годы участвовал в пеших и горных походах. В 1987 году в составе команды пересек с севера на юг пустыню Каракумы. В 2000 году участвовал в лыжном переходе через ледяной купол Гренландии.

Анатолий Соболев – 1949 года рождения, москвич, врач экспедиции и опытный арктический путешественник. Участвовал в нескольких высотных экспедициях, специалист по медико-социальной реабилитации инвалидов.

Олег Банарь – 1956 года рождения, Харьков, Украина. Руководитель альпинистской части экспедиции. Кандидат в мастера спорта по альпинизму, участвовал в восхождениях на пик Хан-Тенгри, пик Гаршербрум-2.

Виктор Афанасьев – 1979 года рождения, Майкоп, Адыгея. Альпинист 1 разряда, кандидат в мастера спорта по скалолазанию, совершил восхождение на Эльбрус, пик Ленина.

Максим Богатырев – 1975 года рождения, Майкоп, Адыгея. Руководил походами различных категорий сложности по горному, водному, лыжному туризму, совершил восхождение на пик Ленина.

Степан Гвоздев – 1967 года рождения, Красноярск. Альпинист 1 разряда, опытный турист, участник многодневных зимних лыжных походов по Алтаю, горному Алатау, Туве.

Александр Губаев – 1964 года рождения, Бишкек Киргизия. Мастер спорта по альпинизму, «снежный барс», старший тренер сборной Киргизии по альпинизму, серебряный призер чемпионата СНГ 2001 года.

Александр Агафонов – 1958 года рождения, Бишкек, Киргизия. Мастер спорта по альпинизму, многократный чемпион Советского Союза, чемпион Вооруженных Сил СССР по альпинизму, участвовал в восхождении на пик Победы, пик Коммунизма, пик Хан-Тенгри.


Гостеприимная Америка


6 мая. Соединенные Штаты Америки, город Сиэтл. Прилетели уставшие, сутки у нас увеличились с 24 часов до 36. Посетили клуб деловых людей. Он расположен на 75 этаже небоскреба, сооруженного из стекла и бетона, что для нас, людей провинциальных, очень непривычно. Страшно было подходить к стеклянной, на вид такой хрупкой, стене, но любопытство оказалось сильнее. Летели на знаменитом «Боинге – 777». Матвей договорился, чтобы нас с Игорем разместили в бизнес классе, сделать это было не очень сложно. Во – первых, свободны были почти все места, во – вторых, Аэрофлот – наш спонсор. Мы выиграли в комфорте, но в остальном проиграли, нас попросту не покормили. Хорошо, что Степан пришел нас проведать, узнать, не нужно ли нам чего, и, как оказалось, нужно. Он сходил куда-то, и нам принесли поесть, предложили напитки – в общем стало как у людей.

Из Сиэтла – прямым рейсом в Анкоридж. Встретили хорошо. Специально за нами была прислана машина с подъемником для инвалидного кресла-коляски. Матвей хотел нас отправить на обычном легковом автомобиле, но Патрик, водитель, очень удивился: можно ли ехать инвалидам в необорудованной для них машине.


7 мая. Ночевали на горнолыжной базе для инвалидов. Сделали продуктовые запасы для экспедиции, немного успели расфасовать по рационам. Выяснилось, что вдень на одного человека придется из хлебобулочных изделий по полторы галеты и десять-двенадцать крекеров. Для нас, известных русских хлебоедов, этого очень мало.

Приготовили снаряжение и одежду. Ждем отправки в Талкитну. Когда собирался дома в эту экспедицию, жена Таня настоятельно советовала взять теплые вещи, но я отказался, рассчитывая, что раз такая серьезная экспедиция, то и одежда будет достойной. Но на деле оказалось не совсем так. Нижнее белье было тонким, хорошо, что дали три пары. Олег, когда выдавал его, толи в насмешку, толи серьезно объяснял: «Вот тонкое, вот среднее, а это толстое». Мы же между собой решили так: одно надел это тонкое, еще одно надел – стало среднее. Ну, а когда все три комплекта на тебе – это толстое. Как тут не вспомнить совет жены взять теплые вещи из дома.

Штаны-полукомбинезон из непромокаемой ткани оказались б/у, о чем красноречиво свидетельствовали заплатки. У Игоря – б/у пуховика, Как говорится, с миру по нитке, а у нас от прошедших экспедиций по одежке, и готово обмундирование.


8 мая. Приехали ночью в Талкитну. Небольшая деревня с посадочной полосой для легкомоторных самолетов. Ночевали в палатке под навесом, возле аэродрома, было тепло, но тесно.


9 мая. Утро началось с песни «День Победы». Кто первый запел, не помню, но допели вчетвером на весь поселок. Получилось не очень правильно, но от души.

В течении дня фасовали продукты. Второй день идет дождь. В Анкоридже жили в деревянном двухэтажном доме. Это горнолыжная база для инвалидов. Она расположена на окраине жилого сектора, рядом столовая. Все приспособлено для инвалидов.

Запомнилось и отношение совершенно незнакомых людей. На удивление приветливо с нами здоровались, даже маленькие дети посылали приветствие, сжимая и разжимая ладошку. На этом фоне не могу не вспомнить, как однажды ехал на коляске по родному городу.

Навстречу шла молодя мама, ведя за руку ребенка. Малыш, увидев меня, громко спросил: «Почему дядя большой, а на коляске?» Мама дернула его за руку и строго отчитала: «Смотри под ноги, а не по сторонам». Вот такой контраст.

Во время фасовки продуктов зашел разговор о предстоящем подъеме на Мак-Кинли. Кто-то предложил сходить на гору и обратно за один день. Шутку не сразу поняли, ведь на Аляске сейчас полярный день, и впереди еще не один месяц, пока он закончится.


10 мая. Артур разбудил всех в семь утра. На улице идет не большой снег, но и такое непогожее утро не смогло омрачить этот день, день моего рождения. Все меня поздравили, было приятно: все-таки впервые отмечаю его в Америке. Постепенно погода наладилась, стало тепло и солнечно. Зарегистрировались у рейнджеров (спасателей). Меня почему-то записали лидером, т.е. руководителем команды. Выглядит это так: экспедиция Матвея Шпаро, руководитель Григорий Царьков. Я принял это как еще один подарок ко дню рожденья.

Весна на Аляске только начинается. За не долгое пребывание заметил, что в здешнем обиходе много русских названий. Есть горный хребет «Николай». Слова вилка, ложка у эскимосов означают то же самое, что и у нас. Очень популярны изделия из дерева, резные рекламные щиты, фигуры зверей и животных, срубы жилых домов и административных зданий из калиброванного дерева, вместо пакли современный материал – силикон. Везде асфальт. Возле здания почты стоит телефон – автомат. Отсюда можно позвонить в любой уголок Земли, где есть телефонная связь. Звонок в Россию стоит 25 центов, независимо от того, куда будешь звонить: на Камчатку (она рядом с Аляской) или к нам в Башкортостан. Сейчас мне из Америки дешевле позвонить брату в Хабаровск, чем из дома.

Да, деревни наши пока что очень разнятся по уроню жизненного комфорта. В наших деревнях в лучшем случае можно встретить таксофоны. Если есть возможность провести домашний телефон, можно пользоваться Интернетом. Цивилизация… Но мне, как городскому жителю, бывает приятно посмотреть на бревенчатый дом, украшенный резьбой, с палисадником в цветах, «журавлем» над колодцем. Воображение тут же рисует пруд со стайками гусей и одинокими фигурами рыбаков, телят, пасущихся не вдалеке небольшими группками, ну и, конечно же, веселую неугомонную ребятню. Такие незамысловатые картины мне роднее, чем парадные портреты их «вылизанных» заокеанских сестер с размеренно текущим ритмом жизни.


11 мая. Спали в помещении аэропорта, было тепло, даже жарко. Спал без спальника. Ночь прилетели журналисты НТВ и академик Максимов. Матвей долго не мог сосчитать, сколько же нас стало человек вместе с журналистами и гостями из Анкориджа, чтобы на всех приготовить завтрак. Вроде бы пустяк, но не хочется терять марку гостеприимного хозяина далеко от родного дома. Журналисты привезли статьи с нашей пресс-конференции, было интересно сравнивать то, как ты себе представляешь эту экспедицию и взгляд со стороны.

Ездили с Игорем на смотровую площадку, смотреть Мак-Кинли возил нас Артур. Он живет и работает в Анкоридже, переехал из России четыре года назад. На прежне родине жил в Рязани, был женат, но «заболел горой», разговоры у него только о Мак-Кинли. Заочно знаком с Агафоновым. Говорит, что Александр был его кумиром в детстве, и Артур хотел быть похожим на него.

Гора выглядит грациозно и недосягаемо. Эта величественная картина несколько поколебала мою уверенность в успехе экспедиции. Ведь не зря она у американцев не просто гора, а символ красоты, величия, могущества. Очень популярны снимки горы при ярком освещении солнца. Она в это время золотистого цвета и притягивает взгляд как огромный золотой самородок.


Личный ледоруб Артура хранится в музее рейнджеров, он единственный, кто с 1963 года побывал на вершине зимой. Это было в конце декабря 1997– начале января 1998года. Поднимались они вдвоем с напарником до отметки 3300 метров. Отсюда Артур пошел один, а напарник остался его ждать. У них был уговор: ждать десять дней, а затем уходить вниз. Напарник не выполнил уговора, и это в какой-то мере послужило Артуру спасением. Товарищ ждал его не десять дней, а двенадцать. И Артур пришел… на двенадцатые сутки. Невозможно представить, что пережил его напарник, за эти дни, ожидая возвращения своего спутника с восхождения.

В условиях полярной ночи с ураганными ветрами и сильными морозами он продолжал ждать и тогда, когда закончился срок, продолжая верить в лучшее. После пережитого этот человек на отрез отказался ходить в горы не только с Артуром, но вообще ни с кем.

Сегодня были в музее Аляски. Оставил пару строк от себя на память о пребывании в таком далеком и таком родном для россиян уголке земли.

В 19-00 местного времени улетаем на ледник Кахилтна, что расположен на высоте 2200 метров над уровнем моря, и примерно в пятнадцати-двадцати километрах от Мак-Кинли. Вещи упаковали и отнесли к самолету. Я забыл оставить посуду для еды, хотя об этом предупреждали, и остался без обеда, не хотел просить у других, чтобы не показать свою оплошность. Нужно быть не только внимательным, но и исполнительным, нужно так организовывать свой быт, чтобы все было под рукой, да и вообще было… Нам раздали логотипы спонсоров, чтобы нашить на куртки, а я в Москве оставил нитки с иголкой. Шил «цыганской» иглой, намучился. Скорее бы начать то дело, ради которого мы здесь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3