Грант Аракелян.

Война в Сирии (истоки, предыстория и действительность)



скачать книгу бесплатно


Омейядский халифат со столицей в Дамаске к 750 году [15]


В 1920 году, в итальянском курортном городке Сан-Ремо на конференции, являющейся заседанием Верховного совета держав Антанты (без участия России) и присоединившихся к ним государств, Франция получила мандат на управление Сирией, утверждённый Лигой Наций лишь спустя три года, 29 сентября 1923 года. Не дожидаясь решения Лиги Наций, изгнав из Дамаска малочисленную армию Фейсала, Франция вступила во владение своей подмандатной территорией, которое закончилось в 1946 году, когда Сирия добилась полной независимости после окончательного вывода французских войск с её территории.


Делегаты конференции в Сан-Ремо


В период французского владычества произошли важные события, наложившие серьёзный отпечаток на будущее региона. Действуя по неизменному имперскому принципу разделяй и властвуй, используя естественную конкуренцию между двумя важнейшими городами Сирии – Дамаском и Алеппо, французская администрация в 1920–1921 годах на территории эфемерного Арабского Королевства Сирии образовала пять не менее эфемерных квазигосударств [30]:

Государство Дамаск,

Государство Алеппо с имеющим особый административный статус санджаком Александретта,

Алавитское государство,

Джабаль аль-Друз,

Великий Ливан.

Под единство Великой Сирии фактически была подложена «бомба замедленного действия», а чехарда с административно-территориальными переделами и переименованиями продолжилась.

В 1922 году французский генерал Анри Гуро провозгласил создание Сирийской Федерации в составе государства Дамаск, государства Алеппо и Алавитского государства, которое спустя два года было отделено снова. В декабре 1924 года Сирийская Федерация, уже в сильно урезанном виде, была переименована в государство Сирия. Алавитское государство со столицей в порту Латакия вернулось в состав Сирии в конце 1936 года. В том же году с Сирией объединился Джабаль аль-Друз, но, играя в свои колониальные игры, французы в 1939 году ещё раз его отделили. Окончательное объединение крохотного государства друзов с Сирией произошло в 1944 году.


Квазигосударства на территории Сирии [30]


Судьбы последнего из квазигосударств и санджака Александретта сложились иначе. В 1926 году в отдельную территориальную единицу, хотя по-прежнему управляемую французами, была выделена территория Ливана, ставшая впоследствии, в 1943 году, современным государством Ливан. Таким образом, область, которая на протяжении четырёх веков входила в состав Османской империи, а затем в состав французского мандата, была вначале отделена от Сирии, после чего получила со временем статус независимого государства. Фактическое отделение Великого Ливана от Великой Сирии объяснялось необходимостью защиты христиан-маронитов и других христианских общин, составляющих тогда большинство населения Ливана.

Но это не спасло уже независимую Ливанскую Республику от великих потрясений.

Постоянно меняющийся в пользу мусульман религиозный состав страны и углубляющиеся противоречия между общинами породили две гражданские войны: малую, ограниченную в 1958 году и большую, продолжительную в 1975–1990 годах. Процветающая до второй гражданской войны страна, являющаяся финансовой и банковской столицей арабского мира и неофициально именуемая «Ближневосточной Швейцарией», стала ареной кровопролитных столкновений, унёсших 150000 жизней. В 1976 году по просьбе тогдашнего правительства в Ливан вошла сирийская армия, что однако не привело к прекращению войны. А сирийские войска, несмотря на протесты ливанского руководства, оставались на своей бывшей территории до мая 2005 года.

Уроки ливанской трагедии весьма показательны. Во-первых, это наглядный пример того, как ни к чему хорошему не приводит и привести не может колониальная политика, когда вопросы политического устройства и территорий решаются не народами самих стран и их руководством, а правителями метрополии, которые руководствуются исключительно своими имперскими интересами, обычно прикрываемыми соображениями целесообразности и псевдогуманной риторикой. Во-вторых, кардинальное изменение этнического и/или религиозного баланса страны неизменно сопровождается конфликтом интересов, чаще всего в форме гражданской войны. Последний урок важен для стран Евросоюза, особенно Германии, проводящих недальновидную и гибельную для европейской цивилизации миграционную политику.

Не меньшего внимания заслуживает история Александреттского санджака. Административным центром санджака (округ, составная часть вилайета в Османской империи) была Антиохия (Антиохия-на-Оронте, Антиохия Великая). Основанная в 300 году до н. э. после распада империи Александра Македонского его телохранителем и полководцем Селевком I Никатором, Антиохия числилась среди великих городов эллинистического, римского и византийского периодов истории, а в меньшей мере – эпохи крестовых походов. Она была одной из двух столиц державы Селевкидов [35], которая просуществовала почти четыре столетия, после чего её западная часть, включая Антиохию, была обращена в римскую провинцию Сирия. Антиохия была четвёртым по величине, вслед за Римом, Эфесом и Александрией, городом Римской империи и вторым по величине, после столицы Константинополя, городом Византийской империи.

Антиохия известна и как крупнейший центр раннего христианства, как колыбель христианского богословия. Согласно Новому Завету, последователи Христа именно «в Антиохии в первый раз стали называться Христианами» [Деян. 11:26]. Антиохийская церковь, одна из четырёх древнейших автокефальных церквей, была основана по преданию около 37 года в Антиохии апостолами Петром и Павлом. В Антиохии родился и начинал служение богослов и проповедник Иоанн Златоуст, почитаемый как один из трех Вселенских святителей и учителей, а по некоторым данным здесь родился и евангелист Лука. Уроженцем великого города, очевидно, является и Игнатий Богоносец, третий епископ Антиохийский, ученик Иоанна Богослова, предполагаемого автора Евангелия от Иоанна и Книги Откровения (Апокалипсиса).

Распад Османской империи и включение некогда знаменитой области в состав французского мандата стал началом сирийской драмы, с отголосками в настоящем. В соответствии с франко-турецким договором от 20 октября 1921 году санджак был выделен в особую административную единицу под тем предлогом, что там проживает много турок. Тем не менее, Турция не признала принятое решение, продолжая считать санджак своей территорией. По словам, сказанным 15 марта 1923 г. Кемалем Ататюрком, тогда ещё председателем Великого Национального Собрания, ставшим спустя несколько месяцев первым и бессменным президентом Турецкой Республики, эта территория на протяжении 40 веков была турецкой, и не может оставаться в чужих руках. И это при том, что турки-сельджуки появились в Анатолии лишь в XI веке, когда они оккупировали восточную часть Абасидского халифата и захватили Багдад. В условиях широкой автономии области активно проводилась политика её отуречивания, с осуществлением преобразований в духе реформ Ататюрка, формированием различных организаций, выступающих за идею объединения с Турцией.

В 1936 году, французская администрация произвела перепись населения области, результаты которой показаны в таблице [34], см. также [22].


Сирия в составе империи Селевкидов [35] (Антиохия и Дамаск отмечены чёрными кружочками)


Таблица 1. Население Хатая по переписи 1936 года


При таком соотношении, когда численность турецкой общины едва достигала ? от общей численности населения, трудно, казалось, рассчитывать на то, что удастся придать хотя бы видимость законности аннексии территории, представив её как результат свободного волеизъявления народа. Другая проблема состояла в позиции западных держав, которые могли, в принципе, воспротивиться аннексии.

Но это не останавливало Ататюрка. Вначале он решил переименовать область в Государство Хатай (тур. Hatay Devleti), с намёком на связь с хеттами, обитавшими в Малой Азии задолго до появления там турок. Затем в Лиге Наций был поднят «Хатайский вопрос», с требованием присоединения Хатая к Турции, что никак не соответствовало букве и духу заключённого в Сан-Ремо договора. Хотя требования Ататюрка не были полностью удовлетворены, но по соглашению между западными державами и Турцией области была дана конституция, вступившая в силу в ноябре 1937 года. Формально всё ещё оставаясь в составе Сирии, санджак уже почти не был с ней связан и якобы для нужд обороны фактически перешёл под совместное управление Франции и Турции.


Этнический состав Хатая в 1936 году [22]


Дело явно близилось к развязке. В июле 1938 г. прошли выборы в Законодательную ассамблею санджака с совершенно удивительными на первый взгляд результатами: из 40 мест 22 получили турки, 9 – арабы-алавиты, 5 – армяне, 2 – арабы-сунниты, 2 – арабы-православные [10]. Действительно, как могло случиться, что 39 % турок, по данным переписи 1936 года, получили 55 % мест в ассамблее, абсолютное большинство? Между тем, всё просто и объяснимо, если учесть использованные турками, фактически с согласия французских властей, технологии. Накануне выборов турецкие военные отряды вторглись и осуществили этническую чистку в один из городов и в округ, где арабы и армяне составляли большинство населения. С целью внести раскол и переманить на свою сторону велась активная пропаганда среди алавитов и черкесов (адыгов), которых официальная Анкара записала в турки. И самое главное, турецкое правительство разослало по всем вилайетам циркуляр с требованием составить списки турок, ранее проживающих в Александреттском санджаке. В нужное время десятки тысяч людей были отправлены в санджак для регистрации в качестве граждан и голосования.

Технология сработала и область фактически перешла в турецкое управление, а арабы и армяне в массовом порядке стали её покидать, переселяясь в другие области Сирии. Дальнейшие действия турецкой стороны представим в виде краткой хронологии событий.

6 сентября, 1938 – Законодательная ассамблея принимает конституцию санджака.

7 сентября, 1938 – учреждается независимое государство Хатай, просуществовавшее до 29 июня 1939 года. Утверждён предложенный Ататюрком флаг Хатая.

6 февраля, 1939 – хатайская Законодательная ассамблея принимает все турецкие законы.

13 марта, 1939 – турецкая лира становится официальной денежной единицей Хатая.

29 июня, 1939 – хатайская ассамблея принимает решение об упразднении государства Хатай и присоединении к Турции.

7 июля, 1939 – Великое Национальное Собрание Турции принимает закон об учреждении вилайета Хатай, с включением в его состав территорий из других вилайетов.

23 июля, 1939 – последние представители французских властей покидают Антиохию, переименованную в Антакья. Хатай, увеличенный с 4700 км? до нынешних 5831 км?, de facto становится частью турецкой территории.

Вот так, сжимая шаг за шагом кольцо, при полном попустительстве, чтобы не сказать потакании, западных держав была осуществлена аннексия древней земли, выгодно расположенной на восточном побережье Средиземного моря. Политику тогдашнего лидера запада – Великобритании и её младшего партнёра, владельца Сирийского мандата Франции в отношении Турции понять нетрудно. В приведённой хронологии событий следует обратить внимание на три последние даты, связанные вначале с принятием решения на местном уровне, затем аннексией Хатая де-юре и наконец аннексией де-факто: июнь-июль 1939 года, канун Второй мировой войны, начавшейся, как известно, 1 сентября того же года.

В 30-е годы ведущие державы Запада проводили пресловутую «политику умиротворения» не только по отношению к нацистский Германии и фашистской Италии, но также кемалистской Турции, о чём свидетельствует и поведение французской администрации Сирии на протяжении многих лет. Великобритания и Франция заигрывали с Турцией, стремясь включить её в орбиту своего влияния или хотя бы обеспечить лояльность и нейтралитет в преддверии грозных событий и в противовес растущему германскому влиянию в Турции и на Ближнем Востоке. Словом, наступил удобный момент для окончательной реализации турецкого плана аннексии Хатая методом шантажа великих европейских держав, оказавшихся в сложном положении из-за своей недальновидной версальской и пост-версальской политики.

В мае 1939 года Великобритания предоставила Турции гарантии независимости, а затем подписала с ней соглашение о гарантиях безопасности и сразу после этого начались переговоры уже о создании трёхстороннего англо-франко-турецкого союза. И вот тогда, в качестве условия присоединения Франции к союзу, Турция потребовала признания её права на присоединение Хатая. Французское согласие было получено 23 июня и в тот же день был подписан трёхсторонний, пока ещё предварительный и секретный договор о взаимопомощи. А полноценный англо-франко-турецкий договор о взаимной помощи сроком на 15 лет был подписан 19 октября, спустя полтора месяца после начала мировой войны [4]. Таким образом, Сирия была принесена в жертву геополитическим интересам великих держав и территориальным претензиям крайне амбициозной державы средней руки. Сделка, заключённая за счёт сирийского народа, напоминает заключённый 30 сентября 1938 года Мюнхенский сговор, по которому в рамках всё той же политики умиротворения Чехословакия была отдана на закуску нацистам, отчего у них сильнее разыгрался аппетит.

Впрочем, и в обсуждаемом случае не всё прошло по задуманному. Трёхсторонний договор предусматривал взаимные обязательства, в том числе помощь союзникам со стороны Турции в случае

акта агрессии, совершённого европейской державой и приведшего к войне в зоне Средиземного моря, в которую будут вовлечены Франция и Соединённое королевство [1].

Турция также обязалась оказать, в определённых условиях, помощь Греции и Румынии. Вместе с тем, договор не предусматривал вовлечение Турции в вооружённый конфликт с Советским Союзом, с которым она была связана время от времени обновляемым договором 1925 года о ненападении и нейтралитете:

Обязательства, принятые на себя Турцией в силу вышеупомянутого договора, не могут принудить Турцию к действию, результатом или последствием которого будет вовлечение её в вооружённый конфликт с СССР [Там же].

Однако в ходе Второй мировой войны, вопреки взятым в рамках договора обязательствам, Турция не оказывала помощи западным союзникам, а 18 июня 1941 г., за несколько дней до нападения Германии на Советский Союз, заключила договор о дружбе с Германией [7] и до 1944 года снабжала её стратегическим сырьем.

Некоторые исследователи на западе считают, что именно передача Александреттского санджака Турции обеспечила её нейтралитет во Второй мировой войне. Тем самым как бы оправдывается предательство интересов малой страны «во имя высокой цели». Но никто не может сейчас сказать, как повела бы себя неумиротворённая Турция. К тому же принятое в Сан-Ремо решение о предоставлении Александреттскому санджаку статуса особой административной единицы и явное попустительство французских властей последовательным шагам по отуречиванию области объективно вело к её отделению от Сирии.

Не следует также забывать, что Турция тех лет – не Османская империя в пору её расцвета, а второстепенная держава, которой в случае присоединения к германскому блоку пришлось бы иметь дело с очень сильными противниками, многократно превосходящими её по мощи, прежде всего Красной армией на Кавказско-Анатолийском фронте, советским флотом в Чёрном море, британским флотом в Средиземном море. В битве титанов Турция вряд ли могла быть той соломинкой, которая ломает спину верблюда. Поведение Турции в те годы скорее соответствовало китайской стратагеме: «сидя на горе, наблюдать за битвой тигров». Здесь можно также вспомнить эпизод из жизни выдающегося по способностям, но беспринципного и порочного политика и дипломата Талейрана-Перигора, который на долгие пятнадцать лет был отстранен от власти, пока во Франции в 1830 году не грянула революция. Тогда, сидя у окна и прислушиваясь к шуму уличных боёв, он изрёк свое крылатое «Мы побеждаем». «Мы? Кто же именно, князь, побеждает?», спросил его секретарь. «Тише, ни слова больше; я вам завтра это скажу». Сразу после победы Луи-Филиппа Орлеанского Талейран присоединился к новому правительству и снова оказался у власти.

В 1941 году турецкое правительство отказывалось пропускать через свою территорию как войска Великобритании и «Свободной Франции», направлявшиеся для ведения боевых действий в Ирак и Сирию, так и войска вермахта и Вишистской Франции, которые планировалось отправить туда же. Получив в виде подарка от западных держав Александреттский санджак и формально придерживаясь нейтралитета, Турция со временем стала связывать свой надежды на новые территориальные приобретения с победами германского оружия. Она держала на границе с Советским Союзом большую армию с тем, чтобы ударить по своему историческому противнику в подходящий момент. Но долгожданный момент так и не наступил. Немцы вначале были отброшены от Москвы, после разгромлены под Сталинградом, потерпели поражение в Северной Африке и уже к 1944 году их положение выглядело практически безнадёжным. Снова обратимся к хронологии событий.

23 августа 1943 – поражение Германии в Курская битве, в результате чего инициатива в войне окончательно перешла к Красной армии.

6 июня 1944 – высадка англо-американцев в Нормандии, открытие второго фронта.

2 августа 1944 – по требованию союзников Турция объявила о разрыве экономических и дипломатических отношений с Германией.

23 февраля 1945 – Турция присоединилась к антигитлеровской коалиции и объявила войну Германии и Японии.

С выжидательным нейтралитетом было покончено, избегая последствий своей «многовекторной», но преимущественно прогерманской политики, Турция перешла в стан победителей. Правда, боевых действий с Германией она не вела, но сумела избежать возмездия за свою враждебную, особенно в период военных успехов Германии, политику по отношению к СССР. В марте 1945 г. Советский Союз денонсировал советско-турецкий договор от 25 декабря 1925 года с последующим требованием вернуть входившие в состав Российской империи с 1878 года и отторгнутые после Первой мировой войны территории, в частности, бывшую Карсскую область, Сурмалинский уезд бывшей Эриванской губернии, юг Батумской области и разделить эти земли между Армянской ССР и Грузинской ССР. Особое значение придавалось требованию о введении режима совместного контроля и размещении советской военно-морской базы в Черноморских проливах. Кроме того, обсуждались вопросы о передаче Армении территорий в соответствии с Севрским договором 1920 года и

о перспективе сбрасывания Турции с Балканского полуострова, а также выхода на Эгейское море. Это будет сделано, сказал Молотов, чтобы обеспечить славянам будущее [8].

Как и следовало ожидать, требования относительно восстановления исторической справедливости, пересмотра конвенции 1936 года в Монтрё (Швейцария) о статусе проливов и планы о мерах по защите балканских славян натолкнулись на жёсткое противодействие со стороны западных покровителей Турции. В 1946 году, особенно после фултонской речи Черчилля, стало совершенно явным глобальное геополитическое, военное, экономическое, идеологическое и культурное противостояние между Советским блоком и Империей, известное как Холодная война. Всё вернулось на круги своя, злонамеренный мистер Хайт взял верх над добропорядочным доктором Джекилом, приведя Realpolitik в соответствие с традиционной исторической стратагемой: за неимением общего врага бывшие союзники по антигитлеровской коалиции снова взялись за старое, то есть устранению с политической карты мира своего исторического соперника. В 1949 году был основан Североатлантический альянс (НАТО), созданию которого предшествовали секретные переговоры между основными центрами тогдашней Империи – Соединёнными Штатами, Великобританией и Канадой, а также Брюсельский пакт между Британией, Францией и странами Бенилюкса. В 1952 году Турция вступила в НАТО, а в следующем году СССР заявил об отказе от всех претензий к ней. Словом, благодаря покровительству и защите Империи, Турция ничего не уступила и в составе мощного военно-политического альянса вышла сухой из воды.

Согласно официальным данным, представленным в открытых источниках, Россия воевала с Турцией чаще, чем с любой другой страной, за исключением Польши, позже двуединой польско-литовской Речи Посполитой. Начиная с 1568 года, в течение четырёх с половиной столетий было 12 русско-турецких войн с общей продолжительностью боевых действий приблизительно в 65 лет (в случае Польши – 13 войн, вдвое большей продолжительности боевых действий, но на протяжении тысячи лет, начиная с 1018 года).

Для более полного понимания особенностей и исторической подоплёки сирийского кризиса следует, наряду с драмой Александреттского санджака, учесть некоторые обстоятельства, связанные с историей Османской империи и Второй мировой войной. Об отношении первых лиц политического руководства Турции к России в период этого самого большого в истории военного конфликта можно судить по высказываниям Исмета Инёню, сменившего на посту президента Турецкой Республики умершего в 1938 году Ататюрка, и премьер-министра Шюкрю Сараджоглу. Согласно донесениям германского посла в Турции Франца фон Папена, (кстати, вначале премьер-министра Пруссии и рейхсканцлера Веймарской республики, а с приходом к власти нацистов – какое-то время вице-канцлера при рейхсканцлере Гитлере) в Берлин Инёню в начале 1942 года заверил его, что



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное