Горос.

Мертвый город



скачать книгу бесплатно

Это был город. Мертвый город.

Я помню, как впервые…

или не впервые?..

очутился здесь.

Я проснулся.

А может быть, родился?


© Горос, 2016

© Горос, дизайн обложки, 2016


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Круг 1

I

Сначала была боль. Так больно, словно меня тащили по коридору из лезвий и игл. А потом вдруг боль отступила, и я очутился в воде. Стало невыносимо холодно. Я очнулся.

Сознание напомнило, что я живое существо и способен двигаться. Я сел, обхватив плечи руками. Окоченевшие пальцы сжали грубую ткань длинной рубахи – единственной моей одежды. Промокшая насквозь, она не грела, скорее наоборот. Дикий холод!

Хлестал ливень, а я почти голый сидел на ледяном каменном… «Стоп! Где я?» Протерев ладонью заливаемые потоками воды глаза, я осмотрелся. Оказалось, что я сижу на уложенной булыжниками мостовой посреди небольшой площади. По краям ее высились черные монстры домов, при виде которых стало жутко. Ни в одном из них не горел свет, и создавалось ощущение, что жители давно их покинули… «Или мертвы?» Вообще сам город вокруг выглядел как-то мертво: темные улицы пусты, словно после чумы, повсюду царит полумрак – ни фонарей, ни оконного света. Лишь сверху город слегка освещало серое, затянутое тучами небо, и мутным голубоватым светом мерцал Кристалл.

Ах да, там еще был Кристалл! Это странное сооружение в центре площади втыкалось в небо подобно толстой гигантской игле. Я настолько замерз, сидя съежившись под потоками ливня, что решился подняться и пройтись вокруг него. «Быть может, так хоть немного согреюсь? К тому же надо ведь что-то делать, не сидеть же тут вечно. Так и до смерти окоченеть недолго. В первую очередь нужно выяснить, где я нахожусь и как тут очутился».

Кристалл оказался шагов двадцать в диаметре и вблизи походил на широченный столб. Обойдя его, я вернулся на прежнее место. Хотя, может быть, и не совсем туда же, так как со всех сторон площадь окружали абсолютно одинаковые темные дома и во все направления убегали похожие друг на друга мрачные переулки. Попробуй тут сориентируйся.

Я еще несколько раз обошел Кристалл. Остановился, с опаской глядя по сторонам. Меня почему-то не покидало странное чувство тревоги. При этом мне казалось, что опасность исходит именно от Кристалла. Мне отчего-то хотелось поскорее уйти от этой титанической призрачной иглы. И вскоре я понял причину. Дело в том, что, когда я смотрел на его блестящую поверхность, у меня возникало странное чувство, будто оттуда меня также изучает чей-то посторонний взгляд. Всмотревшись в Кристалл повнимательнее, я вздрогнул: к моему удивлению и почти ужасу, там действительно оказался человеческий силуэт! Незнакомец по ту сторону Кристалла, видимо, тоже заметил меня, потому что мгновенно шарахнулся в сторону и так же, как и я, теперь стоял в нерешительности, сверля меня взглядом.

Шло время.

Человек по-прежнему молча и нерешительно рассматривал меня, глядя сквозь прозрачную толстую голубоватую стену Кристалла. Я тоже не спешил предпринимать каких-либо действий. «Мало ли что у него на уме?» Зато в течение этой передышки я смог получше рассмотреть его. Точно так же, как и я, незнакомец оказался почти голым – все его одеяние состояло из длинной, ниже колен, плотной мешковатой серой рубахи. Ноги босы. Лицо ото лба до подбородка закрывала серая маска с прорезями для глаз и отверстием для рта.

– Эй! – сказал я, делая первый осторожный шаг к контакту.

Губы человека дрогнули, но он не проронил ни звука. Тогда я медленно пошел вокруг Кристалла. Незнакомец двинулся в обратном направлении, видимо, не желая встречаться со мной.

– Погоди! – окликнул я его, подняв руку.

И тут меня поразила догадка. Ведь незнакомец поднял руку одновременно со мной! Я взмахнул другой рукой. То же самое проделал и человек по ту сторону стены. «Отражение? Да, но этого не может быть!» Ведь мой «близнец» должен был повторять все мои действия зеркально: я поднимаю правую руку, он – левую. Этот же все делает так, словно другой я стоял по ту сторону Кристалла. «Быть может, этот незнакомец просто дурачит меня?» Я сделал несколько неожиданных, на мой взгляд, движений и отметил, что даже если там кто-то действительно всего лишь потешается надо мной, делает он это просто мастерски!

Тогда я крикнул: «Эй ты, а ну, стой!» и со всех ног рванул вокруг Кристалла. Потусторонний человек тут же пустился наутек. Я резко сменил направление, тот ловко проделал то же самое.

Уж не знаю, сколько я мог гоняться за своим отражением, но мои сомнения неожиданно разрешились. Поскользнувшись на мокром камне, я рухнул на мостовую. Поднявшись и растирая разбитое колено, я краем глаза заметил, что по ту сторону Кристалла точно так же сидит «неуловимый шутник» и бережно трет на коленке точно такую же болячку. «Только псих станет падать на камни ради шутки! Да и вероятность того, что рана окажется на том же самом месте, невероятно низка». Делать нечего, пришлось признать, что я все-таки принял за живое существо свой собственный фантом.

«Хоть и странное, но всего лишь отражение! – врезалась полная отчаяния мысль. – Выходит, я один? Один посреди этого мертвого города!»

Я снова взглянул на свое второе «Я», на этот раз уже как на себя самого. «Если на моем отражении маска, значит…» Подняв руку к лицу, я почувствовал под пальцами холодную скользкую поверхность. «Кто я?!» Эта мысль возникла впервые. И если на вопрос «где я?» можно было просто предположить: «в каком-то городе, на какой-то площади», ответить на «кто я?» могла лишь память. Да только в памяти оказалась пустота. Между тем логика тут же подкинула еще пару загадок: «откуда я взялся?» и «зачем я здесь?»

– Что тут происходит? – вскричал я в отчаянии и с силой ударил по Кристаллу. И сразу же отпрянул, ощутив такую боль, что упал, схватившись за руку. Ее словно прожгло огнем. Когда жжение немного стихло, я взглянул на ладонь и с удивлением обнаружил, что она невредима. И все же урок я усвоил: Кристалл трогать нельзя!

Ливень сменился противной моросью, но легче не стало. Холод все усиливался, а я так и не решил, что же мне делать. Обведя взглядом дома, я подумал, что меньше всего хочу идти к ним. Да только оставаться на площади я тоже не мог. Ведь рано или поздно я просто-напросто замерз бы у этой призрачной глыбы. Так что был лишь один путь – в город. И я медленно побрел в сторону ближайшего переулка.

Вблизи дома оказались не столь пугающими, какими выглядели от Кристалла. Это были одинаковые, похожие друг на дружку двухэтажки. Причем похожие настолько, что, пройдя немного, я стал путаться в направлениях. Лишь спасительный Кристалл все так же призрачно мерцал в конце черного коридора улицы. Я осторожно шел, ступая по лужам, а город подхватывал эти тихие всплески и множил их в выбитых окнах домов. Город выглядел действительно покинутым, причем очень-очень давно. О том, что здесь когда-то жили люди, напоминали лишь груды мусора, прибитые временем к бордюрам тротуаров. Кое-где сквозь пасти окон с клыками остатков стекол высовывались длинные языки ободранных штор. За ними чернели пустые квартиры с полуразвалившейся в труху мебелью. Подъезды гостеприимно разевали покосившиеся, скрипящие на ветру двери.

Я долго продвигался вглубь города, но так и не повстречал ни души. При этом, несмотря на то, что город выглядел абсолютно пустым, меня не покидало чувство, что за мной кто-то наблюдает. Я постоянно ощущал на себе чьи-то пристальные взгляды. Да только, как я ни пялился по сторонам, так и не смог никого увидеть. «Должен же тут быть хоть кто-нибудь, кроме меня? Тот, кто способен дать ответы на вопросы: «как я сюда попал? Для чего?», «как отсюда выбраться?» А главное – «кто я?» Последний вопрос особенно мучил меня. Я усиленно копался в памяти, но не находил никаких воспоминаний, словно вся моя жизнь началась в этом городе у Кристалла.

И вдруг я увидел свет! Слабые маячки возникли высоко в небе одновременно с разных сторон. Я пригляделся к одному из них и понял, что огонек сияет на башне, практически скрытой пеленой дождевой мороси. Он мерцал тусклым оранжевым светом и слегка раскачивался в разные стороны так, словно кто-то размахивал факелом или фонарем. «Быть может, это люди на башнях подают друг другу какой-то сигнал?» Впрочем, для меня было неважно, кто и с какой целью сигналит на башнях. А важно лишь одно – я не один! В городе, кроме меня, еще кто-то есть!

Я ускорил шаг и свернул в переулок, выбирая направление к ближайшей башне. Я даже перестал следить за Кристаллом, который все это время использовал как ориентир, и вскоре потерял его из виду. «Зачем он мне теперь? Ведь где-то там есть люди. А если это так, я должен их найти!»

Чем дальше я забредал в черные закоулки, тем выше и роскошнее на вид становились дома. Окна обрели арочные формы и гигантские размеры, фасады стали украшать колонны, увенчанные причудливыми капителями, а чтобы подойти к подъезду, теперь приходилось взбираться по лестницам с резными перилами. И все же эти дома так и оставались брошенными серыми норами. Чем ближе я продвигался к башне, тем больше нависали надо мной эти грязные кирпичные исполины. Меня беспокоило то, что их гигантские изваяния все чаще прятали от меня заветную башню. И наконец они скрыли ее совсем. Конечно, я мог бы подняться на одно из зданий, увидеть башню и прикинуть, куда идти, да только меня пугала сама мысль о том, что нужно войти в один из этих холодных темных монстров. Потому я продолжал слепо идти все дальше и дальше, интуитивно придерживаясь направления. До тех пор, пока не заблудился.

Я понял, что сбился с пути, когда, пройдя довольно много, как мне казалось, в правильном направлении, так и не вышел к башне. Я решил, что взял слишком влево, повернул. Башни и так не увидел. Тогда я попытался вернуться к исходной точке и… заплутал окончательно.

– Эй! Кто-нибудь! – Жалкая попытка быть услышанным.

Я крикнул еще раз, с надеждой глядя на темные дыры окон. Дома захохотали в ответ размноженным эхом моего же голоса. Они окружали меня со всех сторон, отчего возникало мерзкое чувство, будто я заперт в гигантской коробке. Вот сейчас некто огромный захлопнет крышку, и… Они словно давили меня своими стенами. Еще мгновение, и мой разум расплющит этот страшный монстр – черный покинутый город.

«Назад! Нужно назад!» – билось в голове. И я поспешил обратно с надеждой снова выйти к Кристаллу. Еще недавно так пугавший меня, теперь он мне казался таким родным и желанным. Я уже укорял себя за то, что вообще ушел так далеко от него. Однако обратной дороги я найти уже не мог. Я брел по лабиринтам мрачных переулков, постоянно ощущая на себе все тот же злобный голодный взгляд. Казалось, город играет мной. Так хищник забавляется жертвой… Перед тем как проглотить!

Давление стен стало невыносимо. В отчаянии я побежал, теперь уже особо не выбирая направления. Да только быстро выбился из сил. Споткнувшись, я упал в лужу и долго лежал, не обращая внимания на сводящий с ума холод. Едва сдерживая рыдания, я открыл глаза и вдруг заметил у обочины дороги что-то светлое. Подполз ближе к этому странному предмету, провел рукой по его скользкой поверхности, стирая грязь, и тут же отпрянул. Это оказалась груда костей. Причем настолько старых, что уже невозможно было определись, кому они принадлежат – человеку или животному. Глядя на эти полуразложившиеся останки, я подумал вдруг, что точно такая же участь ожидает и меня.

«Неужели конец?» – слабо размышлял я, лежа на дороге, разбитый отчаянием и смирившийся с судьбой, уверенный, что будущего нет.

И все же упрямый инстинкт самосохранения снова взял верх. Я приподнялся, сел на бордюр рядом с гнилыми останками того, кто, возможно, точно так же упал когда-то, но не смог подняться. «Ну уж нет! Не дождетесь!» Я напряженно соображал: «Ведь выход есть всегда, нужно лишь понять, где его искать! Только для начала нужно подыскать хоть какую-нибудь одежду, иначе холод убьет меня раньше».

С трудом поднявшись, я направился к ближайшему дому. Осторожно заглянул в подъезд, прислушался. Тишина. Только скрип ржавых петель покосившихся окон и дверей да свист ветра среди покинутых стен. Набравшись храбрости, я вошел в одну из квартир. «Должно же там остаться хоть какое-нибудь тряпье!» Да только, даже обшарив все углы, я не нашел ни лоскутка. Видимо, прежние жильцы не думали, что какой-то изгой вроде меня станет тут побираться. В одной из комнат я все же обнаружил брошенную одежду, но та оказалась настолько ветхой, что рассыпалась в труху от одного лишь прикосновения. В других жилищах я также увидел лишь лохмотья полуистлевших в сырости вещей. В итоге я просто сорвал чудом уцелевшую штору и закутался в нее. «До лучших времен сойдет. Может, позже мне повезет больше?» Ведь я полагал, что путь предстоит долгий.

Я уже покидал столь не щедро принявший меня дом, как вдруг услышал… голос! Я даже не сразу понял, что это – человеческая речь. Просто мой слух, привыкший к унылым шорохам и скрипам вымершего города, неожиданно уловил какие-то посторонние звуки. Я замер, прислушался. Звуки повторились, и мое сердце заликовало: это было не то бормотание, не то стон. Но эти звуки явно издавало живое существо!

Я заметался по подъезду, прислушиваясь на каждом шагу, и вскоре слух привел меня к нужной двери. Толкнул ее. Заперто. Тогда я припал ухом к замочной скважине.

– Зам-кну-у-ут… – Я едва различал протяжный хрипловатый шепот. Зато теперь уже сомнений не возникало: это человек! Впервые в этом городе я услышал людскую речь!

– Эй, слышишь меня?! Открой, я – друг! – прокричал я.

Ответом мне было все то же невнятное бормотание.

– За-ам-кну-у-ут… – повторял кто-то за дверью.

«Быть может, это такой же заблудившийся странник, как и я, затерявшийся в чужом городе и лишившийся всякой надежды найти выход? Тогда мы вместе найдем его!»

– Эй! – повторил я, а сам уже пытался открыть дверь.

Та оказалась не просто запертой изнутри, а даже заваленной каким-то хламом. Я поднажал, и дверь наконец поддалась. В образовавшемся проеме я увидел человека. Тот сидел съежившись в углу и, словно затравленный зверь, смотрел на меня. Он оказался худ до уродства: из-под грязной светлой рубахи свисали костлявые руки, похожие на обтянутые кожей сучья. На лице такая же, как и у меня, серая маска.

– Здравствуй, друг! – улыбнувшись, воскликнул я.

Незнакомец какое-то время смотрел на меня. И вдруг прыгнул. Да так резко и с ловкостью, противоречившей его худобе. От неожиданности я не успел увернуться, он сбил меня с ног. Падая, я почувствовал, как тонкие пальцы вцепились мне в горло. Я ощутил удар по голове и отключился…

II

Я очнулся. Голова жутко трещала, зато я был все еще жив!

Вспомнив странного человека, который напал на меня, поразился: «За что он так? Ведь я же ему не сделал ничего плохого! Быть может, он так долго блуждал по этому жуткому городу, что попросту сошел с ума? Еще бы. Ведь если я не повстречаю тут нормальных людей, меня, наверное, тоже ждет подобная участь!..»

Тут я заметил, что штора, в которую я завернулся, исчезала. На мне, как и прежде, была лишь серая рубаха. Приподнявшись на локтях, я посмотрел по сторонам. Меня снова окружали темные двухэтажки – я лежал на площади у Кристалла. «Похоже, кто-то перенес меня сюда. Неужели напавший на меня безумец?»

Вдруг раздался топот. Точнее, я не сразу понял, что это топот, сначала мне просто показалось, что отовсюду нарастает странный гул. А потом я увидел людей. По примыкающей к площади улице бежала толпа. Сначала я обрадовался, вскочил на ноги и принялся размахивать руками. Однако быстро сообразил, что рано радуюсь. Бегущие ревели и выглядели явно агрессивно, а у них в руках я разглядел оружие. Я рванул за Кристалл, но и с другой стороны заметил толпу: люди бежали со всех трех примыкавших к площади улиц. Встречаться с ними мне совершенно расхотелось, и единственное, что пришло в голову, – укрыться в одном из домов. Добежав до ближайшей двухэтажки, я прыгнул в разбитое окно.

Осторожно выглянув из своего укрытия, я заметил выбежавшего на площадь человека. Он был одет так же, как и я, – в длинную светлую рубаху, только маска его оказалась не серой, а черной. Человек остановился, с опаской озираясь по сторонам, и, видимо, поняв, что выхода нет, обреченно опустился на колени. Вскоре площадь заполнили люди. На них были темные рубахи и штаны, у многих даже кожаные куртки с нашитыми на них металлическими пластинами. Я отметил, что у всех этих людей, как и у меня, лица закрыты серыми масками. Правда, у некоторых поверх них оказались надеты темные матерчатые шапки, а порой даже кожаные шлемы. В руках люди держали оружие, сделанное из всякой всячины: выломанные у столов и стульев превращенные в дубинки ножки, палицы с торчащими во все стороны ржавыми гвоздями. Некоторые потрясали топорами, копьями и ножами, лезвия которых изготовили из обломков стекол.

– Ну что, попался, ашуд? – раздалось сразу несколько голосов, после чего толпа пустила в ход все свое импровизированное оружие.

Закончив расправу, толпа утекла обратно в город. Тела несчастного на площади не оказалось, лишь по булыжникам мостовой следом за вооруженными людьми тянулся размываемый потоками дождя кровавый след.

Я не сразу решился выбраться из своего укрытия. Теперь я окончательно понял, что в этом городе вовсе не рады чужакам. Возможно, этот несчастный точно так же, как и я, случайно оказался здесь и блуждал по улицам, надеясь разыскать людей. Разыскал!..

Для меня, похоже, опасность миновала, а потому, дождавшись, когда гул толпы окончательно стихнет вдали, я все-таки выбрался наружу. И тут, к своему удивлению, заметил лежащее у Кристалла тело. Человека в черной маске! «Странно, я-то думал, что толпа забрала его с собой…»

Приближаясь к избитому, я был уверен, что тот мертв: «Его наверняка забили до смерти». Однако незнакомец поразил меня просто нечеловеческой живучестью: он вдруг застонал и шевельнулся. Я тут же подбежал к нему и поддержал. Он попытался встать, но сил у него хватило лишь сесть. Тут я заметил, что на его теле ни кровинки, а рубашка цела и чиста. Словно его и не били вовсе! Но я-то видел, как толпа беспощадно орудовала дубинками. «По все видимости, тело избитого все-таки забрали, а это уже другой человек. Да только откуда он взялся? Ведь на площадь больше никто не входил…»

Незнакомец какое-то время сидел молча, обхватив голову руками, словно приходя в себя. Наконец он взглянул на меня и тихо с усмешкой сказал:

– Мир замкнут!

– Чего? – не понял я.

– Замкнут! – повторил незнакомец.

– Кто ты?

Губы под черной маской скривились в усмешке.

– Я ашуд! – ответил он.

– Я видел, как здесь били человека…

– Это был я.

«Все-таки он? Но почему тогда одежда цела? И где побои?»

– За что они тебя так, ашуд?

Я в страхе окинул взглядом пустынную площадь.

– За то… – помолчав, ответил он и, опустив голову, произнес: – За то, что я понял суть бытия!

– Ты можешь сказать, что это за место?

«Наконец-то я нашел хоть одно разумное существо в этом городе, способное пролить свет на мое нынешнее положение!»

– Это – замкнутый мир! – ответил ашуд.

– В каком смысле?

– Во всех смыслах. Этот мир замкнут: во времени и в пространстве!

– Что-то я не пойму?..

– Что же тут непонятного? Вся наша жизнь движется по замкнутому кругу. Рождаемся, чтобы умереть. Умираем, чтобы возродиться вновь. Уходим вправо, чтобы рано или поздно вернуться слева. Лезем вверх, чтобы снова свалиться вниз с желанием вновь карабкаться вверх. Замкнутый мир!

– Интересная теория, – пожал я плечами, поняв, что мой собеседник тоже изрядно тронут умом. Видимо, и он давно обитает в этом городе. Наверное, тут все рано или поздно сходят с ума. «И все же это человек! Пусть сумасшедший, зато способный говорить. А значит, от него можно добиться какой-никакой информации».

– Вот ты говоришь, что жизнь замкнута и все люди движутся по кругу… – Я постарался поддержать разговор, чтобы плавно перевести тему в нужное мне русло. – Во-первых, лично я не верю в жизнь после смерти, а потому твое утверждение, что мы умираем, чтобы возродиться вновь, считаю не более чем предрассудком. Так что в этом плане жизнь уже не замкнута!

Ашуд на это лишь усмехнулся.

– Ты считаешь иначе? – усмехнулся я. – Тогда покажи мне хоть одного человека, который умер и родился вновь.

– Он перед тобой.

– Ты хочешь сказать, что уже умирал и возрождался?

– Тысячи раз.

– Чем ты можешь это доказать?

– Убей меня – и убедишься!

Я растерялся от такого предложения. Взглянув на ашуда, я понял: «Он находится на такой стадии безумия, что действительно способен покончить с собой ради доказательства какой-нибудь истины».

– Во-вторых, – продолжал я уже мягче, чтобы своими рассуждениями ненароком не прикончить собеседника, – в твоей теории нет логики. Суди сам: человек – существо непредсказуемое. Он постоянно ходит в разных направлениях, совершает всегда разные поступки, а значит, один его день не похож на другой. К тому же сколько людей – столько и поступков. И все они ходят каждый своим путем: если один идет налево, есть тот, кто пойдет направо. Более того, люди постоянно взаимодействуют друг с другом, еще больше снижая вероятность повторов. В итоге каждый живет своей собственной индивидуальной жизнью. Так что мир не замкнут, ашуд. Он – разнообразен!

– Ошибаешься, – с улыбкой прервал эти рассуждения мой безумный собеседник. – Все мы ходим друг за другом и по следам друг друга! И поступки одного – это пройденные пути другого, а также будущие тропы третьих. Это система! Замкнутый круг!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2