Гой-лоцава Шоннупэл.

Синяя летопись. История буддизма



скачать книгу бесплатно

Также в «?Od-ldan»[47]47
  Арья-муласарвастивади-шраманера-карика-вриттипрабхавати. – D, ?DUL, № 4125.


[Закрыть]
утверждается: «Учение Будды – это не просто слова, но смысл». 18 школ нельзя считать принадлежащими к еретическим учениям, а согласно «?Od-ldan» – принадлежащими к тем, кто проповедует Четыре Благородные Истины.

В «Thub-pa?i dgongs-pa?i rgyan»[48]48
  «Муниматаламкара» Абхаякарагупты. – D, DBUMA, № 3903.


[Закрыть]
Чжигмэ Чжуннэ Бэпа сказано:

«Если теперь вы не считаете, что основные тексты этих школ представляют слова Будды, то как вы тогда принимаете обряды Винаи, такие как обряд посвящения (упасампада) и другие? Если не существует состояния монашества, то будет большой изъян в отношении теории. Ответьте, как можно судить о существовании или несуществовании состояния монашеского посвящения в нынешние дни? Это можно воспринимать непосредственно чувствами или делая вывод, потому что нет логической посылки в отношении существования обряда посвящения. Но, с другой стороны, можно принять обряды Винаи независимо от того, представляют эти тексты [17а] слова Будды или нет, такие как обряд посвящения и др. Например, вина-ядхары считают, что было 10 видов посвященных монахов:

1) естественные монахи («сами по себе» rang-byung-nyid), как в случае с Буддой или пратьекабуддами;

2) те, кто вступил в состояние, свободное от изъянов (или состояние арьи), как в случае с Аджанеей Каундиньей, Ашваджитой, Бхадрикой (Сандэн), Вашпой (Ланпа) и Маханаманом (Минчен);

3) посвящение приходящего монаха, как в случае с Яшасом и др.;

4) те, кто принял Будду как Учителя, как в случае с Махакашьяпой;

5) те, кто порадовал Будду правильным ответом, как в случае с Судаттой (Лэгчин);

6) те, кто принял 8 главных нравственных заветов (шила), как в случае с Махапраджапати (8 параджиков буддийских монахинь);

7) через посланника, как в случае с Дхармадаттой (Чойчжинма);

8) через собрание пяти винаядхар ради блага жителей соседних стран;

9) через собрание десяти винаядхар, как в стране Мадхьядеша;

10) повторением формулы Трех Прибежищ, как с 60 людьми, сопровождавшими Бхадрасену (Сандэ)[49]49
  gLeng-?bum by dGe-?dun grub, л.

36 и далее.


[Закрыть].

Так, читая слова, произнесенные Буддой, каждый может исполнить обряд прошения (джняпти-карма), ибо несмотря ни на что они могут быть приняты как слова Татхагаты. Поэтому сказано, что в буддизме следует основываться на смысле, а не просто на словах». [17б]

Линия преемственности передачи обета посвящения в монахи

В Стране снегов существуют три линии преемственности посвящения в монахи.

Первая линия: Ачарья Нагарджуна, Бхавья, Шригупта (Пэлбэ), Джнянагарбха (Еше Ньинпо), Шантаракшита (Шивацо), а затем передано через Ба Ратну. Эта линия лачена Гёнпа Рабсэла и других великих учителей была передана в Кам. В Уе и Цане она передавалась через Лумэ и других.

Вторая линия преемственности: Гьялвэ Щераб из Шаншуна, ученик трех Палов, которые были учениками пандиты Дхармапалы. Эту линию назвали Линией Высшей Винаи (sTod-?Dul-ba).

Третья линия: ученики Нагарджуны – Гунамати, Ратнамитра, Шри Дхармапала, Гунасагара, Дхармамала, Акарагупта, махапандита Шакьяшрибхадра. Последний посвятил многих монахов в Тибете, включая Сакья Панчена и других. Через Доржепэла и Жанчубпэла этот обряд был передан четырем «собраниям» и другим. Великий бхаданта Цзонхава, второй Муниндра, тоже вступил в монашество через линию Панчена (Шакьяшрибхадры).

В «Манджушри-мулатантре»[50]50
  Ed. Ganapati Sastri, III, p. 616.


[Закрыть]
сказано:

«Через 400 лет после смерти Татхагаты появится монах по имени Нага (Лу). Он принесет благо Учению, достигнет ступени прамудита и проживет 600 лет. Этот махатма достигнет реализации с помощью Видьи Махамаюри и поймет смысл различных шастр, а также смысл не-реальности (dngos-po med-pa). Когда придет время ему оставить тело, он переродится в Сукхава-ти. Постепенно он непременно достигнет состояния будды. Монах Асанга, сведущий в содержании шастр, разделит сутры на имеющие прямой (нитартха) и непрямой (нейартха) смысл. Он будет также учителем светских наук и станет автором шастр».

Эти два учителя, упомянутые в вышеприведенном пророчестве, широко распространили учение о пратимокше и махаяну.

Когда Нагарджуна появился в этом мире, было много безнравственных монахов, и они были изгнаны Учителем, а Учение получило новый толчок. Теперь, согласно книге «rGya-ma dbOn-ston», содержащей пророчество Тары Шакьяшриб-хадре (Каче Панчен) о том, что он станет буддой Бхагиратхи в Бхадракальпу (т. е. одним из тысячи будд Бхадракальпы):

«К западу от Шристханы и к востоку от Шри-Парваты, в городе Пуньявати (Сонамтандэнпы) родился ачарья Нагарджуна. В возрасте 28 лет он был посвящен в монахи упадхьяей Вималатеджасом (Тимамэпэ-Сичжи), достигшим стадии осуществления (прайога-марга), и ачарьей по имени Джняна, который был шрота-апанна».

Большинство авторитетов утверждают, что он был посвящен Рахулабхадрой.

Так или иначе, этот учитель и ачарья Асанга принадлежали к муласарвастивадинам. [18а] Это два великих проповедника Учения. Тибетские монахи принадлежат к линии преемственности ачарьи Нагарджуны. Много трактатов и комментариев, написанных этими двумя ачарьями, существуют в Тибете в переводах.

Царская хронология Тибета

Царь Ашока (Ньяэнмэ), что так поддерживал Учение в Индии, был, как утверждалось выше, очень прославлен. Я не могу написать историю его правления, так как я не слышал, чтобы у кого-нибудь была индийская царская хроника, рассказывающая о последовательности царствований.

Сказано, что было 12 маленьких княжеств (rgyal-phran) в Тибете. Это были просто маленькие государства, и нет рассказа о том, что их потомки способствовали развитию Учения. По этой причине тибетские ученые писали историю тибетских царей, начиная только с Ньяти-цэнпо. Я поступлю подобным же образом.

Некоторые прелестные сказочные рассказы повествуют о том, как Дампа Сангье семь раз побывал в Тибете, о том, как в первый его приход в эту страну Тибет был покрыт водой, во второй приход воды спали и там были фруктовые деревья, леса, несколько оленей и кьянов (kyan). В рассказе о поздней линии преемственности сказано, что, когда Дампа умер в возрасте 517 лет, он ушел в нирвану в Динри.

Приведенный рассказ – всего лишь вымысел. Не противореча Писанию и разуму, можно уверенно утверждать, что Тибет был подобен Индии в отношении страны, народа и прочего, а его происхождение восходит к началу нынешнего космического периода кальпы. В начале калиюги, неблагого периода, перед появлением Учителя Муни, когда пятеро братьев Панданов повели в битву воинство, состоявшее из 12 или 13 отрядов, царь Рупати, сражавшийся во главе своей армии, потерпел поражение и, переодевшись женщиной, бежал в область, расположенную в снежных горах. Его потомки поселились там.

– Теперь его потомки называются Пё, – так сказал ачарья Праджняварман (Шераб Гоча).

В старых хрониках былых времен сказано: «Древнее название этой страны Пугьял. Позднее ее назвали Пё».

Это соответствует рассказу ачарьи Праджнявармана.

В частности, в «Lung-rnam-?byed»[51]51
  Виная-вибханга. – G, RGYUD, № 3.


[Закрыть]
сказано: «Она называлась Пё при жизни Муни». Также сказано в Калачакре: «в Арьяварту, Пё (Тибет) и т. д.». [18б]

Ныне, хотя и нет согласия в том, принадлежал ли Ньяти-цэнпо к народу махашакьев или «деревенских» шакьев, или шакья-личчхавов, пророчество, содержащееся в «Манджушри-мулатантре», относительно периода от Сонцэна до Дармы вполне ясно.

В этой главе «Манджушри-мулатантры» сказано: «Он появился в народе личчхавов». Поэтому правильно утверждение, что цари Тибета принадлежали к народу личчхавов.

Первым царем был Ти-цэнпо Вё-дэ. Затем – Мути-цэнпо, Динти-цэнпо, Соти-цэнпо, Мэрти-цэнпо, Дагти-цэнпо, Сибти-цэнпо. Это – семь Намгьи-ти (Небесных тронов). Сын последнего – царь по имени Тигум-цэнпо. Пудэ Гунгьял. Эти двое известны как «Тэн воздуха» (Bar-gyi Itengs).

Эшолэг, Дэшолэг, Тэшолэг, Гурулэг, Донсилэг, Ишолэг. Это – шесть Земных Лэгов (Сэ-лэг). Санам Шидэ, Дэтул-намсунцэн, Сэнол-намдэ, Сэнолподэ, Дэнол-нам, Дэнолпо, Дэ-гьялпо, Дэтинцэн. Это – Восемь Дэ.

Гьял Тори-Лонцэн, Тицэн (или Тида-пунцэн), Титог, Чжетогцэн, Лхатотори Ньенцэн, Тиньен Сунцэн, Донандэу, Тагри Нансиг, Намри Сонцэн, Сонцэн-гампо, Гунсон Гунцэн, Мансон Манцэн, Дуйсон Манпочже, Луннам Тулгьи Гьялпо[52]52
  Луннам Тулгьи Гьялпо, или Тулгьи Гьялпо – это титул царя Дуйсона (676–704 гг.). Этот титул упомянут в хронике № 250 Парижской коллекции. – См.: J. Васоt, E. W. Thomas, Ch. Toussaint. Documents de Touen-houang relatifs a 1?histoire du Tibet. Paris, 1940–1946, p. 112, 149.


[Закрыть]
, Тидэцугтэн Мэ-агцом, Тисондэцэн, Мунэ-цэнпо, Тидэсонцэн, Ралпачан, Ти Удумцэн Дарма. Сын последнего – Намдэ Вё-сун. Сын последнего – Пэл Корцэн, убитый своими подданными и потерявший управление над Уем и Цаном.

У него было два сына: Ти Таши Цэгпапэл и Кьидэ Ньимагён. Ти Таши Цэгпапэл остался в Верхнем Цане, но Ньимагён уехал в Ари. У последнего было три сына: Пэлгьи-гён, Таши Дэгён и Дэцуггён. [19а] Старший сын правил в Мар-юле. Средний – в Пуране. Младший – в Шаншуне, который образует часть Гугэ. У Таши-гёна было два сына: Коррэ и Сон-э. У Коррэ было два сына: Нагараджа и Дэвараджа. Отец, Коррэ и оба сына стали монахами и передали власть Сон-э. Его сыном был Лхадэ. Сыном последнего был Вё-дэ, сменивший отца. Два младших брата Жанчуб-вё и Шива-вё приняли монашество. Сыном Вё-дэ был Цэдэ. Его сыном был Бардэ. Затем – Ташидэ. Бадэ. Нагадэва. Цэн-чугдэ. Ташидэ. Тагцэндэ. Тагпадэ. Ашогдэ. Его сыновья – Чжитамэл и Анэнмэл. Сын последнего – Рэумэл. Затем – Сангхамэл. Сын Чжидамэла – Ачжимэл (Ад-жита). Сын последнего – Каланмэл. Его сын – Партаб Пратапамэл. На нем закончилась царская династия Яцэ.

У Ти Таши Цэгпапэла было три сына: Пэлдэ, Вё-дэ и Кьидэ. У среднего сына Вё-дэ было четыре сына. Третьим был Тичун. Его сыном был Вёкьи-бар. Из его семи сыновей – Ючен. Его сын – Чога. Из его трех сыновей – средний Дарма. Из четырех сыновей последнего – Чово Нэнчжор. Из его трех сыновей – старший Чобаг. Из его пяти сыновей – старший Чово Шакьягён. Его сын – Чово Шакья Таши. Из его двух сыновей – младший Владыка Тагпа Ринчен. Из его четырех сыновей – второй сын Шакьягён. Сын последнего – Дхармасвамин царь (цэнпо) Шакья Ринчен. В этой линии все цари, наследовавшие Сонцэна, за исключением Дармы, высоко ценили Три Драгоценности. [19б]

Установление Учения праведным царем, дядей и племянником (Сонцэном, Тисондэцэном и Ралпачаном)

В царствование Лхатотори Ньенцэна «Tsinta-ma-ni?i gzungs» («Чинтамани-дха-рани») и «sPang-bkong phyag-rgya-ma»[53]53
  G, MDO, № 267.


[Закрыть]
упали с небес и почитались. Из-за этого жизнь царя и долголетие царства увеличились. Это стало известно как Начало святого Учения. Нэлпа-пандита сказал: «Поскольку бонпо почитали Небо, было сказано, что книги упали с Неба».

Вопреки этой бонской традиции сказано, что эти книги были привезены в Тибет пандитой Буддхаракшитой (Лосэмцо) и переводчиком Литэсэ. Так как тибетский царь не умел читать и не понимал смысла книг, пандита и переводчик вернулись. Этот рассказ кажется мне правдивым.

Когда позднее Ба Сэлнан приехал в Непал и встретил там упадхьяю Шанта-ракшиту, тот сказал ему: «Тибетский царь, ты и я были когда-то тремя сыновьями птичницы, в то время, когда Учение проповедовал Кашьяпа, и выразили большое желание проповедовать Учение в будущие времена. Поскольку царь еще не родился, а ты не вошел в возраст, мне пришлось здесь ждать вас во время царствований девяти тибетских царей»[54]54
  Эта история рассказана в «Pad-ma?i bka?-thang», л. 187а, 2996. Говорится, что три брата построили чайтью Чарунхашор в Непале.


[Закрыть]
.

Как сказано в «sBa-bzhed gtsang-ma» («Чистая Башэ»): «Литэсэ перевел слово бодхисаттва как blo-sems, а слово tsho стояло в Шивацо (т. е. Шантаракшита)».

В начале Учения, в царствование Тотори Ньенцэна, хотя буддийские книги стали доступны в Тибете, не было никого, кто бы мог писать, читать и объяснять их смысл. В царствование Сонцэн-гампо в Индию был послан Тонми Самбхота. Он хорошо изучил алфавит и язык (санскрит) с ачарьей Дэвавитсимхой (Лхэ-Риг-па Сэнгэ). По возвращении в Тибет он создал 30 букв тибетского алфавита из 50 букв индийского. Он выбрал знаки для звуков а, и, е, о, у из 16 гласных звуков индийского алфавита и не включил остальные. Он добавил звук «А» к согласным, но не включил в согласные класс «Т». Обнаружив, что четыре звука из четырех оставшихся классов и буква «ш» не нужны в тибетском, он не включил их. Звуки «tsa», «tsha» и «dza» произносятся как «ца», «цха» и «дза» некоторыми в Восточной Индии. Он взял их. [20а] Он добавил также звуки «zha», «za» и «?», которые считал необходимыми в тибетском, хотя их нет в индийском алфавите. Из этих трех звук «zha» звучит так же, как «sha» в индийском алфавите. Именно из-за их сходства один пандита из Непала в письме к Дхармасвамину Будону называл его «Shalu-пандита» (вместо Zhalu-пандита). Поскольку звук «za» похож на «sa», индийцы произносят Сахор, тогда как тибетцы называют эту страну Захор. Звук «?» (ачунг) соответствует «а».

По завершении этой работы царь сделал вид, что долго изучал алфавит (царь, будучи воплощением всезнающего Авалокитешвары, сделал вид, что изучает алфавит). Тонми перевел «mDo-sde dKon-mchog sprin» («Ратнамегха-сутра»). В дальнейшем царь в ипостаси Защитника Учения (chos-kyi bdag-po) проповедовал много буддийских текстов, таких как «sPyan-ras-gzigs yi-ge drug-ma», «?Phags-pa gShin-rje?i gshed» («Арья Ямантака»), «Chos-skyong mGon-po» («Дхармапала На-тха»), «Lha-mo» («Дэви») и др. Он также посвятил многих в практику сосредоточения, и появились многие, достигшие сверхъестественных сил. Он устроил многочисленные убежища для созерцания (sgom-gnas) и построил вихары Тадуг в Уе, Тадул и Яндул. Две царицы тоже основали вихары в Тулнане и в Рамоче. [20б] Царь ввел законы и установил наказания за убийство, грабеж и прелюбодеяние. Он научил своих подданных писать и доброму закону, такому как 16 человеческих законов (mi-chos), и прочему[55]55
  Этот список приведен в книге «Matriculation Course of Classical Tibetan» ламой Мин-гьюр Дорже и Е. Dension Ross. Calcutta, 1911, p. 7.


[Закрыть]
. За исключением монашеского посвящения, остальная часть Учения широко распространилась, и тибетское царство стало добродетельным. Позднее в горном ущелье в Чимпу министр Тидэцугтэн нашел медную пластинку с надписью, на которой были записаны слова царя Сонцэна: «Мой племянник, носящий мое имя с добавлением слова дэ (Ide), распространит учение Будды».

Тидэцугтэн, думая, что «этот Дэ, должно быть, я», построил несколько вихар, включая Тагмар-динсан. Он пригласил буддийских священнослужителей, изгнанных из Ли-юла (Хотана), и много буддийских монахов (хошанов) из Китая. Хотя царь чтил Учение, тибетцы не принимали монашества.

После смерти царя на трон взошел Тисондэцэн. У него был могущественный министр по имени Машан – враг Учения. Он приказал изгнать буддийских монахов в другие страны и вывезти лхасское изображение Будды (Чово) в Кьирон (на непальской границе). Он превратил вихары в лавки мясников, и хотя царь верил в Учение, но он не мог прекратить преследования. Когда китайские буддийские священнослужители (хошаны), жившие в Рамоче, возвращались в Китай, старший из них случайно забыл там один свой башмак и сказал: «Учение снова вернется в Тибет».

И Учение вернулось. Услышав часть этой истории, те, кто был готов разрушить святое Учение, обычно говорили: «Это башмак, что оставил хошан Махаяна»[56]56
  Хошан Махаяна стал позднее основателем еретической школы, потерпевшей поражение от Камала-шилы, а затем изгнанной из Тибета. Ньингмапинцы используют эту поговорку, унижая членов оппозиционных школ.


[Закрыть]
.

Царю помогали друзья Учения, такие как Гойгэн, Ва Сэнши, Ва Сэлнан и другие. Сэнши и Сэлнан отправились к китайскому императорскому двору. Представляя свое прошение императору, они встретились с одним хошаном, адептом мистической концентрации (дхьяна), и получили от него наставления в этом. Этот хошан, одаренный большой способностью к предсказанию, сказал Сэнши:

– Ты тот человек, что указан в пророчестве, имеющемся в священном писании Будды, где сказано, что появится бодхисаттва, который утвердит святое Учение в стране «краснолицых» (т. е. тибетцев). Поскольку Тибет – это особая область проповеди Учения индийским упадхьяей Шантаракшитой, то кроме него никто другой не сможет помочь вам!

А другой буддийский монах, обладавший сверхъестественным знанием, предсказал Сэнши в присутствии Бумсана Ванпо, что Сэнши и Сэлнан, оба, являются воплощениями бодхисаттв. Они привезли с собой из Китая около тысячи рифмованных сочинений (bam-po), состоящих примерно из трехсот стихов каждое, но, боясь преследований Машана, закопали их. Позднее Сэлнан был назначен смотрителем дворца в Ман-юле (Верхний Цан). Он построил там две вихары и приписал к ним крестьян для их содержания. Затем он посетил Непал и встретился там с Шайтаракшитой. Они имели долгие беседы и пришли к соглашению: «Мы должны утвердить Учение Будды в Тибете». [21а]

Сэлнан получил от упадхьяи духовное творческое устремление к просветлению (бодхичитта). В трех случаях прозвучал голос с небес: «Возрадуйтесь!» Затем он ездил в Бодхгаю и делал подношения дереву Бодхи, и тогда в середине зимнего месяца был сильный ливень. По возвращении в Тибет он рассказал обо всем царю в Уе и передал ему слова упадхьяи. Царь сказал:

– Машан может наказать тебя! Уезжай поскорее! Я тайно посоветуюсь с Гойгэном и другими и пошлю приглашение упадхьяе.

Затем Гойгэн стал интриговать Машана, и тот был заживо замурован в гробнице в Толуне. (Согласно популярной тибетской традиции, прорицатель (мопа) велел министру побыть в гробнице, чтобы защитить царя от несчастного случая. Когда министр вошел в гробницу, дверь за ним заперли, и он остался внутри.) Затем Сэлнан послал приглашение упадхьяе, и тот поселился в Лхасе. Царь велел министрам проверить учение и характер учителя, говоря, что если он окажется добродетельным, он, царь, также пошлет ему приглашение. Министры пришли к упадхьяе и спросили, в чем заключается его учение. Упадхьяя ответил:

– Мое учение в том, чтобы следовать тому, что кажется правильным после проверки разумом, и избегать всего, что не согласуется с разумом.

Царь и министры, посовещавшись, пригласили упадхьяю в Самье. Царь и упадхьяя встретились в Умбуцэле (во дворце, называемом Тагмар Умбуцэл). Царь приветствовал упадхьяю, а тот спросил царя:

– Ты забыл, что мы оба перед ступой в Непале во времена проповеди Учения Кашьяпой высказали торжественное обещание распространить святое Учение в Тибете?

Царь ответил:

– Из-за моей малой духовной сосредоточенности я не могу вспомнить этого!

Тогда упадхьяя благословил его, и царь вспомнил свои прежние перерождения. Затем упадхьяя изложил царю многие учения, в том числе о десяти добродетелях (даша-кушалани)[57]57
  См.: МУ, № 1685.


[Закрыть]
и о 18 дхату. Но великие боги и демоны Тибета разгневались. Молния ударила во дворец Марпори, а царский дворец Пантан был снесен водой. [21б] Пострадал урожай, и началась большая эпидемия. Это воодушевило министров, которые хотели посеять раздор, и они стали говорить:

– Вот что сделало Учение! Нужно изгнать этого индийского аскета![58]58
  В тексте а-ца-ра = санскр. ачарья; использовалось в Тибете для обозначения индийского аскета – садху.


[Закрыть]

Тогда царь поднес упадхьяе много золота и рассказал ему о сложившемся положении. Упадхьяя сказал:

– Я уеду в Непал! Тибетские асуры недовольны! Есть в Джамбудвипе великий ученый и мантрин (тантрист) по имени Падмасамбхава. Я приглашу его, но ты, царь, должен тоже послать ему приглашение.

Когда упадхьяя прибыл в Непал, ачарья Падма как раз был там, и царские посланцы вручили ему приглашение посетить Тибет. По пути в Тибет 12 богинь-хранительниц сначала попытались вредить ему, но он подавил их, а затем, дав им посвящение, поручил охранять Учение. Затем Падмасамбхава постепенно двигался к Северному нагорью и там подавил богов Танлха и других божеств. По прибытии его в Самье один бог, принадлежащий к свите четырех царей-хранителей, воплотился в маленького ребенка, который, чтобы убедить царя, произнес такие слова:

– Боги Танлха ударили молнией в Марпори! Воды Шамбу снесли Пантан!

И подробно рассказал обо всех подобных несчастьях. Все эти попытки были разгаданы ачарьей. Затем он заложил фундамент великой вихары Самье. Упадхьяя Шантаракшита был снова приглашен в Тибет, а Господь, т. е. изображение Будды из Джокана в Лхасе был снова принесен обратно из Ман-юла (на границе Непала в провинции Цан) и помещен в храм Тулнан. С года Зайчихи (787)[59]59
  Год Огня-Зайчихи, согласно Будону. – См.: History of Buddjhism. Transl. By E. Оbermilleг, 1932, II, p. 189.


[Закрыть]
до года Овцы (791) царь построил вихару вместе с относящимися к ней храмами (gling-phran; храмы, представляющие континенты, окружающие гору Меру, символизируемую главным храмом вихары), и стену. Когда царь умилостивил идама Хаягриву, раздалось громкое ржание, заполнившее почти всю Джамбудвипу. Сразу Семеро на послушничестве приняли монашеское посвящение. В царствование этого царя было устроено 12 больших монашеских школ до самого Кама. Созерцательные монастыри (sgom-grwa) были построены в Ерпа и Чимпу. [22а] Известно, что многие обитатели Ерпа обладали способностью парить в воздухе. Содержание монахов обеспечивалось царем. Многие тексты из классов Сутр и Тантр при изучении были тогда переведены и исправлены. Позднее Дипанкара сказал: «Даже в Индии не было такого Учения, какое было в Тибете в те дни!»

Тибетские цари, до царя Ралпачана, продолжали поддерживать деяния своих предков. Действительно, такие помощники и монахи заслуживают почтения.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное